Бессмысленная маска

Книга: Бессмысленная маска
Назад: ГЛАВА 30
Дальше: ГЛАВА 32

ГЛАВА 31

Когда корабль обогнул планету, Рамстан увидел огромную рогатую сферу болга. Она выглядела как голова Шайтана, аль-Иблиса, явившегося из глубин Ада. Но это было простейшее существо, созданное Природой, подсознательно сформированное Творением. И более того, с определенной точки зрения болг мог показаться головой ангела-мстителя. Разве не были его деяния добром для Мультивселенной, как деяния Рамстана были добром для него самого? Болг должен был хранить жизнь космического существа и был здесь затем, чтобы прервать жизни тех, кто обитал в этом существе.
— И победа, и поражение будут омрачены, — пробормотал Рамстан.
— Что, капитан? — переспросил Тенно.
— А что — капитан? — зло хмыкнул Рамстан, но тут же рассмеялся.
«Аль-Бураг», измерив расстояние до болга и сравнив его скорость со своей, начал тормозить. Через шесть часов корабль должен будет войти внутрь монстра. Позади «Аль-Бурага» на расстоянии в шестьдесят километров следовал корабль вуордха. Он не так сильно сбрасывал скорость, как «Аль-Бураг», и скоро должен был поравняться с кораблем Рамстана.
Рамстан прошел в свою каюту и положил глайфу на стол.
— Если тебе есть что сказать, говори, — произнес он. — Скоро я буду слишком занят, чтобы слушать тебя. Я не смогу распылять свое внимание.
— Итак, ты слышал голос Бога, — сказала глайфа голосом его матери. — Кажется, это не слишком-то изменило тебя.
— Это голос идиота, — парировал Рамстан. — Внушительного идиота, что верно, то верно. Нет. Это не совсем правильно. У идиота нет возможности стать умнее. У этого существа такая возможность есть.
— Так стань Его учителем, Его отцом, — призвала глайфа. — Мы оба можем стать Его наставниками, Его пестунами.
— И что потом?
— Не допускай и мысли о том, что ты или я, или кто-либо еще сможет контролировать Его. Возможно, Он в действительности не является Богом, таким, каким представляют Бога разумные, но мощь Его велика. Мы не сможем…
— Быть Его повелителями? Почему бы и нет? Мы сможем управлять Им при помощи Его же эмоций. Как бы велик Он ни был в других отношениях, для нас Он будет тем же, чем является дитя для своих родителей. И некоторые… многие родители становятся тиранами и используют ребенка в своих целях.
— Это зависит от родителей. Неужели ты думаешь, что кто-либо из нас способен использовать Его, чтобы вершить зло?
— Я способен, — ответил Рамстан. — И ты еще не доказала, да и не можешь доказать, что ты не способна на такое.
— А как насчет вуордха?
— Я не могу заглянуть в их истинную сущность глубже, чем я могу заглянуть в твою.
— Неужели ты не веришь… Рамстан засмеялся:
— Мы должны верить только в Единого. А этот Единый, как ты знаешь, зависит от нас и убивает нас, хотя не знает об этом. Должно быть, ты в отчаянии, если я слышу от тебя такие речи.
— Я никогда не прихожу в отчаяние. Я могу ждать.
— Чего? Кого? Как долго? Ты думаешь, что в следующей Мультивселенной найдешь кого-нибудь непохожего на меня? Если и так, то он будет использовать тебя исключительно в своих целях.
— А ты — нет?
— Я способен творить зло и творил его. Но сейчас мои цели не являются злом. Но то, что не есть зло, не обязательно есть добро. Не имеет значения. Я решил. Я не изменю свое решение.
— Признак негибкого мышления и слабой натуры, — съехидничала глайфа.
— Ты расставляешь ловушки впустую, я остаюсь на свободе.
— Никто в действительности не свободен.
— Но я знаю, что я свободен.
— Ты не знаешь ничего.
— Ты не права. Единственное, что я действительно знаю, — это то, что я не знаю ничего. Таким образом, я все-таки кое-что знаю. Будь здорова, глайфа. Я больше не хочу ни видеть, ни слышать тебя.
— Ты не можешь заставить меня замолчать, а себя — не слышать! — закричала глайфа голосом его матери. — Вот и вся твоя свобода воли!
Горестный тон этого голоса царапнул Рамстана по сердцу. Но он ответил:
— Свобода воли заключается в том, чтобы не обращать на тебя внимания.
Он повернулся и быстрым шагом вышел из каюты. По дороге на мостик он спросил:
— Шийаи! Ты подслушивала?
— Да, — ответил голос его отца. — Рамстан, что теперь? Если ты отверг предложения глайфы, примешь ли ты наши?
Вуордха могли оказаться нужными ему. Он сказал:
— На некоторое время. Что я сделаю, когда… если… мы убьем болг, зависит от того, что вы предпримете сейчас.
— Мы заслужим твое доверие. Глайфа не понимает, как ты заставляешь других поверить тебе.
— У нее было достаточно времени, чтобы научиться этому, — отозвался Рамстан и подумал: «Как и у вас».
Минуты и часы чинно шествовали мимо, разбрасывая цветы беспокойства. Напряжение сгущалось, как будто оно было воздухом, который сжимается под медленно движущимся пистоном в стволе пневматического орудия. Сердца некоторых скакали, словно маленькие проволочные создания на ниточках, дергающихся туда-сюда, а другие, напротив, ощущали в груди тяжесть, как будто признак надвигающегося сердечного приступа. Желудки скручивались лентами Мёбиуса или подпрыгивали, как яблоко в бочонке.
У всех перед глазами стоял образ взрывающегося толтийского корабля.
— Если болг выстрелит в нас с большого расстояния, мы сможем уклониться от снарядов, — обратился Рамстан к Тенно. — Я не думаю, чтобы эти шарики были самодвижущимися или самонаводящимися. Они — словно дробь, которой пальнули по цели. Если болг выждет, пока мы не подойдем ближе, мы сможем уничтожить снаряды лазерами. Наш успех будет зависеть от того, сколько он выплюнет в единицу времени. Во всяком случае у болга пока может и не быть снарядов. Или их мало, и тогда мы сможем уничтожить их или уклониться. Вуордха полагают, что наши лазеры и атомные бомбы не смогут повредить внешнюю оболочку болга. Они считают, хотя и не знают наверняка, что эта оболочка сделана из того же материала, что и глайфа. Мы выпустим четыре снаряда с боеголовками, запрограммированных на попадание в участок площадью в 0, 1 километра. И в то же время мы сконцентрируем лучи всех десяти передних лазеров на другом ближайшем участке диаметром не более 0, 1 метра.
— А если нам не удастся ранить… я хочу сказать, повредить его?
— Мы уйдем в алараф-прыжок. Возможно. Я могу принять другое решение. Это будет зависеть от ситуации.
Люди на мостике пребывали в напряжении, но часть этого напряжения, как полагал Рамстан, не была вызвана предстоящей схваткой. Они снова приняли его как капитана, но только на время этого опасного предприятия. Он не сомневался, что, едва оно завершится, он будет отстранен от командования и арестован. Этого требовали правила, хотя на данный момент действие правил было приостановлено. Эти мысли можно было прочесть по выражению лиц, по голосам, по малозаметным телодвижениям.
Чтобы снять часть напряжения и отчасти занять время, Рамстан рассказал им о сигилах и о том, как он проделал путешествие по кругу прямо в дом вуордха.
— Значит, — спросил Тенно, — вуордха по-прежнему могут удрать?
— Да.
— Даже если мы погибнем, они останутся живы. И глайфа тоже.
Рамстан не ответил. Вместо этого он приказал принести бутерброды. Не покидая мостика, он сжевал половину сандвича и выпил большой стакан молока. Его желудок отказывался вместить больше и едва принял даже это.
Доктор Ху связалась с Рамстаном из морга:
— Я завершила вскрытие. Коммодор Бенагур умер от обширного инфаркта. Вы хотите узнать подробности?
— Нет. Я прочту ваш рапорт позже, — ответил Рамстан. «Если это „позже“ наступит».
Рамстан расхаживал туда-сюда, сцепив руки за спиной и наклонившись вперед. Его отражение в единственном на мостике зеркале было похоже на странную птицу, которую Тенниел мог бы нарисовать в качестве иллюстрации к «Зазеркалью», если бы такие птицы у Кэрролла были. «Птица-Беда»? После этого Рамстан продолжал расхаживать, но уже выпрямившись и держа руки опущенными. Не стоило показывать экипажу, насколько сильно он обеспокоен.
Сделав несколько кругов по мостику, Рамстан остановился.
— Тенно, я не собираюсь использовать оружие, если на нас не нападут. Вуордха сказали, что ни бомбы, ни лазеры не причинят болгу ни малейшего вреда. Зачем будить спящего великана?
Тенно глянул на видеопластину, показывавшую болг.
— Слова Наполеона, более или менее, верно? Что ж, это не Китай, но я считаю, что его совет вполне уместен.
— Возможно, сейчас он не воспринимает нашего присутствия, — сказал Рамстан. — Он не готов действовать. Он перезаряжается. Для чего ему тратить хотя бы минимум энергии на внешнее наблюдение? Он неуязвим. Я хочу сказать, извне. Даже очень большой астероид ничего не сможет сделать ему, разве что столкнет с орбиты, но я думаю, что болг как следует проверил пространство на предмет наличия астероидов. Что касается нас, то он должен считать нас незначительным… Ну, я не думаю, ч. то он мыслит, он такой же безмозглый и действует так же автоматически, как вирус. Я хочу сказать, что механизмы его реакций, тропизмы и антитропизмы, не рассчитаны на то, чтобы реагировать на нас. Быть может, он накопил данные о нас, чтобы выследить после того, как сокрушит своими снарядами Грраймгуурдху. Но я полагаю, что он впал в глубокую спячку, выйдя на эту орбиту. Мы должны воспользоваться этим и посмотреть, не сможем ли мы подкрасться к нему.
— Хорошее рассуждение, — произнесла Шийаи голосом его отца.
Сейчас и болг, и «Аль-Бураг» были на ночной стороне планеты. Находясь частично в тени, болг превратился в полумесяц. Одно из пятен, похожее на глаз черепа, было ярко освещено, другое — скрыто в тени Казалось, болг подмигивает им, как будто радуется какой-то мрачной шутке и предлагает даже своим жертвам присоединиться к веселью.
Он вращался, подобно земной Луне, будучи все время обращен к планете одной и той же стороной. Вычислив параметры его орбиты, «Аль-Бураг» лег на курс, ведущий прямо в огромное отверстие одного из гигантских рогов. Проходили часы. Отверстие, такое крошечное вначале, распахивалось все шире и шире. «Аль-Бураг», в соответствии с программой, снижал скорость, чтобы не врезаться в одну из стенок рога или не быть вынужденным тормозить так резко, что весь экипаж окажется размазан по переборкам.
Энергию, излучаемую при маневрах, конечно, возможно было засечь. Рамстан надеялся, что болг не среагирует на нее.
Лик болга был так же холоден и невыразителен, как лик земной Луны, и выглядел столь же безжизненным, как Луна или как механический объект, артефакт. Но он не был ни вещью из неживой материи, ни предметом, созданным руками разумных существ. Он был живым, хотя определенно обладал не большим сознанием, чем бактерия, вирус или антитело. По функциям своим это и было антитело, произведенное живым организмом для защиты от разрушительных бактерий или рака.
Рог был из того же темного вещества, что и все тело болга. Он торчал под прямым углом к поверхности на длину в 999, 9 километра. Диаметр у вершины был 3, 33 километра, а у основания — 333, 3 километра. Даже вуордха не знали, какие силы выталкивают шарики-снаряды наружу, но полагали, что это электромагнитное поле Снаряды должны были производиться путем преобразования энергии в вещество в матрицах внутри болга. Хотя площадь его внешней поверхности насчитывала почти 531 миллион квадратных километров, улавливаемой им солнечной энергии не могло хватить на столь большое преобразование за короткое время. Но, возможно, он не использовал солнечную энергию.
Когда «Аль-Бураг» приблизился к огромному отверстию на конце рога, то стал тормозить реактивными двигателями вместо энергетических, используемых на высоких скоростях. Сейчас корабль перемещался так, чтобы уравнять свою скорость со скоростью медленно вращающегося волга. Отверстие было освещено солнцем с той стороны, которая была дальше всего от планеты; эта часть рога выглядела как светящийся полумесяц. Все остальное было залито тьмой.
Корабль разворачивался, пока его продольная ось не совпала с продольной осью рога.
Возможно, это был самый ответственный момент из всех. Насколько Рамстан знал, болг мог дожидаться именно этого. В любую секунду из рога могли вырваться миллионы снарядов. Радар корабля может дать секундное упреждение. В этой точке «Аль-Бураг» еще может использовать алараф-двигатель, и хотя «Аль-Бураг» запрограммирован уйти в алараф-прыжок немедленно при обнаружении снарядов, он может не успеть Корабль и экипаж погибнут, как погиб «Попакапью».
— Я надеюсь, что болг истратил большую часть снарядов на Толте, — пробормотал Рамстан.
Дольше ждать было бесполезно. Он отдал приказ — теперь не было необходимости в электромеханических коммуникационных системах, — и «Аль-Бураг», приводимый в движение слабыми реактивными толчками, вплыл в отверстие.
Назад: ГЛАВА 30
Дальше: ГЛАВА 32
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий