24 часа в Древнем Риме

Ночной час IV (22:00–23:00)
Гладиатор демонстрирует свои способности

Жизнь гладиатора Сергия неплоха и удивительно проста. Один нехороший коллега Сергия однажды заметил, что главная цель его головы – держать уши, но это не совсем так. Просто жизнь Сергия в основном связана с борьбой, блудом и поиском того, кто заплатит за все это.
Точно так же, как он редко бывает в одиночестве в постели, Сергий не испытывает сложностей с тем, чтобы ввязаться в драку. Во время обучения в школе гладиаторов он находился на волосок от смерти (и знает о нескольких умерших стажерах, которые проходили подготовку до него). Школа – неумолимое место, где lanista (тренер-гладиатор) может избивать своих подопечных, и, так же как и каждый гладиатор, который поступает в школу, Сергий давал клятву гладиатора uri, vinciri, verberari, ferroque necari («Я подчинюсь тому, чтобы меня жгли, связывали и били. Я могу погибнуть от меча»).
Это жестокое дело. Стажера, который не преуспел, могут поставить против более опытного соперника, чтобы просто дать другим попрактиковаться в убийствах. И все же, хотя ему больше не нужно этого делать, Сергий все еще посещает школу, и пока он там, он пользуется возможностью потренироваться, как будто от этого зависит его жизнь, потому что это так и есть.
Да здравствует Цезарь!
Ave Caesar, moriaturi te salutantl – это знаменитое приветствие, которое, как многие предполагают, служило началом каждого гладиаторского боя. Но это было не так. Насколько нам известно, этот термин использовался только один раз. Именно тогда, чтобы отпраздновать завершение общественных работ на Фуцинском озере (ныне осушенном), император Клавдий устроил фальшивое военно-морское сражение (однако для участников это была действительно настоящая битва).
Собравшиеся заключенные поприветствовали Клавдия знаменитым «Да здравствует Цезарь! Идущие на смерть приветствуют тебя!», на что Клавдий ответил загадочно: Autnon («Или нет»). После битвы он пощадил многих оставшихся в живых.
Однако после этого единственного использования бойцами, которые не были даже гладиаторами, это знаменитое приветствие обреченных, по-видимому, никогда больше не повторялось.
Светоний, Божественный Клавдий, 21
Сергий – auctoratus. Это означает, что, пока большинство гладиаторов сражаются, потому что у них нет выбора, Сергий – гладиатор, потому что он хочет им быть. Изначально осужденный сражаться на арене в качестве наказания за бандитизм, пять лет назад Сергий быстро завоевал известность в Колизее, убив известного противника.
Разумеется, он использовал деньги, которые он заработал в этом бою, чтобы выкупить себя. Его самое ценное имущество – его rudis, деревянный меч, который он получил вместе со своей свободой. Этот меч является доказательством того, что он искупил свое преступление храбростью, и хотя Сергий никогда не сможет быть римским гражданином, хорошая жизнь в Риме – в его распоряжении.

 

Гладиаторы на тренировке, мозаика

 

Несмотря на свою свободу, хорошо подготовленной шестифутовой плите тугих мышц нужна работа. Поэтому Сергий продолжает сражаться на арене как murmillo – тяжело вооруженный гладиатор со щитом легионера и тяжелым ударным мечом длиной в предплечье. Хотя он носит какие-то доспехи во время битвы, его гордость и радость – это его шлем: широкополый объект из фракийской стали с золотой отделкой.
Решетка прячет лицо, пока он в бою, на шлеме – широкий гребень, как плавник рыбы (mormylos), от которого и происходит название его профессии (murmillo). Рельеф на гребне Сергия изображает сцены битв, которые принесли ему репутацию и свободу.
Гладиаторы стоят очень дорого, и их владельцы или агенты не хотят, чтобы их убивали.
В этом году Сергий сражался всего один раз – и проиграл. К счастью, только один из пяти всех поединков гладиатора может закончиться смертью. Этот бой был частью Ludi Cerealia в конце апреля и проводился на затупленных мечах. В конце концов, гладиаторы стоят очень дорого, и их владельцы (или, в случае Сергия, агенты) не хотят, чтобы их убивали. Однако когда император спонсирует игры или на фестивале Сатурналий в середине зимы, где Сергий также будет сражаться, совсем другая история. Эти битвы идут до смерти. Фактически перед боем распорядитель, который ставит игры Сатурналий, представит мечи Сергия и его противника, чтобы он мог проверить, что они смертельно острые. Сергий с нетерпением ждет этого боя, потому что это будет его бой-реванш с гладиатором hoplomachus (в греческом стиле), который в последний раз его победил.
Большой палец вниз означает «спасенный»?
Это правда, что римляне решали судьбу побежденного гладиатора при помощи pollice verso (поворота большого пальца). Однако нигде не говорится, куда должен быть повернут большой палец. Учтите это. Обреченный гладиатор встает на колени перед своим противником и будет убит прямым ударом в шею.
Итак, держите мнимый меч, которым нужно нанести удар, и обратите внимание, где находится ваш большой палец. Куда он указывает? Теперь вместо того, чтобы «убить» вашего противника, уберите меч в ножны (то есть если вы правша, на левое бедро). Ваш большой палец опускается.
Поэтому можно считать, что большие пальцы вверх означали «нанести удар», а большие пальцы вниз означали «убрать меч».
Две битвы в год составляют чуть меньше половины того, сколько обычно сражается гладиатор на полную ставку. Вероятно, это объясняет, почему, в отличие от большинства его современников, Сергий дожил до тридцати. Хотя ему платят неплохую сумму за каждый бой – примерно равную годовой заработной плате квалифицированного ремесленника, – у Сергия есть недешевые потребности и склонность к ставкам на гонках колесниц. Азартные игры должны быть вне закона в Риме, но это едва затрагивает Сергия, у которого есть друзья как в высоких инстанциях, так и в низах.
Любой гладиатор знает, что происходит с человеком, который не может заплатить долги за игру, поскольку, как и многие его коллеги, Сергий обладает выгодной способностью и научным подходом к ломанию пальцев, ног или коленных чашечек (согласно спецификации дебиторов). Кроме взыскания долгов, Сергий также работает на кредиторов в качестве телохранителя. Эта работа обычно оплачивается по часам богатыми аристократами, которые хотят, чтобы телохранители больше проявляли свою значимость, чем защищали их от реальной опасности. Однако бывает и по-другому – как с работой, с которой Сергий только что так плохо справился, – когда подпольная встреча становится жесткой и без темной тени гладиатора на заднем плане.
Сергий не знает, что произошло за дверью, которую он недавно охранял. Конклав контрабандистов, предательская беседа или переговоры между уличными банд-лидерами – Сергий сохранил мир во всех этих вопросах и меньше заботился о разбирательстве, чем о своей зарплате.
С деньгами в кошельке он спешит на свое следующее мероприятие – в дом аристократа на Делийской горе, где как раз заканчивается обед.
Хороший хозяин в финале званого обеда устраивает развлечения. Например, это могут быть загадочные танцовщицы из Гадеса или приятно возбуждающие стихи Катулла, прочитанные красивой девушкой с лирой. Некоторые хозяева предпочитают акробатов из Ликии в Малой Азии, другие – бои с настоящими гладиаторами. Сегодняшний бой пройдет на деревянных учебных мечах легионеров, поэтому никто не умрет, хотя возможны сломанные кости и ушибы. В ожидании этого события Сергий уже спрятал свое снаряжение в доме клиента.
Подобные зрелища были ему отвратительны и ненавистны. Однажды он случайно встретился по дороге со своими друзьями и соучениками, возвращавшимися с обеда, и они, несмотря на его резкий отказ и сопротивление, с ласковым насилием увлекли его в амфитеатр. Это были как раз дни жестоких и смертоубийственных игр. «Если вы тащите мое тело в это место и там его усадите, – сказал Алипий, – то неужели вы можете заставить меня впиться душой и глазами в это зрелище? Я буду присутствовать, отсутствуя, и таким образом одержу победу и над ним, и над вами».
Он, сомкнув глаза свои, запретил душе броситься в эту бездну зла; о, если бы заткнул он и уши! При каком-то случае боя, потрясенный неистовым воплем всего народа и побежденный любопытством, он открыл глаза, готовый как будто пренебречь любым зрелищем, какое бы ему ни представилось. И душа его была поражена рапой более тяжкой, чем тело гладиатора, которого он захотел посмотреть; он упал несчастливее, чем тот, чье падение вызвало крик, ворвавшийся в его уши и заставивший открыть глаза: теперь можно было поразить и низвергнуть эту душу, скорее дерзкую, чем сильную, и тем более немощную, что она полагалась на себя там, где должна была положиться на Тебя. Как только увидел он эту кровь, он упился свирепостью; он не отвернулся, а глядел, не отводя глаз; он неистовствовал, не замечая того; наслаждался преступной борьбой, пьянел кровавым восторгом.
Блаженный Августин, Исповедь, 6.8
Сергий надевает широкий baletus (кожаный пояс с металлическим покрытием, который прикрывает большую часть его живота) и мягкую защиту руки, которая поможет сберечь вооруженную руку от ударов противника, гладиатора, выступающего во фракийском стиле, который использует более легкий, изогнутый меч из дерева. У гладиаторов состоялся короткий, немного напряженный разговор перед боем. Они договорились, что они дадут примерно пятнадцатиминутное шоу своим покровителям, а затем – ну, пусть победит сильнейший.
Гладиаторов приветствуют, пока они выходят из атриума в огороженный стенами сад в задней части дома. Хозяин и его гости сидят на стульях, установленных по краям импровизированной арены, и Сергий замечает, что хозяйка сидит с нетерпением в первом ряду точно так же, как весталки ведут себя во время более смертоносных боев в Колизее. Рабы украдкой выглядывают из окон кухни, а раздраженный шеф-повар изредка призывает их обратно к своим обязанностям по приготовлению и подаче послеобеденных деликатесов и закусок.

 

Сергий в агрессивной позе

 

Фракиец проворен и искусен. Он кружит около более тяжелого Сергия и наносит несколько игривых ударов по высокому шлему своего оппонента. Зрители подбадривают или свистят в соответствии со своими ставками и дружно ахают, когда Сергий наносит коварный удар по почкам. Он явно начал сдавать в этом бою, когда получил сигнал от фракийца о том, что время спарринга заканчивается, посредством удара в лицо Сергия изогнутым мечом. Сергий заблокировал удар, подняв щит, так что удар меча пришелся по его плечу. Это неуклюжее движение – именно то, чего хотел добиться фракиец, так как теперь он может ударить изогнутым кончиком меча в незащищенную спину своего противника.
Незадолго до того, как он смог нанести удар, Сергий начал действовать. Гладиатор провел последние пятнадцать минут, вводя своего оппонента в заблуждение ложным чувством превосходства, и все это время сильно раздражался. Теперь, когда фракиец приготовился к удару, Сергий ударил его щитом. Выступ на щите – бронзовая голова Медузы, и несмотря на то, что фракиец защищен решеткой своего шлема, когда натренированный гладиатор под двести фунтов весом ударяет изо всех сил, то удар выходит поистине сокрушительным. Ошеломленный фракиец падает на землю, и под приветственные крики зрителей Сергий ставит ногу на горло своего противника в символическом жесте победы.
«Тебе не обязательно было это делать», – ворчит потом фракиец. Он садится на табурет в своей импровизированной комнате для переодевания и машет пальцем перед своим носом, проверяя свое состояние. «Значит, ты не должен был бить в мой шлем», – рычит Сергий в ответ. Девочка-рабыня использует стригиль, чтобы очистить с его тела пот, и Сергию платят и за это тоже. Пот гладиатора после поединка – ценный элемент в средствах для тела и женской косметике, также, как кровью убитого гладиатора иногда смазывается острие копья, которым римский жених торжественно разделяет волосы своей невесты. Все это часть гладиаторской мистики.
Стригиль
Римляне не верили в то, что сидеть в ванной и намыливаться – это правильный путь к чистоте. Действительно, кто-то сидел в большой ванне, предпочтительно в компании друзей, но суть этого действа состояла в том, чтобы правильно открыть поры кожи.
В тот момент, когда вы выходите из ванны, вас хорошенько смазывают ароматным маслом. После того, как вы немного помаринуетесь в этом масле, его соскабливают с кожи вместе с грязью, мертвой кожей и другими препятствиями на пути к чистоте. Скребок был назван strigil (стригиль). Это тупое изогнутое медное лезвие, с которым мог управляться и сам омываемый, но в идеале стригиль использовался слугой или симпатичной рабыней. До нас дошло множество примеров хорошо сохранившихся стригилей, потому что их часто символически хоронили с покойным.
Позже Сергий обдумает это, когда в чистой тунике поднимется на Делийский холм, где его ждет последняя работа на этот вечер. Ожидается далеко не неприятная задача. Леди Эппия устала спать одна, а ее аристократический муж уехал за границу по делам легкого на подъем императора Адриана. Зная, что его жена может заплутать, муж поставил у ее дверей стражей. Однако, как заметил поэт Ювенал: «Все время мои старые друзья советуют: “Запирайте двери и держите свою жену за ними”. Да, конечно, но кто будет охранять охранников?»
За щедрое вознаграждение Сергий переночует с этой дамой. Что же, задается он вопросом, она видит в нем, что позволяет называть себя гладиаторским мясом? Его лицо деформировано и избито, а шлем навечно оставил шрам у него на лбу. Из-за старой травмы у одного глаза появилась борозда, а на руке – язва.
Но Ювенал также указывает: «Он гладиатор! Именно его она предпочитает детям и семье. Эти женщины любят мечи!».
Гермес – Марсова племени утеха,
Гермес может по-всякому сражаться,
Гермес – и гладиатор, и учитель,
Гермес – собственной школы страх и ужас,

Гермес – клад для барышников у цирка,
Гермес – жен гладиаторских забота,
Гермес с бранным копьем непобедимый,
Гермес грозный своим морским трезубцем,
Гермес страшный и в шлеме под забралом,
Гермес славен во всех деяньях Марса,
Гермес вечно един и триединый.

Марциал, Эпиграммы, 5.24
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий