Спаси меня

Книга: Спаси меня
Назад: 30
Дальше: 32

31

Вселенной я смущен; и, видя мощь часов,
В них мощь часовщика я прозревать готов.

Вольтер. «Сатиры». «Интриги» (1772).
Перевод А. Кочеткова
12.01

 

Такси застряло у въезда на Бруклинский мост.
— Быстрее! — умолял Сэм.
Таксист пожал плечами и кивнул на длинную вереницу машин, которые еле плелись впереди.
Второй раз за неделю на Нью-Йорк обрушилась снежная буря. Порывистый ветер согнал плотные тучи, которые клубились над небоскребами. Странно было вспоминать, каким солнечным было утро.
Сэм порылся в карманах, нашел пачку сигарет, открыл. В ней осталась последняя сигарета.
«Как у приговоренного к смерти», — подумал он, затягиваясь.
Водитель указал на наклейку «Не курить!».
Сэм опустил окно, но сигарету не выкинул.
Рассказ Шейка потряс его, но многое прояснил. Это он убил Грейс. И теперь умрет сам. Ему было все так же страшно, но теперь он понимал: это расплата за его собственное преступление. Значит, Грейс вернулась, чтобы отомстить. Это было логично, но он хотел быть в этом уверен.
— У вас есть мобильник? — спросил он у водителя.
— Мобильник? — переспросил тот, делая вид, что не понимает.
— Да, мобильный телефон.
— Нет, сэр.
Сэм вздохнул, достал двадцать долларов и прижал к стеклу, отделявшему кабину водителя.
— Всего один звонок.
Водитель схватил двадцатку и протянул Сэму маленький блестящий аппарат, который чудесным образом нашелся в бардачке.
«Деньги открывают любую дверь», — подумал Сэм.
Он набрал номер, и Грейс ответила.
— Вы не забыли о нашей встрече?
— Не волнуйтесь.
Он был в ярости и не стал сдерживаться.
— Вы знали, что это так кончится, правда?
— О чем вы говорите?
— Вся эта история с Жюльет — все это было нужно для того, чтобы покрепче привязать меня к вам. Вы хотели мне отомстить!
— Сэм, о чем вы? За что отомстить?
Сэм смотрел в окно. Небо было серым, как пепел, снег падал огромными хлопьями. Грейс притворялась или на самом деле ничего не знала?
— Довольно. Вы отлично знаете, почему именно вас выбрали для этого задания.
— Нет, клянусь вам!
И Сэм с ужасом понял, что Грейс не лжет и ему придется рассказать ей. Он не знал, как начать. Нет, только не так! Не по телефону! Он хотел бы видеть Грейс, смотреть ей в глаза. Но он не мог больше медлить. Дрожащим голосом он сказал:
— Человек, который выстрелил в вас десять лет назад… Человек, который виновен в вашей смерти и всех несчастьях ваших близких…
Он замолчал, словно ему не хватало воздуха, и закончил:
— Это я.
Грейс молчала, и он продолжил:
— Я хотел убить Дастфейса, чтобы спасти вас, и промахнулся.
Сэм слышал дыхание Грейс.
— Мне так жаль! Так жаль, что все так вышло!
Грейс заплакала. Сэм повторял:
— Мне так жаль…
Потом связь прервалась.

 

12.07

 

Такси с трудом пробиралось по заснеженному Манхэттену. Машины, отчаянно сигналя, ползли впритык друг к другу. Сэм пытался снова дозвониться Грейс, но она отключила телефон. Он посмотрел на часы. Времени оставалось совсем мало. Если движение не наладится, он всегда может сесть в метро.
Но что-то не давало ему покоя. Если Грейс пришла не для того, чтобы отомстить, почему она так легко согласилась на его предложение поменяться местами с Жюльет?
Сэм чувствовал, что никак не может найти последний кусок головоломки. Вдобавок ко всему, как только он вышел от Шейка, у него началась чудовищная мигрень. Он сжал голову руками и стал думать. Дьявол скрывается в мелочах. Ему это было прекрасно известно. Он стал внимательно перебирать события последних дней. Первую встречу с Грейс в Центральном парке, статью в газете, которая должна была выйти только на следующий день и в которой было написано, что Жюльет жива, спор о том, что от судьбы не убежишь и бесполезно с ней бороться, послание из загробного мира в рисунках Анджелы, сообщение об аварии на канатной дороге, появившееся в новостях и бесследно пропавшее, слова Грейс о том, что иногда ничего нельзя изменить.
Вот что его смущало: если ничего нельзя изменить, почему Грейс согласилась забрать его вместо Жюльет? Что-то не сходилось. Вдруг он вспомнил. Когда Грейс показывала ему сайт, на котором было сообщение об аварии, там было указано время: катастрофа произошла в половине первого. А Грейс назначила встречу на час дня.
Вот теперь все сходится. Грейс манипулировала им, она специально назначила встречу на полчаса позже. Она прекрасно понимала, что он не бросит Жюльет и сделает все, чтобы помешать ее гибели. Чтобы усыпить его бдительность, она заставила его поверить, что принимает его жертву. Он ей поверил, а она не сдержала слово.
Жюльет в опасности.

 

12.12

 

Если авария будет в 12.30, у него меньше двадцати минут. Он выхватил телефон у водителя такси.
— Эй! Вы же сказали, один звонок!
Сэм набрал номер Жюльет. Первый гудок. Второй. Третий.
«Здравствуйте, вы позвонили Жюльет Бомон. Оставьте сообщение, и я вам…»
Проклятый автоответчик!

 

12.14

 

Сэм снова посмотрел на часы. Слишком поздно. Он ни за что не успеет туда за пятнадцать минут, даже на метро.
Такси увязло в пробке, они еще не добрались и до Астор-плейс. Снегопад усилился. Сэм в отчаянии от собственного бессилия не знал, что делать. Сунув водителю пятьдесят долларов, он вышел из машины. Несколько молний внезапно прорезали небо. Прогремел гром. Сэм поднял голову. Даже погода сегодня свихнулась.
Он огляделся. Нужно что-то делать! Но что? Между машинами пробирался небольшой мотоцикл. Сэм, не раздумывая, бросился на дорогу. Мотоциклист еле успел затормозить. Заднее колесо занесло, «Судзуки» опрокинулся.
— Вы что, псих?! — заорал мотоциклист.
Сэм подошел к нему, но вместо того, чтобы помочь подняться, отшвырнул в сторону.
— Прошу меня извинить, — сказал он, — но у меня нет времени на объяснения.
Он прыгнул на мотоцикл, выжал сцепление, нажал на стартер, и мотор захлебнулся.
— Придурок, да ты не умеешь с ним обращаться! — крикнул мотоциклист.
Но Сэм уже был далеко.

 

12.17

 

Легкий и маневренный мотоцикл несся вперед между еле ползущими машинами. Сэм изо всех сил старался ни в кого не врезаться. Теперь на счету каждая минута. Он думал, как поступить. Шанс спасти Жюльет еще был, если только он застанет ее там.

 

12.19

 

Она сказала, что проведет первую половину дня с Коллин. Значит, искать ее нужно там. Он помнил адрес, который она назвала: небольшой дом в конце Морнингсайд-парка. Сэм посмотрел в зеркало заднего вида, включил поворотник и помчался на север.
Когда ему было шестнадцать лет, Шейк купил старый мотоцикл, и Сэм помогал его ремонтировать. Целое лето они носились на нем и до секунды знали, сколько времени занимает любой маршрут через квартал.
Сэм вспомнил об этом, когда мчался по Бродвею, Коламбус-серкл и западной части Центрального парка.

 

12.21

 

В Морнингсайд-парке Сэм быстро нашел дом Коллин и ее имя на почтовом ящике. Шестой этаж. Лифт? Нет, пешком. Несмотря на свою рану, он бегом поднимался по лестнице. В его душе ожила надежда.
Он забарабанил в дверь кулаком. Ему открыла девушка в футболке Колумбийского университета и джинсовом комбинезоне, в руках она держала кисть. Из-под бейсболки выбилась светлая прядь.
— Где Жюльет? — крикнул он, хватая ее за плечи.
Она посмотрела на него, как на буйнопомешанного.
— Сэм, да что с вами такое?
— Где Жюльет?! — повторил он, встряхнув ее.
— Она ушла, — сказала Коллин, отталкивая его.
— Когда?
— Четверть часа назад. За ней кто-то приехал.
— Кто?
— Не знаю… Какая-то женщина. Жюльет говорила с ней, как будто они знакомы. Они уехали вместе.
— Как эта женщина выглядела?
— Брюнетка, лет тридцати пяти, в кожаной куртке, и…
— Куда они поехали?
— Понятия не имею.
О черт.

 

12.24

 

Сэм спустился по лестнице еще быстрее, чем поднимался. Задыхаясь, он вскочил на мотоцикл и помчался к канатной дороге. Его страхи получили подтверждение. Грейс пришла за Жюльет, чтобы забрать ее с собой.
Его руки судорожно сжимали руль, он ехал так быстро, как только мог. Он выбросил пальто, и ледяной холод пробрал его до костей. Снег налипал на волосы, слепил глаза. Дороги уже почти не было видно.

 

12.25

 

Сэм обогнул Центральный парк с севера, спустился по Пятой авеню и должен был проехать мимо Музея современного искусства, но свернул в переулок. Он надеялся сократить путь, но там оказался тупик. Ему пришлось развернуться и ехать обратно по тротуару, под возмущенные гудки машин. Дорога была скользкой, как каток, и он молился, чтобы не пришлось тормозить.

 

12.26

 

Сэм вылетел на площадь Великой Армии на скорости больше ста километров в час. Порыв ветра едва не опрокинул его, но он сумел удержаться. За ним погналась машина полиции, но Сэм не стал останавливаться. Он уже был почти на месте. Едва он повернул на восток у Трамп-тауэр, как начался град. Градины оставляли вмятины на капотах, разбивали стекла, витрины и фонари. В мгновение ока улица превратилась в каток, мотоцикл не был приспособлен к таким условиям. Сэм попытался затормозить, мотоцикл занесло, и через несколько метров он врезался в машину на стоянке.

 

12.27

 

Сэм встал. Брюки были порваны, локоть в крови, плечо болело так, что в глазах темнело. Но он еще мог идти. Он бросил мотоцикл на тротуаре и последние сто метров бежал так быстро, как только позволяла боль в ноге.

 

12.28

 

Сэм выбежал на площадку канатной дороги на пересечении Второй авеню и Шестидесятой улицы. Обычно над Ист-ривер постоянно курсировали кабинки канатной дороги, соединявшей Манхэттен и Рузвельт-Айленд, но сейчас из-за снежной бури площадка была закрыта, путь преграждала натянутая лента и желтая табличка с изображением черепа и костей.
Но одна кабинка собиралась отъехать от площадки, нырнуть в пустоту. И в ней кто-то был.

 

12.29

 

Сэм четко различал фигуры двух пассажиров.
— Жюльет! Грейс! — крикнул он, бросаясь вперед.
Но было поздно. Автоматические двери закрылись, кабинка стала набирать высоту.
— Ее надо остановить! — кричал он, пытаясь перекричать ветер, но его никто не слышал.
Он упал на колени, не в силах отвести глаза от кабинки, поднимавшейся в небо. Вспыхивали молнии, гремел гром. Град шел вперемешку со снегом. Кабинка ехала над Ист-Сайдом, поднялась на высоту семьдесят метров над штаб-квартирой ООН.
Сердце Сэма едва не вырывалось из груди. Он пытался успокоиться. Что, если Грейс все это выдумала? С чего вдруг эта кабинка попадет в аварию? Что за глупость! Никто не может знать будущее. Ничего не случится…

 

12.30

 

Эти мысли проносились в его голове, когда резкий порыв ветра раскачал кабинку, она сорвалась с каната, пролетела несколько метров вниз и с ужасным лязгом и грохотом врезалась в металлическую опору и замерла на несколько мгновений. Взметнулся сноп искр. Свет в кабинке несколько раз мигнул и погас. Налетел новый порыв ветра, кабинка покачнулась и рухнула в реку.
Назад: 30
Дальше: 32
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий