Спаси меня

Книга: Спаси меня
Назад: 22
Дальше: 24

23

Мы сделаны из тех, кого любим, и все.
Кристиан Бобен
Больница Святого Матфея
— Вам сюда нельзя!
Грейс Костелло обошла стойку администратора в службе скорой помощи, подошла к стенду с расписанием и стала искать имя Сэма.
— Сюда можно только персоналу, — возмутились две мощные охранницы, бросаясь к ней. Они уже были готовы схватить Грейс за руки, когда она сунула им под нос значок полицейского, приколотый к отвороту куртки.
— Полиция! Я ищу доктора Гэллоуэя. Это срочно.
Конни посмотрела на расписание.
— Второй этаж, двести третий кабинет.
Грейс бегом поднялась по лестнице и ворвалась в кабинет, где Сэм заканчивал перевязывать мальчика, который не придумал ничего умнее, чем повторить один из трюков, который показали в «Придурках».
Увидев Грейс, Сэм закатил глаза, но Грейс не дала ему времени рассердиться.
— Гэллоуэй, мне нужна ваша помощь.
Сэм удивился и внимательно посмотрел на Грейс.
— Что с вами случилось? — спросил он, указывая на ссадины, которые остались у нее на лбу от ударов дубинкой.
— Ничего страшного.
— Постойте, у вас кровь идет…
Грейс потрогала бровь и с недоумением посмотрела на испачканную руку. Тоненькая струйка крови текла у нее по виску. Она ударилась головой о платформу, когда дралась с полицейскими, но даже не заметила, что поранилась.
— Идите сюда, я посмотрю, что там такое, — сказал Сэм.
Грейс сняла куртку и села на стул. Сэм взял марлевые салфетки и стал обрабатывать рану.
— Кто это вас так приложил?
— Двое полицейских, но видели бы вы, как я их отделала.
Сэм усмехнулся. Он теперь лучше понимал Рутелли, который так и не смог признаться в своих чувствах этой гордой и независимой женщине.
— Знаете, мне вы можете не демонстрировать свою крутизну.
— Тем лучше, потому что мне нужна ваша помощь, но я не собираюсь умолять вас об этом на коленях.
— Какая помощь?
— Я должна найти свою дочь.
Ее голос едва заметно дрогнул. Сэму показалось, что он услышал в нем невольное признание в собственной слабости.
— Вы видели дочь?
— Это произошло случайно. Полчаса назад она хотела украсть у меня сумку.
— Ну и семейка! — вздохнул Сэм.
Грейс с упреком посмотрела на него.
— Гэллоуэй, это очень серьезно. Я действительно волнуюсь. У нее в глазах было что-то такое…
Сэм нахмурился.
— Что именно?
— Странный блеск, какой бывает у наркоманов.
Грейс подробно рассказала все обстоятельства случайной встречи с Джоди. Сэм невольно почувствовал волнение.
— Почему вы не попытались с ней поговорить? — спросил он.
Грейс вздохнула.
— Гэллоуэй, я мертва. Я думала, у вас было достаточно времени, чтобы это понять.
— Для мертвой вы в неплохой форме, — сказал Сэм, рассматривая промытую ссадину на лбу Грейс. — Это нужно зашить.
Пока он готовил инструменты, Грейс продолжала:
— Помогите мне найти Джоди. И поговорите с ней.
— И что я ей скажу?
— Вы найдете нужные слова. Я вам доверяю.
— Почему я?
— Ей нужна помощь, а вы врач. И еще…
— Да?
— У меня нет никого, кроме вас. Для всех остальных я мертва и должна остаться мертвой. Я не могу вторгаться в жизнь других людей.
Она подняла на него глаза. В них Сэм увидел надежду. И страх услышать отказ. На несколько мгновений женщина одержала верх над полицейским. Сэма тронула эта борьба силы и слабости.
Но Грейс быстро вернулась к своей обычной манере разговаривать.
— Эй, осторожней там! — вскрикнула она, подскакивая. — Вы что, нарочно?
— Конечно, мне нравится видеть ваши мучения.
— Прекрасно. Я рада, что доставила вам это маленькое удовольствие. А теперь я жду ответа. Вы поможете мне или нет?
Избегая прямого ответа, Сэм снова спросил:
— Где живет ваша дочь?
— Если бы я это знала, я могла бы обойтись без вас.
— Но вы же работаете в полиции, — заметил он. — А я всего лишь врач.
Грейс ничего не ответила. Сэм задумался, потом сказал:
— Я думаю, чтобы разыскать Джоди, нам придется обратиться к одному человеку…
Грейс нахмурилась. Сэм вытащил из бумажника визитную карточку, которую дал ему Рутелли. Грейс резко ответила:
— Ну уж нет! Марка мы в это вмешивать не будем!
— Послушайте, вы сказали, что у Джоди на руке остались наручники. Это обязательно кто-то заметит. И возможно, сообщит в полицию. Рутелли будет знать об этом…
— Необязательно. Вы же знаете, что его понизили в должности.
Сэм настаивал:
— Если мы расскажем ему, я уверен, что он сможет нам помочь. Он же был отличным копом, так?
— Он был лучшим, — не раздумывая, сказала Грейс.
— Тогда позвольте мне позвонить ему. Это не помешает нам самим что-то предпринять.
Грейс все еще сомневалась. Сэм продолжал:
— Костелло, он безумно вас любит. Но я думаю, вы это и сами знаете.
Грейс опять ничего не ответила, но в ее глазах что-то блеснуло. Не слезы. Грусть, воспоминания, сожаление.
Сэм сказал:
— Когда вы умерли, Рутелли потерял что-то важное.
— Вы думаете, я этого не знаю? Не стоить сыпать соль на рану и играть на моем чувстве вины. Хочу вам напомнить, что меня убили. Я не выбирала такой судьбы.
Сэм с сочувствием смотрел на нее. Возможно, у них было гораздо больше общего, чем казалось на первый взгляд. Если бы они встретились при других обстоятельствах, то могли бы стать друзьями.
И он спросил:
— Грейс, вы знаете, кто вас убил?
Вопрос повис в воздухе. Они все еще молчали, когда дверь распахнулась и на пороге появилась Джанис Фриман с пациентом.
— Я думала, кабинет свободен…
— Я уже закончил, — ответил Сэм. — Мне нужен сегодня свободный день.
— Даже не думайте, — возразила Джанис. — Приемный покой переполнен, и должна вам напомнить: вы уже брали полдня не далее как вчера.
— Я два года работал без выходных!
— Вот и прекрасно. Продолжайте в том же духе.
— Но это очень важно! — настаивал Сэм.
— Гэллоуэй, я сказала: нет. Моя служба должна работать бесперебойно.
Грейс начала терять терпение. Она всегда была сторонником резких решений, поэтому она встала и в упор посмотрела на главу службы скорой помощи.
— Полиция Нью-Йорка. Мы ведем сложное расследование. Нам необходима помощь доктора Гэллоуэя.
* * *
Джоди спустилась на платформу метро в Южном Бронксе. Губы у нее дрожали, лоб пылал. Она чувствовала ужасную слабость и решила отправиться прямо к Сирусу, хотя и понимала, что этого лучше не делать. У нее не было денег, значит, он снова начнет приставать. Но когда у тебя ломка, ты уже себе не принадлежишь. Ты во власти внутреннего демона, который пожирает тебя изнутри и мучает, не давая ни минуты передышки. Сила воли и голос разума тут бессильны.
Джоди пересекла двор между обшарпанными домами, срезала путь через пустырь, окруженный колючей проволокой. Несколько лет назад некоторые кварталы были обновлены на деньги, пожертвованные общественными фондами, но Хайд Пирс перемены не затронули. В телерепортажах обычно упирали на то, какая творческая атмосфера тут царит, и рассказывали о том, как местные жители стараются облагородить квартал собственными силами.
Это означало, что Южный Бронкс по-прежнему остается одним из беднейших районов города. Люди селились здесь не по своей воле, и это место никто не стал бы рекомендовать для прогулок.
Словно на поводу у какой-то злой силы, Джоди пришла к дому, где жил Сирус. На фасаде было мрачное граффити, изображавшее заключенного за решеткой, который провожал взглядом улетающего голубя. Внизу было написано: «Ад — это когда надежды больше нет». Отличный девиз, который никому не мешал употреблять наркотики.
Поднимаясь по лестнице, Джоди встретила одну из клиенток Сируса — бледную, почти прозрачную тень с кожей, покрытой язвами. Когда-то она была молодой женщиной, но уже давно перестала быть похожа на человека.
«Ты еще можешь уйти», — шептал голос в голове Джоди. Голос был отвратителен, он гнусно хихикал, издевался над ее мучениями и безволием. Чувство вины и угрызения совести шли в комплекте с наркотиками.
«Страшно, да? — говорил голос. — Я знаю, тебе страшно».
Джоди старалась не слушать его. Она поднималась по ступенькам, как робот, запретив себе думать. У нее больше не было сил бороться. Ей было холодно. Так холодно, что хотелось накрыться одеялом и заснуть навсегда.
Но голос не умолкал: «Ты просто рабыня, ты знаешь это? Просто грязная наркоманка».
Джоди подошла к квартире Сируса. Его дверь дрожала от оглушительной музыки.
«Тебе кажется, что ты уже достаточно страдала, да?
Но если ты откроешь эту дверь, то еще на шаг приблизишься к бездне».
Джоди замерла, пытаясь поверить, что пока властна над своей судьбой.
«Давай входи, — продолжал голос. — Но будет еще хуже. Гораздо хуже, уж поверь».
Джоди хотела нажать кнопку звонка, чтобы прекратить свои мучения. Ее ноги дрожали, и, собравшись с силами, она стала стучать в дверь кулаком.
— Сирус, открой, это я!
Раздался щелчок замка, дверь распахнулась, и Джоди втянуло внутрь, как в пропасть.
* * *
Сэм и Грейс поднимались по улице, которая шла вдоль больницы. Сэм говорил с Рутелли по мобильному телефону. Он хотел узнать, не получал ли тот известий о Джоди.
— А вам-то какое дело? — с подозрением спросил Рутелли.
— Я думаю, что Джоди в опасности.
— Она уже десять лет в опасности. С тех пор, как потеряла мать.
Грейс, которая слушала разговор через наушники, помрачнела.
— Вы знаете, где она живет? — спросил Сэм.
— Полгода назад она сбежала из приюта для трудных подростков, — ответил Рутелли. — С тех пор мы не можем ее найти. Последний раз ее видели где-то в Южном Бронксе, но у меня нет точного адреса, а искать наугад там невозможно.
— Послушайте, полицейские чуть не схватили ее сегодня утром.
— Где?
— Рядом с Ист-Виллидж. Она сбежала, но копы успели надеть на нее наручники.
— Господи! Откуда вы это знаете?
— Неважно.
— Вы снова ее видели?
— Кого?
— Женщину, которая выдает себя за Грейс Костелло.
Сэм посмотрел на Грейс, но та покачала головой и жестом велела ему заканчивать разговор.
— Рутелли, мне пора. Позвоните, если у вас появится информация.
* * *
Такси застряло в пробке. Жюльет не могла больше ждать и попросила высадить ее рядом с Мюррей-Хилл. Она решила, что быстрее дойдет пешком, а свежий ветер поможет проясниться мыслям в ее голове.
Потрясенная известием о своей беременности, Жюльет никак не могла успокоиться. Сердце подсказывало ей, что нужно радоваться от всей души, а рассудок советовал не отрываться от земли.
Она снова вспоминала, что ей пришлось пережить за последние дни. В жизни каждого человека бывает время, когда события словно мчатся наперегонки. Этот ребенок был зачат неделю назад, в тот вечер, когда бушевала снежная буря, от человека, с которым она была знакома всего несколько часов.
Жюльет пыталась привести мысли в порядок. Подходящее ли сейчас время, чтобы заводить ребенка? Она всегда говорила себе, что сначала нужно повзрослеть, получить постоянную работу, купить квартиру, создать семью. А еще можно было дожидаться, когда будет побеждена нищета в Африке, или нового прихода Мессии.
Да, обстоятельства пока складывались не лучшим образом, и ее жизнь никак нельзя назвать образцом стабильности. Конечно, в мире бардак, планета задыхается от загрязнения, но зачем жить, если у тебя нет и не будет детей?
Два вопроса стояли сейчас на повестке дня. Сказать ли Сэму, что она беременна? И если да, то как он отреагирует? Машина, пробиравшаяся сквозь пробку, задела ее, и водитель обрушил на нее потоки ругани. Чтобы не попасть под колеса, Жюльет стала рыться в сумке в поисках очков. Она надела их и увидела на другой стороне улицы Сэма.
Ее сердце радостно забилось. Она хотела позвать его, помахать рукой, но вдруг заметила, что он не один. Рядом с ним была женщина. Сначала Жюльет не могла ее рассмотреть. Яркое послеполуденное солнце било в глаза. Жюльет отошла немного в сторону и теперь отчетливо видела ее. Это была высокая стройная брюнетка в сапогах на высоком каблуке. Джинсы обтягивали длинные ноги, кожаная куртка придавала ей раскованный и в то же время стильный вид.
Чтоб остаться незамеченной, Жюльет решила не переходить улицу и спряталась за палаткой с пончиками.
Кто эта женщина? Коллега, подруга, любовница?
В одну секунду радость пропала, уступив место ревности и грусти. Жюльет не могла отвести взгляд от той, которую уже считала соперницей. Между ней и Сэмом, казалось, были какие-то особые отношения. Они оживленно разговаривали. Незнакомка взяла Сэма за рукав и потянула за собой в кафе. Они сели у окна, и Жюльет продолжала смотреть на них.
Странно, но эта женщина излучала свет. Она сияла. Она казалась недоступной, как Кэтрин Зета-Джонс, и в то же время была похожа на обычную «девушку из квартиры напротив», внушавшую абсолютное доверие. И это уж точно была коренная жительница Нью-Йорка. В этом Жюльет была уверена. Чувствовалось, что у незнакомки сильный характер. Она была из тех женщин, что умеют управлять своей судьбой.
Жюльет подумала: почему она вдруг испытала такой гнев и разочарование? Конечно, потому, что эта женщина была лучше, чем она, выше, красивее, увереннее. Увидев ее рядом с Сэмом, Жюльет почувствовала, как поднимают голову все ее страхи и неуверенность в том, что она может кому-то понравиться.
Что это было? Ревность? Может быть. Во всяком случае, это чувство заставляло ее по-настоящему страдать. Жюльет очень хотела доверять Сэму, но понимала, что проблема в том, что ей не хватает веры в себя.
Тогда, чтобы успокоиться, она стала думать о послании, которое Сэм записал для нее на диктофон, о записке, которую оставил ей утром, о тех часах, которые они совсем недавно провели вместе, предаваясь страсти.
Но и это не смогло избавить ее от боли.
* * *
Сидя за столиком у окна, Сэм и Грейс думали о том, что нужно предпринять, чтобы спасти Джоди.
— Если ваша дочь употребляет наркотики, она наверняка уже попадала в больницу или какой-нибудь медицинский центр.
— Вы так думаете?
— Да. К нам поступает много наркоманов после передозировки или тех, кто хочет поживиться метадоном. Я посмотрю базу данных службы скорой помощи, возможно, мы найдем какие-то следы Джоди.
— У вас есть право просматривать эту базу?
— Вообще-то нет. Но я могу кое-кому позвонить. У меня есть знакомые во многих больницах. С кем-то мы работали в Африке, с кем-то — на Балканах. Там завязываются прочные связи. Если я попрошу, они не откажут мне в помощи.
— Отлично, но нужно все делать по порядку. Марк сказал, что Джоди видели в Южном Бронксе.
— Хорошо, я позвоню в справочную, чтобы узнать телефоны больниц в том районе.
* * *
— Нет? Никаких сведений о Джоди Костелло? Точно? Ладно, Алекс, спасибо.
Сэм повесил трубку. Это был уже пятый звонок, который не помог узнать ничего нового. Он возлагал большие надежды на разговор с Алексом Стиплом, врачом, с которым он познакомился в Нигерии во время последней кампании по вакцинации местного населения от полиомиелита.
Стипл возглавлял интернатуру скорой помощи в Маунт-Кроун, самой большой больнице Бронкса. Сэм очень рассчитывал, что Стипл поможет им что-нибудь узнать. По лицу Грейс было видно, как она разочарована, и он попытался ее утешить.
— У нас все получится, — твердо сказал он. — Мы обязательно найдем Джоди.
Он собрался набрать еще один номер, но тут зазвонил его мобильный.
— Гэллоуэй слушает, — сказал он.
— Сэм? Это Жюльет…
— Я сам хотел тебе позвонить, но у меня нет твоего номера. Как прошел визит к врачу?
— Можно сказать, что хорошо.
— Где ты?
— На Парк-авеню. Может, встретимся? Пообедаем вместе?
— Слушай, я бы с радостью, но сейчас не могу. В городе эпидемия гриппа, работы невпроворот. Люди что-то слышат о гриппе по телевизору и тут же находят у себя симптомы. Приходится их успокаивать. До двух дня и шагу не смогу ступить из приемного покоя, а потом у меня консультации.
— А где ты сейчас?
Сэм заколебался. Он не хотел врать, но сейчас он просто не мог рассказать Жюльет о Грейс Костелло. Он все ей расскажет, но позже, когда будет уверен, что нависшая над ними опасность миновала.
— Где я? На работе, конечно.
— В больнице?
— Да, — скрепя сердце ответил Сэм.
Грейс бросила на него странный взгляд, словно хотела предупредить о чем-то.
— А что ты сейчас делаешь?
— Только что закончил принимать пациентку, это маленькая девочка, ей всего полгода.
— И что с ней?
— У нее бронхиолит. Это бронхит, которым болеют младенцы…
— Я знаю, что такое бронхиолит. Как ее зовут?
— Э-э… Майя. Слушай, Жюльет, ты как-то странно разговариваешь. С тобой все в порядке?
— Нет, не все.
— Что случилось?
— Ты мне врешь.
— Вовсе нет, — попытался возразить Сэм.
— ТЫ ВРЕШЬ! — крикнула Жюльет и стукнула ладонью в окно кафе.
Все посетители, и Сэм в том числе, вздрогнули. Жюльет стояла в двух шагах от Сэма, их разделяло лишь стекло. Сэм растерянно смотрел на нее. Жюльет что-то сказала; читая по губам, он разобрал:
— Я больше никогда не поверю тебе.
Сэм выскочил на улицу. Жюльет бежала прочь, он бросился за ней.
— Стой! Пожалуйста, подожди меня!
Жюльет выскочила на проезжую часть и стала махать рукой, чтобы остановить такси.
— Жюльет! Выслушай меня! Я все объясню!
Жюльет села в такси, даже не посмотрев в его сторону. Сэм бежал рядом с машиной, барабанил по стеклу. Такси рвануло с места и растворилось в потоках транспорта.
— Вот черт! — в отчаянии воскликнул Сэм.
Он вернулся в кафе. Грейс расстроенно развела руками.
— Гэллоуэй, я сожалею.
— Знаете, что я вам скажу!.. — рассерженно начал он, но тут зазвонил его телефон. Он схватил трубку, уверенный, что это Жюльет.
— Дорогая, я все объясню! Это совсем не то, что ты подумала…
— Я бы тебе поверил, — ответил ему Алекс Стипл, — но, похоже, твоя пламенная речь предназначена не мне.
— Алекс? Извини, я думал, это… Я принял тебя за…
— Ох уж эти женщины… — вздохнул Стипл. — Рано или поздно всем нам от них достается.
— Точно, — ответил Сэм, мрачно глядя на Грейс. — Ты не представляешь, как ты прав.
— Вообще-то я хотел сказать, что мы нашли Джоди Костелло. Если это тебя, конечно, еще интересует.
— Правда? — переспросил Сэм, показывая Грейс большой палец.
— Да. На это понадобилось некоторое время, потому что она сама не обращалась к нам, но три месяца назад она приводила к нам подругу, которой стало плохо после приема наркотиков. В общем, я раздобыл адрес.
— Диктуй, — сказал Сэм, доставая ручку.
Он записал адрес прямо у себя на руке, как это делают школьники, и поблагодарил коллегу. Повесив трубку, он посмотрел на Грейс уже не так сурово.
— Пойдем пешком, — сказал он. — Моя машина тут недалеко, но сейчас везде пробки, а нам нужно торопиться.
Сэм решительно шагал к больничной стоянке, обогнав Грейс на десяток метров. Вдруг она окликнула его:
— Небольшое уточнение, Гэллоуэй.
— Да?
— Поверьте, я очень ценю вашу помощь, — сказала Грейс, поравнявшись с ним. — Но при всей моей благодарности вы ничего за это не получите.
— О чем вы говорите? — спросил Сэм, нахмурившись.
— Я здесь затем, чтобы забрать Жюльет, и это невозможно изменить. Понимаете?
Несколько секунд он молчал, словно так и не смог поверить в эту странную историю, несмотря на то что доказательства множились. Грейс с сочувствием смотрела на него. Ее удивляла и в то же время трогала его решимость во что бы то ни стало действовать на благо других.
— Нужно торопиться, мы должны найти вашу дочь, — сказал Сэм, показывая на свои наручные часы, словно напоминал, что времени у них в обрез.
* * *
Садистская улыбка появилась на лице Сируса. Перед ним стояла Джоди. Она о чем-то умоляла его. Что-то выпрашивала. Что угодно: колеса, крэк, героин… У нее не было денег, но она была готова расплатиться по-другому. Сирус наслаждался ситуацией. Он знал, что однажды Джоди приползет к нему на коленях. Так всегда бывало: сначала девчонки обращались с ним свысока, но потом, когда по-настоящему попадали в зависимость от наркотиков, они возвращались на брюхе, забыв о гордости, готовые на все, что угодно.
А малышка Джоди была клевая. Чересчур тощая, конечно, из-за всей этой дряни, которую она употребляла, но все-таки очень даже ничего. Сирус давно не был так возбужден. Он не испытывал ни жалости, ни сочувствия к этой дошедшей до ручки девчонке. Сирус жил в мире, где значение имела только грубая сила. И он собирался как следует позабавиться с Джоди. Он велел ей сесть на диван и снять куртку. Она еле шевелилась, тогда он сам набросился на нее и стащил с нее свитер.
— Покажи-ка мне свой пирсинг!
Его грубость вдруг вывела Джоди из ступора. Она вскрикнула и стала вырываться. Но Сирус навалился на нее и железной рукой схватил за горло.
— Не так быстро, детка.
Джоди задыхалась. Она пыталась вывернуться из рук Сируса, но у нее ничего не получалось. Он душил ее, она чувствовала, что ей уже не хватает воздуха. Кровь стучала в висках. Сирус еще сильнее сдавил ее горло, и Джоди начала терять сознание. Сирус повалил ее на пол, лицом вниз и сел ей на спину.
Он сгорал от желания, но Джоди продолжала сопротивляться.
— Лежи смирно! — прикрикнул он и надавил коленом на позвоночник.
Это было несложно, ведь он весил вдвое больше, чем она. Он заломил ей руку назад. Джоди вскрикнула от боли.
— Да заткнешься ты наконец?! — зарычал Сирус, отвешивая ей пощечину, которая могла бы вырубить здорового парня.
Джоди стукнулась головой о пол и, похоже, потеряла сознание. Ее мышцы были напряжены, она как будто окоченела. Сирус воспользовался передышкой, чтобы сорвать с головы бандану и затолкать ее в рот Джоди.
Когда она очнулась, во рту у нее был кляп, а руки и ноги связаны. Сирус спускался по лестнице, взвалив ее на плечо, как мешок цемента. Во дворе он подошел к «Лексусу» последней модели, открыл багажник и свалил ее туда.
Отъехав от дома, Сирус достал блестящий мобильный телефон и позвонил, чтобы предупредить о своем приезде.
— Ты достал то, что я просил? — спросили у него.
— Достал, — ответил Сирус и выключил мобильник.
Морщась от боли, он пошевелил свободной рукой. Эта маленькая тварь оцарапала его до крови. Нужно было сначала взгреть ее как следует, а уж потом заниматься делами. Она это заслужила. И если он удержался, то вовсе не потому, что пожалел ее, а потому, что сейчас Джоди ожидали особые развлечения.
Оттуда, куда он ее вез, почти никто не возвращался.
Назад: 22
Дальше: 24
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий