Лучшая зарубежная научная фантастика: После Апокалипсиса

IV
Преданный пес

С глухим стуком платформу Иша установили на трек. Затем включилась катапульта Шарура. и сила, превышающая центробежную силу Исина сначала в два. потом в три, пять, восемь, тринадцать, двадцать раз, вдавила Иша в капсулу: еще миг — и он полетел.
В наушнике голос корабля произнес:
— Первая рота, разброс завершен.
На приборной панели, залитая в кусок резины, была закреплена икона Гулы. Иш подумал, благословила бы она это.
Голос Нинурты добавил для одного лишь Иша:
— Доброй охоты, преданный пес.
***
В Лагаше Ишу предложили стать городским солдатом, что давало ему возможность побороться за место в элитном подразделении Нинурты Крылатые Львы. Иш отказался, приняв сочувствие этих воинственных людей воинственного города за презрение. По сравнению с другими вавилонскими городами Исин был малонаселен — среди его полей, парков и садов обитало около пятидесяти миллиардов, но даже для этого количества его контингент был очень скромен. Если бы военные чины Ашшура или статистики Вавилона–Борсиппы, ведя учет защитников городов, забыли посчитать солдат Владычицы Гулы, этого могли бы и не заметить. То, что подчиненным Нинурты казалось великодушием по отношению к скорбящему служителю супруги их хозяина, Иш принял за насмешку чванливых вояк над парнем из захолустья. И для примирения потребовалось вмешательство самого бога. Это случилось после того, как Иш, выйдя из себя, сломал об колено табличку вербовщика и опрокинул его стол.
— Ты любил ее. преданный пес.
Иш развернулся посмотреть, кто это говорит, и впервые в жизни увидел бога во плоти.
Владыка Лагаша был высок, ростом по меньшей мере в пять локтей — выше любого человека. Но что–то в самом его облике, в сложении тела, закованного в медного цвета панцирь, ясно говорило: это бог, и само его присутствие все делает презренным — и вербовочную контору, и Крылатых Львов, готовых уже схватить Иша, а сейчас простершихся ниц на ковре, и обломки стола, и самого Иша. Как и у Владычицы Гулы, темноглазое лицо Нинурты было лишено возраста; однако то, что в ней Ишу представлялось детской безмятежностью, сохранившейся у взрослого, у ее супруга больше походило на преждевременную зрелость, вековую мудрость на лице, не тронутом морщинами.
Иш вытянулся в струнку.
— Владыка, — сказал он и отдал честь, как старшему офицеру.
Распростертые на полу Крылатые Львы негодующе зароптали. Бог не обратил на это внимания.
— Ты любил ее, — повторил он и, протянув руку к цилиндрической печати на шее Иша, повертел ее, внимательно разглядел изображение пса, прочитал имя и номер.
— Нет, Владыка Нинурта, — сказал Иш.
Бог перевел взгляд с печати на лицо Иша.
— Нет? — переспросил он, и голос его прозвучал угрожающе. Он сжал цилиндр в кулаке.
Иш выдержал взгляд бога.
— Я по–прежнему ее люблю, — сказал он.
Иш был готов к тому, что возненавидит Владыку Лагаша, супруга Владычицы Исина. Когда он представлял себе бога и богиню вместе, в нем все переворачивалось, и он гнал от себя эти мысли; и когда он прочитал, что бог возвестил свое намерение найти кочевников, убивших «его» богиню, губы Иша поневоле искривила презрительная ухмылка. Если Владыка Лагаша сейчас пожелает сорвать с него печать, он будет сопротивляться и умрет.
Но бог разжал кулак и, еще раз глянув на цилиндр, отпустил его.
И, когда глаза бога встретились с глазами Иша, в них была боль не меньшая, чем его собственная.
— Я тоже, — произнес Нинурта.
Он повернулся к своим солдатам:
— Вольно! — И, когда они поднялись на ноги, добавил, указывая на Иша: — Ишмениненсина Ниннадийиншуми — солдат города Исина. Им он и останется. Он ваш брат. Все солдаты Владычицы Гулы — ваши братья. Относитесь к ним соответственно.
А Ишу сказал:
— Мы вместе найдем этих кочевников, преданный пес.
— С радостью, — ответил Иш. — Владыка.
По лицу Нинурты скользнула улыбка, и Иш вдруг понял, за что Владычица Исина могла любить Владыку Лагаша.
* * *
Большую часть года охотники закалялись, тренировались, развивались и претерпевали различные усовершенствования: жрецы–инженеры, служившие Нинагалю, владыке Аккада, и жрецы–врачи, прежде служившие Владычице Гуле, укрепляли их сердца и кости, чтобы они могли выдерживать ускорения и перегрузки, способные убить обычного человека, изменяли их нервную систему и обмен веществ, чтобы они сражались быстрее, эффективнее и дольше любого смертного, уступая в этом лишь богам.
Точечная масса, где, как предполагали урские жрецы–астрономы, охотники могли бы обнаружить лагерь кочевников, находилась глубоко в Апсу, обширном скоплении льда, кусков породы и планетного вещества, которое отделяло Вавилон от ближайших звезд. Состав Апсу был известен, Син и Шамаш давным–давно нанесли на карты все, вплоть до малейших обломков, и обладавшие этим знанием могли вычислить след кочевников.
Объект, на который указывали сведения об оружии кочевников, был одним из самых крупных в ближайших областях Апсу. Сверхплотное ядро гигантской звезды, потерявшей большую часть массы задолго до Потопа, представляло собой переродившуюся, медленно остывающую сферу едва ли в лигу диаметром. Боги давно уже ориентировали ее так, чтобы потоки излучения от ее бешено вращавшихся магнитных полей не достигали городов, и пустили ее по такой орбите, чтобы она не влияла на Вавилон собственной гравитацией и не могла воздействовать на траектории движения комет и планетезималей, тем самым представляя угрозу для Вавилона.
Охотники добрались туда за двести дней.
Огромный корабль Шарур, Булава Нинурты, сам по себе бог, был по поверхности Лагаша отбуксирован к экватору города, загружен топливом, вооружен, укомплектован охотниками с оружием и снаряжением и запущен.
Он медленно отчалил и, только достаточно удалившись от города, раскрыл паруса, и во всех городах Вавилона будто тень прошла между землей и сияющими домами богов, поскольку вся энергия кольца Нинагаля была брошена, чтобы вывести Шарур на орбиту. Потом Булава Нинурты сложил крылья, как готовящийся пикировать орел, и стал падать, набирая скорость. Черный круг горизонта событий Тиамат рос, пока не поглотил полнеба, пока солдаты, размещенные вплотную друг к другу в своих капсулах в центральном отсеке корабля, не потеряли сознание, пока даже феноменально крепкая конструкция Шарура не затрещала от перегрузки, пока они не приблизились к Тиамат настолько, что пространство–время закрутилось водоворотом вокруг нее. Кольцо Нинагаля промелькнуло в одно мгновение, и лишь Владыка Нинурта и сам корабль были в сознании и заметили это. Шарур бросился вперед, используя для рывка крошечную частицу невообразимого вращательного момента черной дыры.
Тиамат сразу осталась позади, а они понеслись прочь.
ВАВИЛОН 1:1 5" N:1 16" / 34822.7.18 7:15
ВСЕ ГОРОДА МОЛЯТСЯ ЗА ВЛАДЫКУ ЛАГАША ПОЛИЦИЯ РАЗЫСКИВАЕТ АГЕНТОВ КОЧЕВНИКОВ В ВАВИЛОНЕ ВЛАДЫКА ШАМАШ ПРОСИТ ВЛАДЫКУ АНШАРА ВОССТАНОВИТЬ ПОРЯДОК
Заголовки храмовой газеты «Мардукнашир», город Вавилон
ВАВИЛОН 4:142 113" S:4 12" / 34822.7.16 1:3
ОКО ЗА ОКО
ШОВИНИСТСКАЯ «ОХОТА НА ВЕДЬМ»
АШШУР ГОТОВИТСЯ ЗАХВАТИТЬ СИППАР
Заголовки в радикальной газете «Ийншушакийи», Вавилон
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий