Смех мертвых

Книга: Смех мертвых
Назад: Глава 5
Дальше: Глава 7

Глава 6

Баррет следил, как крейсер медленно приближается к их правому борту. Наконец винты «Катаны», пущенные реверсом, затормозили движение.
— Стоп машина, — приказал он. Их собрат по несчастью серьезно пострадал: нос был сильно смят. Крейсер уже погружался в воду и не мог дольше оставаться на плаву. Баррет уже собирался подвести «Катану» поближе, чтобы дать экипажу возможность перебраться к ним на борт, но тут Джо ухитрился со второй попытки перебросить им швартовочный канат. Крупный мужчина, стоявший наверху, поймал конец и, с ловкостью бывалого моряка, подтянул свое судно к борту «Катаны».
— Эй, на борту, может, сбросите нам трап? — крикнул он. Судя по тону, этот человек привык командовать.
Джо бросился вперед и стащил с полубака трап. Баррет послал Карла вниз ему на помощь. Пассажиры крейсера начали переходить на борт «Катаны», и Баррет удивился: где они ухитрились разместить столько народу? Вначале женщины — двенадцать человек. За ними — десятеро мужчин. И наконец, здоровяк, который принимал канат. Под его ногами, казалось, даже ступени прогибались. Он стоял на палубе «Катаны», глядя на мостик.
— Капитан, вы меня здорово обяжете, если укажете моим людям, где разместиться, — прогремел он.
— Джо, отведи их в салон, — распорядился Баррет. — Карл, вставай к штурвалу.
Но немец не успел. Здоровяк с крейсера внимательно разглядывал лычки на погонах Баррета и Малони. А потом задал вопрос:
— Где капитан?
Баррет окинул его ответным взором. Что-то смутно знакомое угадывалось в этом краснощеком лице с водянисто-голубыми глазами, в поредевших седых волосах. Он так и не вспомнил его имени, но этот тип людей был ему прекрасно знаком. Привычка командовать крупным судном в одних развивает необъяснимую мягкость, в других — вполне объяснимое высокомерие. А у этого человека, судя по всему, в подчинении целые эскадры.
— Я исполняю обязанности капитана, — резко ответил он. — А теперь, сэр, простите, но мне надо вести судно.
— А можно поинтересоваться — куда, капитан? — спросил краснолицый. Последнее слово он произнес с нескрываемой иронией.
— Куда-нибудь подальше, — отозвался Баррет. — Уберемся из этой бухты, а там видно будет.
— И при этом готовы подбирать по дороге терпящих бедствие?
— Разумеется. Но где они? И как это можно организовать?
— Связаться по радио с властями.
— В эфире тишина, — сообщил Малони.
— А вы — радист, верно? С чего вы решили, будто в эфире тихо?
— Я слушал, когда мы отчалили, — простонал тот.
— Понимаю. Но вы уверены, что радио до сих пор молчит? — он обернулся к Баррету. — Я полагаю, этот человек несет вахту в радиорубке?
— На борту всего трое офицеров.
Баррет не нашел, что еще сказать и бросил Малони:
— Полный вперед, — затем Карлу — Мало-помалу лево… ровнее… еще ровнее, — и подытожил — Всего трое: третий механик, радио-офицер и я сам.
— А поставить матросов к телеграфным аппаратам вы не могли?
— На торговом флоте это не принято. Более того, их у меня всего двое: один за штурвалом, второй — на палубе.
— Тогда я встану к аппарату, — заявил здоровяк и повернулся к Малони — Вы свободны, помощник. Будьте добры, займите место в радиорубке.
Радист покосился на Баррета.
— Тим, так мне…
— Да. Ступай, Билл. Попробуй — может быть, что-нибудь поймаешь.
Корабль шел в густом дыму; видимость снизилась до нуля. Баррет подошел к радару и уставился на светящийся экран.
— Еще лево руля, Карл.
— А вы не слишком спешите? — осведомился здоровяк. — Одно столкновение уже имело место.
Баррет чуть было не приказал сбросить ход, но передумал.
— Видите дым? Это горит нефть. Она растекается по всей бухте. И если мы не поторопимся, то окажемся в западне.
— Повторяю, вы уже налетели….
— А кто виноват, черт побери? Вы шли слева нам наперерез. Кто должен был смотреть?
— А вы нас обгоняли, молодой человек. Кроме того, мое слово будет иметь больший вес в арбитражном суде.
— Если таковые еще останутся, — пробормотал Баррет. Он напряженно всматривался в экран. Совсем рядом, по правому борту, что-то мелькало в дыму. Бакен или еще одно судно? Баррет разглядывал карту, пытаясь определиться. Похоже, все-таки бакен… В любом случае, скоро станет ясно.
— Дайте мне знать, когда отойдем от порта, — приказал здоровяк.
— А кто вы, собственно, такой? — взорвался Баррет.
— Адмирал Кайн. Это судно поступает в распоряжение Австралийского Королевского Военно-Морского Флота.
«Нашел о чем беспокоиться, идиот», — подумал Баррет. В настоящий момент его куда больше интересовали показания радара. Не оборачиваясь, старпом ехидно осведомился:
— Действующий или в отставке?
— В отставке, если это так важно, но…
По трапу зацокали каблучки. Наверно, Джейн… слава богу, она пришла в себя. Баррет не успел отвести взгляда экран. Но сзади раздался высокий мелодичный голос:
— Дядя Питер, там, внизу, мертвый человек. В салоне для курения.
— Здесь повсюду мертвые, моя дорогая, — отозвался адмирал. — В том числе и женщины. Так что ступай вниз, будь умницей…
— Но я не хочу. Хочу знать, что происходит, — она подавила смешок. — Старая миссис Тейн абсолютно убеждена, что близится конец света, а мистер Ханнэвей с минуты на минуту ожидает ядерных ракет. Они чуть не подрались, пока спорили… хотя, собственно, какая разница — результат все равно один. А еще там некий Кларендон, санитарный инспектор. У него своя версия, и он хочет видеть капитана.
— На этом корабле нет капитана, — раздраженно бросил Кайн.
— Есть, черт возьми, — прорычал Баррет.
— А, так вы тут самый главный? Я могла бы вам пригодиться, капитан. Я яхтсмен со стажем, у меня есть опыт судовождения.
— Мало-помалу право руля, — не глядя на нее, скомандовал Баррет.
— Есть мало-помалу право руля, сэр, — ответил Карл.
— Теперь осторожнее… Значит, вы могли бы помочь, мисс… Кайн?
— Вообще-то, Хендерсон, капитан. Но можете звать меня Памела.
— Тогда не могли бы вы… Да осторожнее, я сказал! — возглас был адресован Карлу. — Так вот… Не могли бы вы спуститься в каюту старшего помощника? Там находится моя жена. Она смогла добраться до корабля, но знали бы вы, чего ей это стоило… А я так и не успел с ней повидаться.
— Конечно! — и ее каблучки застучали вниз по трапу.
— Прямо по курсу Северная башня, — сообщил Баррет адмиралу. — Если желаете, можете прозвонить отход.
Он сменил одномильную шкалу радара на трехмильную. Потом — на шесть, двенадцать и двадцать четыре мили. Какой-то предмет, похожий на обломки небольшого корабля… в остальном чисто.
— Только бы вырваться из этой дымовой завесы, — пробормотал Баррет. — Тогда можно будет лечь в дрейф и во всем разобраться.
— Но ведь нужно куда-то идти! — недоуменно воскликнул адмирал.
— У вас есть предложения?
Послышались шаги — девушка возвращалась на мостик. Баррет поднял глаза и увидел, как она входит в рулевую рубку. Было слишком темно, и он сумел различить только легкую стройную фигурку. И еще понял, что у нее очень светлые волосы.
— Джейн в порядке, мистер Баррет. Несколько царапин, но я нашла ключ от аптечки и перевязала ее. Сейчас она пьет горячий сладкий чай. Думаю, все обойдется — это просто шок.
— А что радист? — спросил Кайн. — Сумел поймать что-нибудь?
— Ни хрена! — донесся из радиорубки голос Малони.

 

Дым начал рассеиваться лишь на рассвете.
Море было спокойным. Корабль скользил по плоским темно-синим волнам, все дальше и дальше к югу. Безоблачное небо, четкий горизонт, и лишь прямо по курсу смутно темнел берег, окутанный туманом…. Нет, не туманом. Это был дым — горели здания и корабли, деревья, поля, дома, в которых жили люди.
Джо стоял за штурвалом, сменив на время Карла. Смуглое, лоснящееся лицо итальянца ничего не выражало. Казалось, он вот-вот провалится в дремоту, но Баррету не было нужды смотреть на компас, чтобы знать: корабль не отклонился от курса и на полградуса. Впрочем, какое это имеет значение? Они плывут в никуда. Просто потому, что плыть некуда.
Малони по-прежнему не покидал радиорубки, вслушиваясь в треск и шипение помех. Через равные промежутки времени он бросал в немой эфир сигналы бедствия и запросы. Адмирал спустился посмотреть, как расположились его подчиненные.
«А мне не помешает проведать жену, — подумал Баррет. — Будь у старого черта хоть немного такта, он бы догадался сменить меня ненадолго».
На мостик поднялась Памела Хендерсон, в руках — поднос, на нем чайник, чашки, молочник и сахарница, а также тарелка только что поджаренных тостов. Баррет опустил крышку откидного столика и принял у девушки поднос.
— Благодарю, — сказал он. — вы не подмените меня на пару минут? Хочу зайти к Джейн.
— Она спит. Я как раз от нее. Но вам тоже стоит отдохнуть. Я вижу, о вас просто забыли.
— Все, кроме вас.
Она улыбнулась, и Баррет впервые обратил внимание на ее лицо. Волевой, почти квадратный подбородок, точеные скулы… И все же она слишком женственна, чтобы казаться суровой. Белозубая улыбка создавала великолепный контраст с темным загаром, а блестящие волосы казались почти серебряными.
— Молока? — спросила она. — Сахару?
Ни дать ни взять хозяйка званого вечера в каком-нибудь фешенебельном коттедже.
— Как я вам признателен, — заметил Баррет, вонзая зубы в горячий аппетитный тост.
— Я добровольно за это взялась, Вы же знаете.
— Конечно, Памела.
— А вас как зовут, когда вы наверху и застегнуты на все пуговицы?
— Баррет. Тимоти. Если коротко — Тим.
— Я так и буду вас звать. А вы зовите меня Памела. Но, умоляю, только не Пэм.
— Принимается, — ответил он.
Несколько минут они сосредоточенно поглощали тосты, запивая чаем. Наконец Памела нарушила молчание.
— И что теперь?
Вначале он не понял вопроса. Эта девушка провела на мостике несколько минут — и между уже ними установилось непередаваемое чувство близости. Он остро ощущал ее женственность.
— Что теперь? — снова спросила она.
— Будем идти этим курсом до рассвета. К тому времени дым рассеется и не будет риска налететь на кого-нибудь. Потом я остановлю судно.
— Но у вас ведь есть радар.
— Сейчас он выключен. Приборам тоже надо отдыхать.
— А зачем останавливаться?
— Потому что запас топлива у нас ограничен. Нет смысла жечь его напропалую, прежде чем мы определимся, куда двигаться.
— Понятно, — задумчиво протянула она. — А что с пищей и пресной водой, Тим? Поскольку я назначила себя стюардом — разумеется, безвозмездно — это теперь моя забота.
— Пища есть. А вот с пресной водой могут начаться проблемы. Надо что-то придумать… Продуктов хоть отбавляй, можете сами убедиться. Полный трюм картофеля — несколько тонн, если не ошибаюсь, а еще консервированные овощи и фрукты.
Баррет заморгал: на горизонте показался раскаленный солнечный диск. Обернувшись, он обнаружил, что за кормой лежит примерно миль пять чистого пространства, отделяющего их от полосы дыма. Он не спеша подошел к телеграфному аппарату машинного отделения, перевел обе рукоятки в положение «стоп» с двойным звонком, подождал, пока стрелки не сдвинутся в ответ. Звонки прозвучали неожиданно громко. Затем вернулся в рулевую рубку, снял трубку телефона машинного отделения и нажал кнопку вызова.
— Мистер Феррис, вам лучше подняться. Не знаю, когда нам снова понадобится полный ход… думаю, не в ближайшее время.
На мостике величаво возвышался Кайн. Шорты, сандалии и рубашка с веселым рисунком — все это слабо напоминало парадный китель, но и без него адмирала окружала аура непререкаемого авторитета. Однако Баррет не спешил поддаться этим чарам. Под пестрой адмиральской рубашкой внятно топорщился табельный револьвер, и его вид действовал отрезвляюще.
— Почему остановились, Баррет? — осведомился адмирал.
— Потому что я так решил.
— Как старший из присутствующих офицеров я…
— Но только не на этом корабле. Здесь я старший офицер, поскольку несу ответственность за это судно перед его владельцами.
— Позвольте мне договорить, молодой человек. Так вот, как старший из присутствующих офицеров, я желаю знать, почему вы решили лечь в дрейф.
— Потому что мы не можем идти в никуда, сэр. Потому что топлива у нас не очень много, и мы не можем жечь его впустую. Прежде всего надо определить пункт назначения.
— Сколько топлива на борту?
— Около шестидесяти пяти тонн. На двенадцать дней пути.
— Хватит для того, чтобы дойти до Новой Зеландии.
— Или до Квинсленда, или до Тасмании, или до Виктории — даже до Западной Австралии. Но что в этом толку?
— Должны же где-то быть доступные порты.
— Должны? А как насчет вашей базы в Сиднейской бухте? Когда мы проходили Гарден-Айленд на пути назад, там явно разворачивались боевые действия. Мы слышали пулеметные очереди и даже взрывы.
— Нужно было сказать мне, — проворчал адмирал.
— Вы меня не спрашивали, — парировал Баррет, чувствуя, что терпение у него на исходе. — Имейте в виду, сэр, мы в одной лодке. И фигурально, и буквально. Насколько я могу судить, сиднейское руководство погибло при пожаре. Не осталось ни менеджеров, ни суперинтендантов, которые могли бы отдавать мне распоряжения. Сертификат капитана у меня есть, поэтому я могу управлять судном. Что до вашего руководства… Вы все еще им подчиняетесь, несмотря на отставку, не так ли? Так вот, ваше руководство, судя по всему, постигла та же участь. Ну, а если морские суды снова начнут функционировать — я являюсь законным капитаном этого судна.
— И ваше имя внесено в регистр?
— Нет. Но я числюсь первым помощником, то есть вторым лицом в команде после капитана. Когда — или если — капитан Холл вернется, он снова займет этот пост. А до тех пор…
— Черт бы побрал этих гражданских крючкотворов! — взревел Кайн.
— И заодно адмиральский бюрократизм! — не остался в долгу Баррет.
— Дядя Питер! Тим! — зазвенел пронзительный голосок Памелы. — А ну, замолчите оба! Подобной чепухи мир не слышал, наверное, со времен императора Нерона! — она выдержала паузу. — Отлично. Итак, мы все — граждане Австралии. И вы, дядя Питер. Вы тоже были гражданским, в том числе и до отставки. Далее: вы, Тим, — офицер торгового флота. Я яхтсмен. Все мы моряки. Во имя всего святого, давайте вести себя как подобает морякам.
— И какие поступят предложения? — холодно осведомился Кайн.
— Кое-какие уже поступили. Когда вы служили адмиралом и сами ходили в море — вы что, вмешивались в управление своим флагманским судном?
— Нет, но…
— Вы поручали это капитану. Полагаю, и сейчас стоит сделать то же самое.
— А я думаю, что имеет смысл созвать общее собрание, — произнес Баррет, — и выслушать каждого. Попробуем разобраться, что случилось, и найти выход из сложившейся ситуации.
— Суд Олерона? — спросила Памела.
— Что-то вроде того… — он повернулся к Кайну. — Существует старый шведский обычай: когда капитан корабля оказывается в затруднительном положении, которое опасно для корабля, он созывает всех подчиненных, и они вместе ищут выход.
— Знаю, знаю, — пропыхтел адмирал. — Но положение не просто затруднительное.
В наступившей тишине стали отчетливо слышны звуки, которые доносились из радиорубки. Когда Баррет, адмирал и Памела прошли туда, Малони даже не обратил на них внимания. Он сидел за столом и прислушивался к шепоту морзянки в наушниках.
Последний щелчок — и наступила тишина. Малони подождал немного, а потом, не меняясь в лице, вынул лист из аппарата и протянул Баррету.
— Радиолюбитель. Из городка под названием Плезантвилль. Штат Нью-Йорк, США.
Баррет пробежал текст глазами.
— Пожары. Повсюду пожары. «Дым и огонь — невозможно понять, день сейчас или ночь. Почему никто не выпустит ракеты и не покончит со всем этим? Эй, вы, в Кремле, вы меня слышите? Запускайте ваши чертовы ракеты, и пусть все летит к чертям. Красная вспышка, взрывы бомб — но наш флаг еще поднят. Но так ли это? Так ли это? Дверь открывается. Значит, кто-то еще жив. Но — нет, это не…»
— И это все? — спросил Кайн.
— Нет, не совсем. После последнего слова еще две буквы: «л» и «ю».
— И само сообщение довольно сумбурное, — подал голос Малони, продолжая щелкать переключателями.
И тут из громкоговорителя раздался голос — достаточно громкий, несмотря на помехи. Человек говорил по-английски, но не без усилия подбирая слова и с сильным акцентом.
— Космонавт Воронов вызывает Австралию. Космонавт Воронов вызывает Австралию. Что происходит? Что происходит? Всюду пожары. По всему миру пожары. Я решил выйти в эфир. Пожалуйста. Ответьте во время моего следующего выхода. Пожалуйста, постарайтесь ответить. Я буду ждать.
— Значит, атомных взрывов не было. Иначе этот русский, Воронов, уже знал бы об этом, — заметил адмирал.
— Думаю, мы тоже, — Баррет повернулся к девушке. — Будьте любезны, Памела, сделайте объявление насчет общего собрания. Думаю, в кают-компании места на всех хватит. Джо! — крикнул он матросу, который стоял у штурвала. — Отправляйся вместе с леди и помоги ей.
И в этот момент появился Карл — немолодой, грузный, с обвисшими усами, он буквально влетел в рулевую рубку.
— Мистер помощник, я в шлюзовом отделении нашел вот это.
— И что же ты нашел, Карл?
— Это не есть человек, мистер.

 

Баррет бегом спустился по правому трапу на шлюпочную палубу, а оттуда — на корму. Памела, адмирал и Карл едва поспевали за ним. Румпельное отделение находилось на полуюте, возле каюты рулевого. Дверь была распахнута, горел свет.
Вначале Баррет решил, что кто-то разлил красную краску. Но тогда бы пахло льняным маслом или скипидаром. Нет, в отделении висел запах разлагающейся органики. Запах мертвечины. У входа лежал мертвый кот — тот самый, черно-белый: Баррет подобрал его, отправляясь из Сиднея. Это было целую вечность назад… Горло растерзано, оторва на одна лапа. Вокруг валялось пять крыс — тоже мертвых, искалеченных. А в углу лежало нечто.
Крупнее любой крысы, крупнее кота. Шерсть — по крайней мере, там, где не залита кровью — чисто белая. Сзади торчал голый черный хвост.
Баррету не хотелось даже прикасаться к этой твари. Он схватил с полки вертлюжный штырь и перевернул труп. На животе рваная рана, внутренности вывалились наружу… А лапы — или руки? — были почти человеческими. В одной зажат коробок спичек — такие обычно раздают на рекламных акциях. В другой — спичка.
— Тысяча чертей, — прошептал за спиной Баррета адмирал. — Похоже на здоровенную обезьяну.
— А зубы крысиные, — заметил Баррет.
— Но что за…
— Это не есть человек, — прохрипел Карл.
— Похоже, о них и говорил тот парень из Плезантвилля, — прошептала Памела.
— Я сам видел крыс, — пробормотал адмирал. — Целые полчища, они набрасывались на людей. Я видел, что они сделали с отрядом Берегового Патруля, который направили на «Уотсон». Эти идиоты обвешали ребят оружием, но не догадались дать им брюки вместо шорт. Но я-то думал — крысы просто убегают от огня, как и мы. Обезумели от страха. А теперь… — он поднял палочку и ткнул белесую тварь. — Это… это…
— Крысиный Король, — проронила Памела.
Баррет посмотрел на коробок и спичку, которые тварь все еще сжимала в руках.
— А вот вам и пожары, — прошептал он.
Адмирал прочистил горло.
— В дни моей молодости — до того, как началась вся эта катавасия с ракетами и ядерным оружием — меня учили: от одного умного саботажника с коробком спичек больше урона, чем от эскадрильи бомбардировщиков. А сколько этих тварей здесь? Сколько их во всем мире?
— И откуда они взялись? — отозвался Баррет. — С Марса? Может, ребята с летающих тарелок пораскинули мозга-ми — да и обучили крыс, чтобы можно было их использовать для такой грязной работенки, вроде терактов и поджогов.
— Идите вы к черту со своим Марсом, — хрипло пробормотал адмирал. Он взял из рук Баррета штырь и потыкал труп. — Смотрите: эта скотина с той же планеты, что и мы с вами. Позвоночное. Млекопитающее. Посмотрите на органы пищеварения и выделения. И на строение конечностей.
— Да, да, конечно, — кивнул Баррет.
И это было самое страшное. Террорист был таким же инопланетянином, как кот, который вступил с ним в схватку, как обычные крысы… разве что еще отвратительнее. Крысиный Король, как сказала Памела. Ну, или один из многочисленных принцев.
— Похоже, русские постарались, — фыркнул адмирал. — У них гениальные биологи. Только представьте на минуту, что на протяжении последних лет они планомерно выводили таких тварей. Так сказать, террористы-невидимки.
— Судя по словам того бедняги-космонавта, в России положение не лучше, — возразил Баррет.
— Значит, биологическая война вышла из-под контроля. Когда затеваешь игру с боеголовками, нужно знать, к чему это приведет.
— От боеголовок, пожалуй, особой пользы не будет.
— Это еще почему?
— Вы хотите воспользоваться оружием, которое предназначено для крупных объектов, адмирал? Вы не ошиблись с пропорциями? Да, конечно, существуют отравляющие вещества. Но, как показывает практика, против подземных жителей они не слишком эффективны. А вот для людей, которые ухитрились выжить, это может стать последней каплей.
— Помнится, двадцать минут назад мы говорили о совещании, — заметила Памела. — Если оно состоится, я не исключаю, что у кого-нибудь появится свежая идея.
Мужчины согласились.

 

В кают-компании места хватило всем. Отсутствовали только Джо, который нес вахту на мостике, и Малони, все еще не оставивший попыток установить радиосвязь. Джейн разбудили и помогли спуститься в кают-компанию, и Баррет успел перекинуться с женой парой слов.
Тем временем адмирал взял бразды правления в свои руки. Он стоял в переднем конце отсека и по-прежнему выглядел весьма внушительно. Под взглядом его бесцветных глаз разговоры смолкли.
В тишине голос адмирала звучал особенно резко.
— Мы все находимся в море, — он выдержал паузу. — Но море уже не то, что было несколько минут назад. Теперь мы, похоже, знаем, кто с нами воюет. И знаем, с кем нам воевать.
— Неужели, сэр? — крикнул сутулый человек в очках и с остатками седых волос. — Это было ясно с самого начала! В Вумере должны быть ракеты, и скоро мы отплатим за все!
— Вы хотите воевать? Это просто богохульство! — воскликнула статная женщина с сиреневыми волосами. — Разве можно воевать с посланцами Господними? Мир проклят за безверие, и сейчас грядет Суд Божий! Пламень Небесный уничтожит нас. Мы…
— Благодарю, миссис Тэйн. — Баррет почувствовал, что искренне восхищен: адмиралу без труда удалось заткнуть эту фанатичку. — Благодарю, миссис Тэйн, но, боюсь, ваше предложение не слишком конструктивно… — он сделал вид, словно ждет ответа. — Я уже знаком с вашей версией. Слышал, что вы убежали из горящего дома от оравы голодных крыс. Но что толку перемалывать все эти подробности — я не желаю их больше слушать. Итак, мистер Кларендон?
Баррет с любопытством взглянул на щуплого человечка, который, услышав свое имя, поднялся с места. Его старомодный костюм-тройку из синей саржи, судя по всему, давно не стирали. Из кармана нелепо свисала массивная золотая цепочка от часов. Лицо над тугим белым воротничком — теперь совершенно измятым — напоминало нацеленную на собеседника боеголовку. Казалось, кто-то тянул мистера Кларендона за нос сквозь небольшое отверстие. Неопрятная поросль над верхней губой тоже не придавала ему шарма.
— Большинство присутствующих меня знает, — голос был пронзительным, точно свист флейты-пикколо. — Я офицер из комитета по контролю над грызунами. Или, как раньше говаривали, — крысолов. Я ловлю крыс. Или должен их ловить. Или — должен был…
— Ближе к теме, мистер Кларендон! — прикрикнул адмирал.
— Постараюсь, сэр, постараюсь. Как сумею. У меня своя манера выражаться. Как вы все хорошо знаете, я уже несколько недель пытаюсь быть ближе к теме. Целые месяцы. Но никто не желает выслушать меня. Никто! Но, может быть, теперь…
Все это время крючковатые пальчики крысолова теребили листок бумаги и пачку табаку. Наконец ему удалось скрутить папиросу, он сунул ее в рот, но тут же выронил. Нимало не смущаясь, он поднял самокрутку, снова сунул ее в рот и закурил.
Кают-компания мгновенно наполнилась вонючим дымом.
— Моя обязанность — знать про крыс все, — продолжал инспектор. — Изучать их. И я счел своим долгом ознакомиться со всевозможными трудами по биологии. Ведь контроль над любой проблемой нужно осуществлять, опираясь на достижения науки. Я много раз спрашивал себя: что произойдет, если крысы начнут мутировать? Ведь их так много, вы знаете, и размножаются они очень быстро. К тому же, обычные крысы вполне разумны. А что касается самих мутаций… Я бы мог долго перечислять факторы, которые вызывают мутации — и с каждым годом этот список становится все длиннее. Повышение уровня радиации — в результате испытаний выпадают радиоактивные осадки. Пестициды и прочие химикаты. Все это само по себе вызывает мутации. Прибавьте сюда использование крыс в экспериментах с радиацией. Крыс выпускают в стратосферу — тоже что-то испытывают… Думаете, я фантазирую? Ничего подобного. Теперь предположим: есть пара мутантов — всего одна пара, но они разумны, а значит, имеют больше шансов на выживание. Они лучше присматривают за потомством, размножаются быстрее обычных крыс. Их потомство скрещивается с обычными крысами. Потомство наследует достоинства своих родителей… мутация быстро распространяется… Вы спросите, как? Вы же знаете, как расселяются обычные крысы. Они путешествуют в поездах дальнего следования, на борту кораблей. И помните, они слишком умны, чтобы бояться этой железяки, которую мы гордо именуем мышеловкой… — он кинул взгляд на Баррета, — которые расставлены по всем дворам. Хотя абсолютно бесполезны. И вот мутанты расселяются по всему миру. При этом они сохраняют контакт друг с другом. Каким образом? Может быть, они могут читать и писать — меня бы это не удивило. А может, они телепаты. С помощью телепатии они могут управлять обычными крысами, — Кларендон хихикнул. — Все это теории, скажете вы. Теории, да. Но ведь никто не может предложить разумного объяснения. Ничего такого, что могло бы объяснить происходящее. А я начал собирать факты, когда вся эта чума только начала распространяться. Первые жертвы — детишки в колыбельках и старики… ну, и еще пьяницы. Потом началась «эпидемия пожаров». Никому в голову не приходило, что крысы могут воровать вещи. А они воровали — и в первую очередь спички. Вспышки эпидемий по всему миру — разносчиками были те же крысы. Пожары на море, крушения самолетов… Они все это затеяли, теперь вы видите. Все сходится. И вы знаете, я их не виню. Наверное, они и вправду телепаты. Они читают наши мысли. И знают, что мы готовы превратить Землю в пустое место — теперь, когда у нас есть атомные бомбы. Так неужели попытка остановить нас — значит совершить несправедливость?
Он скрутил еще одну сигарету.
— Конечно, это только версия. Я лишь предполагаю, что это мутанты, но ни одного пока не видел.
— Чушь! — фыркнул толстяк на другом конце кают-компании. — Для желтой газетенки, может быть, и сойдет… Я согласен с Ханнэвеем: это русские затеяли.
— Мистер Баррет, — произнес адмирал, — я думаю, после совещания есть смысл принести мутанта сюда, с тем, чтобы каждый мог его увидеть и понять, с кем мы имеем дело.
— После совещания будет завтрак, — резко проговорила его племянница, — а потом Тим отправится спать.
Назад: Глава 5
Дальше: Глава 7
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий