Завещание Никлота: Подлинная летопись западных славян

Поединок

Перед утром свинцовые тучи
Наползли на встревоженный Дубин,
И повеяло близкою смертью,
Смертью лютой, холодной и страшной.
В белых длинных одеждах с косою
Смерть стояла на поле широком
И, поднявши костлявые руки,
Пела гимн свой безрадостный долгий.
В своей песне она призывала
Бросить суетный мир поднебесный
И уйти в бесконечную вечность,
С ней вступивши в сговор до рассвету.
Своим жертвам она обещала
Долгий тихий покой и забвенье,
Говоря, что нет радости боле,
В смерти жизнь, и любовь, и спасенье.
Люди просто не знают мир теней
И не ценят покойную радость,
Зря боятся костлявой старухи,
Не хотят видеть смертную сладость.
Смерти гимн услыхав заунывный,
Волки выли в дубраве далекой,
Ухал филин, слышны были вопли
Черных нежитей в ночи парящих,
Слышен крик был голодных анчуток,
Ждущих крови живой человечьей,
Всё, казалось, давно уж проснулось
И предчувствует грозную сечу.
Между тем тучи черные ниже
Опустились на землю и море,
И внезапно взметнулись зарницы,
Освещая леса и равнину.
Стон раздался глухой и далёкий,
Между тучами молнии вились,
И тяжелое чёрное небо
Говорило громами с землею.
Над волнами бурлящими моря
С криком ужаса чайки носились.
Вся природа, казалось, дрожала
Перед демоном в белых одеждах,
Что спустился с небес в час безлунный
И застыл на равнине с косою.

 

Слыша голос, зовущий в мир теней,
Поднялись воеводы на башню
И смотрели на молнии в небе,
На мельканье зарниц на востоке,
И закралась тревога в их сердце,
Показалось князьям, что старуха
За венетами с острой косою
С царства теней спустилась на землю.
Стали думать они, что им делать,
Как к богам обратиться за силой
И увидели в сумрачном небе,
Как сражаются сокол и ястреб.
Птицы в схватке смертельной кружили,
То сцеплялись, то снова взмывали,
Бились крыльями, бились когтями,
Видно было, что оба устали.
Наконец сокол, с силой собравшись,
Поднялся выше ястреба в небо
И оттуда, ударив стрелою,
У соперника выбил из крыльев
Маховые блестящие перья, –
И понесся кругами на землю
Ястреб яростный — сокола недруг.
В это время заметили люди,
Как из тёмных кустов появился
Серый волк и размашистой рысью
Побежал за израненной птицей.

 

С удивленьем, тревогой и страхом
Наблюдали венеты, как в небе
Шла отчайная битва пернатых.
Они видели также и волка,
Что помчался за ястребом в поле,
И не знали, что думать и делать,
Как знамение грозное это
Перед битвой понять и осмыслить,
Что хотят боги Сварги высокой
Передать в страшный час своим воям.
И с тревогою в сердце венеты
С башни наземь высокой спустились
И пошли по дороге к воротам
Посмотреть, что творится средь поля,
Но их встретил ведун в платье белом
И сказал, улыбнувшись спокойно,
Что видение боя птиц хищных
Не должно их смущать перед битвой.
«Боги соколу дали победу,
Сокол ясный — посланник Самаргла,
Сам Сварожич придет нам на помощь.
Ну а волк — это лютичей тотем,
Что же вы позабыли об этом?
Не тревожьтесь, идите к дружинам
И готовьте их к выходу в поле».
Так сказавши, ведун поклонился
И исчез в темноте, как виденье.
Но боярам слова его впали
В сердце стойкое якорем крепким.
И пошли они с радостью светлой
Своим воям сказать о виденье.

 

Рано утром туманом от моря
Затянуло и Лабу, и Дубин,
Белой дымкой он полз, заполняя
Всё пространство от града до леса,
И в тумане невидимы с вышек
Стали строить полки свои вены.
Князь присветлый Никлот со Светояром
На конях и доспехах злачённых
Появлялись средь войска, как тени,
Они молча флажками махали,
Управляя боярами войска,
Те же строили венов, и руссов,
И руян, и карелов могучих
В монолитную братную силу,
Силу сплавленных душ перед смертью.
Старый мудрый Никлот в центре войска
Ставил отроков в лёгких доспехах
И наказывал им, чтобы в битве
Отступили они до повозок
И оттуда разили папистов
Топорами и цепами из стали.
За повозками полк он поставил
Конных лучников в латах надёжных
И наказ им отдал, чтобы били
Они стрелами тех, кто прорвётся.
Правый фланг укрепил князь пресветлый
Конной ратью словен новгородских,
А на левом поставил смоленских
Кривичей и дружины из Пскова.
Также выделил князь ободритов,
Конный сильный резерв, скрытый в роще,
Сам Никлот полк засадный возглавил,
Повинуясь кудесников воле.
Светояр же стал в центре сил Прави,
Чтобы видели князя паписты
И стремились к хоругвии князя
Порубиться в рядах братьев крови,
Чтобы клин их поглубже вонзился
В центр порядков славянского войска
И, увязнув, не смог повернуться
К своим крыльям на помощь в час трудный.
Когда войско построено было,
Оно двинулось к лагерю тёмных,
Где гроссмейстер, бароны и герцог
Своих воинов готовили к битве.
Вот на поле широком и ровном,
Когда белый туман вверх поднялся,
Оба войска сошлись в силе тяжкой
И застыли в немом ожиданье.
Силы тёмных построены были
В мощный конный квадрат со щитами,
На которых кресты красовались
И гербы со значками из меди.
Латинян было больше, чем руссов,
Вся равнина заполнилась ими,
И невольно закралась тревога
В сердце венов, готовых к сраженью,
Но, увидев парящего в небе
Над войсками лесного орлана,
Пересилили страх свой славяне,
Стали верить в победу над тьмою.
В это время от рыцарей храма
Отделился в плаще сине-белом
Сам гроссмейстер и голосом громким
Закричал, вызывая на поле
Поединщика войска венетов.
Он скакал меж войсками, махая
Своим длинным копьём с белой лентой,
И качались орлиные перья
На его полированном шлеме.
Грозен вид был у рыцаря храма,
Было видно, что воин он смелый
И в сраженьях не знает пощады
Тем, кто меч с ним скрестить пожелает.
Вот из войска венетов навстречу
Тамплиеру надменному вышел
На коне чисто белом в попоне
Светояр. И размашистой рысью
Прокатился под крики венетов
Перед вражеским воинским строем.
Он приветствовал рыцаря храма
Своим длинным копьем по-венедски
И, отъехав, застыл изваяньем,
Приготовившись к смертному бою.
На венете был шлем золочёный
И нарядный чешуйчатый панцирь,
Он держал синий щит с желтым солнцем
И покрыт был плащом темно-красным.
Было видно, что вен полон силы
И гроссмейстеру будет противник
Не из лёгких — достойный и славный.
Вот раздался звук рога тревожный,
И помчались навстречу друг другу
Граф-гросмейстер и русский боярин,
Светлый князь Светояр, брат Никлота.
В центре поля два рыцаря сшиблись,
Кони на дыбы встали у воев,
Разлетелись в куски древка копий,
Но остались в седле воеводы.
Успокоив коней, они снова
Стали биться теперь уж мечами,
И трещали щиты от ударов,
Гнулись латы из стали калёной.
Оба войска латинов и руссов
Наблюдали за боем жестоким
И ударами, криком и свистом
Наполняли дух ратников силой.
Вот раздался опять вой папистов
И увидели все, как распался
Щит гроссмейстера — графа из Берна
Под ударом меча Светояра.
Потеряв щит, гроссмейстер взял в руки
Свой кинжал и, мечом защищаясь,
Снова ринулся в бой на венета,
Его с лошади сбросить пытаясь.
Светояр, отступив, щит свой прочный
Кинул наземь и вынул надёжный
Левой дланью стилет из булата,
И на равных бой начался снова.
Снова кони кружились, и вои
Наносили удары друг другу.
Наконец, тамплиер, изловчившись
Поразил скакуна Светояра.
И упал конь венета на землю,
Увлекая с собою и князя.
Но успел Светояр кинуть стремя
И подняться на резвые ноги.
Он стилетом отбил меч паписта
И вонзил свой клинок в горло графа.
Захрипев, тамплиер пал на землю
Под «Ура» светорусского войска.
Светояр же, поймав его лошадь,
Сел в седло и галопом помчался
В центр венетов под знамя Никлота.
В это время две рати начали
Наступать друг на друга, и битва
Началась. Стрелы солнце затмили,
Копья в панцири били и шлемы,
Кони ржали… неистово трубы
Надрывались над полем сраженья.
Назад: Лютичи
Дальше: Битва
Показать оглавление

Комментариев: 1

Оставить комментарий

  1. Вова Пармезан
    Ерунда какая-то. Между Русью (Украиной) и Прибалтикой была Литва (Беларусь), которая тоже не Русь, хоть и соседка. Что за химера "прибалтийская Русь"?!