Смех мертвых

Дьявольская езда

Если бы Фред Мэлоун знал об ужасе, что крался через подлесок к поляне, где сидели они с Джанет Купер, то не наблюдал бы спокойно, как волосы девушки приобретают бронзовый оттенок в закатных лучах солнца.
Но он не мог предвидеть безумные приключения, уготованные им, да и ужас ничем не предупреждал о своем приближении. Кроме слабого шелеста в кустах, который Мэлоун приписывал белкам. Так что Фред только слегка пододвинулся, а Джанет, заметив его пристальный взгляд, немного зарделась.
— Послушайте, еще две недели назад я не знала вас… — прошептала она.
— Но теперь-то мы знакомы, — усмехнулся он. — Мне повезло, что я решил поехать в отпуск в «Гостиницу под платаном». Я не знал, что здесь так хорошо. Только горы на много миль вокруг… а как здесь ловится рыба!
Фред был не совсем точен. В миле вниз по каньону лежала горная деревушка Пайнвуд, привилегированный летний курорт для богатых, откуда до ближайшего города было всего шесть часов езды на хорошей машине. Однако «Гостиница под платанами» была очень спокойной и малолюдной.
Помимо Джанет и Мэлоуна, в ней проживало всего два гостя: Нэн Саммерс, киноактриса, очень красивая темноглазая испанка, и доктор Лестер Мэлтби, приятный, пухлый человек, чья аура небрежного добродушия противоречила его репутации известного психиатра. Кроме гостей, здесь еще жил Давичи Стивенс, владелец курорта, человек с чопорным лицом, его повар-негр, и Сьюзен Вуд, маленькое, симпатичное, золотисто-светлое существо, находящееся на положении служанки на все руки.
Мэлоун увидел, как губы Джанет сложились в улыбку. Затем она посмотрела мимо него, и в ее глазах возник ужас.
Когда из горла девушки вырвался пронзительный крик, Фред обернулся и непонимающе уставился на жуткое существо перед собой. Какую-то секунду он еще думал, что стонущий ужас, выползший из кустов, был каким-то животным. Затем он понял, что это девушка.
Она с трудом ползла вперед, нагое исполосованное тело было все в синяках и темно-красных кровоподтеках. Выкаченные глаза уставились на Мэлоуна, а из открытого рта вырывались вместе со стонами пузырьки слюны. Похолодев от ужаса, Мэлоун заметил, что у нее нет языка.
Через рот проходил ремень, застегнутый на пряжку сзади на шею, а от порванных губ тянулась по земле уздечка. Руки и ноги казались деформированными, но к горлу Мэлоуна внезапно подступила тошнота, когда он понял, что к ладоням и ступням несчастной прибиты подковы, явно специально выкованные, чтобы подходить по размеру.
Мэллоун невольно отшатнулся от жуткого зрелища.
— Беги в гостиницу! — хрипло крикнул он Джанет. — Найди доктора Мэлтби… быстрее!
Со смертельно белым лицом, Джанет непонимающе уставилась на него. Мэлоун схватил ее за плечи и отчаянно потряс. Тогда глаза ее ожили. Она вырвалась из его рук, бросила испуганный взгляд на ползущую девушку и помчалась в гостиницу. Подавляя отвращение, Мэлоун вернулся к той.
И тут он узнал ее! Пытки изменили искаженное мукой лицо, но окровавленные золотистые волосы и голубые глаза были ему знакомы. Это оказалась Сьюзен Вуд, маленькая горничная, пытавшаяся флиртовать с ним еще два дня назад! Он опустился возле бедняжки на колени и потрогал прибитую к ладони подкову. Внезапно она вскрикнула и отдернула руку. Затем у нее изо рта хлынул темнокрасный поток, забрызгав стоящего на коленях Мэлоуна. Глаза Сьюзен остекленели, напряженные руки и ноги резко обмякли. Мэлоун услышал позади чьи-то шаги. Психиатр доктор Мэлтби отстранил его, встал возле девушки на колени. Его круглое лицо было серьезным, а за толстыми линзами очков прятались решительные глаза. Руки с короткими пухлыми пальцами действовали с ловкой уверенностью. Но врач пришел слишком поздно…
Мэлоун почувствовал в своей руке холодные пальцы Джанет и слегка пожал их, чтобы придать девушке уверенность, которую сам не чувствовал.
Возле доктора появился Стивенс, владелец «Гостиницы под платанами», с тонкогубым неподвижным ртом на аскетическом лице. Его удивительно маленькая голова сидела на массивном, мускулистом теле. Рядом стояла, ошарашенно уставившись на мертвую девушку, киноактриса Нэн Саммерс, с блестящими темными глазами и белым, как бумага, лицом.
Доктор поднялся с колен, закусив губу.
— Не понимаю, как ей вообще удалось доползти сюда живой. Она потеряла чуть ли не ведро крови, — и указал на темно-красный след, уходящий в кустарник.
— Что произошло?
Лицо Стивенса было мрачнее обычного, когда он выдавил из себя эти слова. Мэлоун почувствовал, что владелец гостиницы холодно осматривает его. Он попытался было рассказать, но его прервал доктор, который взглянул на стоявших девушек.
— Может, это подождет? Помогите мне, мистер Мэлоун. Нужно унести ее в дом. Это зрелище не для женщин.
Подавив отвращение от прикосновения к измазанному кровью искалеченному телу девушки, Мэлоун наклонился, поднял его, содрогнувшись от прикосновения к уже остывающей коже, мотнул головой в ответ на предложенную доктором помощь и двинулся к дому. Стивенс с Нэн Саммерс и Джанет немного отстали. По дороге Мэлоун быстро рассказал доктору, как все случилось…
Внезапно прозвучали быстрые шаги, из-за угла дома появился какой-то человек и рванулся к Мэлоуну. Увидев неподвижное белое тело Сьюзен Вуд, он на мгновение замер, затем ринулся вперед. Мэлоун тут же узнал его. Это был Джо Косби, невозмутимый гигант, работавший в гараже в деревне.
Но теперь от его невозмутимости не осталось и следа. Глаза его буквально прожигали Мэлоуна взглядом, огромный кулак уже поднялся, готовый ударить. Мэлоун держал мертвую девушку и не смог бы ничего предпринять, если бы доктор не оттолкнул Косби.
— Джо! — рявкнул он. — Не будьте дураком! Никто бы из нас не причинил ей вреда… Лучше не смотрите на нее.
Но Косби оттолкнул его.
— Сьюзен, — прошептал он, убирая с белого лица золотистые волосы. — Кто…
Затем он увидел уздечку, приподнял свисавшую белую руку и с обезумевшим видом уставился на подкову. Потом схватил доктора за лацканы пиджака.
— Кто это сделал?! Черт побери, что вы пялитесь на меня?! Просто скажите мне, кто это сделал?! Я его…
Доктор, бормоча какие-то уговоры, безуспешно пытался вырваться. Но тут на лапищу Косби решительно легла тонкая рука. Он отпустил доктора и повернулся к Нэн Саммерс, глядевшую на него с умоляющим видом. Напряженные мускулы Косби медленно расслабились.
— Через месяц мы собирались пожениться, — глухо сказал он. — Я просто шел, чтобы подарить ей вот это… — И он протянул на ладони вытащенные из кармана недорогие зеленые сережки.
По жесту доктора Мэлоун быстро обогнул Косби и вошел в гостиницу. Он проследовал за Мэлтби в пустующую спальню, где положил на кровать свою страшную ношу. Когда доктор начал осматривать и ощупывать тело, Мэлоун отвернулся. В комнату вошел Стивенс с непроницаемыми глазами. За ним следовал Косби, у которого нервно подергивался уголок рта.
— На ней ехали верхом, — произнес доктор ужасные слова. — Раны на боках… они сделаны шпорами.
— Боже мой! — хрипло прошептал Мэлоун, Косби вторил ему.
— Господи! Ехали, как на животном! — сжимая кулаки, прошептал гигант-механик. — Но почему? Почему?! Сьюзен же никогда не делала никому ничего плохого…
— Мы больше ничего не можем сделать, — выпрямившись, сообщил доктор. — В Пайнвуде есть полиция?
Стивенс покачал головой.
— Я позвоню в город. Но они доберутся сюда лишь через несколько часов.
— Вы же не бросите ее здесь с… с этим… — Косби указал на уздечку.
По лицу доктора промелькнуло сочувствие.
— Лучше оставить все, как есть, — спокойно ответил он. — На уздечке могут быть отпечатки пальцев…
Лицо Косби исказилось, из горла вырвалось то ли рычание, то ли стон. Он поднял толстые, с въевшейся смазкой руки и уставился на них, словно никогда не видел их прежде. Затем медленно сжал кулаки. Пару секунд его лицо выглядело искаженной дьявольской маской. Затем руки упали, кулаки разжались, он молча кивнул и вышел.
— Остается лишь пожалеть мужчину, убившего Сьюзен, если Косби когда-нибудь доберется до его глотки, — покачал головой Мэлоун.
Доктор Мэлтби издал короткий смешок. Фред опять уловил, что Стивенс задумчиво смотрит на него. Что-то не так было во всем этом, какой-то подвох.
— Мужчину? — переспросил Стивенс.
— Женщина не смогла бы выковать эти подковы, — пояснил Мэлоун. — А что думаете вы, доктор?..
Доктор Мэлтби довольно долго смотрел на него, затем ответил:
— Безумный дегенерат. Я узнаю эти позорные признаки, мистер Мэлоун.
Стивенс что-то невнятно проворчал и повернулся к двери. Фред вышел следом за доктором. Обернувшись, чтобы закрыть за собой дверь, он бросил взгляд в спальню с мертвым телом и застыл на месте. Костяшки пальцев, стиснувших дверную ручку, побелели. Кто-то глядел снаружи в окно. Кто-то, выглядевший так, словно он вышел из самого Ада…
Желтые кошачьи глаза, пылающие на мясистом, морщинистом лице, впились в лежащее на кровати тело. Широкая пасть была раскрыта, обнажая черные пеньки сгнивших зубов. У Мэлоуна осталось еще впечатление копны жестких темных волос и уродливого багрового уха, а затем тварь, заметив его, отпрянула от окна и исчезла.
Издав крик, Мэлоун распахнул дверь и бросился в спальню. Подбежав к окну, он увидел, как тощая уродливая фигура, словно черный паук, скрывается в сумерках среди кустов.
— Что там, Мэлоун? — спросил доктор.
Мэлоун коротко рассказал, что увидел.
— Это Сатана, — сообщил Стивенс, возвращаясь с доктором Мэлтби в спальню. — Кто-то дал ему это имя, когда он был еще мальчишкой, и оно так и прилипло. Весьма соответствует, — неодобрительным тоном добавил он. — Он перебивается случайными заработками в деревне. Женщинам очень не нравится. Он горбун и уродлив, как смертный грех.
Мэлоун не мог не согласиться с последним утверждением. Мясистое, отвратительное лицо словно сошло с изображающей демона картины Дорэ.
Стивенс пожал плечами и повернулся к окну.
— Бесполезно бегать за ним. Он знает здесь каждую тропинку и каждое укромное местечко.
— Но я все равно посмотрю, — не согласился Мэлоун, прошел к себе в номер и взял из сумки фонарь. В холле его встретила Джанет, обняла и прижалась к мужчине.
— Что там, Фред? Я… мне страшно…
— Не нужно ничего бояться, — ответил Мэлоун. — Скоро здесь будет полиция. Слышите, доктор уже звонит им?
— Но что произошло со Сьюзен? Уже известно, кто это сделал? — продолжала Джанет, не сводя с его лица испуганных карих глаз.
— Нет, но вскоре все прояснится. — Мэлоун торопливо поцеловал ее. — Подождите здесь. Я скоро.
И двинулся к парадной двери, но остановился, когда девушка окликнула его.
— Фред! Вы будете осторожны?
— Несомненно, — заверил он, но грудь стиснуло нехорошее предчувствие.
Мэлоуну захотелось вернуться, заключить Джанет в объятия и не выпускать, но он подавил это желание. Улыбнулся, вышел из гостиницы и двинулся туда, где впервые увидел истекающее кровью тело Сьюзен Вуд. Как он и ожидал, в подлесок вел отчетливый кровавый след. Он тихонько присвистнул, чувствуя себя неуютно при виде темных пятен и отпечатков подков. Затем осторожно пошел по этим следам.
Подлесок был густым, ветки злобно цеплялись за одежду, пока он с трудом поднимался по крутому склону. Следы все тянулись, и Мэллоун удивился выносливости умиравшей девушки. Через какое-то время он потерял гостиницу из виду.
Он весь заливался потом и задыхался, когда добрался до подножия отвесной скалы. Там следы обрывались, исчезали, словно растаявший утренний туман.
Насвистывая какую-то мелодию сквозь зубы, Мэлоун задумчиво двинулся обратно той же дорогой. Взошла луна, и свет ее оказался таким ярким, что он выключил и убрал в карман фонарик. Лес резко закончился, впереди показалась гостиница. Мэлоун окинул взглядом окружавшие ее высокие пики скал и утесов, и внезапно его пробрала дрожь. Показалось, что цивилизованные места слишком далеко, хотя всего лишь в миле отсюда лежал Пайнвуд. Но мрачные, неподвижные горы, окружавшие гостиницу, казалось, отрезали ее от всего мира.
В этих древних пустынных горах была парочка лагерей и летних курортов, но немногочисленные туристы не рисковали соваться в мрачные каньоны и ущелья дальше десяти миль. А лет пятьдесят назад здешние места были совсем дикими и нехожеными. Какие же тайны могли хранить они?
В памяти Мэлоуна внезапно вспыхнули строчки из стихотворения:
Мы, как волки, сражались на волчьей земле,
Заражая ее своим гневом и болью.
И когда мы умрем в своей тесной норе,
Что-то вырастет здесь, на бесплодной земле,
Орошенной горячею кровью.

Мэлоун с трудом выкинул из головы мрачные мысли и вошел в холл. Он заглянул в общую гостиную, дверь которой была открыта, но там никого не было. Вероятно, Джанет ушла к себе в номер.
Проходя мимо двери одного из номеров, мужчина услышал сердитые голоса. В одном из них он узнал голос Нэн Саммерс, более пронзительный, чем обычно, от гнева. Второй был низкий, глубокий, и звучал с отчаянной настойчивостью. Мэлоун остановился, поколебался, затем шагнул к двери, поскольку услышал, как Нэн пронзительно вскрикнула.
Он дёрнул за ручку, но дверь оказалась запертой.
— Мисс Саммерс!.. Нэн! — крикнул Мэлоун. — Что…
— Помогите! — раздался из-за двери ее звенящий от ужаса голос. — Он идет… он…
Наступила тишина, затем раздался чей-то топот, словно за дверью дрались. Мэлоун забарабанил в дверь, затем отошел и примерился. Но когда мужчина бросился на дверь, его горло стиснул какой-то тонкий провод, который сила рывка тут же затянула, не давая дышать. Затем Мэлоуна резко дернули назад.
Задыхаясь, чувствуя боль в горле, он отчаянно схватился за натянутый провод. Выпученными глазами Мэлоун мельком увидел нависшего над ним горбатого карлика.
Его уродливая, как у горгульи, физиономия поплыла назад, становясь все меньше и меньше, пока не превратилась в крошечную точку света. Потом и она исчезла, осталась лишь абсолютная темнота и тишина…
Когда сознание вернулось, Мэлоун какое-то время лежал неподвижно, пытаясь вспомнить, что произошло. Осторожно потрогал болевшую шею. Затем с трудом поднялся на ноги, огляделся и понял, что находится в коридоре, перед раскрытой дверью в номер Нэн Саммерс.
С первого же взгляда стало ясно, что актрисы в номере нет. Пока он оглядывался, внимание привлекло черное пятно на старом ковре под ногами, вокруг которого были рассыпаны какие-то черные крупинки. Это как-то потащило за собой воспоминания о мертвой горничной.
Но тут сознание пронзила мысль о Джанет, и холодные щупальца страха охватили сердце. Пустой, безлюдный дом действовал на нервы.
— Доктор Мэлтби! Стивенс! Доктор Мэлтби! — закричал Мэлоун, уже зная, что ответа не будет.
Также он знал, что обнаружит в комнате Джанет.
Тишина, опрокинутый стул, отвратительный сладковатый запах хлороформа… И черное пятно на полу!
На этот раз Мэлоун действовал уверенно. Опустился на колени, растер в пальцах черные крупинки. Угольная пыль. А значит…
Подвал! Без всяких сомнений, подвал, где хранится уголь. Конечно, он не знал точно, так как не был в здешнем подвале.
Но, по крайней мере, это была подсказка. Мужчина достал из кармана фонарик, нашел на кухне дверь в подвал и осторожно спустился по скрипучим, изъеденным древоточцами ступенькам лестницы.
Он оказался прав. В углу подвала лежала большая куча угля, и черная пыль покрывала пол. Подвал был маленьким, выложенным цементными блоками. Мэлоун вспомнил, что Стивенс как-то упомянул, будто купил дом у наследников первого владельца, эксцентричного старого отшельника. Если догадки верны, то где-то должна быть скрытая дверь или потайной ход…
Пришлось тщательно проверять каждый блок, и через некоторое время ход нашелся. Один из блоков неожиданно скользнул в сторону, открывая чашеобразное углубление, в котором было металлическое кольцо. Мэлоун потянул за него, и камень легко откатился в сторону. Крутые каменные ступени спускались в освещенный факелами проход.
Стоя наверху лестницы, Мэлоун смотрел вниз, на дно пещеры, в тридцати футах ниже освещенное красным светом дюжины факелов, торчащих из специальных гнезд в стенах…
Пол пещеры был каменный, с коричневыми пятнами и разводами, словно холст безумного художника, рисовавшего кровью.
Ужасные темно-красные полосы тянулись по стенам пещеры, мимо черного входа в туннель, мимо кузнечной наковальни, мимо пылающих красных углей, мимо цепей, которыми к стене были прикованы две фигуры…
Мэлоун сломя голову ринулся вниз по лестнице, чувствуя, как все завертелось у него перед глазами. Но благополучно достиг дна пещеры и бросился к пленницам. Нэн Саммерс и… Джанет! Они были прикованы к стене цепями, тянущимися от металлических обручей вокруг талий. Когда он подбежал, Джанет повернулась и попыталась сесть, но цепь не дала. Глаза ее были полны ужаса.
— Фред! — всхлипнула она. — Что происходит? Я…
— Тс-с-с! — жестом он велел ей молчать и оглядел пещеру. — Здесь есть кто-нибудь?
Джанет покачала головой и ощупала обруч вокруг своей талии.
— Что произошло? Это маленькое чудовище… — Она содрогнулась.
— Карлик? — спросил Мэлоун, исследуя обруч на девушке. — Я догадываюсь, что ключ у него. Возможно, я сумею вскрыть этот замок. Все в порядке, дорогая, — попытался он успокоить Джанет, когда та опять задрожала. — Через минуту я вытащу тебя отсюда… А что с ней? — кивнул он на актрису. — Она без сознания?
Опустившись на колени возле Джанет, он стал осматривать обруч на ее талии, когда девушка внезапно вскрикнула. Ее глаза, расширившиеся от страха, уставились ему за плечо. Мэлоун бросился вбок и вскочил на ноги. Перед ним стоял карлик по прозвищу Сатана!
Мэлоун хотел было броситься на него, но увидел мерцающий в свете факелов револьвер, нацеленный ему в грудь. Желтые горящие злобой глаза карлика смотрели решительно.
Мэлоун оглядел уродливого горбуна, отметив громадные мышцы, бугрившиеся на обнаженных руках и морщинистое лицо с толстыми губами.
Карлик заговорил. Голос у него оказался низким и хриплым, с рокотом выходившим из глубины бочкообразной груди.
— Назад, мерзавец, — проворчал он, угрожающе шевельнув стволом револьвера. — Быстро шаг назад!
Мэлоун, не сводя с него глаз, отступил на шаг.
— Повернись… быстро! Теперь пошел вперед!
Подталкивая револьвером в спину, карлик привел Мэлоуна к деревянному кругу в полу, прикрепленному к полу металлическими задвижками… По команде карлика Мэлоун сдвинул их в сторону.
— Открывай его. Поднимай! Поднимай!
Мэлоун просунул пальцы в круглое отверстие в центре крута и поднял его. Открылась узкая дыра футов в пять глубиной.
— Лезь туда, мерзавец! — скомандовал Сатана, яростно блеснув глазами.
Мэлоун заколебался, глядя в дыру, но ничего не мог поделать. Карлик не опускал револьвер. Пришлось медленно спуститься на дно ямы.
Сатана, не убирая револьвер, нацеленный в лицо пленнику, свободной рукой поднял диск за край и бросил его прямо Мэлоуну на голову. Круг закрыл яму, а голова мужчины оказалась торчащей из отверстия в центре. По команде карлика он подогнул колени, так что круг плотно улегся в гнездо, и поставил на место задвижки, надежно заперев пленника в тесной тюрьме.
Больше Сатана не обращал на Мэлоуна никакого внимания. Небрежно сунув револьвер за пояс, он подошел к наковальне и осмотрел лежащий на ней молот. Мэлоун повернул голову так, чтобы видеть Джанет.
Девушка поползла к нему, но цепь, приковывающая ее к стене, натянулась, когда она была еще в нескольких футах от цели. Карлик взглянул на нее, затем занялся своей работой.
— Я не могу достать до задвижек, Фред, — сказала Джанет. — Даже ногами.
Ноги того уже начали ныть, поскольку были полусогнутыми. Он попробовал было просунуть руку в отверстие в круге вдоль шеи, но только содрал кожу с запястья…
— Да, выбраться у меня не получится… — почти неслышно пробурчал Мэлоун, одновременно ощупывая нижнюю поверхность деревянного диска.
Он с трудом заставлял себя говорить спокойно, ведь внутри нарастала холодная паника, — от страха не за себя, а за Джанет, которую ждала жуткая участь.
Мэлоун взглянул на горбатого карлика, который как раз достал что-то из углей — что-то мерцающее раскаленным металлом. Это была подкова, раскаленная докрасна подкова!
Сатана подошел к Нэн Саммерс и отстегнул от нее цепь, затем оттащил тело к наковальне. Действуя с ужасающей быстротой, он распластал девушку на полу, привязал ее руки и ноги к железным кольцам, прочно вмурованным в камень. Затем его волосатые пальцы разорвали на несчастной одежду. Мэлоун наблюдал за тем, что последовало дальше, со страхом и отвращением.
Нэн Саммерс очнулась и увидела нависшее над ней уродливое лицо карлика, а когда открыла рот, чтобы закричать, сверкнул нож, и с него закапало что-то темно-красное. После этого она уже не могла кричать, а лишь задыхалась и стонала, пуская кровавые пузыри, ее белое тело извивалось на каменном полу все быстрее, и корчи достигли апофеоза, когда карлик вынул из пресса темно-красную подкову и взял молоток. Раздалось громкое шипение, резко запахло горящим мясом.
От хихиканья карлика по спине Мэлоуна побежала холодная судорога. Затем безумный карлик достал из кармана кожаного передника остроконечные, испачканные засохшей кровью шпоры и пристегнул их пряжками к своим деформированным ботинкам.
Темно-красный ужас застлал глаза и уши Мэлоуна. Через багровую пелену он увидел, как Сатана вскочил на Нэн, точно на коня, и поехал на ней, врезаясь остриями шпор в бока девушки. Эта кровавая, дьявольская езда прекратилась лишь тогда, когда в пещере прозвучала резкая команда, отданная каким-то замаскированным человеком. Карлик тут же спрыгнул со своей «лошадки». Стонущее, залитое кровью существо, еще совсем недавно бывшее красивой молодой женщиной, проползло еще несколько футов и потеряло сознание на полу. Мэлоун, проследив за взглядом карлика, увидел, что наверху лестницы, по которой он спустился в эту пещеру ужаса, стоит какая-то фигура в черной одежде.
Мэлоун попытался, несмотря на черное маскировочное одеяние, уловить какие-то знакомые черты. Но потерпел неудачу. Свободный плащ хорошо маскировал фигуру человека. Снова прозвучал голос, искаженный, но гневный.
— Будь ты проклят, Сатана! — рявкнул замаскированный, его глаза мерцали в узкой щели в матерчатой маске. — А как попал сюда он? — и махнул рукой в сторону Мэлоуна.
Карлик кивнул и успокаивающе усмехнулся.
— Ну, его поймал я, — быстро сказал он. — Он отыскал вход в…
— Заткнись, дурак! — рявкнул человек в маске. — Ты… Она же пришла в себя! — Он взглянул на Джанет, которая наблюдала за ним с бледным лицом.
Из карлика хлынул поток извинений и успокаивающих фраз, но человек в маске оборвал его.
— Он, вероятно, сказал ей, где находится пещера. Мы не можем рисковать.
Поняв, к чему тот клонит, Мэлоун отчаянно закричал:
— Я ничего не говорил ей! Она ничего не знает! Отпустите ее… Она ничего не скажет!..
— Заткнись! — завизжал Сатана, повернув к нему искаженное лицо.
— Сатана, — сказал человек в черной одежде, — мы не можем рисковать. Ты понял меня?
Отвратительное лицо карлика осветилось ужасной надеждой.
— Вы имеете в виду…
— Да! — Холодные глаза замаскированного несколько долгих секунд глядели на карлика. — Я еще припомню тебе это!
Карлик снова стал заикаться, сыпля извинениями. Но когда Мэлоун посмотрел на лестницу, человек в черном плаще уже исчез.
С горбуна мгновенно слетело все смирение и покорность. Желтыми голодными глазами он уставился на замершую Джанет. Двумя обезьяньими прыжками сумасшедший подскочил к ней и отстегнул цепь, не обращая внимания на угрозы и проклятия Мэлоуна. Девушка отбивалась отчаянно, но безуспешно, когда карлик потащил ее к наковальне.
Холодный ужас стиснул сердце Мэлоуна, когда Сатана бросил отбивающуюся Джанет на пол и приковал к кольцам.
Усмехаясь толстыми губами, карлик принялся разрывать на ней одежду. Мэлоун задрожал при мысли об ужасных, перепачканных кровью шпорах, вонзающихся в нежную кожу, о раскаленных докрасна подковах…
Внезапно что-то случилось! Карлик замер, нависая над лежащей на полу девушкой со щипцами в руках, в которых светилась раскаленная подкова, и завертел головой. Потом внезапно вернулся к наковальне, швырнул на нее щипцы и ринулся через пещеру, похожий на громадного уродливого паука. Мэлоун видел кровавые пятна, ведущие в туннель, куда побежал карлик. Нэн Саммерс, на которую никто не обращал внимания, уползла в темноту прохода, пытаясь сбежать.
Мужчина ударил плечами в деревянный диск, державший его в плену, но только ушибся.
— Джанет, — хрипло позвал он. — Ты можешь освободиться? Попытайся!
Но распластанная на полу девушка ничего не могла сделать. Она покачала головой, лицо ее стянула судорога ужаса. Мэлоун застонал. Карлик скоро вернется, и тогда…
Что-то заставило Мэлоуна взглянуть на лестницу. На верхней площадке стоял человек, глядя вниз с изумлением на худом лице. Это был Стивенс, владелец «Гостиницы под платанами»!
Словно очнувшись, тот сбежал по лестнице бросился к Мэлоуну.
— Помогите мне освободиться, — выдохнул мужчина. — Быстрее! Карлик может вернуться в любую минуту!
Стивенс упал на колени и сдвинул железные стержни задвижек.
— Что здесь такое? — хрипло сказал он. — Я решил проверить пещеру… Из-за слухов в деревне. Я был здесь лишь раз после того, как купил это место, но тогда здесь не было ничего, кроме крыс, а больше я не спускался по этой лестнице…
— Слава Богу, что вы решили прийти сюда, — кивнул Мэлоун, с трудом расправляя затекшие колени.
Ноги пронзила острая боль. Он поднял было руки, чтобы снять с головы деревянный диск…
Но в этот момент раздался выстрел. Мэлоун услышал, как возле его головы просвистела пуля. Стивенс с ошеломленным лицом повернул голову. Одновременно с его движением раздался второй выстрел, и во лбу хозяина гостиницы появилась крошечная дырка, из которой потек красный ручеек. Он сделал шаг назад, открыв рот, рухнул ничком на пол и больше не шевелился. Мэлоун увидел карлика с искаженным гневом лицом. Эта жалкая карикатура на человека шла к нему с дымящимся револьвером в руке.
Был всего лишь один шанс, и Мэлоун воспользовался им. Выскочив из узкой ямы, он схватил деревянный круг, прикрылся им, как щитом, и ринулся вперед. До слуха донесся визг пули, срикошетировавшей от стен, и мужчина ощутил удар, когда она попала в щит. Он, не останавливаясь, мчался вперед.
Карлик явно не ожидал, что жертва побежит прямо к нему, и это спасло Мэлоуна. Пули застучали по стенам. Еще дважды они врезались в деревянный щит. Потом что-то горячее, как утюг, обожгло ему бок. Но он не останавливался, видя лишь искаженное лицо Сатаны.
Одной рукой Мэлоун схватился за револьвер, пытаясь вырвать его из толстой волосатой руки, другой обхватил карлика.
Внезапно тот завизжал и отпустил револьвер. Мэлоун тут же отшвырнул его ногой в сторону.
В маленьком уродливом теле таилась удивительная сила. Сатане удалось освободиться, и он сунул руку в карман. Мэлоун ринулся на него. Его кулак пронесся по дуге и врезался в тяжелый подбородок карлика. Послышался треск, тот отлетел назад и ударился спиной о стену. Мэлоун кинулся за оружием. Подняв револьвер, он направил его в сторону карлика, но тут же расслабился, увидев неподвижное тело противника.
— Брось его… быстро! — раздался вдруг сзади голос.
Мэлоун кинулся вбок, услышал визг пуль о каменные стены и нырнул за наковальню, вздрогнув от идущего от нее жара. Осторожно выглянув из-за нее, он увидел, что на верхней площадке лестницы стоит человек в черной одежде и маске. Вернулся хозяин Сатаны!
Мэлоун прицелился в него и нажал курок, но револьвер лишь сухо щелкнул. Проклиная судьбу, Мэлоун открыл барабан и обнаружил, что карлик израсходовал все патроны. На лестнице раздался торжествующий смех.
— Выходи оттуда, дурак! — крикнул человек в черной маске. — Тебе все равно не убежать!
— Так приди и возьми меня, — огрызнулся Мэлоун и присел за наковальню.
— Зачем? Мне будет проще застрелить ее. — Человек махнул пистолетом в сторону прикованной к полу Джанет.
Она смотрела на Мэлоуна и отрицательно мотала головой. Губы казались красной раной на белом лице.
— Выходи, или я начинаю в нее стрелять!
Мэлоун закусил губу.
— Не делай этого, Фред, — прошептала Джанет.
— Ладно, — громко сказал Мэлоун. — Я выхожу.
Он бросил револьвер, встал и вышел из-за наковальни. Пистолет в руке человека в черном дрогнул, поворачиваясь от Джанет к нему. Именно этого и ждал Мэлоун. Он уже обогнул наковальню, и у самых его ног были воткнуты в горящие угли щипцы с зажатой в них раскаленной подковой.
Мэлоун внезапно схватил обеими руками щипцы и прыгнул назад. Пуля ударила в пол в том месте, где он только что стоял, разбрызгивая каменную крошку.
Гремели выстрелы, черное дуло пистолета искало его. Мэлоун размахнулся щипцами, резко открыл их, и раскаленная подкова полетела в человека на лестнице. Прицел оказался точен. Подкова попала точно в фигуру, одетую в черное. Человек взревел и отшатнулся, теряя равновесие на краю лестницы. Мэлоун бросился к ее подножию и там замер, взглянув вверх. Незнакомец стоял на самом краю площадки, шатаясь и пытаясь сохранить равновесие. Потом упал!
Вопль оборвался, завершившись отвратительным глухим стуком. Мэлоун уставился на темную неподвижную фигуру, кровь которой расплескалась вокруг по камням. Маска слетела с лица, которое теперь выглядело гипсовой посмертной маской.
— Фред! — раздался голос Джоан. — Это… это же Джо Косби!
Позже, уже наверху, в гостинице, они связали все факты воедино после того, как нашли и освободили доктора Мэлтби и повара-негра, которые лежали связанными в пустом номере. Полиция прибыли как раз вовремя, чтобы арестовать карлика Сатану и вытащить тело Нэн Саммерс из туннеля, куда она уползла в предсмертной агонии.
— У похищения были мотивы, — пояснил Мэлоун, осторожно ощупывая перевязанные ребра.
Полицейский сержант согласно кивнул, но Джанет, сидящая возле Мэлоуна, подняла на него озадаченное лицо. Доктор Мэлтби тоже вопросительно кашлянул.
— Но он же был помолвлен со Сьюзен Вуд, — возразил он. — Зачем понадобилось убивать ее?
— Горбун рассказал, что Косби влюбился в мисс Саммерс, — ответил сержант.
— Верно, — кивнул Мэлоун. — Он страстно увлекся ею, Сьюзен ему уже только мешала. У Косби не было денег — работа механика в небольшой деревушке оплачивается плохо, поэтому его безумное увлечение Нэн Саммерс и заставило придумать весь этот план. Он считал, что у него появился бы шанс остаться с ней, если бы он разбогател. В Пайнвуде полно богатых семей, которые приезжают сюда на лето, так что самым простым было похищение. Он заставил карлика по прозвищу Сатана помогать, после того как нашел пещеру горбуна.
— Мы проверили этот туннель, — вставил сержант. — Он заканчивается в кустах в полумиле от горы. Естественно, ему нужен был второй выход.
— Да, — вздохнул Мэлоун. — Он разрешил карлику развлечься своими любимыми пытками. У Косби было два мотива отдать Сьюзен горбуну: чтобы избавиться от нежелательной больше любви и одновременно отвести подозрения от себя. Зачем ему убивать собственную невесту? Косби считал, что никто не узнает о его безумном увлечении Нэн Саммерс, следовательно чувствовал себя в безопасности. Главный его план состоял в том, чтобы похитить несколько богатых наследниц, которые отдыхали здесь, по этой же причине он похитил Джанет, и послать их семьям требования выкупа, угрожая девушкам пытками, если не получит денег. Пытки Сьюзен Вуд были всего лишь демонстрацией. Он полагал, что никто не откажется платить, узнав о ее ужасной гибели. Но Косби погубило тщеславие. Он стал делать Нэн Саммерс кое-какие намеки, и она что-то заподозрила, — Мэлоун смахнул пот со лба. — Это его голос я слышал в номере Нэн перед тем, как карлик накинул мне петлю на шею. Бог знает, что она наговорила Косби. Наверное, угрожала все открыть. Так или иначе, поняв, что она думает о нем, Косби отдал Нэн карлику. Возможно, после того, как Сатана закончит развлекаться, Косби намеревался пронести Нэн через туннель и спустить на веревке с утеса, как сделал он со Сьюзен.
— Утес находится в восьмидесяти футах от конца туннеля, — уточнил сержант.
— Я так и думал, — закончил Мэлоун. — Я прошел по следу Сьюзен до подножия утеса, но там следы обрывались. После того как у меня появилось время все обдумать, я нашел единственное логичное объяснение.
Он почувствовал, как дрожит прижавшаяся к нему Джанет и, не обращая внимания на присутствующих, обнял ее за плечи.
— Завтра мы уедем домой, дорогая, — тихонько сказал Мэлоун. — И… не кажется ли тебе, что мы слишком долго тянем с помолвкой?
Глаза ее вспыхнули, когда Джанет увидела его улыбку. Мэлоун прижал ее к себе и забыл о боли в раненом боку.

 

 

 

Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий