Смех мертвых

Книга: Смех мертвых
Назад: Глава 11
Дальше: Глава 13

Глава 12

Отряд карабкались вверх по тропе. Баррет снова включил фонарь, но толку было мало, равно как и от яркого света луны. Деревья и кусты, словно сказочные чудовища, тянули в стороны искривленные ветви, пытаясь схватить, разорвать, остановить любого, кто оказался рядом. Но останавливаться было некогда — ибо промедление было смерти подобно. Впереди кто-то визжал, крики перемежались сочными итальянскими ругательствами.
Внезапно прямо над головой что-то оглушительно затрещало. Баррет поглядел вверх — и тут же проклял собственную глупость. Перед глазами заплясали разноцветные круги. Но он успел заметить в черном небе нечто похожее на гигантскую комету. Сейчас она медленно падала, оставляя за собой светящийся след. Это адмирал выстрелил из ракетницы.
Зато теперь стало светлее. Можно было прибавить шагу, не рискуя переломать ноги о невидимые преграды. Наконец за деревьями показались стены деревянного дома, выкрашенные белой краской. Крытая железом крыша и оконные стекла ярко блестели. Из дома снова послышался шум, потом прогремел выстрел сорокапятки.
Дверь была распахнута. Баррет ворвался внутрь — и, споткнувшись обо что-то, тяжело рухнул на пол. Фонарь полетел в сторону. На пороге валялась куча мокрого тряпья… нет, это было не тряпье. Баррет тупо глядел перед собой, и тут свет ракеты скользнул в оконный проем. На полу лежало изуродованное тело миссис Лейн. Лишь несколько мгновений Баррет позволил себе предаваться сожалению, а потом неловко поднялся и, качнувшись, шагнул в сторону соседней комнаты. Судя по всему, стреляли именно там.
Во всяком случае, у тех, кто там находился, был фонарик: в приоткрытой двери то и дело мелькал свет. В полумраке его глазам предстала картина: Джо, затаившийся за сломанным стулом, толстая миссис Велкам с длинным ножом в руках, а в углу — Джейн, судорожно сжимающая револьвер. Она явно пыталась делиться непонятно во что и дрожала с головы до ног. И еще — дети. Они сгрудились у стены и ревели. Один из них держал фонарик. Тусклый луч скользил по стенам, то и дело освещая бледные от страха лица детишек.
— Гарри, — приказал Баррет одному из спутников, — возьми у мальчика фонарь и посвети в потолок.
Он шагнул к Джейн — и вдруг почувствовал присутствие. В следующую секунду крысы уже карабкались по его ногам, пытаясь взобраться выше. Одна теребила зубами плотную ткань его штанов. Резким пинком Баррет отшвырнул мерзкую тварь. Кругом раздавался пронзительный писк, кислый запах щекотал ноздри. Наконец Гарри поднял фонарик. Луч отразился от потолка, и сразу стало светлее. Ну что ж, теперь повоюем.
Но долго ли? Яхтсмена обступили пять или шесть мутантов — их шерсть ярко белела. По крайней мере четверо из них были вооружены ножами.
Джейн выстрелила, и один из мутантов буквально разлетелся на куски, забрызгав кровью Баррета и окружающих. Но проще было отбиваться метлой от цунами. Крыс становилось все больше. Джо как безумный размахивал обломком стула и чудом не поймал пулю. Хорошо бы встать к стене, подумал Баррет. Но крысы повисли на нем, вцепившись в штаны, и он почувствовал, что не в состоянии сделать ни шагу. Вот они пытаются прогрызть ботинки… еще немного — и острые, как лезвия, зубы перережут ему ахилловы сухожилия. Он ловил ошалелые взгляды мужчин: их жалкие дубинки взлетали и падали, безостановочно молотя все, что подворачивалось.
Луч фонаря скользнул в сторону. Еще не видя, что происходит, Баррет услышал крик яхтсмена:
— Кто-нибудь, дайте руку! Я не могу…
Пробиться к нему по прямой было невозможно. Может быть, удастся сманеврировать? Баррет отчаянно рванулся, и крысы буквально посыпались с него. От неожиданности он потерял равновесие и едва не упал. Под руку попался какой-то шнур, Баррет схватился за него, чтобы удержаться на ногах… и тут то, что он принял за шнур, начало извиваться. В этот момент серебристый цилиндрик взлетел вверх и ударился об потолок. По стенам мазнуло ярким светом.
Фонарик упал на пол и погас, но теперь это было неважно. Зато Гарри, освободив руки, бросился на выручку Джо. Миссис Велкам наконец пробралась к детям и, размахивая окровавленным ножом, подталкивала их к дверям.
Похоже, битва проиграна. Мутанты гибли один за другим, но в их распоряжении было достаточно пушечного мяса. Привлеченные шумом — а может быть, повинуясь телепатическим приказам — полчища крыс с громким писком устремлялись в двери. Казалось, комнату затопил мутный серый поток. Миссис Велкам визжала — крысы облепили ее, как мох облепляет ветви дерева.
А потом она упала. Джо попытался пробиться к ней, потом бросил стул и принялся отдирать от себя обезумевших от ярости тварей. Спина к спине, мужчины отбивались палками и ногами, одновременно продвигаясь к детям.
В этот миг Джейн истошно завопила. Каким-то чудом Баррет оказался рядом и успел отшвырнуть серую тварь, которая была готова вцепиться ей в горло. Прикрывая собой жену, он дрался как одержимый, хотя знал наверняка, что этот бой им не выиграть. Крыс было слишком много, их ярость и бешенство просто обескураживали — равно как и хитрость и изобретательность их вожаков.
И тут что-то с грохотом упало на крышу.
В первый момент ни люди, ни крысы, ни мутанты ничего не заметили. Потом сверху раздались шипение и треск.
В потолке образовалась дыра, и сквозь нее провалился сгусток ослепительного света. Он источал жар и удушливый запах кислоты. Через мгновение комната наполнилась вонью обугленной древесины и отвратительным смрадом горящей плоти.
Началась всеобщая паника. Мутанты и вконец обезумевшие крысы бросились врассыпную. Несомненно, мутанты не боялись огня — иначе они не могли бы использовать его — но ни с чем подобным они явно не сталкивались.
Джо и остальные мужчины обступили орущих от ужаса детей и начали подталкивать их к выходу. Баррет обнял за плечи Джейн. Его взгляд скользнул по обезображенным телам миссис Велкам и миссис Лейн… и он предпочел поскорее отвести глаза. Дом уже горел, но нечего было и думать о том, чтобы вытащить трупы наружу.
Вскоре и взрослые, и дети выбрались наружу и осторожно зашагали по тропе. За спиной по-прежнему верещали крысы: похоже, мутанты пытались собрать своих обезумевших солдат и пуститься в погоню. Одна из девочек всхлипывала:
— Я ногу поранила. Я не могу идти.
— Кто-нибудь, возьмите ее на руки, — скомандовал Баррет… по правде, он мог бы этого и не говорить.
Над головами снова раздался треск, и местность осветилась. Идти стало легче, тропа хорошо видна… и Баррет увидел, что их настигает тускло-серый живой поток. Не останавливаясь, он взял из дрожащей руки Джейн револьвер, потом обнял жену покрепче и поцеловал. Она не отстранилась, и — странное дело — он чувствовал одновременно горечь и облечение. «Наконец-то, — подумал он. — Жаль, что так поздно». Он толкнул Джейн к холму.
— Тим! — простонала она. — Тим!
— Отходите! — крикнул он. — Я попробую задержать их.
Джейн опустилась на колени, и он выругался. Но она уже выпрямилась и начала карабкаться вверх по склону. Времени на пререкания не было.
Сколько пуль осталось в барабане? Две? Или одна?
Как бы то ни было, от стрельбы толку не будет. Разве что работать рукояткой, как кастетом. Правда, есть шанс, что выстрелы отпугнут проклятых тварей.
Над головой, рассыпая искры, снова просвистела ракета — и взорвалась. Яркое бело-голубое пламя мгновенно охватило кустарник, подсушенный, но не уничтоженный недавними пожарами. Огонь стремительно распространялся, а на заднем плане, точно гигантский костер, полыхало строение, из которого они только что вырвались. Оттуда доносился леденящий душу визг.
Схватив за руку Джейн, Баррет побежал к лодкам. За спиной гудело и трещало пламя.
Ни по дороге, ни на борту не прозвучало ни одного обвинения, ни одного выговора.
— Они нарушили приказ, — сказал адмирал Баррету, когда они вдвоем сидели в бывшей капитанской каюте, — но сами же за это поплатились. И, увы, больше всех — миссис Лейн и миссис Велкам. Но дети спасены. Кто знает, какая участь их ожидала… — он мрачно улыбнулся. — А вы быстро учитесь. Для гражданского совсем неплохо.
— Вы меня тоже удивили, — откликнулся Баррет. — Похоже, вы не зря храните верность своим шестнадцатидюймовым. Все выстрелы в яблочко!
Адмирал смущенно откашлялся.
— Всего один выстрел, мой мальчик. Тот, которым я прикрывал ваше отступление.
— А ракета, которая упала на крышу?
— Месяц назад я бы заставил вас потребовать от производителей этих ракет компенсации. Куда это годится? Ракета взлетает нормально, загорается… а парашют не раскрывается!
— Ого!
— Вам везет, Баррет. Везет, как покойнику.
«Как раз покойникам повезло меньше».
— Надеюсь, Госпожа Удача нас не покинет, — проговорил Баррет. — Иначе… иначе покойников станет слишком много.
— Думаю, что не покинет. Пайпер уверен в своем оружии, а Кларендон клянется, что Гамельнский крысолов умер бы от зависти. За время вашей десантной операции мистер Феррис закончил ремонт.
— Тогда, полагаю, можно отправляться.
— Вы уверены?
— Да. А что до моих царапин… не стоит делать из них проблему. Памела на славу меня заштопала.
Адмирал снова прочистил горло.
— Моя племянница, кажется, потеряла к вам интерес. Так неожиданно… Я озадачен.
— Сам не знаю, почему, — пробормотал Баррет.
Они вышли из каюты и поднялись на мостик. Северный склон холма все еще был объят пламенем. На полубаке раздался грохот цепи на брашпиле, потом — удары колокола. Баррет подошел к телеграфному аппарату и прозвонил «Готовность». Якорь был поднят, и «Катана» плавно заскользила по волнам — туда, где из моря поднималась золотая арка восходящего солнца.
Может, это глупо и сентиментально, подумал Баррет. Но он не мог избавиться от мысли, что ясное небо на рассвете — доброе знамение.
Они шли к югу. Ветер дул в корму, из трубы поднимался вертикальный столб дыма. Основная часть пути была пройдена. Вскоре на мостик пришел Пайпер — его аппарат был собран и готов к работе. А потом появилась Джейн. В руках она держала поднос, а на нем — кофейник и свежеиспеченные лепешки. Адмирал вспомнил, что обнаружил в спальне капитана Холла портсигар, и незамедлительно пустил сигареты по кругу.
Теперь можно не экономить припасы. Будет кофе, и свежий хлеб, и табак. На борту царило праздничное настроение. Джо пел на родном языке, аккомпанируя себе на гитаре, звенели детские голоса, отовсюду звучал смех…
— У нас гости, — сообщила Памела, которая следила за радаром в рулевой рубке. — Два корабля вышли из порта. Один большой, один маленький.
— Расстояние? — спросил Баррет.
— Двенадцать миль.
Баррет и адмирал прошли к правому крылу мостика. День был по-прежнему чудесный, но северный ветер принес небольшую дымку. В бинокль Баррет разглядел корабли. Первый он поначалу принял за огромный танкер. Второй, мышино-серого цвета, казался рядом с ним крошечным, но выглядел зловеще.
— Танкер и эсминец, — пробормотал Кайн.
Баррет продолжал изучать корабли.
— Нет… — он подстроил оптику и добавил более уверенно — Нет. Больший — одна из посудин Шоу Сэвилла. То ли «Северная звезда», то ли «Южный Крест».
Однако где-то в глубине души все еще шевелились сомнения. Картина была уж слишком знакомой: большой пассажирский лайнер, ожидающий от руководства порта указаний по швартовке.
— Все верно, — заявил адмирал. — Я их знаю. Двигатели на корме.
Мир снова стал реальным и жестоким. Прошлое не вернется, что бы ни происходило. Команда «Катаны» собралась на полубаке: Джейн, адмирал, Памела и Пайпер — компания сумасшедших, пытающихся спасти человечество. А на полуюте возвышалось фантастическое сооружение с торчащими во все стороны антеннами и рефлекторами, сверкающее электроникой, точно хрустальная люстра.
— Что они там делают? — спросил адмирал. В его голосе сквозило разочарование. — Мы уже опоздали?
На мостике эсминца замигал ослепительный свет. Баррет поставил стакан, вытащил прожектор Альдиса и послал ответную вспышку.
«Назовитесь», — прочитал он.
«Катана».
«Немедленно остановитесь. Вход в порт запрещен».
— Сообщите им о наших намерениях, — проворчал адмирал. — Скажите… о, черт! Просигнальте этим идиотам, чтобы они слушали на УКВ.
— УКВ, — просигналил Баррет. — Двенадцатый канал.
Он отложил прожектор и направился в рулевую рубку, чтобы включить лоцманскую рацию. В динамиках затрещало, потом из помех выплыл голос:
— Прием. «Квагга» вызывает «Катану». Прием. «Квагга» вызывает «Катану». Немедленно остановитесь. Каковы ваши намерения?
Кайн схватил микрофон.
— Говорит адмирал Кайн. Нахожусь на борту с оружием высокой мощности для борьбы с крысами, намерен применить его.
— Остановитесь. Немедленно остановитесь.
Баррет знал, что должен подойти к телеграфу, прозвонить «готовность», а затем — «стоп машина». Но его сознание отказывалось следовать старым привычкам и старой логике. Конечно, задержка в несколько минут — или несколько часов — не имеет значения. У них есть могучее оружие — вот оно, собрано и стоит на полуюте. Но их ждут крутые перевалы Норт-Хед и Сауд-Хед, а за ними — страшные орды, которые разрушили его город. Возможно, это называется «поддаваться эмоциям»… а может быть — «слушать свое сердце». Во всяком случае, его чувства сейчас разделяли многие.
— Черт побери, кто у вас командующий? — возмущенно крикнул адмирал. — Я желаю говорить с ним. Немедленно. Скажите ему, что здесь Кайн. Адмирал Кайн.
Из динамиков послышался новый голос, какой-то бесстрастный.
— Лейтенант-командор Уилкинс. Я командующий. И требую, чтобы вы остановились.
— Потише на поворотах, Уилкинс. Я помню вас еще сопливым щенком. Посторонитесь и не мешайте выполнять работу.
— Остановитесь немедленно, — повторил капитан эсминца. И затем, видимо, обращаясь к товарищам: — Вот упрямый осел!
Кайн бросил микрофон на стол и обернулся к Баррету: — Вы слышали?
— Конечно, — отозвался Баррет. Сейчас его мысли занимало лишь одно: несколько минут назад было принято решение запустить установку Пайпера примерно в полумиле от Саус-Хед. Баррет посмотрел на экран радара.
— Ступайте на корму, док, — проговорил он, обращаясь к ученому.
Вспышка оранжевого пламени и клубы белого дыма с ревом вырвались из орудия эсминца. Снаряд упал как раз между «Катаной» и границей порта, подняв огромный водяной столб.
— Немедленно остановитесь, — гундосил голос из динамиков.
Баррет застыл. От цели их отделяла какая-то миля. Не больше пяти минут ходу. Он наблюдал, как медленно разворачивается панорама берега. Вот уже полмили…
Новый залп. Снаряд упал чуть ближе.
— Придется заказывать новый брашпиль, — вполголоса пробормотал адмирал. — Старому каюк.
— Немедленно остановитесь…
— Да вырубите эту шарманку, — с отвращением проговорил Баррет.
И снова залп, но теперь эффект был весьма ощутим — ощутим физически.
— Вот сукин сын! — выругался адмирал. — Он все-таки достал нас! Да еще ниже ватерлинии!
Но на экране показался заветный кружок. Вот оно.
— Самый полный лево на борт! — скомандовал Баррет. — Самый малый вперед!
— Мистер, корабль плохо идет, — пожаловался Карл.
— Влево стоп. Самый малый вперед и влево. И сразу стоп, Карл.
— Дифферент на нос, — сказал адмирал.
— Лишь бы корма не погрузилась. Как там наш Крысолов? Еще флейту не настроил?
И тут корабль задрожал, как живое существо — это заработала установка Пайпера. Звук не улавливался ухом, но каждая деталь на корабле, до самого мелкого винтика, отозвалась звоном. Под консолью радара что-то звякнуло, точно лопнул стеклянный бокал, экран на миг осветился и потух. Баррет выключил его и вышел на палубу, где уже собрались все, кто был на борту «Катаны». На горизонте вставала причудливая громада Норт-Хед, а рядом — зубчатый силуэт Саут-Хед.
Вначале ничего не было. А потом… Казалось, с горы потек сель. Он разделялся на рукава и обрушивался в море. Бесконечная живая лавина — отвратительная, серая. Она становилась все гуще, покрывала море колышащейся пленкой… и вот она уже приближается к раненному кораблю. Баррет знал, что «Катана» долго не продержится.
И тогда…
И тогда она уйдет под воду вместе со своими пассажирами, все еще живыми, и с жертвами возмездия, которое они совершили прежде, чем кануть в вечность.
Он прижал к себе Джейн.
— Ну что же, — произнес он. — Попытка была неплоха.
— Шлюпки, — пролепетала она.
— В море, полном крыс… что толку в шлюпках?
Адмирал неожиданно расхохотался:
— А ведь леди права, черт возьми! Сейчас акулы славно попируют — а заодно облегчат нам работу!
Баррет бросился к телеграфу и прозвонил «Стоп!», а потом — «Отключай машины!» Теперь крысоловы могли позаботиться о бегстве с тонущего корабля.
Назад: Глава 11
Дальше: Глава 13
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий