Спаси меня

Книга: Спаси меня
Назад: 11
Дальше: 13

12

Между нами и… небом — только жизнь, самая хрупкая вещь на свете.
Паскаль
Понедельник, вторая половина дня,
Северная часть Центрального парка

 

Сэм Гэллоуэй медленно шел через парк по дорожке, посыпанной гравием. Сегодня утром он впервые после смерти жены позвонил в больницу и сказал, что не придет на работу. Как и год назад, он остался дома, раздавленный горем и чувством вины. Две женщины, которых он любил, мертвы, и все из-за него. Его мозг кипел, как лава в кратере вулкана. Вихри воспоминаний и противоречивых мыслей проносились в сознании. На работе он ежедневно сталкивался со смертью, но на этот раз чувствовал себя совершенно потерянным.
Сэм надел капюшон, чтобы спрятаться от колючего ледяного ветра. Час назад он решил выйти подышать свежим воздухом, чтобы окончательно не сойти с ума. Он наивно полагал, что после пробежки ему станет легче.
Но ничего не вышло.
Около баскетбольных площадок он остановился, чтобы отдышаться. Площадки были еще покрыты инеем, и вокруг не было ни души. В такой холод фанаты Джордана сидели по домам.
Сэм толкнул решетчатую калитку площадки, вошел и рухнул на скамью. Судорога свела ногу. Он сел и уронил голову на руки. Он дрожал от боли и усталости. Три дня он почти не спал, голова кружилась. Почувствовав острую боль в груди, Сэм вдруг вспомнил, что уже сутки ничего не ел, в желудке начались спазмы. Он попытался дышать размеренно, но не мог сделать вдох.
«Я задыхаюсь!»
В глазах помутилось. Будто сквозь толстый слой ваты он услышал, как скрипнула калитка. Холодный воздух обжег легкие. Он наклонился вперед, словно его должно было вот-вот стошнить.
Ему необходимо что-то выпить, и немедленно!
— Кофе?
Сэм поднял голову. Перед ним стояла темноволосая женщина спортивного сложения в джинсах и кожаной куртке. Открытый взгляд, решительное выражение лица, по которому невозможно определить, сколько ей лет, зеленые миндалевидные глаза — она была очень похожа на женщин с картин Модильяни.
Как это ей удалось подойти так незаметно? И почему она протягивает ему один из двух картонных стаканчиков из «Старбакса», которые держит в руках?
— Ничего, я в порядке, — попытался сказать Сэм, но отчаянно закашлялся.
— Давайте же, — настаивала она. — Я купила на двоих.
Сэм едва ли не против своей воли взял картонный стакан, который протягивала незнакомка. Горячий кофе помог ему прийти в себя и согреться. Кашель прошел. Но в тот момент, когда женщина наклонилась к нему, полы ее куртки разошлись и Сэм увидел кобуру.
«Коп!»
Сэм всегда узнавал их. Это был почти инстинкт, вторая натура. Детство, проведенное на улице, не проходит даром. В квартале, где он когда-то жил, люди терпеть не могли полицейских. И это еще мягко сказано. Любое их вмешательство не только не помогало, но и усугубляло царивший на улицах беспредел. Сэм сменил среду, но так и не избавился от подозрительности по отношению к служителям порядка. Он поклялся себе, что если когда-нибудь у него возникнут серьезные неприятности, то полиция будет последним местом, куда он придет за помощью.
— Можно сесть рядом? — спросила женщина.
— Пожалуйста, — настороженно ответил Сэм.
Она заметила, что он непроизвольно отодвинулся от нее, и поняла, что он заметил револьвер. И решила представиться раньше, чем собиралась.
— Меня зовут Грейс Костелло. Я детектив из тридцать шестого округа, — сказала она, показывая свой значок.
На металлической бляхе блеснули полоски и буквы — NYPD.
— Вы патрулируете этот район? — с деланым безразличием спросил Сэм.
— Нет, я ждала тут кое-кого.
Грейс помолчала несколько секунд и продолжила:
— Мужчину.
— Мне очень жаль, что я выпил его кофе, — извинился Сэм, поднимая полупустой стакан.
— Думаю, он не рассердится.
В ее глазах мелькнуло странное выражение, и Сэму оно не понравилось. В нем была какая-то скрытая угроза, которую он воспринял как сигнал не задерживаться тут. И вскочил на ноги.
— Ну что же, до свидания. Надеюсь, ваш друг скоро придет…
— Он уже здесь. И это не друг.
Позже Сэм не раз думал, что все могло выйти совершенно иначе, если бы он не сел в полдень на эту скамью. Но в глубине души он прекрасно знал, что Грейс Костелло нашла бы его где угодно. И все, что произошло дальше, произошло бы в любом случае.
— Что вы хотите сказать?
— Я пришла поговорить с вами, доктор.
Сэм нахмурился. Откуда она знает, что он…
Вместо ответа Грейс указала на спортивную куртку, в которую был одет Сэм. На кармане была неброская вышивка: герб бейсбольной команды больницы Святого Матфея.
— Меня зовут Сэм Гэллоуэй, — сказал Сэм, раздраженный тем, что вынужден продолжать этот разговор. — Я педиатр.
Вместо того чтобы ответить «очень приятно» или что-нибудь в этом роде, Грейс Костелло сказала:
— Доктор Гэллоуэй, похоже, вас что-то беспокоит.
— Я просто очень устал. И мне действительно пора.
Сэм отошел на несколько шагов. Он был уже у самой калитки, когда в него попала очередная стрела, выпущенная Грейс Костелло.
— Трудно терять близких, правда?
— Я вас не понимаю, — ответил Сэм, оборачиваясь к ней.
Он смотрел на нее со все возрастающей тревогой. Грейс поднялась, подошла к нему и встала напротив с решительностью, которая нисколько не уменьшала ее женственности. Солнце садилось в Гудзон, и небо над их головами порозовело.
— Послушайте, доктор. Я знаю, что вам сейчас тяжело, но мне некогда разводить церемонии. Итак, к делу. У меня для вас две новости, хорошая и плох…
— Я не в настроении играть в загадки, — сухо оборвал ее Сэм.
Но Грейс продолжала как ни в чем не бывало:
— Хорошая новость заключается в том, что ваша подруга жива…
Сэм оторопело посмотрел на нее.
— Какая подруга?
— Жюльет не было в самолете, — объяснила Грейс. — Она жива.
— Что вы несете?!
Вместо ответа Грейс вытащила из кармана газету. Сэм вырвал ее у нее из рук. Через всю первую страницу шел крупный заголовок: «Молодая француженка задержана после катастрофы рейса 714».
Но вот что было совершенно необъяснимо. На газете стояло завтрашнее число.
— Где вы это взяли? — спросил Сэм.
Грейс не ответила, и Сэм лихорадочно пробежал глазами строки статьи.
— Если это шутка… — угрожающе начал он.
— Это не шутка. Жюльет жива.
— Почему на газете завтрашнее число?
Грейс вздохнула. Похоже, с этим парнем будет трудно.
— Гэллоуэй, успокойтесь.
Сэм отшатнулся, кипя от ярости. Эта женщина вывела его из равновесия. Она бредит, это очевидно. Но он все-таки должен выяснить все до конца. Он уже бежал прочь, но вдруг в его сердце зародилась сумасшедшая надежда.
«А что, если это правда? Что, если Жюльет жива?»
Он уже был по ту сторону решетки, окружавшей площадку, когда в последний раз обернулся. Он увидел, что Грейс смотрит на него и в этом взгляде сострадание и вызов. И Сэм заставил себя спросить:
— А плохая новость?
Назад: 11
Дальше: 13
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий