Бессмысленная маска

Книга: Бессмысленная маска
Назад: ГЛАВА 7
Дальше: ГЛАВА 9

ГЛАВА 8

Когда «Аль-Бураг» приблизился к обломкам, он находился в шестистах тысячах километров от планеты Валиск. Куски потерпевшего крушение корабля были разбросаны далеко друг от друга, но по большей части двигались в одном и том же направлении. Предмет, привлекший внимание Рамстана, представлял собой шар диаметром в четырнадцать метров. Корабль подстроился к скорости и направлению движения этого шара, чтобы принять его на борт. Тем временем было определено, что остальные обломки имеют раушгхольское происхождение. Это заключение было сделано в основном по виду мебели, сорванной с палубы взрывом, расколовшим корпус корабля. Из всех, кого встречали земляне, только раушгхолы прорезали ромбовидные отверстия в спинках кресел и диванов.
Экран показывал медленно вращающуюся сферу с поверхностью, составленной из черно-белых квадратов. «Аль-Бураг» передавал свои сигналы — возможно, непонятные принимающему, — чтобы сообщить находящимся в шаре (если там кто-то находился), что помощь пришла. Но никакого отклика не последовало.
«Аль-Бураг» завис над шаром, уравняв с ним скорость, открыл люк, медленно и осторожно втянул шар внутрь и закрыл люк. Зашипел воздух — в камере, где находился шар, устанавливалось давление в треть нормального. На пять минут к воздуху камеры примешались антибактериальные и антивирусные газы, потом шар был опрыскан слабым раствором кислоты, после чего обработан жидким гелием под высоким давлением и струями кипящей воды. Пять минут спустя в камеру вошли космонавты в скафандрах, и среди них Тойс.
Тойс сообщила:
— Никогда не видела ничего похожего, сэр. Не заметно никаких внешних механизмов, чтобы вскрыть это. Если внутри есть оне, то оне должны открыть его сами.
«Оне» было местоимением терранского языка для существа без обозначения пола, как в единственном, так и во множественном числе, что-то вроде он-она-это. Однако корабль с алараф-двигателем обычно называли «оне-жен», «жен» означало женский пол.
— Мы можем прорезать отверстие в оболочке?
— Не узнаем, пока не попытаемся сделать это.
— Как ни маловероятно, но там может содержаться взрывчатый газ, — сказал Рамстан. — Всем выйти. Пусть вскрытием займется робот.
Космонавты вышли из камеры; минуту спустя вкатился робот на колесах. Люк был закрыт, но робот ожидал, пока корабль не изолирует камеру усиленными защитными переборками. Когда на экране высветилась надпись «Задача выполнена», командир команды отдал приказ к действиям. Из пальца робота вырвался лазерный луч, и на экваторе шара появилась прорезь.
— Черт меня побери! — воскликнул Рамстан. — Вода!
Вода выплеснулась струей, но давление внутри шара быстро упало, и вскоре поток превратился в тонкую струйку.
— Вырезать отверстие на экваторе, — приказал Рамстан.
Команда была исполнена немедленно. Опять потекла вода, но через несколько секунд поток иссяк. Робот продвинулся вперед и всунул в отверстие руку с крошечной телекамерой на конце. Вспыхнул свет. Нижняя половина шара была наполнена водой, мутной от чего-то похожего на кровь. В центре ее плавал темный бесформенный предмет. Сентиентолог сказала:
— Это обитатель Вебна, тюлень-кентавр. Я никогда не видела ни одного из них, но видела на Валиске фотографии. Шар — это, должно быть, контейнер, в котором вебнит путешествовал на корабле. Его можно использовать и в качестве спасательной шлюпки. И, очевидно, так и было. Я слышала, что…
Тойс смолкла. Она, как и Рамстан, смотрела на экран, и случившееся застало ее врасплох. Но если изумление Рамстана было вызвано тем, что он ничего не знал о вебнитах, то Тойс слышала о подобном, хотя и плохо помнила.
Шар опал, съежился, расплылся вокруг лежащего в середине камеры существа и лопнул с хлопком, словно пузырь. Кровавая вода растеклась по палубе, и шар исчез. Тело плавало в темной луже.
— Раушгхолы говорили мне, что вебнитский контейнер растворяется в собственном содержимом, если его силой вскрывают снаружи. Хотите верьте, хотите нет, но они так сказали. Предполагается, что он состоит из вещества, выделяемого гигантским полуразумным морским животным, и…
— Как животное может быть полуразумным? — усомнился Рамстан.
— Я просто повторяю то, что сказали раушгхолы.
Спасательная группа водрузила тело весом в 227 килограммов на антигравитационную платформу. Платформа поднялась в воздух, и один из членов группы направил ее к лазарету. Рамстан наблюдал, как платформа движется по коридорам. Тойс в сопровождении трех медиков отправилась туда же для осмотра и лечения вебнита. Десять минут спустя она доложила:
— Что-то маленькое, но твердое и острое прошло прямо через ее тело. У этого предмета была такая скорость, что он, видимо, пробил и сферу. Микрометеорит? Как бы то ни было, отверстия в сфере должны были затянуться микросекунду спустя после повреждения, иначе воздух и вода утекли бы в пространство.
— Она умирает? — спросил Рамстан.
Тойс бросила взгляд на осциллоскопы, регистрировавшие общее состояние существа с руками и плавниками, лежащего в неглубоком бассейне, оборудованном на широком столе.
— Она держится — я так думаю. Откуда я могу знать? Я не знаю ничего о физиологии — как и об анатомии — водноживущих разумных Вебна. Черт возьми, какое у них нормальное кровяное давление? И какого типа кровь? В ее состав, как вы видите, входят ванадий и магний. В достаточном количестве, чтобы убить вас, если они будут впрыснуты вам в вену. Я, конечно, преувеличиваю, но эти вещества в таком количестве для человека чреваты заболеваниями.
Тело вебнитки было примерно 3, 2 метра в длину и оказалось покрыто шоколадно-коричневым тюленьим мехом. Плавники, росшие из тела, составляли примерно одну треть от его длины. Живот был вздут, хотя вебнитка отнюдь не была беременна. Отвисшие груди были непропорционально маленькими в сравнении с размерами тела. Длинные руки, широкие и плоские предплечья. Пальцы соединены перепонками, доходящими до первого сустава. Голова походила на голову гуманоида с глубоко посаженными глазами, которые сейчас прикрывали прозрачные внутренние веки.
— Веки отстоят довольно далеко от глазных яблок и образуют своеобразные очки, — пояснила Тойс.
Она также сказала, что ноздри вебнитки могут плотно закрываться. Внешних ушных раковин у этого создания не было, и это добавляло странностей ко всем прочим феноменам.
— Смотрите, у нее есть сумка — совсем как у кенгуру, — сказала Тойс. — Она может принадлежать к виду, который регрессировал в анатомическом отношении, вернувшись в море. Но возвращение к сумчатости? Не очень-то вероятно.
Она с усилием сунула руку в сумку, во взгляде ее отразилось изумление. Она извлекла руку обратно и раскрыла ладонь. На ладони лежали три предмета, каждый не длиннее большого пальца Тойс. Они напоминали кусочки зеленой пемзы. Один имел форму круга, другой — квадрата, а третий — треугольника. В центре каждого было просверлено отверстие шириной примерно в три сантиметра.
— Черт возьми, что это? — удивилась Тойс.
— Положите это обратно, — сказал Рамстан. — Это ее личное имущество. Сообщите мне, как только она придет в сознание — если придет.
«Аль-Бураг» вышел на орбиту Валиска. Тойс сообщила, что лабораторный компьютер изготовил искусственный кровяной состав для вебнитки, и несколько часов назад было проведено переливание крови. Вебнитка произнесла несколько слов, хотя по-прежнему находилась без сознания. Тойс никогда раньше не слышала этого языка. Но не останавливался ли на Вебне «Пегас»? Быть может, Бранвен Дэвис знает вебнитский язык?
Рамстан вызвал лазарет. Дэвис сказала, что может вести разговор на вебнитском — в ограниченных пределах.
— Я сомневаюсь, что речь пойдет о науке или философии, — хмыкнул Рамстан. — Будьте наготове.
Зеленые глаза Бранвен расширились, и только после того как ее изображение пропало с экрана, Рамстан понял отчего. Его сарказм больно задел ее. Он обругал сам себя и стал гадать, почему он так вел себя. Быть может, это был некий род защитной реакции? Но от чего он защищался?
У него не было времени размышлять над этим и, как он понял позже, он не собирался этого делать даже при наличии времени. Он был занят вещами куда более важными и срочными, чем копание в собственной душе. «Аль-Бураг» находился достаточно близко к Валиску для проведения картографических, термальных, радиационных и прочих наблюдений. Вся планета, от полюса до полюса, была скрыта черными тучами, главной составляющей которых был дым. Источниками дыма были гигантские пожары, охватившие тысячи обширных территорий.
— Боже мой! — воскликнула Нуоли. — Как может случиться такое?
Это не было результатом атомного конфликта, как следовало из замеров радиоактивности. Главный геолог доложил, что замечено необычно большое число действующих вулканов на суше и в море.
— Двадцать четыре тысячи. Одной только пыли, выброшенной ими, хватило бы, чтобы скрыть планету на многие годы. К тому времени когда пыль осядет, большинство — если не все — форм растительной жизни погибнут. Соответственно и та жизнь, которая существует за счет растений…
Главный метеоролог доложил о возмущениях атмосферы, которые нельзя было объяснить только действием вулканов и пожаров.
— Недавно что-то выбросило часть атмосферы в космическое пространство. За пределами обычной верхней границы атмосферы отмечено большое число следов атмосферных составляющих. Также наблюдается явление, о котором я никогда раньше не слышал. Я не знаю, какова его природа, но происходят — как бы это назвать? — колебательные вспучивания воздуха. Как будто наблюдается приливной эффект. С вашего позволения, мы еще вернемся к этому. Сейчас я просто описал первое впечатление. Мне нужны еще данные и время, чтобы обработать их на компьютере.
Некоторое время спустя главный геолог снова доложил:
— Валиск по непонятной причине стал единым гиперсейсмическим районом. Мы отмечаем тысячи сдвигов коры на суше и на морском дне. На данный момент я оцениваю число макротолчков в пятьдесят тысяч. Все они равны или даже превосходят двенадцать баллов по шкале Ново-Меркалли.
Также отмечены огромные приливные волны, затопляющие прибрежные районы и не уменьшающие свою интенсивность с течением времени. Это нельзя объяснить только вулканической активностью, хотя в значительной мере они вызываются ею. Как вы знаете, сэр, у Валиска нет луны, но я могу сказать, что землетрясения, приливы и атмосферные «горбы» могли бы получить объяснения, если бы, скажем, у Валиска была луна массой с Землю и если бы эта луна неожиданно изменила свою орбиту, перейдя на уровень, близкий к экзосфере. Что-то среднее между десятью и пятьюдесятью тысячами километров от поверхности планеты. Конечно, это только фантастическое допущение. Я не решусь принять это объяснение как истинное.
— Конечно, нет, доктор, — сказал Рамстан. — Благодарю вас.
«Аль-Бураг» облетал Валиск по сужающейся спирали, периодически пролетая над всеми четырьмя континентами, каждый из которых имел площадь, приблизительно сравнимую с площадью Африки, хотя и другие очертания. Показания приборов говорили, что слой дыма и вулканической пыли так толст, что вероятность выживания какой-либо многоклеточной жизни чрезвычайно мала. Рамстан сомневался, что кто-либо уцелел среди всех этих землетрясений, приливных волн и пожаров и не погиб еще до того, как тучи сгустились над планетой.
Два континента располагались на экваторе. На них бушевали столь яростные пожары, что их отсвет был виден даже сквозь тучи дыма. Тут и там виднелись темные пятна, которые, по словам ученых, были результатом сильных дождей. Огонь там погас, но температура на границе этих областей была столь высока, что влага скоро должна была испариться, а растительность — вновь воспламениться.
— Там росли громадные дождевые леса, — сказала Тойс. — Такие же, какими были покрыты Африка и юго-восточная Азия до того, как там образовались пустыни.
Рамстан решил провести более тщательные исследования поверхности одного из континентов в южном полушарии. В центре его располагалась огромная пустыня, но побережья были когда-то густо заселены. Хотя вдоль побережий продолжали бушевать пожары, порою имевшие протяженность в триста километров, там оставались регионы, где огонь на время угас. Тучи, несомые сильными воздушными потоками, двигались от периферии к центру, но исследователи в скафандрах могли бы летать в джипах на высоте нескольких метров над сотрясающейся почвой.
«Аль-Бураг» завис над регионом, где шли обильные дожди. Всего лишь в десяти километрах к северу отсюда начиналась каменистая пустыня, но руины зданий указывали, что регион, находящийся прямо под кораблем, был раньше густо населен. Зонды обнаружили довольно мало объектов для исследования. Практически все деревянные предметы, деревья и кустарники сгорели полностью, а угли и пепел были унесены ветром и дождем. Если там и были кости разумных обитателей или животных, зонды не засекли их.
Главный метеоролог подал новый рапорт:
— Воздушные потоки движутся со скоростью 150 километров в час. Однако по сравнению с ветрами северного полушария это еще умеренная скорость.
Рамстан знал это, поскольку и сам мог наблюдать показания приборов на техно-операционной панели. Однако он поблагодарил ученого. Заинтересовал же его следующий факт: высокочувствительный зонд засек тысячи предметов, размером и формой напоминающих шары для бильярда, находящихся на поверхности почвы или наполовину погруженных в грязь. Рамстан приказал исследователям на джипах подобрать несколько этих предметов, но потом, охваченный нетерпением, скомандовал «Аль-Бурагу» снизиться на достаточную высоту, чтобы можно было выдвинуть щупальце и взять несколько образцов немедленно.
Пока выполнялся этот маневр, Рамстан приказал послать на северное побережье челнок, чтобы разведать, есть ли и там такие же предметы.
— А если обнаружите их, слетайте на ближайший континент северного полушария и поищите их там.
«Аль-Бураг» шел навстречу ветру со скоростью пять километров в час. Зачерпнуть шарики было не так-то легко. Землю сотрясали непрерывные толчки, многие из них были достаточно сильны, чтобы подбросить шарики на метр в воздух. Несколько раз в почве открывались трещины, и шарики соскальзывали в них. «Аль-Бураг» не пытался поймать их. Любая расселина могла внезапно закрыться, превратившись в капкан.
С другой стороны, корабль захватил несколько кусочков того, что некогда было каменными колоннами, и несколько изогнутых и оплавленных стальных стержней.
Из физико-химической лаборатории доложили, что в зачерпнутой грязи содержалось множество маленьких шариков диаметром в три миллиметра.
«Аль-Бураг» продолжал вести сбор образцов, по спирали обходя регион площадью в двадцать квадратных километров.
Челнок с двумя пилотами и шестью учеными на борту вылетел с корабля. Он шел на север со скоростью триста километров в час, его зонды исследовали пространство на сто километров в обе стороны.
Снова докладывал начальник лаборатории:
— Большие шарики имеют четыре сантиметра в диаметре. Каждый весит один килограмм и покрыт железоникелевой оболочкой толщиной в пять миллиметров. Это установлено, поскольку оболочка была частично расплавлена и часть железно-никелевого сплава испарилась. Утекла. В сердцевине находится некое неизвестное вещество черного цвета, похожее на металл. Оно не просвечивается рентгеновскими лучами. Оно не реагирует с самыми сильными кислотами. Оно не сплющивается и не ломается под давлением в пятьсот тысяч тонн на квадратный миллиметр, а это самое большее, что мы можем приложить. Оно не плавится при ста тысячах градусов по Кельвину. Оно не поддается самому мощному лазеру. Маленькие шарики содержат то же вещество, или по крайней мере так оно выглядит. Они, правда, лишились большей части железоникелевой оболочки. Они были подвергнуты тем же тестам с теми же результатами.
Венделл Тонг покачал головой:
— Я никогда не видел и не слышал ничего подобного.
Экран разделился на три секции, и к Тонгу присоединились начальники геологической и астрофизической групп.
— Мы все слышали, — сказал геолог. — Можно задать вопрос?
Рамстан позволил. Но вопрос адресовался не ему, а Тонгу.
— Вы сказали, что железоникелевые оболочки частично расплавились. Я сомневаюсь, что причиной этого может быть пожар. Нельзя ли допустить, что это произошло вследствие прохождения через атмосферу с большой скоростью? То есть фактически эти шарики — некий вид метеоритов?
Тонг кивнул:
— Да, можно сказать и так. Я не компетентен…
— Но это же вполне логичное допущение! — воскликнул геолог. — Только… черт!.. Кто слышал о таких метеоритах?
Рамстан сказал:
— Раскаленные железоникелевые шарики могли вызвать всемирный пожар, не так ли?
— Это единственное объяснение, какое у нас есть на данный момент.
Два дня спустя «Аль-Бураг» покинул обследованный регион, джипы вернулись еще за день до этого. Челнок находился на северном континенте и посылал оттуда сообщения. «Аль-Бураг» переместился на западное побережье южного континента, по спирали облетел регион площадью в сто квадратных километров, а потом направился на один из континентов экваториальной зоны. Второй челнок был послан на третий континент. После шестидневного прочесывания второго континента «Аль-Бураг» погрузился в океан и стал исследовать дно. Вынырнув на поверхность пять дней спустя, корабль отправился на четвертый континент. Завершив исследования там, он подобрал оба челнока.
Результаты изысканий были обескураживающими и потрясающими.
Шарики были, несомненно, метеоритного происхождения, или, если сформулировать осторожнее, вошли в атмосферу извне с большой скоростью. Как маленькие, так и большие шарики были найдены вонзившимися в деревья, сгоревшие не до конца, в камни и даже в стальные балки. Они присутствовали везде — от полюса до полюса. Что бы ни извергло их, оно охватило всю планету, не пропустив ни суши, ни океана.
Валиск слегка превышал размерами Землю, хотя и имел меньшую плотность. Общая площадь поверхности его была приблизительно пятьсот восемнадцать миллиардов квадратных километров. Заключения, сделанные по результатам проб, гласили, что на каждый квадратный метр пришлось примерно по одному большому и двадцать маленьких шариков. Или по крайней мере так должно было быть, если бы на распределение метеоритов не повлияло различие в плотности воды и атмосферы и течения.
— Пятьсот восемнадцать миллиардов больших шариков, — прошептал Тенно, выслушав доклад. — Десять триллионов триста шестьдесят биллионов маленьких.
Каждый из маленьких шариков весил пятьдесят граммов. Вес двадцати составлял тысячу граммов — один килограмм. Это означало, что у больших шаров должен быть полый центр.
Общая масса шариков составляла 1 026 000 000 000 килограммов.
— Ни у одного корабля не хватит вместимости и энергии, чтобы доставить и запустить такую массу. Этот корабль должен быть большим, как… как что?.. Как Земля? Или больше? Пусть подсчитает компьютер.
— Объект с такой массой, подойдя близко к Валиску, мог вызвать катаклизм — землетрясения и приливные волны, — сказал Рамстан. — Но… вы правы, Тенно. Это не может быть ни космический корабль, ни даже целый флот. Непостижимо. Как бы то ни было, если этот объект или объекты направлялся разумом… Кто из разумных может додуматься применить для убийства жизни такую неэффективную штуку, как эти шарики? Нейтронные бомбы куда действенней. И какую выгоду может принести агрессорам это всеобщее уничтожение? Разве что они столь жестоки, что желают только разрушать и разрушать. Я не могу поверить в это.
«Болг убивает всех, кроме одного. Бог болен. Несокрушимое пламя падает с черного неба… Все умирают. Куда скрыться?»
Назад: ГЛАВА 7
Дальше: ГЛАВА 9
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий