Смех мертвых

Книга: Смех мертвых
Назад: Ужас в доме
Дальше: Я, вампир

Обитатель склепа

Угроза. Ночь была наполнена ею. Пока я стоял перед почерневшей от времени дверью Суссекского замка, слушая быстро удалявшийся шум двигателя, замиравший в темноте, и чувствовал тот же ужас, что охватил мою жену, Люсиль, отправляя нас за грань безумия. Затем раздались слабые, приглушенные, словно идущие из глубокого подземелья звуки, вторящие звукам машины поспешно уехавшего проводника. Словно что-то глубоко под землей проснулось и тяжело двинулось посмотреть, кто там его потревожил! Я тогда не знал о склепе под замком, но чувствовал нечто неправильное, нечто злое, что, казалось, обитало в этих покрытых лишайником стенах. Люсиль прижалась ко мне. В голубых глазах плескался страх.
— Джим, — прошептала она, и я заметил, что она дрожит, — ты чувствуешь это… то, о чем рассказал проводник?
— Чепуха, — ответил я, надеясь заставить ее поверить моим словам. — Он сказал, что под замком живет дьявол и что мы сами почувствуем зловонный запах его дыхания. Очевидно, он не подумал, что из рва тоже могла доноситься та еще вонь!
Все так и было. Черная вода рва, частично покрытая зеленой пеной, источала ужасное зловоние. Перейти этот ров можно было только по узкому каменному мосту. Я задал в пространство риторический вопрос, прекратится ли это зловоние когда-нибудь. Люсиль повернулась ко мне, чтобы ответить, но в это время открылась дверь. Из мрака появился изможденный, с бледным лицом человек, седой старик с яркими темными глазами на бескровном морщинистом лице.
— Ну, и что вам надо? — спросил он высоким скрипучим голосом. — Вы находитесь на частной…
— Я Джим Мэйсон, — прервал я его, — ваш племянник. Вы что, не помните меня? А это моя жена.
Он с подозрением всмотрелся в мое лицо.
— Ну… да. Ладно, ты Джим. А что ты делаешь в Суссексе?
— Мы с Люсиль проводим медовый месяц. Фактически, — я слегка заколебался, — мы запланировали лишь краткий визит, просто чтобы поздороваться. Но водитель уехал в такой спешке, что я не успел попросить его подождать. Мы планировали остаться на ночь в деревне…
Странная усмешка появилась на лице старика.
— Им не нравится мой замок, Джим. Ну, входи же. И вы тоже, миссис Мэйсон. Как вас зовут? Прекрасно. Я буду звать вас Люсиль. Я — Мартин Эрджилл. Джим, конечно, рассказывал вам обо мне.
Он взял мою жену за руку, чтобы провести в двери, а я остался заниматься багажом. Нахмурившись, я последовал за ними с чемоданами в руках. Мне почему-то не понравилось, как рука дяди держала обнаженную руку Люсиль — словно когти хищной птицы, отвратительно лаская кожу.
— Оставьте чемоданы в холле, — сказал он через плечо, открывая обшитую панелями дверь. — Входите.
Комната, куда он нас привел, была довольно удобна, в большом камине горел огонь. Но в углах высокого потолка скрывались неприятные тени. Они всегда имелись в замке, даже среди бела дня. Просто удивительно, что тени могут быть столь неприятными.
— Кент! — резко бросил Эрджилл.
Разбуженный человек вскочил с кресла перед камином и повернулся к нам. Это был стройный парень немного за двадцать, с ежиком жестких рыжих волос и в очках с роговой оправой, которые придавали ему странное сходство с совой.
— Это Фред Кент, — представил его Эрджилл. — Мой помощник.
Вспышка памяти тут же озарила меня.
— Не сын ли Мосса Кента? — спросил я.
— Да, сын моего старого партнера, — подтвердил Эрджилл. — Когда Мосс скончался, я взял Фреда под свое крыло. А? — уставился он на молодого человека.
— Верно, — сказал тот глубоким, приятным голосом. — Я многим обязан мистеру Эрджиллу.
— Взаимно, — отозвался дядя, и мне показалось, что в его голосе промелькнул сарказм. — Вы весьма помогаете мне в моих исследованиях.
Люсиль, протянувшая руки к огню в камине, повернулась к нему.
— Джим рассказывал мне об этом, мистер Эрджилл. Должно быть, это захватывающая работа.
— Захватывающая? — поднял брови старик. — Милая девушка, едва ли тут уместно это слово. Оккультизм — серьезная наука… — он замолчал, и я заметил, как он бросил странный взгляд на пол. — И все же, иногда я боюсь, — мрачным тоном закончил он. — Даже учитывая, что я купил этот замок…
— Купили замок?! — недоверчиво воскликнул я.
— Ну да. Я мог позволить себе это. Но рассаживайтесь у камина, грейтесь. Займите это кресло, Люсиль. — Пальцы с синими венами, лежавшие на плече Люсиль, слегка подрагивали. — Джим, я расскажу тебе кое-что. Я совершенно уверен, что существует нечто, похороненное в склепе, находящемся под замком, нечто весьма ценное… — Он взмахнул рукой. — Но, разумеется, эту ценность нельзя измерить в долларах.
— Что же это? — с любопытством спросила Люсиль.
— Этот замок построен на месте древнего храма друидов, — медленно заговорил Эрджилл. — Внизу, в склепе… — он резко прервал себя и добавил с плохо скрытой тревогой: — Ну, раз уж вы здесь, то, может, останетесь на какое-то время? Мне нужна помощь… и я не буду неблагодарным.
— Но мы не планировали… — начал было я, но меня прервала Люсиль.
— Я думаю, это возможно, — сказала она. — Наш пароход прибывает только в понедельник.
— А до тех пор, — почти с мольбой сказал Эрджилл, — останьтесь со мной. Пожалуйста, Джим. Мне нужна твоя помощь. Если все дело в деньгах…
— Нет, — коротко ответил я, но почувствовал, что меня тронула просьба старика. — Люсиль, — спросил я, — мы можем задержаться на несколько дней?
Она покусала губу, затем медленно кивнула. Эрджилл улыбнулся.
— Прекрасно… Прекрасно! Вы приехали как раз в то время, когда нужны мне более всего. Мне нужна твоя помощь, Джим! Ты силен. Молод и силен! — И он почти весело рассмеялся.
Я заметил, что Кент бросил на него предупреждающий взгляд, и почувствовал неопределенную, неясную тревогу, подозрение, что здесь что-то не так.
Всю остальную часть вечера это чувство сохранялось, и я испытал немалое облегчение, когда я услышал, как дядя предлагает провести нас в наши комнаты. Он уже отправил Кента наверх, чтобы приготовить кровати. Комната в башне с высоким потолком, куда Эрджилл привел нас, носила печать того, что здесь жили бесчисленные поколения арендаторов, и, хотя постельное белье оказалось чистым, это впечатление не рассеивалось. Балдахин над кроватью на резных столбиках выглядел старинным. Эрджилл смел пыль со столика перед тем, как поставить на него лампу.
— Это лучшая комната, — заверил он. — Мы с Кентом спим внизу. Пойдем, Джим. Твоя комната следующая.
Я последовал за ним в комнату, почти во всем похожую на комнату Люсиль, не считая маленького балкона, выступающего из башни, оснащенной неуместными в старинном замке французскими дверями, очевидно, установленными каким-то арендатором. Пока я распаковывал чемодан, Эрджилл стоял и смотрел. Затем направился к двери.
— Завтра мы пойдем в склеп, — сообщил он и вышел, после чего до моего слуха донеслось, как он тихонько смеется, спускаясь по лестнице.
Я осмотрел кровать под балдахином со спускающимися со всех сторон темно-зелеными занавесками. Раздвинул их и закашлялся от пыли. В ожидании пока она осядет, я вышел на балкон и закурил сигарету.
Ночь была очень темной. Луна тускло мерцала между темными облаками, и я видел, как поблескивает вода во рву. Но, кроме этого, показалось, что я словно всматриваюсь в бесконечную тьму космоса. Такая вот возникла непрошеная мысль.
«Никто из них больше не видел солнечного света — бескрайняя, бесконечная ночь распростерлась над этими несчастными…»
Где я читал это? Внезапно я вспомнил. Это была перефразировка отрывка из бессмертной поэмы Гомера, описывающая посещение Одиссеем Земли Мертвых.
Темное бремя столетий лежало на этом Суссекском замке, и мне показалось, что от камней под ногами исходит тонкий запах тления и пугающей древности. Я выбросил сигарету и смотрел, как летит вниз красная искорка и как она гаснет, попав в воду во рву. Потом я повернулся, чтобы вернуться в комнату.
И в это мгновение чья-то стальная рука схватила меня за горло! Боль, ужасная, слепящая боль затмила сознание. Непреодолимая сила перекрыла мне доступ воздуха и потянула вверх. Отчаянно я схватился за горло и почувствовал под пальцами тонкий, металлический провод.
Хриплые стоны сорвались с моих губ. Если бы только я мог ослабить эту удавку…
Она выскальзывала из пальцев, и я никак не мог за нее ухватиться. Перед глазами у меня вспыхнули разноцветные искры. Голова раздулась, превращаясь в огромный огненный шар.
— Дурак! — раздался из темноты надо мной гортанный голос. — Не лезь, куда не просят! Убирайся, пока цел… Не мешай Обитателю спать!
В голове у меня раздавался громкий, ритмичный стук. Стучала кровь? Нет, это в дверь моей комнаты. Кто-то стучал в дверь.
Но они не успеют. Я понял, что вот-вот умру. Я попытался позвать на помощь, но петля не позволяла выдавить ни единого звука.
Стук становился все громче. Я услышал, как кто-то зовет меня по имени, и узнал голос Фреда Кента, помощника дяди.
— Дверь же не заперта. Открой ее, дурень, открой!
И вновь прорычал голос из темноты:
— Гибель грядет, если выпустить Обитателя из узилища! Ибо он голодный и жаждущий!
Открылась дверь. В проеме появился Кент. Я смутно увидел его сквозь слезы в глазах. Он оглядел комнату и застыл, как замороженный, когда его глаза встретились с моими. Затем помчался на балкон. Железное кольцо вокруг горла ослабло. И я упал, жадно ловя воздух. Ушей моих достиг слабый, исчезающий вдали шепот:
— Голодный и жаждущий!..
Затем наступила тьма… Что-то обожгло мне горло, что-то горячее и жгучее. Я закашлялся, выплевывая питье, и открыл глаза. Я лежал на кровати, а надо мной склонился Кент, вливая мне в рот бренди. Я оттолкнул стакан и попытался сесть. Рука помощника дяди поддержала меня за плечи.
— Что это было, старина? — спокойно спросил он.
Я заметил странный взгляд глаз, прятавшихся за толстыми очками в роговой оправе. Что это, страх? Я не был в этом уверен.
Пришлось рассказать, что случилось. Нахмурившись, Кент покачал головой.
— Даже представить не могу, кто бы это мог быть… — задумчиво произнес он. — Но подумайте, Мэйсон. Я бы на вашем месте не стал говорить об этом Эрджиллу. Он… — Кент поколебался и медленно продолжал: — Иногда он пугает, несмотря на то, что для меня сделал.
— Понятно, — ответил я. — Ну, ничего. Возможно, так даже лучше. Мне не хотелось бы также волновать Люсиль. Я собираюсь увезти ее подальше от этого опасного места.
Кент оттопырил нижнюю губу, потом снял очки и принялся машинально протирать их.
— За этим я и пришел сюда, — сказал он. — Там… выпейте еще глоток бренди. Не стоит бежать за напавшим, кем бы он ни был. Вы лежали без памяти целых пятнадцать минут. А кроме того, я хотел сказать вам…
Он продолжал спокойным, слишком спокойным голосом, что делало еще более ужасной его фантастическую историю. Пока я слушал, во мне рос странный ужас, кошмарная угроза из темных, скрытых глубин столетий. Кент сказал, что в замке они живут ради достижения цели, о которой Эрджилл рассказал ему всего лишь за несколько дней до нашего прибытия.
— Он привел меня в склеп, — говорил помощник дяди, и я видел бисеринки пота, выступившие у него на лбу. — Там было темно, как в полночь, кругом висела паутина и ползали отвратительные насекомые — пауки размером с грецкий орех и желтые многоножки, разбегающиеся прежде, чем их можно рассмотреть. Под замком расположено семь склепов, и в самом дальнем есть дверь. Железная дверь, запертая и покрытая ржавчиной. Но мы вскрыли ее долотами и молотками. Пришлось ждать полчаса, прежде чем воздух в склепе станет пригодным для дыхания. Внутри оказалось пусто. Но Эрджилл сказал, что нужно копать, поскольку его похоронили глубоко. Тогда я понятия не имел, что он имел в виду. Я рыл и потел, пока не выкопал яму футов восемь глубиной, и, наконец, позавчера в полдень лопата ударилась обо что-то, издавшее металлический лязг. Я продолжал копать… — Парень смахнул пот со лба. — И откопал металлический круг, вмонтированный в скалу. Поперек него лежало несколько стальных прутьев, концы которых уходили в камень. Повозившись, нам удалось задвинуть прутья в щели и поднять круг. Под ним оказался второй, странно деформированный, словно по нему с ужасающей силой колотили чем-то снизу. Эрджилл необычайно разволновался. Когда мне удалось разобрать его бормотание, я узнал, что это была могила кого-то… или чего-то. И, наконец, я нетерпеливо сказал: «Ну, так давайте вскроем ее». И ударил ломом по кругу. Не знаю, как рассказать о дальнейшем, Мэйсон. Работая с Эрджиллом, я видел всякие странные вещи. Тайные исследования, знаете ли, опасное развлечение. Но тут… Ладно. Эрджилл предупреждающе вскрикнул и схватил меня за талию, отклоняя удар. Лом ударил в железный диск у самого края и пробил его. После этого произошло то, что осталось у меня в памяти обрывистыми, неясными кусками. Я почувствовал, как лом вырывается у меня из рук и исчезает в пробоине. О, Господи, Мэйсон, что-то выхватило у меня лом, словно у ребенка. А ведь я сжимал его изо всех сил! Оцепенев, я смотрел, как диск выпирает вверх. Эрджилл хрипло дышал рядом со мной. Но диск не откинулся, как я боялся, а лишь…
Я услышал донесшийся от двери вскрик и резко повернулся. Там стояла Люсиль в тоненьком пеньюаре, который не скрывал, а скорее показывал округлые контуры ее тела. Она вбежала в комнату с белым как мел лицом.
Я обнял ее. Сердце жены неистово колотилось.
— Джим, — сказала она, — я все слышала. Нужно уезжать отсюда. Немедленно.
— Наверное, это самый правильный поступок, — сказал Кент. — Я дам вам ключи от своей машины. Или сам отвезу в деревню.
— Какой ты заботливый, Фред! — раздался насмешливый голос моего дяди.
Он стоял в дверях, искривив морщинистое лицо в мрачной усмешке. В руке у него блестел автоматический пистолет, старик властно взмахнул им.
— Вставай, Джим. И ты тоже, Люсиль. Вот так, выстройтесь в линию, как послушные детки.
От его кудахтающего смеха у меня по спине пробежал холодок. Похоже, дядя совсем спятил!
Он словно каким-то образом прочел мои мысли.
— Нет, я совершенно нормален, Джим, ты еще поймешь это. Фред вам все рассказал, не так ли? Но успел ли он… А что с твоей шеей? — Дядя указал на мертвенно-бледную полоску, пересекающую мое горло.
Я уже было подумал, что это Эрджилл напал на меня на балконе. Но теперь стало ясно, что он понятия об этом не имел. Или он был лунатиком?
— Ничего страшного, — сказал я.
Дядя поколебался, затем пожал плечами.
— Так как Фред уже любезно рассказал вам о моем… эксперименте, то вы можете узнать и все остальное. Глупец тот, кто потешается над оккультизмом… о, вы скоро увидите Обитателя. Обитатель…
Красные веки прикрыли его блестящие глаза, но, как только я шевельнулся, сразу же резко поднялись. Черное дуло пистолета нацелилось мне прямо в сердце.
— Обитателя я обнаружил благодаря своим исследованиям. Я нашел рукопись, точнее, ее нашел Фред в старой лондонской квартире в связке макулатуры. Из нее я узнал о том, что находится под этим замком. Давным-давно, когда в Стоунхендже поклонялись древним богам друидов, когда дуб и омела были священны в Британии, на этом месте стоял Храм Солнца. Я узнал, что его главный жрец был ведуном, потратившим всю жизнь на поиски самых сокровенных тайн и приобретший обширные знания черной магии. Силы его были столь велики, что, когда настало время умирать, он сумел победить смерть и остаться жить… Но изменившимся. Одолев смерть, он перестал быть человеком. И друиды похоронили его под святилищем в пещере, все еще находящейся под замком. Под стальным диском, который откопал Фред.
Глаза Эрджилла сверкали, он весь дрожал, о крепко держал в руке пистолет.
— В рукописи, о которой я упоминал, я обнаружил великую тайну. Я узнал, что жрец друидов — Обитатель под замком — может быть освобожден из своего узилища… И порабощен! Человек, который поработит Обитателя, станет владельцем всех тайн друидов — сил и знаний, о которых давно уж забыли! Звезды, — теперь он почти кричал, — сами звезды будут в моей власти!
— Так вы все же хотите открыть склеп? — нервно спросил Кент.
Эрджилл быстро кивнул. Он хотел что-то сказать, но парень, нервы которого были, очевидно, натянуты до предела, его перебил:
— Но Обитатель! Если вы сделаете это, то Обитатель вырвется на свободу!
Дядя неожиданно успокоился и мрачно усмехнулся.
— Ты забыл о жертве? — спросил он. — Обитатель будет неопасен — для меня!
Кент побледнел. Потом медленно кивнул и, по властному жесту Эрджилла, пошел к двери. На мгновение я заколебался, затем, встретившись с хмурым взглядом дяди, последовал за Кентом, обняв за плечи Люсиль.
Процессия проклятых, спускающихся в бездну! Первым шел Кент, за ним мы с Люсиль, и замыкал процессию дядя, держа нас на прицеле. Вниз из башни, вниз по крутым каменным ступеням в похожее на темницу подземное помещение — Эрджилл захватил на столе в зале лампу — и через арочный проход в стене. Дальше стояло семь склепов, обросших серой паутиной. Тонкие нити прилипли к моему лицу.
— Я был здесь только вчера, — сказал сзади Эрджилл, — но пауки ткут быстро.
В стенке седьмого склепа была приоткрыта железная дверь. Мы вошли в нее и оказались в небольшом узком помещении, пустом, сыром и вонючем. В земляном полу находилась глубокая яма, напоминающая кратер, а на дне ее я увидел ржавый железный круг, странно деформированный. Внезапно мне стало нехорошо, закружилась голова. Я подумал, что Люсиль чувствует себя еще хуже.
— Держись, — сказал я. — Мы выберемся отсюда, дорогая.
Эрджилл что-то резко скомандовал. Кент взял прислоненный к стене лом, под дулом пистолета спустился в яму и принялся пробивать тонкую железную преграду. И тут я услышал шаги — далекие, неровные шаги, доносившиеся снизу! Эрджилл тоже услышал их, поскольку издал торжествующий, кудахтающий смешок.
— Быстрее, Фред, еще быстрее! — выкрикнул он. — Мы должны быть готовы!
Я не видел Кента в тени, но услышал, как он напал на диск с удвоенной энергией. Когда тот был наконец открыт, парень выбрался из ямы.
Эрджилл подошел к краю, всматриваясь вниз, но не забывая бросать на нас быстрые взгляды. Я мельком увидел под диском темный, грубый подвал, а в нем — постамент, очевидно, предназначенный для гроба. Вот только теперь постамент был пуст. Также я заметил странные следы на полу — темные, овальные пятна, слишком большие, чтобы быть человеческими следами!
Стук… стук… застучали внизу чьи-то гигантские шаги. Я ощутил в могиле под нами чье-то присутствие! Послышался шелест, и Эрджилл торжествующе завопил, отпрыгнув назад.
— Обитатель! — закричал он. — Он идет!
Старик замолчал и нагнулся, чтобы поставить лампу на пол. Я почувствовал, как Кент отталкивает меня назад, подальше от ямы, и сделал шаг, покрепче обняв Люсиль.
Что-то поднималось из древней могилы, что-то огромное и черное, очень медленно движущееся верх. Нечто неопределенно человекоподобное, но покрытое грязью и блестящей слизью.
— Жрец друидов! — услышал я хриплый шепот Кента. — Обитатель склепа!
Раздутый, огромный и мерзкий за пределами всякого воображения, он поднимался, как квинтэссенция всей Грязи и Зла. Никто не мог противостоять ему. С черного шара головы на нас смотрел единственный горящий глаз, а ужасно длинные, обезьяньи лапы заканчивались большими кривыми когтями.
Эрджилл отскочил к нам, угрожающе подняв пистолет, схватил Люсиль и толкнул ее вперед прежде, чем я успел что-либо предпринять. Его рука уцепилась за пеньюар и сорвала его с девушки. Сильным толчком он послал ее к яме. Люсиль упала на самом краю и затихла.
Выругавшись, я бросился было к ней, но почувствовал, как Кент схватил меня.
— Ждите! Терпите и ждите! — прошептал он.
Я попытался освободиться, но он держал меня крепко.
Обитатель вышел из ямы медленно, тяжело. Но не остановился возле нагой Люсиль, а вместо этого шагнул прямо к Эрджиллу! Дядя, с лицом, больше похожим на посмертную маску, стал медленно отступать. И столь же медленно, очень медленно, Обитатель пошел за ним. Эрджилл попытался уйти через дверь, но чудовищное существо все же опередило его, несмотря на свои размеры. Старик оказался зажатым в угол, а мы едва смели дышать. Тут нервы Эрджилла не выдержали, и он принялся выкрикивать проклятия и безумные слова:
— Забери их! — кричал он существу. — Эти трое предназначены в жертву… Забери…
Внезапно старик принялся стрелять. Выстрелы гулким эхом отразились в комнате. Затем Эрджилл пораженно уставился на разряженное оружие, а Обитатель снова двинулся к нему. Дядя прижался к стене. Лицо его было ужасно. Губы отвисли, глаза застыли, глядя на нечеловеческий ужас, стоящий так близко к нему. Кривые когти потянулись к горлу Эрджилла.
Старик издал ужасный вопль, зашатался и рухнул на пол. Его бледное лицо слепо уставилось в потолок в тусклом свете лампы. Я сразу понял, что он мертв. Затем я услышал выстрелы. Кент протиснулся мимо меня с пистолетом в руке. Он стрелял снова и снова. Обитатель очень медленно повернулся. Его единственный глаз, казалось, впился в нас…
А Кент продолжал стрелять в его уродливое туловище. И Обитатель упал. Рухнул на землю возле дяди и принялся извиваться, словно громадный червяк. Кент продолжал стрелять. А затем… затем произошло то, что заставило меня задохнуться от изумления, когда я взглянул на лежащую на полу тварь. Поскольку из безликой, покрытой слизью головы внезапно зазвучал хриплый голос:
— Будь ты проклят, Кент!.. Ты нарушил наш…
Фраза закончилась предсмертным хрипом.
Казалось, я неподвижно стоял целую вечность, мысли проносились в голове со скоростью молнии. Я услышал голос Кента, в котором не было ни малейшего страха.
— Свинья! — холодно сказал он. — Зачем же ты…
— Значит, вы виноваты во всем этом! — перебил я. — Вы все это придумали!
Его глаза за очками в роговой оправе удивленно взглянули на меня.
— Да, конечно, — сказал он. — Теперь, к сожалению, я буду вынужден убить вас. Я не планировал… Стоять!
Под угрозой пистолета я отступил на шаг. Если бы только удалось потянуть время, то, может быть…
— А кто ваш приятель? — спросил я как можно спокойнее.
— Да тот парень, что поймал вас арканом, — усмехнулся Кент. — Человек, который привез вас сюда. Долгое время он работал на меня. Но все пошло не так, как было спланировано. Я не хотел убивать эту старую свинью Эрджилла! Я планировал лишь свести его с ума. Но я не знал, что у него такое слабое сердце…
— Но почему? — в отчаянии спросил я. — Что вы имели против моего дяди? Он же оказывал вам поддержку…
— После того как убил моего отца! — отрезал Кент. — Вы что, не знали этого? Да, они были партнерами. Но Эрджиллу удалось обмануть моего отца и обобрать до нитки. Я сам узнал все это лишь несколько месяцев назад, когда нашел его старую записную книжку. Тогда я решил отомстить подонку, ударив по его самому слабому месту — вере в оккультизм.
— А откуда взялась рукопись?
— Это просто подделка. Я узнал об этом замке и проделал большую работу в подвале. В склеп, конечно, ведет еще один вход. Затем я сочинил легенду, которая должна была показаться Эрджиллу подлинной, и сказал, что нашел пергамент. Как я и ожидал, он купил замок и решил поработить Обитателя. Я вовсе не хотел убивать вас! — наивно воскликнул он. — Напротив, я попытался спугнуть вас нападением и жутким рассказом об Обитателе. Я не подумал, что Эрджилл может создать проблемы.
Внезапно я кое-что вспомнил.
— А когда вы сказали Эрджиллу, что, если вскроете склеп, то Обитатель вырвется наружу, то на самом деле говорили это ему? — я кивнул на неподвижную черную фигуру у ног.
— Да, — подтвердил Кент. — Он сидел на балконе, и эта реплика была предназначена для него. Я решил позволить Эрджиллу действовать, как он хочет. Разумеется, я позаботился зарядить его пистолет холостыми патронами. Я планировал убить Обитателя, затем разоблачить его и удивиться так же, как вы, — он мрачно усмехнулся и закончил: — Естественно, никто бы не подумал меня подозревать. Все бы решили, что наш приятель хотел разыграть Эрджилла и меня. Но чертов дурак начал говорить. Этого я не ожидал. Так что…
Он поднял пистолет. Его дуло показалось мне громадным, точно черный туннель, собирающийся поглотить меня. Я напрягся, прочитав в глазах Кента готовность убивать, хотя понимал, что у меня нет ни малейшего шанса. Палец его напрягся на спусковом крючке!..
И тут в склепе раздался крик. Краешком глаза я увидел, как белая фигура — Люсиль! — вскочила и бросилась к двери.
Мгновенно я понял ее план. Кент не посмел бы позволить ей спастись. Ствол пистолета дрогнул, на мгновение отклонившись в сторону. И тут я прыгнул.
Бок мне обожгло, словно огнем, когда пистолет выстрелил. Я столкнулся с Кентом и схватил его за запястье, выворачивая оружие. Снова раздался выстрел, я услышал, как пуля с визгом отскочила от каменной стены. Я злобно выкрутил запястье Кента, и оружие упало на пол. Коленом он хотел ударить мне в пах, но я повернулся, уклоняясь от удара. Тогда его пальцы вцепились мне в горло. Внезапно я почувствовал, что силы мои иссякли, и понял, что борьба совершенно опустошила меня. В отчаянии я рванулся назад.
Мы оказались на краю ямы, дыхание со свистом вырывалось у меня из горла. Мгновение мы шатались на самом краешке, затем покатились вниз. Железные пальцы не отпускали мое горло и сжимались все сильнее.
Затем я почувствовал под собой пустоту, мы полетели вниз и ударились о дно с такой силой, что я на мгновение потерял сознание. Но тут же пришел в себя и с трудом поднялся на ноги, так как руки, стискивавшие мне горло, разжались.
Кент лежал плашмя на спине, уставившись неподвижными глазами за очками в роговой оправе. Странно, но очки уцелели. На камнях вокруг его головы расплывалось неровное темно-красное пятно.
— Джим! — послышался голос Люсиль, стоявшей на краю ямы и глядевшей вниз на меня. — Тебе больно? Он…
— Со мной все в порядке, — с трудом ответил я. — А Кент… он мертв.
Рядом на полу лежала лестница, которую поддельный Обитатель, поднявшись, отшвырнул ногой. Так что было несложно поставить ее и выбраться из ямы, которая стала настоящей могилой.
Я поднял с пола пеньюар Люсиль, и она закуталась в него. Затем мы двинулись мимо склепов в главный зал замка. И только там, глядя в голубые глаза своей жены, прикрытые и такие нежные, я ощутил, что зло, сгущающееся вокруг нас, исчезло навсегда.

 

 

 

Назад: Ужас в доме
Дальше: Я, вампир
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий