Хэдон из Древнего Опара

Книга: Хэдон из Древнего Опара
Назад: 18.
Дальше: 20.

19.

Землетрясение длилось всего восемь секунд, хотя казалось, не прекратится никогда. Арестанты поднялись с пола, подошвами голых ступней ощущая затухающие колебания, источник которых находился где-то глубоко внизу. В коридоре раздались крики заключенных о помощи, им вторили панические голоса стражников.
— Скорее! Воткни болты обратно в стенку! — велел Хэдон Квазину.
Квазин повиновался, но не слишком быстро. Приближался топот ног, и ярче сделался свет факела. Двое стражников остановились перед перекладинами решетки камеры, заглянули внутрь и бросились прочь. Квазин вытащил болты из стены, и Хэдон велел ему забросить Пагу в шахту.
Они с нетерпением ожидали, пока Пага не прокричал им отойти подальше. На пол упал конец толстого каната, изготовленного из папирусных шнуров. Хэдон, обвязавшись им вокруг пояса, вошел в горловину шахты, как оливковая косточка. Пага натянул канат и держал его крепко, пока Хэдон дюйм за дюймом продвигался вверх. Добравшись до горизонтальной шахты, он пошарил вокруг, пока не определил местонахождение факела, кремня, ящика с трутом и железок. Хэдон выбил искры из кремня, и спустя мгновение трут загорелся. Теперь он бросил немного трута на головку факела из сосны, пропитанной рыбьим жиром, который вскоре запылал и задымил. Пага отвязал канат от Хэдона и вновь бросил его вниз. Хэдон поставил факел на пол и стал помогать Паге втаскивать наверх Хинокли и Кебивейбеса.
Квазин обвязался канатом под мышками. Все четверо наверху держали канат, Хэдон и Пага стояли с краю шахты, а книжник и бард тянули его сзади. Триста десять фунтов плоти гиганта и тридцать фунтов бронзовых оков и цепей продвигались вверх медленно. Хэдон крикнул кузену вниз, чтобы он упирался в стены и таким образом облегчил бы их задачу.
Квазин сказал:
— Это невозможно! С моих плеч сходит кожа; с меня заживо сдирают шкуру! Я не могу упираться!
— Или канат лопнет, или наши руки не удержатся в суставах, — вопил Пага.
— Тащи! — прикрикнул Хэдон. — И что бы ни случилось, не отпускай. Если…
В эту секунду раздался треск, похожий на звук от удара хлыста из шкуры гиппопотама. Затем послышался гул, более громкий, чем в первый раз, и земля закачалась еще сильнее. Квазин от ужаса завыл. Хэдон криком приказал не отпускать канат, и они держали его. Секунд через двенадцать камень успокоился, хотя не стихал далекий гул. Хэдон распорядился возобновить подъем. Квазин, стонущий от страха и от боли из-за содранной кожи, медленно продвигался вверх, подобно птичке, проглоченной змеей, если допустимо сравнение пичужки с гигантом.
Хэдон и Пага были вынуждены часто отдыхать, и когда, наконец, вытянули его из шахты, с трудом дышали от изнеможения.
— Могли бы тащить и помягче, — рычал Квазин, осматривая кровоточащую кожу на плечах.
— Могли бы и оставить тебя, застрявшим в шахте, — огрызнулся Пага. — Не думаю, что мне удастся поднять руки.
Они поели, хотя Хэдону и не терпелось отправиться в путь. Он то и дело поглядывал вниз шахты, опасаясь появления света. Если стражники станут вновь проверять арестованных — неминуема тревога. С другой стороны, солдат, вероятно, охватила паника, и им не до поисков сбежавших. Да и кому захочется входить в шахту, когда можно оказаться погребенным в ней.
— Могущественный Ресу сражается с Матерью Всего, — произнес Кебивейбес. — Мы — муравьи под ногами дерущихся слонов. Будем надеяться, что они не растопчут нас во время своей схватки.
— Нам сопутствует удача, — проговорил Хэдон. — Среди людей короля, наверное, началась такая неразбериха, что им не до нас.
— Ты называешь удачей быть похороненным заживо? — пробурчал Квазин.
— Тихо! Я слышу голоса!
Хэдон посмотрел вниз и увидел огни. Мужчина, стоявший внизу, закричал. Бронзовая дверь со скрипом открылась внутрь, затем показался стражник; он уставился в верх колодца. Хэдон быстро убрал голову.
— Отдохнули мы или нет, необходимо идти, — произнес он. — Солдаты вынуждены пойти за приставными лестницами, но это не займет у них много времени. К тому же, у них должны быть и другие входы, неизвестные нам.
Хинокли с факелом шел впереди. Хэдон и Кебивейбес несли мечи; Пага держал один конец каната; Квазин — пищу, которую не переставал поглощать. Когда они были над шахтой, ведущей в низ коридора, Хэдон увидел, как по ней бежали несколько стражников.
— Их командир — хладнокровный человек, — заметил Хэдон. — Он будет ревностно исполнять свой долг, даже если на него падет город и…
Хэдон смолк на полуслове. Стены и пол вновь зашатались. Но этот толчок был значительно слабее первых двух. Почти сразу же они продолжили продвижение вверх по шахте, по которой ранее забирался книжник. Здесь Хэдон сказал:
— Вы все можете идти вниз, если хотите, и сразу же сесть в лодку. Но я пойду дальше.
— Почему? — спросил Квазин.
— Он хочет поискать Лалилу, — ответил за него Пага. — Я отправляюсь с тобой, Хэдон.
— Я буду искать и Авинет. Долг обязывает меня сделать это.
— Но не любовь? — в упор спросил Пага.
— Ты спятил! — воскликнул Квазин — Ты рискнешь забраться в улей, когда кругом полно меда! В мире столько красивых женщин, кузен!
— Я и не надеялся, что ты поймешь меня. Тебя здесь ничто не держит.
— Квазин фыркнул:
— Ничто, кроме тех людей, которые, если услышат, что я оставил тебя, станут называть меня предателем! Вперед, Хэдон!
Хэдон привязал конец каната к нижней перекладине. Это позволит, когда они вернутся, соскользнуть вниз мимо входа в горизонтальную шахту на верхнюю перекладину лестницы внизу. Он раскачался и подтягивался от одной перекладины к другой до тех пор, пока ноги не оказались на самой нижней ступеньке. Затем стал быстро подниматься вверх. До него донесся запах дыма. Взглянув наверх, он заметил, что звезд больше не видно. За ним шел Пага, сзади Паги — Хинокли с зажатым в зубах факелом. Замыкал движение беглецов Квазин; к его шее был привязан один конец каната. На половине пути наверх Квазину предстоит обмотать канат вокруг ступени, чтобы стражники не смогли заметить, как он свисает вниз шахты, если вдруг солдаты последуют тем же путем. На обратном пути они развяжут канат с этого конца и бросят его вниз. Запястья Квазина сковывала тяжелая цепь, но ее длина позволяла ему дотянуться до одной ступени, цепляясь за расположенную ниже. Цепи от железного «воротника» на шее тащились за ним, болты то и дело зацеплялись за перекладины, что побуждало его ругаться.
Разглядев тонкие линии овала в камне, Хэдон попросил Хинокли передать ему факел. Хинокли был рад избавиться от него, бормоча, что его челюсть чуть не сломалась. Хэдон осмотрел лицевую сторону секции, но каких-либо механизмов, приводящих ее в действие, не обнаружил. Он подергал ступеньки на себя и потолкал их внутрь. Никакого эффекта. Похоже, они никоим образом не связаны с механизмом внутри. Этого, сказал он себе, и следовало ожидать. Королевская семья вряд ли пожелала бы подготовить все так, чтобы враг сумел догадаться, как до нее добраться.
Возможно, стена в этом месте тонкая. Следует ли ему стучать в нее в надежде привлечь чье-либо внимание? Если это апартаменты Минрута, скорей всего, у выхода стоят стражники: без королевского дозволения никто не выйдет и не войдет. И конечно же, Минрут наверняка поставил стражников, если эти апартаменты принадлежат Авинет, поскольку она знает о шахте.
Издалека, снизу, поднялся гул. Стены задрожали, и Хэдон повис на одной руке, крепко зажав в другой факел. Когда землетрясение прекратилось, он подергал перекладины, желая определить, не ослабли ли они, но обнаружил, что они держались крепко.
Хэдон поделился с остальными своими мыслями. Пага сказал:
— Оставаться здесь бесполезно. У входа в шахту вскоре появятся стражники.
Хэдон заколебался. Следует ли ему стучаться в эту дверь?
Далеко внизу раздались чьи-то крики. Хэдон взглянул вниз и увидел свет факела и солдата, выглядывающего из отверстия вертикальной шахты. Тот смотрел вверх.
Еще оставался выход, расположенный в голове статуи на крыше. Можно спуститься по крутому куполу при помощи каната. Возможно, им удалось бы даже спуститься к голове еще какой-нибудь статуи, которая тоже могла бы оказаться входом в другую шахту.
Хэдон решился. Он передал факел Паге, снял с ремня меч листообразной формы и его эфесом принялся стучать о камень. Камень глухо зазвенел. Нет, нет! Он не ошибся, думая, что стена представляла собой лишь тонкую перегородку, а за ней комнаты.
Но есть ли кто-нибудь там внутри?
Хэдон забарабанил эфесом сильнее, еще и еще.
Раздался голос Квазина:
— Солдаты поднимаются! А я не смогу скинуть их! Они отрежут мои ноги!
Хэдон взглянул вниз. Два факела, протянутые из горизонтальной шахты, освещали нижние перекладины. По ним карабкались трое стражников, а четвертый свисал с нижней ступени. На солдатах были бронзовые латы и шлемы, в ножнах покоились мечи. И приближались солдаты быстро.
Даже если Квазину удастся задержать их на какое-то время, а это маловероятно, вскоре беглецы подвергнутся нападению со стороны тайного выхода. Офицер разведки вычислит, в каком месте шахты находятся беглецы и направит солдат в этот выход. Разумеется, если он осведомлен об этом выходе. Минрут и Авинет, возможно, не пожелали поделиться таким секретом.
Хэдон вновь стал сильно стучать. Кто бы не находился внутри, враги или друзья, должен же кто-нибудь подойти: если будет враг, по крайней мере Хэдону будет с кем сразиться. Нет смысла беспомощно цепляться за перекладину в ожидании, что тебя вот-вот скинут вниз и ты упадешь на твердый камень далеко вниз.
— Передай факел Квазину, — велел Хэдон Паге. — Он может сбросить его на первого солдата.
Пага сделал, как ему велели, и Хэдон вновь принялся стучать по камню Но секция не двигалась. Еще оставалось время подняться наверх, к концу шахты. Он мог бы прикрыть их отступление, пока остальные по канату спустятся по куполу. Но что дальше, когда они дойдут до конца каната?
Хинокли сообщил, что примерно в пятидесяти футах ниже того места, откуда он выглядывал, имеется каменная голова. Длины каната как раз хватит, чтобы добраться до нее. Нужно бросить канат и забраться на вершину головы, а потом внутрь. Конечно, если в ней есть вход в шахту.
— Пошли, — едва сказал Хэдон и тут же с грохотом свалился внутрь.
Назад: 18.
Дальше: 20.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий