Бессмысленная маска

Книга: Бессмысленная маска
Назад: ГЛАВА 4
Дальше: ГЛАВА 6

ГЛАВА 5

У Бенагура была массивная голова, его черные и жесткие, словно медвежья шерсть, волосы свисали ниже плеч. Длинная борода была подстрижена скобкой. Лицо его напоминало полубожественное, полубезумное лицо каменного крылатого человека-быка, стоящего перед древним ассирийским храмом.
Бенагур застонал и перекатился на правый бок. Затылок у него был в крови. На полу возле кресла валялась та трубка, которая просовывалась в замочную скважину, и теперь было видно, что трубка отходит от пластикового цилиндрического баллона.
Рамстан помог коммодору подняться на ноги, но отпустил его, когда тот проворчал:
— Со мной все в порядке.
Рамстан отволок кресло обратно в номер и включил свет Бенагур, пошатываясь, ввалился следом и рухнул в надувное кресло. Рамстан принес трубку и цилиндр и запер дверь.
— Что случилось, Бенагур?
— Когда я вышел в коридор, то увидел возле вашей двери двух неизвестных в масках, плащах и перчатках. Они оглянулись и увидели меня…
— И вы закричали?
— Да. Разве вы не слышали меня?
— Нет. Двери и стены слишком толстые.
— Эти двое побежали по коридору от меня. Один уронил цилиндр или что там было у него в руках… Они бежали не так, как люди…
— Тенолт?
— Не знаю. Я попробовал открыть дверь, и это последнее, что я помню до того, как очнулся на полу. Меня ударили по голове.
— Это, должно быть, третий. Возможно, он прятался за дверью напротив, потом выскочил и ударил вас по затылку. Вы отчасти сохранили сознание и попытались подняться, и тут появился я вместе с креслом. Оно и нанесло вам второй удар.
Рамстан вспомнил, что оставил окно открытым. Выругавшись, он захлопнул его. Сам он по-прежнему был в маске, но Бенагур успел надышаться спор. Их психотропный эффект скажется на нем через три или четыре часа. И организм сможет очиститься от них только через восемь или десять дней.
Рамстан прикрыл дверь, чтобы не дать разносимым ветром спорам проникнуть в коридор.
— Когда вернетесь на корабль, Бенагур, обратитесь в лазарет.
— Нет! Я не хочу опять оказаться на больничной койке! Я попросту сбегу! Слишком много…
— Слишком много чего?
— Слишком много всего происходит. Тенолт, да еще эти… Почему они пытались усыпить вас?
— Сомневаюсь, что мы когда-либо узнаем это, — сказал Рамстан. — Что я действительно хочу узнать — так это то, зачем вы пришли сюда.
— Может быть, вы вызовете санитаров? — вместо ответа спросил Бенагур.
Рамстан не любил, когда ему таким образом указывали, что делать. Но Бенагур был прав. Рамстан вызвал корабль и попросил на связь старшину Ванг. Она ответила, что прибудет пять минут спустя вместе с дежурным взводом. Рамстан приказал ей прихватить медика и наряд морских пехотинцев.
Отключив связь, Рамстан устремил тяжелый взгляд на Бенагура, по-прежнему сидевшего в надувном кресле.
— Я повторяю свой вопрос: зачем вы пришли сюда?
Бенагур выпрямился, поморщившись.
— Я хотел поговорить с вами наедине. — Да?
— Вы знаете, о чем, — тихо произнес Бенагур.
— Скажите мне, — мягко промолвил Рамстан.
— Я хотел, в частности, услышать ваши объяснения, прежде чем предпринять какие-либо действия. Конечно, если должен буду их предпринять. Надеюсь, что нет.
— Я не знаю, о чем вы говорите, — ответил Рамстан. — Это звучит так, будто вы намерены выдвинуть против меня обвинения. Это так?
— Зачем вы вызвали морских пехотинцев? Вы собираетесь арестовать меня?
— Вы по-прежнему уклоняетесь от ответов на мои вопросы. Я решил, что вас необходимо препроводить в лазарет. Трудно сказать, как скоро споры подействуют на вас. Возможно, вы даже…
— Что?
— Будете доставлены туда силой. Для вашего же блага.
— Уверен, что так и будет! — вскричал Бенагур. — Конечно!
Послушайте! Я был встревожен — и смущен — вашим странным поведением на Толте. Вы исчезли с корабля на некоторое время. Неожиданно вы явились, словно вор в ночи, притащили что-то в сумке и закричали, что корабль должен немедленно стартовать. И ни одного слова объяснения. Никто не осмелился спросить вас, что было в сумке. Но можете мне поверить, все только об этом и говорили. И с тех пор я ни разу не спал спокойно.
— «Словно вор в ночи», — повторил его слова Рамстан. — Ну, выкладывайте! Что именно вы подозреваете?
Лицо его не выражало ничего, но сердце колотилось, словно пойманный зверь, пытающийся вырваться из клетки, а все тело покрылось потом.
— Я не хочу делать этого, капитан! Именно поэтому я пришел сюда, чтобы мы могли поговорить наедине и обсудить этот вопрос без ведома экипажа. Возможно, еще не поздно исправить положение. Может быть, нам вернуться на Толт и просто оставить это там, а самим улететь и надеяться, что тенолт будут так счастливы получить это назад, что оставят нас в покое?
— Что — «это»? — спросил Рамстан.
Лицо Бенагура приобрело малиновый оттенок. Он трясся так, словно все его кости крошились в порошок. Рамстан видел Бенагура в гневе, но никогда не видел его в страхе. Или он не так понял его чувства? И это не страх, а ярость?
— Это, это! — кричал Бенагур. — Вы знаете, что это! Глайфа! Глайфа! Толтийский идол!
— Вы обвиняете меня в похищении глайфы? — переспросил Рамстан. Спокойствие, прозвучавшее в этих словах, удивило его самого.
— Я не обвиняю вас! — сказал Бенагур. — Я говорю о том, что знаю я и знаете вы!
— Я полагаю, что вы успели надышаться спор и до сегодняшнего вечера. Иначе как можно расценивать ваши дикие обвинения?
Бенагур стиснул зубы, встал, покачиваясь, и сделал три шага по направлению к Рамстану. Его кулаки были сжаты, но он не поднял их Голос его был бесстрастен до сухости.
— Я высказал вам в лицо то, о чем шепчется весь экипаж за вашей спиной.
— Я не знаю, зачем тенолт здесь, — сказал Рамстан. — Послушайте, а вам и остальным идиотам не приходило в голову, что я могу выполнять секретное задание правительства, а ваше глупое любопытство ставит все под угрозу провала?
Рамстан задрожал. Он лгал — в первый раз за сорок два года. Да простит его аль-Хизр. Да простит его Аллах.
Ерунда. Ведь он только высказал предположение — как возможное объяснение. Но это объяснение было так реально, так похоже на настоящее, что люди вполне могли принять его как действительно имевшее место событие.
— Да простит вас Бог, — сказал Бенагур.
— Да простит Он всех нас, — отозвался Рамстан, сам не понимая, что подразумевает под этими словами.
Бенагур закрыл глаза и беззвучно зашевелил губами. Быть может, он молился. Или использовал ментальные приемы, чтобы изолировать поврежденные участки головного мозга и потом собрать целительные силы организма. Возможно, и то, и другое.
Рамстан расхаживал по номеру, сцепив руки за спиной Когда он проходил мимо зеркала, в котором вполне мог бы целиком отразиться бегемот — высотой оно было до потолка, — то увидел в зеркале охотничьего сокола, у которого колпачок соскользнул на клюв. Глаза Рамстана были расширены и сверкали безумием и отчаянием. Ему надо вновь обрести хладнокровие или по крайней мере видимость такового. Иначе, когда матросы придут за Бенагуром, они решат, что и Рамстан тоже надышался спор.
В дверь постучали. При помощи вживленного под кожу передатчика Рамстан удостоверился, что за дверью и в самом деле находятся члены его экипажа. Он открыл дверь — это были лейтенант Малия Фу'а, офицер биохимической службы, старшина Ванг, а с ними дежурное отделение и наряд морских пехотинцев. Фу'а была прелестной самоанкой, которая сохраняла дружеские отношения с Рамстаном и после того, как покинула его постель. Она была единственной из отставных любовниц, не питавшей, кажется, ненависти к нему. Но ведь она могла и хорошо играть роль.
Матросам было приказано доставить Бенагура в корабельный госпиталь после того, как он пройдет процедуру усиленной дезинфекции. Команда Фу'а опрыскала номер и коридор жидкостью с запахом свежей лаванды. Рамстану пришлось раздеться и отправиться под душ, пока его одежда подвергалась обработке. Он натянул пижаму и зажег сигару, в то время как команда обследовала сканером номер и коридор. На маленьком приборе, похожем на пистолет, то здесь, то там вспыхивал красный огонек, и пораженные участки обрабатывались заново. К тому времени когда все было закончено, жидкость высохла, но в воздухе остался запах лаванды.
В течение всего процесса Бенагур не произнес ни слова. В ответ на обращение морпеха: «Нужно идти, сэр», Бенагур вышел вместе с нарядом, не оглянувшись. Фу'а, уходившая последней, уносила в пластиковом пакете газораспылитель. До утра она должна будет исследовать его содержимое.
Рамстан объяснил, что неизвестные личности пытались впрыснуть газ в его комнату, а Бенагур спугнул их, но получил при этом удар по голове. Он ничего не сказал о дальнейшем расследовании этого происшествия. И хотя во взгляде Фу'а читалось любопытство, она, конечно же, ни о чем не спросила его. И всей команде было приказано не говорить о случившемся никому более.
Возможно, надо было оставить у дверей часового, но Рамстан не думал, что тенолт — он был уверен, что это были тенолт — вернутся.
Несколько минут спустя, когда он уже засыпал, несмотря на взвинченные нервы, послышался стук в дверь. Рамстан схватил олсоны, скатился с кровати, подскочил к двери и спросил сквозь замочную скважину сперва на урзинте, потом на терранском:
— Кто там?
Тихий женский голос ответил по-террански:
— Лейтенант Бранвен Дэвис с «Пегаса», сэр. Я должна поговорить с вами. Разрешите войти?
Она говорила с акцентом, кажется… с каким?.. с ирландским?..
Рамстан посмотрел в скважину, выпрямился, отпер дверь и отступил назад. Дверь распахнулась, и вошла очень красивая женщина.
Назад: ГЛАВА 4
Дальше: ГЛАВА 6
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий