Смех мертвых

Книга: Смех мертвых
Назад: Ужас Салема
Дальше: Я, волк

Мой брат, вурдалак

Глава I
Терроризируемый город

Непонятное беспокойство охватило меня, пока я смотрел, как черные ветки деревьев шевелятся на фоне звездного неба. В верхней Сьерре в лунном свете есть нечто странное, неуловимо неземное, словно ужасные тайны, скрытые в бесконечном межзвездном пространстве, там становятся ближе… словно завеса между человеком и Неизвестным делается там очень тонкой…
Мне не нравится ночью в Сьерре — нет! Я слышал слишком много странных рассказов — рассказов о чудовищных следах на снегу, располагающихся далеко друг от друга, рассказах о жалобных криках по ночам с верхушек деревьев, похожих на сказочных баньши… И я слышал перешептывания огней на неземном языке на одиноких вершинах, и видел, как что-то бесшумно летает в небе, закрывая звезды.
А кроме того, у Кернвилля была плохая репутация.
Эти легенды люди передают друг другу шепотом, боясь говорить громко. Геологоразведчики бормотали о тайных пещерах, скрытых в этих горах, где занимались жуткими вещами мужчины и женщины, являющиеся не вполне людьми, — они не могли быть людьми, так как плоть человеческая не выдержала бы тех ужасов, что они творили в тайных пещерах.
Они живут среди людей, скрывая отвратительное зло в своих душах, и, очевидно, мирно уживаются с соседями, потому что вроде бы никто из тех, кого я знал, не мог быть связан с этим таинственным культом.
С проходящей по гребню дороги я видел мерцающие огни внизу в долине. Кернвилль.
Там была моя жена.
Я охотился на тарпона в Каталине, а по возвращении в Голливуд обнаружил, что Сандра исчезла. Она оставила записку о срочной телеграмме от Анама Кина, моего дяди, в которой говорилось, что нам с женой жизненно необходимо срочно приехать в нему в Кернвилль.
Сандра, думая, что я пробуду в Каталине еще несколько недель, не захотела портить мне удовольствие. В записке говорилось, что она поедет сама и поможет всем, чем сумеет.
Я мысленно проклял дядю. Сандра была моей женой всего лишь несколько месяцев, она никогда не встречала старого Анама и знать ничего не знала о черной репутации Кернвилля. И уж точно ничего не знала о моем брате.
Джейсон Бентли — мой брат-близнец и моя полная противоположность по характеру и образу жизни. Я всегда стремился жить тихой, спокойной жизнью, а ему не давала покоя тяга к темным знаниям. Будучи еще ребенком, он любил проводить время в компании цыган, особенно одной старухи, которую все считали ведьмой.
Став постарше, брат принялся вовсю погружаться в зло, ступая в различные, печально известные культы. И всегда он был наиболее активным и наиболее влиятельным лишь в одном — во Зле. Именно он основал Клуб Садомазохистов, который когда-то вызвал в Голливуде такой скандал. И, наконец, он уехал жить к дяде Анаму, о чем я ничуть не жалел.
Мы ссорились при каждой встрече, несмотря на странную внутреннюю связь, которая должна быть у всех близнецов. До меня доходили слухи о его деятельности в Кернвилле, но я знал, что ничего не могу с этим поделать. Было время, когда я протестовал и умолял брата бросить все это, но на своем горьком опыте научился, что только нарвусь на оскорбления, пытаясь спасти Джейсона от злой участи, которую избрал он сам.
Две мили назад машина, на которой я ехал в Кернвилль, сломалась. Мой водитель, молодой человек с выпуклыми глазами и слабовольным подбородком, оставил мне на выбор пройти остальную часть пути пешком или провести с ним ночь в тесной машине. Я расплатился, взял чемоданы и пошел пешком. Это была опасная экскурсия, несмотря на неестественно яркие звезды и луну, потому что с одной стороны дорога тянулась над пропастью. Но теперь, увидев расстилавшийся внизу Кернвилль, я почувствовал облегчение. Даже пользующийся дурной славой город лучше, чем темная дорога и странная тревога, угнетавшая меня. Из освещенного строения впереди раздался взрыв смеха, и я поспешно двинулся туда. Это был, очевидно, деревенский магазин. Через окно я увидел листы оберточной бумаги, накрывающие товары. Проеденные древоточцами ступени крыльца заскрипели у меня под ногами.
Я открыл дверь и вошел. Люди, собравшиеся у печки, обернулись. Один что-то крикнул, и стул под ним внезапно раскололся. Он полетел на пол, но тут же поднялся на ноги — высохший, изможденный пожилой человек с пятнами от табака на свисающих усах. Он впился в меня по-рысьи желтыми глазами, из уголка приоткрывшегося рта потекла струйка слюны. Если я когда-либо и видел абсолютный страх на человеческом лице, то именно сейчас. Он беззвучно пошлепал губами, но не смог ничего сказать. Затем откашлялся и все-таки выдавил из себя хриплое:
— Чур меня! Ты… Ты… вернулся…
Он замолчал, задохнувшись. Озадаченный, я поставил чемоданы и шагнул к нему. Тогда он закричал — буквально закричал! — на меня:
— Держись от меня подальше! Не трогай меня… Чур! Чур!
Я остановился, глядя на других в поисках объяснения, но от них было мало помощи. В их выпученных глазах отражался тот же страх, что и на лице стоящего передо мной человека. Старик, похоже, обезумел от страха. Прежде чем я успел шевельнуться, он выхватил из-под рубашки револьвер — старомодный, но все же достаточно смертоносный, тем более, что он носил следы смазки. Старик направил оружие на меня.
Думаю, в тот момент я был ближе к смерти, чем когда-либо. В глазах старика не было никакого гнева — только страх, только невероятный ужас. Но там была также и готовность убивать. Тогда я бросился на него, понимая, что не успею.
Револьвер выстрелил. Я остановился, в течение одной безумной секунды задавая себе вопрос, почему я не чувствую боли. Затем услышал у себя за спиной звон разбившегося стекла и увидел, что какая-то девушка борется со стариком, пытаясь отобрать у него револьвер. У нее это не получалось, но через мгновение я пришел в себя, шагнул вперед и вывернул оружие из его застывшей руки. Остальные не сделали ни движения, чтобы остановить меня, — они только съежились и отпрянули назад, с необъяснимым страхом в глазах.

Глава II
Голос мертвых

Девушка помогла старику сесть на стул и повернулась лицом ко мне. Она была молода, с льняными волосами, голубыми глазами и щеками, алыми, как и ее губы. На ней была рубашка хаки и короткая юбка из того же материала. Я заметил в ее глазах какое-то странное выражение, но когда она заговорила, в голосе не было страха:
— Вы… Джейсон Бентли?
При этих словах собравшиеся коротко вздохнули. Старик задрожал и замахал на меня руками со скрюченными пальцами, словно хотел оттолкнуть.
— Нет, я не Джейсон, — ответил я. — Я его брат. Брат-близнец. Разве он не рассказывал обо мне?
Но я знал, что Джейсон никогда не стал бы упоминать обо мне этим людям. Потому что в те краткие периоды, когда он не ненавидел меня, он меня презирал, так как не мог заинтересовать исследованиями в области зла, которые сам стремился постичь. Собравшиеся явно вздохнули с облегчением. Девушка внезапно расслабилась — до этого момента я и не замечал, как она была напряжена.
— Я… мы думали… вы знаете, что Джейсон мертв?..
Я пристально поглядел на нее. Смысл ее слов все еще не доходил до меня. Как же так? Джейсон мертв? Тот мальчишка, с которым я играл и с которым дрался — мертв… В тот момент я даже не вспоминал, что именно разделило нас с братом. Я не видел его целых шесть лет… Затем покачал головой, пытаясь выбросить из головы образ мальчишки с темными любопытными глазами. Внезапно горло у меня перехватило.
— Я не знал, — хрипло выдавил я. — Когда… Как это случилось?
Девушка отвела взгляд — слишком быстро. Я уставился на старика, который поднялся со стула и захромал ко мне. Он стиснул мне руку, и я вздрогнул от прикосновения его костлявых пальцев. Его глаза буквально впились мне в лицо.
— Вы — его брат? Его брат? Я думал… — внезапно он рассмеялся неприятным, кудахчущим смехом и придвинул свое высохшее лицо вплотную ко мне, так что я ощутил резкий, грязный запах его дыхания.
Я не совсем мог понять выражение его лица — в нем смешалось облегчение и гнев, и, я почти уверен, какое-то предчувствие.
— Вы же не останетесь здесь? — спросил он. — Здесь плохое место, чтобы остаться.
Я услышал в его голосе угрозу, но проигнорировал ее.
Так или иначе я чувствовал, что задыхаюсь, и стремился выйти на свежий ночной ветерок. Я не хотел узнать о смерти брата от этих людей. Мой дядя…
— Вы можете мне подсказать, где дом мистера Кина? — холодно спросил я.
Люди у печки громко вздохнули.
— Я покажу вам, — раздался уверенный голос, и девушка отстранила стоящего передо мной старика. — Я Диана Линк, — сказала она. — Это мой дедушка. Мне очень жаль, мистер Бентли.
Я заметил сочувствие в ее глазах. Старик потянул было ее за руку, но она резко вырвала ее.
— Ваш брат умер на прошлой неделе. А разве вы не…
— Спасибо, — резко перебил я ее.
Я чувствовал дурноту в этом жарком, вонючем помещении, когда все сплотились, неприязненно глядя на меня колючими, как иглы, глазами. А кроме того, я хотел поскорее найти дядю… и Сандру.
— Дом мистера Кина… Он где-то рядом?
Девушка заколебалась и бросила взгляд на старика.
— Просто выйдите на дорогу. Вы не сможете пропустить его. Он за городом… Там поворот на кладбище, и дом рядом с ним. Первый дом после кладбища… Идемте, я покажу вам.
Я последовал за ней, довольный возможностью уйти. Когда я выходил в двери, у печи раздался взволнованный гул голосов. Девушка ждала меня на дороге.
— Вон там, — она указала на несколько желтых квадратов вдалеке. — Просто идите по дороге, и все будет в порядке.
Мне уже стало лучше, и я вспомнил о хороших манерах.
— Я еще не поблагодарил вас за спасение своей жизни, — сказал я, чувствуя себя глупо.
Это было совсем не то, что я хотел сказать. Но девушка поняла. Она улыбнулась и протянула мне руку. Я взял ее, и под светом звезд какая-то искорка дружбы проскочила между нами и начала разгораться.
— Неважно. На самом деле, это я должна принести извинения за дедушку. Старый Хес… Понимаете?
И опять что-то промелькнуло в ее взгляде. Девушка снова улыбнулась мне. Я понял, что она смущена.
Я пробормотал несколько ничего не значащих фраз и пошел, забыв о чемоданах из-за беспорядочных мыслей у себя в голове. Если бы я знал, какой ужас и зло причинят эти чемоданы… Но я не мог этого знать. И не вспомнил о них, пока не миновал кладбище и подошел к крутому повороту дороги. Но поскольку дом был уже близко, я решил, что смогу сходить за чемоданами завтра утром. Издалека вдруг раздался голос, выкрикивающий мое имя. Я остановился и обернулся. Склон, на котором находилось кладбище, был хорошо виден в ярком лунной свете, а за ним, внизу, горели огни деревни. Мне показалось, что голос доносится оттуда. И снова раздался слабый крик:
— Мистер Бентли… чемоданы…
Тогда я увидел далеко внизу по склону черную фигурку, сгибающуюся под тяжестью двух чемоданов. И тут же узнал голос — голос Дианы Линк.
Я поспешил ей навстречу. Склон был не крутой, но пришлось идти медленно, так как в высокой траве попадались большие камни и выбоины, и я несколько раз чуть не упал. Кресты и надгробные плиты, — побелевшие камни и высохшая древесина, — усеивали склон, а на моем пути стоял большой гранитный склеп.
И именно из него раздался еще один голос.
— Юджин, — сказал он. — Юджин…
И больше ничего. Просто тихий, низкий голос из темноты, зовущий меня по имени. Я промолчал. Девушка ниже по склону прокричала какой-то вопрос. Я не ответил. Я не мог оторвать глаз от склепа. Металлическая дверка оказалась приоткрыта. И в темноте за ней что-то шевелилось. И снова раздался сухой, шелестящий шепот.
— Юджин… Мой брат Юджин!..

Глава III
Не зверь, не человек

Не знаю, закричал я или нет. Я попытался закричать, но горло пересохло и саднило. Наверное, я просто что-то прохрипел, когда ледяной страх стиснул холодными пальцами сердце. В этом небольшом кладбище высоко в Калифорнийской Сьерре что-то выползало из склепа… что-то, что не было человеком.
Это был не человек! Нет! Но это был и не зверь. У твари было раздутое и искаженное, отвратительное, но все же узнаваемое лицо, словно лицо покойника, утонувшего в грязной воде, — лицо моего брата Джейсона! Щеки мешковато отвисли, челюсть стала какой-то мелкой, скотской, кожа заросла жестким волосом. Губы оскалились, обнажая противоестественно острые зубы, глаза горели диким зеленым огнем.
Одета была тварь в какую-то белую изодранную материю, и в прорехи я видел участки кожи, показавшейся неестественно волосатой. Ужасные воспоминания пробудились во мне, воспоминания о прочитанных когда-то рассказах о существах, известных под названием вурдалаки. Там был рассказ о человеке, бродящем среди заброшенных могил в Египте, и о женщине в белом, которая явилась ему и заманила в полуразрушенный саркофаг. Тело твари было закутано в белую одежду, и оно никак не могло принадлежать человеку. И в памяти у меня всплыли слова автора того рассказа:
«Они вечно живут в темных могилах и подземельях, и подстерегают путников, чтобы утолить свой неутолимый голод. Иногда они — изменившиеся мужчины и женщины, которые при помощи черной магии продали душу Сатане, так же, как люди, становящиеся вампирами или оборотнями. Но вурдалаки — самые жуткие из всех ночных ужасов. Это мертвые твари с телом не звериным, не человеческим».
Очень медленно тварь вышла из склепа. Лицо ее казалось бескровным и серым в бледном свете луны. Она горбилась, руки свисали по бокам, словно ей было трудно передвигаться вертикально. Могильное, грязное зловоние ударило мне в нос.
Затем тварь прыгнула. Белые клыки обнажились, когда она набросилась на меня, и я понял, что смерть близка. Руки мои стали бесчувственны, как ледышки, но я все же поднял их, пытаясь отбросить нападающего. Но все было бесполезно. Монстр оказался очень силен, сопротивляться ему я не мог. Зловоние могилы забивало ноздри, я чувствовал, как тощие руки стиснули меня, а мелкие челюсти направились к моему горлу.
Я нанес удар как раз в тот момент, когда губы чудовища уже прикоснулись к моей коже. И услышал вскрик и быстрый топот ног. Затем я сделал шаг назад…
Что произошло затем, я помню, словно в тумане. Я почувствовал удар по затылку, который заставил меня задохнуться от боли, и понял, что теряю сознание. Немертвая тварь со вздувшимся лицом черным силуэтом вырисовывалась на фоне луны. Через ее сутулое плечо я увидел, как девушка — Диана Линк — бежит ко мне с побелевшим лицом и открытым в крике ртом. Она увидел, как на меня напала тварь, и бежала на помощь — благородно, но бессмысленно. Она заколотила кулачками по спине чудовища.
Тварь обернулась. В этот момент Луна внезапно зашла за облачко, и в наступившей темноте я только увидел, как темная фигура поднялась с меня и повернулась к девушке. Мелькнул силуэт ее безносого профиля, и я услышал, как Диана издала ужасный крик. Только один.
Затем я погрузился во тьму…
Они были толстыми… толстыми! Они ползали по мне и о чем-то перешептывались. Они дразнили меня пронзительным, безумным смехом, они душили меня своей вонью. В темноте лишь эта вонь, не дававшая дышать, была единственное реальностью. Тени продолжали роиться вокруг. Смех их становился все тише. Это был уже не смех. Шепот. Шепот и страх заполнили все вокруг…
Но теперь это были лишь тени. Вокруг меня стояли люди, и чья-то рука поддерживала меня за плечи, помогая встать. Сверху уставилось чье-то бледное лицо… Лью Кин, мой кузен. А позади него стоял его отец — мой дядя, Анам Кин.
Они казались странно похожими, но светлая, буйная красота младшего словно посмеивалась над увядшим обликом старшего. И теперь они оба не выглядели красавцами, потому что страх туманом пал на них лица. В лунном свете Лью казался почти таким же изможденным, как и его отец. А вокруг стояли другие люди. Некоторых я узнал — тех, с кем столкнулся в магазине. Эйб Линк склонился над чем-то бесформенным, белым и темно-красным, в коричневых лохмотьях…
Лохмотьях хаки!.. Эти ужасные останки были… были… Дианой Линк. Волна тошноты подступила к горлу, а бледное лицо Лью придвинулось ближе.
— Что это было, Джин? — дрожащим голосом спросил он. — Мы услышали крики и… Это, правда, было какое-то животное?
Мне показалось, что я различил в его голосе мольбу. Неужели Лью тоже видел эту тварь, обитающую в склепе?
— Нет, — ответил я, стараясь не глядеть на лежащее рядом тело. — Я… ну…
Я понял, что не могу продолжать. Лью сунул мне в руки флягу, и я поспешно сделал глоток. Эйб Линк шагнул вперед. Беззубый рот под свисающими усами был открыт, в глазах ползали червячки безумия.
— Это был… он, — прошептал старик. — Разве не так? Ваш… ваш брат…
Мой брат вурдалак! Не знаю, каким образом мне удалось рассказать, что я видел, и по собравшимся как будто прокатилась волна страха.
— У него была сила! — невнятно пробормотала какая-то старая карга. — Темная…
Кто-то рыкнул на нее, и женщина умолкла. Что это за неопределенные намеки на Зло, витавшие над городком?
За дело взялся старый Анам Кин. Под его руководством толпа постепенно рассеялась. Анам быстро посовещался с долговязым человеком с подвижным лицом, на рубашке которого висела звезда шерифа, затем повернулся ко мне.
— Давай иди-ка в дом, — сказал он. — Лью, помоги Джину. У него сильный шок. А я пока что останусь здесь.
Идти вверх по склону оказалось трудно, так как я все еще чувствовал слабость. Дом дяди произвел на меня впечатление древнего замка, находящегося под осадой орды дикарей. Старый замок стоял на вершине склона, над кладбищем, и россыпи могильных камней казались армией, угрожающей его обитателям. И когда я вошел внутрь, это впечатление не рассеялось. На стене сразу напротив двери был ярко сияющий, отвратительный эскиз — картина пастелью, исполненная в ядовито-фиолетовых цветах, изображающая человека, явно объятого страхом, которому противостояла поднимающаяся из кипящего тумана кошмарная голова.
Голова была написана с удивительным, почти дьявольским искусством. Гигантские клыки торчали из широко раскрытого, точно пещера, рта, вытянутый, точно морда зверя, нос, над которым сверкал огромный, трехсложный, отвратительный глаз. В целом картина была написана в манере совершенной, но не менее отвратительной нереальности. Лью заметил, что я разглядываю картину.
— Не обращайте на нее внимания, — сочувственно сказал он. — Ее написал Сеннет — Ян Сеннет. Вы встретитесь с ним сегодня же вечером… точнее, уже утром. Он… папа заинтересовался этим художником и пригласил его к нам погостить несколько недель. Я не разбираюсь в живописи, но папа уверяет, что он огромный талант. Но сейчас вам явно не нужна лекция. Я приготовлю кофе… А вот и Сандра.
С поклоном он покинул комнату, а в моих объятиях оказалась Сандра, крепко вцепившаяся в меня, и в ее карих глазах медленно таял страх.
— Мой дорогой, — прошептала она. — Джин, я так испугалась. Я подумала, что это ты. Анам Кин велел мне не выходить из дома, когда мы услышали крики. Он сказал, что мне лучше остаться с Сеннетом.
Я вопросительно оглянулся.
— Нет, здесь его нет, — сказала Сандра. — Я думаю, он тоже пошел туда. Джин… твой брат убит.
— Убит? — сказал я. — Как убит?
— Его кто-то застрелил. Тело нашли на дороге.
— Кто это был? Полиция, разумеется…
Сандра прикусила губу.
— Здесь что-то не так, Джин. Анам не хочет вмешивать сюда полицию. Он как-то договорился с шерифом. Я не уверена, но… мне кажется, твой брат ввязался во что-то… в какие-то неприятности, и Анам боится, что полиция может до этого докопаться. Все эти грабежи…
Это было новостью для меня.
— Какие грабежи?
— Я и забыла. Ты был в отъезде, Джин, когда это появилось во всех газетах. За последние шесть месяцев в этом районе произошло довольно много грабежей, и в последнее время полиция решила, что они являются делом рук одной банды. Банки, туристические лагеря — любые места, где водятся деньги. Жертвы, похоже, боятся откровенничать, поэтому о грабежах перестали писать.
— Но Джейсон вряд ли имеет к этому какое-то отношение, — заявил я. — Он никогда не заботился о деньгах.
Какое-то движение позади заставило меня быстро обернуться. В дверях стоял Эйб Линк. В руке у него был револьвер. Одежда его была в крови. Губы нервно подрагивали, глаза неестественно ярко блестели.
— Он был твоим братом, — монотонно выговорил старик. — Он был возле тебя и передал тебе свою силу.
— Послушайте, Линк… — начал было я, осторожно подвинувшись так, чтобы Сандра оказалась у меня за спиной.
Но, не обращая на меня внимания, старик продолжал тем же голосом:
— Может, если я убью тебя, все снова утихнет…
Револьвер угрожающе качнулся. Позади него я заметил в темноте какое-то движение. Внезапно из темноты показалось чье-то лицо — смутное, едва различимое.
— Эй, — послышался голос. — Бросьте оружие, Эйб. Бросьте его.
Я видел, что старик заколебался.
— Отдайте мне револьвер, — потребовал голос.
Из полумрака появилась рука и вынула револьвер из разжавшейся руки Линка. Незнакомец повернул старика и осторожно подтолкнул его.
— Идите домой, Эйб, — спокойно велел он.
И тот пошел, даже не обернувшись.
— Ян! — воскликнула Сандра дрожащим голосом, прижав руки к груди.
Человек вышел из темноты в зал. Это оказался Ян Сен-нет, художник. Я внимательно оглядел его. Парню, казалось, было слегка за двадцать, мягкое круглое лицо с полуопущенными веками, придающими ему сонное выражение. Он откинул со лба непослушные волосы.
— Привет, — поздоровался художник. — Любопытное местечко этот Кернвилль, не так ли? Не благодарите меня, я ненавижу, когда меня благодарят. Вы муж Сандры?
Я кивнул и протянул руку.
— Все равно спасибо.
— Не берите в голову, — небрежно отмахнулся он. — Между прочим, я был с остальными на кладбище. Они исследовали склеп — эту семейную гробницу, знаете ли…
— Ну и? — сказал я.
Внутри у меня возник холодок. Сандра придвинулась ближе, и я понял, что она уже поняла, что Сеннет собирался сказать. Сеннет пристально поглядел на меня.
— Они осмотрели гроб вашего брата, — продолжал он. — Гроб был вскрыт. И пуст.

Глава IV
Ужас в темноте

Я плохо спал той ночью, однако к рассвету погрузился в беспокойную дремоту и окончательно пробудился лишь к середине утра. Пока одевался, у меня возникло намерение докопаться до сути отвратительной тайны, окутывающей Кернвилль. Ни Яна Сеннета, ни моего кузена Лью Кина не было за столом за завтраком, а старый Анам казался этим утром каким-то слабым, и мне расхотелось просить его проводить меня после завтрака в городок. Что бы я там ни нашел, придется раскапывать это самому. Но у дверей меня поймала Сандра, поправляя крошечную плоскую шляпку на золотисто-каштановых волосах.
— Я иду с тобой, Джин, — негромко, но твердо сказала она, и я не сумел ее отговорить.
Вместе мы отправились в Кернвилль. Мне не понравилось это место. Оно было древним — очень древним, и мне показалось, будто в этой атмосфере старины медленный процесс распада странно ускоряется. У таких городков в горах существует какая-то особая атмосфера, словно они отделены от остального мира странной завесой. И пока мы с женой шли по улицам, на нас бросали непонятные взгляды. Угрожающие, злые взгляды, в которых был страх пополам с ненавистью. Я даже пожалел, что Сандра вообще приехала сюда.
Возле универмага я остановился, осматриваясь. Магазин казался пустым, лишь один человек стоял за прилавком — худой молодой парень с растрепанной шевелюрой. До моих ушей вдруг донеслись какие-то едва слышные шепотки, и мне не понравилось услышанное. Я поторопил Сандру войти внутрь.
— Эйба здесь нет, — вяло сказал юноша, пряча водянистые голубые глаза.
Я бросил на прилавок доллар для вида.
— Это неважно, — сказал я ему. — Мне просто нужна информация. Возможно, вы сумеете мне помочь.
Глаза юноши на миг встретились с моими. Он взял доллар и спросил:
— Что вы хотите узнать?
Я помолчал, затем тихо произнес:
— Чего вы боитесь… И чего боится весь Кернвилль?
Я надеялся неожиданным вопросом выдавить из него какую-нибудь подсказку, и на мгновение показалось, что я преуспел. Продавец было дернулся, но тут же пришел в себя.
— Ничего, — быстро ответил он, слишком быстро. — Что вы имеете в виду?
— Молох, да? — предположил я. — Дьяволопоклонничество?
— Я не знаю, о чем вы говорите, — лицо парня стало безразличным.
Сандра коснулась моей руки и кивнула на дверь. Снаружи перед дверью уже собралась небольшая толпа, наблюдая за нами.
— Ладно, — спокойно сказал я. — Пойдем отсюда, дорогая. Думаю, нам вообще не стоило приходить.
Выйдя из двери, я понял, что толпа выросла. Шепотки слились в зловещее бормотание. Я быстро начал проталкиваться через людей, таща за собой Сандру. Внезапно дорогу мне перегородила старая, высохшая ведьма с морщинистым лицом.
Я попытался пройти мимо нее, но она не пустила. Сердитый ропот становился все громче. Я увидел страх на бледном лице Сандры.
— Чего, черт возьми, вы хотите? — огрызнулся я на старую каргу.
— Вы спрашивали о дьяволе! — проскрипела она, беззубо шепелявя и тыча костлявыми пальцами мне прямо в лицо. — Почему вы не уезжаете, а?
— Это не ваше дело, — огрызнулся я, начиная сердиться.
— Вам не надуть меня, молодой человек! — закричала она, трясясь, словно паралитичка. — Вам и вашему проклятому брату! Если бы вы не приехали…
Толпа вдруг затихла.
— То что бы было тогда? — спросил я.
— У него не было бы сил восстать из могилы! — завопила она. — Вы дали ему свои силы… все знают о связи между близнецами через мозг, сердце и душу! От вас он получил силу и ожил!
Внезапно я понял, что мы с Сандрой находимся в реальной опасности. Я понял это по молчанию местных жителей, более угрожающему, чем их предыдущее бормотание. Я подхватил Сандру под руку и отстранил ведьму с дороги.
На мгновение я подумал, что нам удастся уйти. Толпа была сердита, но нерешительна. Требовалась искра, чтобы поджечь трут. И такой искрой стала старая ведьма.
Выкрикивая проклятия, она бросилась на меня, нацелившись в лицо длинными ногтями. Инстинктивно я вскинул вверх руку, и старуха, потеряв равновесие, свалилась на землю. Тут же я ощутил толчок в плечо, и через долю секунды оказался уже в гуще драки. Сандра куда-то делась — куда, я не знал. Я молча боролся, испытывая радость, когда мои кулаки ударяли по мягкому и следом слышались вопли боли. Это была драка, у которой мог быть лишь один исход, но я жаждал оставить как можно больше памяти о себе, прежде чем силы иссякнут.
На меня тоже со всех сторон сыпались удары, и когда я был, наконец, сбит с ног, то увлек за собой ближайшего противника. Им оказался массивный рыжеволосый человек с лицом, уже попробовавшим моих ударов и залитым кровью.
Я знал, что нахожусь не в лучшей форме, но все же стиснул пальцами горло противника, а ногами, как ножницами, сжал ему талию. Я лежал под ним на спине, так что был несколько огражден от ударов всех остальных. Изо всех сил я сжимал рыжему бычаре толстую шею. Он попытался нажать большими пальцами мне на глаза. Я отклонил голову в сторону и продолжил его душить. Внезапно он обмяк, и в тот же момент мне в голову прилетел сильный удар. Я почувствовал, как закружилась голова, а силы совсем иссякли.
Снова и снова чей-то тяжелый ботинок бил мне в голову, пока я не полетел в черно-багровую тьму. Я еще смутно чувствовал, что меня переворачивают и куда-то тащат за ноги, а затем я не чувствовал вообще ничего, пока не очнулся с пульсирующей болью в голове, весь трясущийся от холода. Я лежал на спине со связанными руками и ногами. Очевидно, я был в подвале, смутно освещенном через грязное окно. Рядом я увидел Сандру, тоже связанную, в изорванной одежде. Очевидно, она тоже принимала участие в драке и тоже была избита. Внезапно из полумрака появился какой-то человек. Я узнал в нем рыжего, которого душил, пока он не потерял сознание. Лицо его было бледно, и с чувством удовлетворения я увидел на толстой шее темные пятна. Он заметил мой взгляд и выругался.
— Ну что, умник? — пробурчал он.
От удара я вскрикнул. Сандра протестующе закричала, и он повернулся к ней. Я увидел, как его крошечные глазки засверкали. Когда он уставился на ее изорванную блузку, под которой была видна мягкая грудь.
— Думаешь, это сойдет тебе с рук? — быстро сказал я.
Он опустился на колени возле Сандры. Его тело загородило мне обзор, но я услышал ее резкий вскрик. Выкрикивая ругательства, я стал натягивать свои путы и почувствовал, что веревки немного подаются. Связали меня слишком торопливо и небрежно, но я понимал, что у меня будет мало шансов освободиться в присутствии рыжеволосого стража.
Однако теперь он не уделял мне внимания, и я принялся быстрее выпутываться из веревок. Еще одна серия ругательств вырвалась у меня, когда Сандра застонала, а рыжий резко рассмеялся.
Тут все и произошло. Раздался звон разбитого стекла, и рыжий замер, по-прежнему стоя на коленях. В полумраке я смутно увидел, как он повернул голову. Потом раздался тяжелый, глухой стук, и что-то появилось в подвале. Что-то, смеющееся с нечеловеческой монотонностью, пока продвигалось вперед…
Что-то скрюченное, ужасное и безносое, одетое в белый могильный саван! Эту тварь я видел вчера вечером!
Продолжая все так же монотонно смеяться, она рванулась вперед. Рыжий успел вскочить на ноги, но тут же упал под тяжестью навалившегося на него существа. Они оба оказались в тени, я лишь слышал тяжелое, резкое дыхание. В отчаянии я яростно стал дергать веревки. Из темноты послышался стон. Голос рыжего здоровяка был почти неузнаваем от страха. Потом я услышал шепот, замогильный шепот чудовища. И рыжий закричал, словно проклятая душа в аду!
Крик сменился каким-то бульканьем, и я понял, что в подвал пришла смерть. Потом белая тварь поднялась. С жуткой стремительностью она бросилась к Сандре, и из моего горла вырвался отчаянный вопль. Но она не напала. Вместо этого она наклонилась и легко подняла девушку. Не уделив мне вообще никакого внимания, она метнулась через подвал к окну. На секунду послышалась какая-то возня, а затем — тишина.
В тот же миг я сумел освободить руки. Потребовалась пара секунд, чтобы сорвать остальные веревки, и я уже был на ногах. Одновременно сверху раздалось бормотание чужих голосов. Дверь распахнулась. Подвал ярко осветился.
Я взглянул на лица вошедших, которые мгновенно изменились, побледнев от ужаса, когда увидели, что лежит у моих ног. Это было тело охранника — уже не живое и мало похожее на человека! Мертвенно-бледное, ужасное лицо, все изорванное и покрытое темно-красной кровью, словно ужасный монстр грыз и терзал его!
След вурдалака! Я использовал в своих интересах отсрочку, которую дало мне открытие этого ужаса. Стремглав я помчался через подвал к окну. Уже прыгая в разбитое окно, я услышал гром выстрела и почувствовал удар по ноге, когда пуля оторвала каблук моего башмака. Но у меня не было времени останавливаться, и я побежал по улочке к дому дяди, и жаждущая крови толпа неслась следом за мной!
Сердце колотилось у самого горла. Мой ошеломленный мозг попытался хоть как-то объяснить события, в которые оказались вовлеченными мы с Сандрой. Неужели я и правда оживил своего мертвого брата?

Глава V
«Приветствую тебя, Сатана!»

В конце улицы я бросился резко вправо и побежал по склону. Позади ревела толпа, и я снова услышал выстрел. Наверное, слепая удача заставила меня бросить взгляд на кладбище — и я увидел нечто, заставившее меня остановиться и перехватившее дыхание.
За дверцей склепа Кинов мелькнули и исчезли две фигуры. Две белые фигуры — и одна из них несла другую. Я увидел их лишь на мгновение. Затем они исчезли, а я издал хриплый крик и рванулся к кладбищу, забыв о преследующей меня по пятам толпе.
Ревущая толпа неслась за мной. Когда я добежал до склепа, то совсем задохнулся, но, не останавливаясь, бросился во мрак, царивший внутри. Склеп был пуст. В нишах вдоль стен лежало с десяток каменных и деревянных гробов, один из них оказался открыт и расколот. Слава богу, он был пуст.
Я оглянулся, подумав, что, возможно, преследователи потеряли мой след, но увидел, как прямо к склепу несется разъяренная толпа. Я мгновенно осмотрелся, и что-то попало мне на глаза, кусок материи, высовывающейся из-под каменного саркофага. И эту материю я узнал. Это был обрывок платья Сандры. Или его зажало там, или специально оставили в качестве подсказки. Без сомнения, гроб был фальшивым. Я нажал на него, и он на хорошо смазанных стержнях откатился в сторону, открывая черную яму. Колебаться времени не было. Я быстро скользнул в яму и повис на руках, пока не нащупал пальцами ног твердый пол. Чиркнув зажигалкой, я увидел на днище саркофага ручку и, потянув за нее, задвинул гроб на место. Пока я ждал, тревожно глядя вокруг, наверху послышались шаги. Но, очевидно, тайна фальшивого гроба никому не была известна. Зажигалка осветила сырые стены туннеля, вырезанного в твердой скале и уходящего под крутым углом вниз, в темноту. Я осторожно направился по нему. В голове, точно личинки, копошились кошмарные предположения.
Ужасен был этот путь под древним кладбищем с призраками! Наверное, так чувствовала себя умершая душа, направляясь глубоко под землю к легендарному адскому городу Дису, окруженному железной стеной, раскаленной докрасна от вечного пламени… И меня, наверное, тоже ждет плачевная участь в конце этого туннеля!
Наконец я вышел в пещеру с высоким потолком, смутно освещенную факелами, торчащими в специальных гнездах на стенах. Невдалеке горело более яркое пламя, и я замер, уставившись на алтарь.
Алтарь был вырезан из прекрасного мрамора и представлял собой глобус. На его глянцевой поверхности я легко различил контуры Африки, Евразии и обеих Америк. Остальная часть была залита чем-то темным, словно по нему к полюсу бежали ручейки грязной жидкости. Похоже, я знаю, что это за жидкость…
Пещера оказалась пуста, в стенах ее зияло несколько входов в туннели. Я сказал, что пещера была пуста… но это было не так. Тут имелся владелец. Позади алтаря вздымалась высокая, до самого потолка, статуя. Огромная, чудовищная, она изображала кого-то черного, уродливого, присевшего на корточки и совершенно отвратительного, с плеч его свисало два больших крыла, похожих на крылья летучей мыши. Это был не человек и не зверь, но соединял в себе природу обоих. Его тело покрывали косматые волосы, кривые козлиные ноги заканчивались копытами, как у животного.
Длинные руки были гладкие и черные, с сетчатым узором, словно у ящерицы, они, казалось, извивались, словно змеи. А голова… О, боже! Ужасная, ужасная голова! Она была самым чудовищным из всего! Потому что на грубом, уродливом, омерзительном теле сидела голова ангела!
Тонкие черты лица, словно вырезанные из слоновой кости, показались мне необычайно прекрасными. Как я могу описать неземную красоту этого лица? Это были небеса, сомкнувшиеся с адом… Ариэль и Калибан… смесь ангела и грязного демона!
Пламя на алтаре вспыхнуло ярче. Казалось, оно что-то зашептало. С внезапным страхом я шагнул назад.
И тут пещера внезапно вспыхнула у меня перед глазами, и я полетел в пропасть вместе с осколками мира!
Не могу сказать, сколько времени я провел без сознания. Пульсирующая боль в основании черепа напоминала об ударе, срубившем меня. Я проклинал себя, слепого, беспечного дурака. Как я могу теперь помочь Сандре, связанный и совершенно беспомощный среди безумных сатанистов?
Я лежал у стены. Пещера теперь была ярко освещена десятками факелов, бросающих сердитые красные отблески по стенам. Пещеру наполняла толпа — та самая толпа, что гналась за мной. Но теперь они не обращали на меня внимания. Глаза всех были устремлены на алтарь и статую Люцифера за ним. Невдалеке я увидел Сандру, тоже связанную. Верхняя одежда была с нее сорвана, и во мне стал расти красный гнев, когда я заметил похотливые взгляды, которые бросали на нее собравшиеся. Но никто к ней не лез, и хотя бы за это я был им благодарен.
Голоса вскоре смолкли. Лица нетерпеливо повернулись к алтарю, тишина воцарилась в пещере. Перед идолом встал человек в черном, свободном одеянии. На голове была странная маска — трехлицая, и каждое лицо, похожее на остальные, было красивым и мертвенно бледным, как лик трупа. С дрожью я признал в них голову Люцифера Данте — адскую Троицу и из мифологического Евангелия Никодимуса. Жрец воздел вверх руки, и из толпы послышался шепот:
— Харр! Харр! Аве, Сатана — Саббат!..
Потом заговорил жрец. Голос был знакомым, но я никак не мог его узнать. Очевидно, он был намеренно искажен. Раздались звучные слова на латыни — молитва, древняя, древняя молитва Злу. Скандирование росло. Собравшиеся по очереди проходили вперед и бросали перед черным алтарем деньги и драгоценности. Наконец, когда выросла приличная кучка, скандирование смолкло.
— Вы отдали десятину Владыке, — провозгласил жрец. — Вы отдали ему должное. Но он все равно не рад. Убит один из вас, дорогой Темному. Предательски убит.
Я увидел взгляды, которые собравшиеся украдкой бросали друг на друга.
— Он не может обрести отдохновение. Он восстал и бродит среди нас. Черное предательство проникло в легионы Сатаны, и Он отвернет свой лик до тех пор, пока не будет найден убийца. И вурдалак станет ходить по ночам…
Его прервали. Какой-то человек вскочил на каменный выступ у стены.
— Фрэнк это сделал! — закричал он. — Я видел, как той ночью он вернулся в город…
Кто-то закричал, возникла короткая сумятица. Но она тут же улеглась, и двое вытащили вперед задыхающегося молодого человека с побелевшим лицом — того парня, с которым я разговаривал в магазине старого Эбби Линка. В его глазах метался ужас. Мужчины бросили его на пол перед алтарем.
— Прекрасно, — заговорил жрец с злорадным торжеством в голосе. — В течение многих дней вы бросали вызов Владыке, предоставляя место в ваших рядах предателю. Но теперь вы свободны… Скоро, очень скоро станете свободны!
— Да будьте вы все прокляты! — задыхаясь, закричал парень, вставая на ноги. — Я никогда не хотел заниматься этим! — прорыдал он со страхом и гневом. — Конечно, это я убил Джозефа Бентли. Я узнал, что это он был жрецом, и подумал, что если я его убью, то смогу сбежать из этого… этого… — он не мог закончить, на его лице появилось выражение загнанного животного.
— Ты богохульствуешь, — небрежно бросил жрец. — Джейсон Бентли не был жрецом, но он столь же дорог Владыке, как и все остальные из нас. Поэтому ты умрешь, — он повернулся к толпе. — Вы еще не совсем искупили свой грех, выгораживая предателя, — и он сделал руками какой-то странный жест.
Толпа хлынула вперед, точно вода из прорвавшейся запруды. Парень был поглощен ею и исчез в звериной жажде крови. Он издал лишь один крик, пронзительный и отчаянный, переходящий в жалобный стон, а затем рев толпы заглушил его. Жрец снова поднял руки. Толпа отступила. На каменном полу лежало то, что осталось от юноши. Я почувствовал, как к горлу подкатывает тошнота. Он был буквально разорван на куски!..
— Вы искупили свой грех! — громогласно воскликнул жрец. — Он принял вашу жертву — Бел, Молох, Владыка Ночи, Антагонист!
Его гротескная маска повернулась ко мне. Жрец сделал какой-то жест. Я почувствовал, как меня хватают и развязывают веревки. Потом меня рывком поставили на ноги.
— Подведите его. Владыка все еще жаждет!
Перед алтарем меня заставили встать на колени. Но жрец внезапно, словно передумал, опять сделал жест.
— Нет! — Сначала девушку! А он пусть смотрит, как она умирает!
Я принялся ругать его, горько, грязно, поскольку меня оттащили назад, а к алтарю подтащили Сандру. В ее глазах не было страха, когда она встретилась со мной взглядом, но я знал, каких усилий ей стоило не показывать свой ужас.
Жрец коснулся рычага на алтаре, и пламя погасло. На алтарь положили полуобнаженное связанное тело Сандры. Жрец выступил вперед с небольшой кувалдой в руках. На металлическом молотке виднелись темные пятна.
— Сатана! — воскликнул он задрожавшим от волнения голосом. — Прими нашу жертву! Владыка Внешней Тьмы, Земной Бог, мы служим Тебе, трепеща от страха. Мы больше не служим никакому другому богу, чтобы не пробудить Твой гнев. Люцифер, отец суккубов и инкубов, Зверь Апокалипсиса, прими нашу жертву!
Он опустил и осторожно коснулся кувалдой голого колена Сандры. Ужас наполнил меня, когда я понял его намерения. Это была видоизмененная пытка колесом, весьма популярная во времена Инквизиции. Но вместо того, чтобы ломать Сандру на колесе, ей собирались раздробить кувалдой суставы на черном каменном алтаре. Тихий ропот пронесся по толпе и внезапно превратился в крики. Из-за статуи темного бога появилась странная фигура — какой-то человек, держащий в одной руке изодранный белый саван, а другой показывал толпе какой-то предмет. Это был эксцентричный художник Ян Сеннет. Меня словно ударило током, когда я понял, что он показывает. Я увидел изодранный белый саван, под ним какую-то покрытую волосами одежду, а показывал он… посмертную маску моего брата Джейсона!

Глава VI
Слуга сатаны

Державшие меня руки ослабили хватку, когда мои стражи уставились на Сеннета. Жрец зарычал и сделал шаг назад. Кто-то вышел из толпы и направился к алтарю. Я узнал старого Эйба Линка. Губы его дрожали, глаза ярко блестели. Сеннет что-то прокричал сквозь гул толпы, указывая на жреца.
— Вы арестованы! — различил я.
Жрец двинулся вперед, но художник поднял что-то, лежащее за алтарем. Это оказался автомат, который он направил на жреца в черной одежде.
— Вы все идиоты… даже хуже, чем идиоты! — крикнул он толпе. — Я нашел этот маскарадный костюм, спрятанный в проходе позади алтаря. Этот человек, — он указал на жреца, — маскировался под Джейсона Бентли, чтобы держать вас в узде, а вы оказались глупцами, не распознав обман!
Что-то, вращаясь, полетело в воздухе — кувалда жреца. Она скользнула по виску Сеннета, и тот рухнул на пол, как срубленное дерево. А потом начался водоворот безумия. Помню, как кто-то с искаженным от ужаса лицом запрыгнул на выступ у стеньг и заревел:
— Убейте их всех! Убейте и детектива, если не хотите висеть!
И началось. Я услышал, как закричала Сандра, выдернул руку и нанес удар кулаком в челюсть человеку справа от меня. Тот упал на пол, а я вывернулся из рук второго и бросился к телу Сеннета.
Краешком глаза я увидел, как ко мне ринулся жрец, но его перехватил Эйб Линк, и они покатились по полу, осыпая друг друга ударами. Я нагнулся, чтобы схватить автомат, но не успел, поскольку пришлось отразить нападение одного из недавно державших меня стражей. Через его плечо я увидел, как к алтарю хлынула толпа. Я понял, что это смерть.
Я бросился на пол. Противник не ожидал этого, и, запнувшись, перелетел через меня. Его голова с отвратительным стуком ударилась о каменный пол. Пальцы мои сомкнулись на холодном металле автомата, и я вскочил на ноги.
Толпа была меньше, чем в десяти футах, когда я пустил первую очередь. Я направил ствол автомата по дуге над их головами, но все остановились, затем повернулись и бросились бежать. Я продолжал стрелять. Пещера наполнилась треском автоматных очередей и воплями бегущей толпы. Я держал палец на спусковом крючке, пока последний человек не исчез во устье туннеля.
— Джин, — дрожащим голосом позвала Сандра. — О, Джин… Слава Богу!
Держа автомат под мышкой, я развязал ее. Она ухватилась за меня, дрожащая, с бледным лицом.
Рядом раздался стон. Сеннет уже сидел на полу, с сожалением ощупывая голову.
— Боже! — воскликнул он. — Как же я оплошал. Если бы не вы… Я слишком поздно увидел и не успел увернуться, — лицо его застыло, и я проследил за его взглядом.
У ног темного бога лежало два неподвижных тела — Эйб Линк и жрец. Тела их сплелись и не шевелились. Линк лежал на спине, из-под его головы расходилось серовато-красное пятно. Открытые глаза остекленели.
Руки его закостенели на горле жреца. Сеннет подошел и осмотрел их.
— Оба мертвы, — сказал он без всяких эмоций. — Я так и думал.
Я больше не мог сдерживать любопытство.
— Ради Бога, что здесь творится? Вы детектив?..
— Да, — кивнул Сеннет. — Окружной прокурор послал меня расследовать таинственные грабежи, участившиеся в этом районе. И я напал на след сатанистов. Я обнаружил, что шериф хорошо знает их, поэтому от него не будет никакой помощи.
Он криво усмехнулся, заметив, что Сандра бросила взгляд в черное устье туннеля.
— Они не вернутся. Мы вооружены и в безопасности, а вскоре увидим наших друзей перед судом присяжных. Они… Я много чего узнал, Бентли, и скажу вам правду, даже если она причинит вам боль. Ваш брат… он был жрецом сатанистов.
Это действительно причинило боль. Я ничего не сказал.
— Но, поверьте, он стал им не по своей воле. Этот человек… — Сеннет пошевелил ногой тело жреца, — ваш брат был в его власти. Очевидно, Джейсон Бентли давно баловался сатанизмом и лучше других знал, как организовывать культы. Это и было важно. Этот человек шантажировал вашего брата и заставил его править культом в качестве марионеточного жреца. Но настоящим хозяином был он сам, он же и получал прибыль. Мне кажется, он был достаточно искренним фанатиком. Я многое узнал о них. Люди обычно не обращают внимания на художника. Таким образом, я обнаружил, что местные жители, завлеченные в дьяволопоклонническую секту, все сильнее выказывают недовольство. Они не были фанатиками, как их вождь.
— Вы хотите сказать, что он верил… — начал было я.
— Да, — перебил меня Сеннет. — В прошлые столетия многие люди искренне поклонялись дьяволу. В тринадцатом веке были люцифериане. Потом тамплиеры, альбигойцы, катары — это только общеизвестные религиозные культы. Ваш брат являлся номинальным лидером и… — он криво усмехнулся, — предназначался на роль козла отпущения, на случай, если местные жители выйдут из-под контроля и решат сбросить с себя хомут. Грабежи, кстати, совершали они же, подстрекаемые жрецом и вашим братом. Несмотря на то, что жрец был искренне верующий, он не был против получения прибыли на стороне.
— Но к чему весь этот маскарад? — спросил я.
— Я думаю, что когда ваш брат был убит, настоящий лидер занял его место в качестве жреца и объявил, что, пока не найдут убийцу Джейсона Бентли, он восстанет из могилы и будет мстить. Жрец хотел вернуть местных в лоно секты. Когда появились вы, он испугался, что вы откроете правду, и пустил о вас кое-какие слухи. Видите ли, местные жители достаточно суеверны, чтобы поверить чему угодно.
— И в первую ночь…
— Он спрятался в склепе, планируя напугать вас. Но, когда появилась девушка, он воспользовался возможностью нанести первый удар, убив ее и позволив вам рассказать странную историю. Поразительно, — покачал головой Сен-нет, взял руку жреца и поднял ее, затем отпустил, позволив ей свободно упасть, причем тело жреца перевернулось, но руки старого Эйба Линка все еще стискивали ему горло. — Просто поразительно, до каких глубин он пал, — задумчиво продолжал Сеннет. — Как и многие другие, он стал дьяволопоклонником ради острых ощущений, и постепенно запутывался все глубже и глубже. Когда же он обрел искреннюю веру в Сатану, то утратил все ориентиры, и у него осталось лишь одно желание — заполучить новообращенных для Люцифера.
Сандра вдруг вскрикнула и, дрожа, прижалась ко мне. Я обнял ее за плечи. Когда Сеннет перевернул тело жреца, маска соскользнула с него и откатилась в сторону, обнажив распухшее, почерневшее лицо сатаниста…
Лицо моего кузена Лью Кина!

 

 

 

Назад: Ужас Салема
Дальше: Я, волк
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий