Бессмысленная маска

Книга: Бессмысленная маска
Назад: ГЛАВА 15
Дальше: ГЛАВА 17

ГЛАВА 16

Пилот джипа прижимала руки к ушам, глаза ее обморочно закатились, лицо под маской исказилось. Джип, никем не управляемый, автоматически сбросил скорость и остановился.
Рамстан попытался преодолеть боль, причиняемую свистом. Он огляделся, пытаясь найти его источник, но увидел только морских пехотинцев, тоже пытающихся избавиться от боли, зажимая уши ладонями. Их усилия были так же бесплодны, как и его собственные. Все вокруг и внизу, калафалане на улицах и на ступенях отеля, тоже прижимали руки к ушам, рты их были широко открыты, словно они могли умерить боль собственным криком, глаза были выпучены, лица перекошены, словно этот свист скручивал их, выжимал, как белье.
Многие бежали куда-то сломя голову, спотыкаясь, натыкаясь на других, сбивая их с ног. Другие стояли недвижно, словно обратившись в соляные столпы.
Некоторые космонавты, как и калафалане, кричали. Рамстан отчетливо слышал их крики сквозь свист, хотя этот ужасный звук мог перекрыть любой шум. Не имело значения, что свист шел изнутри его. Нет! Он не был его источником. Этот свист шел откуда-то еще, но он не передавался через воздух и плоть, он был чем-то другим, нежели вибрации атмосферы.
— Беги, Рамстан, беги!
Слова были те же самые, что произнес тогда голос в таверне, но на этот раз голос был другим. Рамстан не мог опознать его.
Он подавил в себе позыв выпрыгнуть из джипа и бежать сломя голову… куда?.. Куда угодно, лишь бы уйти от этого ужаса и боли.
Пилот закричала:
— Во имя Господа, что это? Я не могу это остановить! Я схожу с ума!
Рамстану не нужно было кричать, чтобы его услышали, но он заорал в панике и отчаянии:
— Я не знаю! Держите себя в руках! Ведите машину! Ведите, я сказал!
Женщина отняла ладони от ушей и сказала с дрожью в голосе:
— Да, сэр, — взялась за руль и поставила ноги на педали. Она дрожала и, казалось, вот-вот закричит, чтобы заглушить шум в голове.
— Туда! Туда! — сказал Рамстан, указывая направление. Прямо возле ступеней, ведущих к отелю, стояли — а точнее, висели в полуметре над тротуаром — два каплевидных толтийских джипа. Шесть вооруженных и одетых в доспехи тенолт сидели в первой машине, нижняя, выдающаяся вперед часть лица у каждого была скрыта маской, так что оставалась видна только верхняя, поросшая шерстью — между маской и шлемом. Во втором экипаже сидело пятеро: двое на переднем сиденье, двое на заднем, а между ними — Бранвен Дэвис. Хотя она тоже была в маске, узнать ее было легко.
Все тенолт зажимали уши, и джипы остановились автоматически.
Рамстан крикнул пилоту:
— Опустите машину там, пока они не опомнились! — и указал на тенолт. Потом повернулся и рявкнул на морпехов: — Бесполезно зажимать уши! Приготовиться к атаке! Стрелять по моему приказу! Бить на поражение!
Быть может, они и не могли расслышать его сквозь собственные крики и вопли обезумевшей толпы внизу, но зато они поняли его жесты. Они опустили руки и вынули олсоны из кобур.
Свист стих так же внезапно, как возник.
Боль быстро ушла, оставив после себя нечто вроде наслаждения от того, что ее больше нет. Но у Рамстана не было времени смаковать это ощущение. Пилоты тенолт пришли в себя; джипы двинулись вверх и по направлению к космопорту, хотя и довольно медленно. По жестикуляции тенолт было понятно, что они заметили приближающихся землян.
Один из морпехов позади Рамстана закричал:
— О Господи Боже!
Большинство калафалан к тому времени уже прекратили свои вопли, хотя их голоса все еще звучали достаточно громко. Но теперь они заорали снова, и многие указывали куда-то вверх и назад.
Рамстан обернулся и посмотрел на запад. Свист вызвал у него ощущение нереальности всего происходящего, и это ощущение еще не совсем прошло. И теперь оцепенение и чувство оторванности от незыблемости материи и времени резко возросли. Рамстан не мог понять и принять того, что узрел. То, что появилось в небесах, не могло существовать. Оно было чудовищно, неестественно, и тем не менее оно было частью природы. У Рамстана возникло смутное ощущение, что его предали.
Из долины вдалеке приближалось нечто, похожее на соединенные вместе тысячи гонгов.
Это, конечно же, и было то, что породило свист. Болг. Это был шар, нависший над планетой, заслонивший большую часть неба, ужасная громада, близкая, такая близкая, что, казалось, вот-вот должна была обрушиться на планету, убивая жизнь, сокрушая твердь, разрывая ее, смешивая в бесформенную массу, сплавляя песок, почву и камень силой своего удара.
Но она еще не падала. Она быстро двигалась на восток, хотя если масса ее соответствовала размерам, то этой скорости не могло хватить для того, чтобы удержаться на орбите. Она уже должна была бы упасть. И все же она не падала. Она продолжала двигаться над атмосферой планеты, очевидно, над самыми верхними ее границами, по-видимому, удерживаемая там ее сопротивлением.
Она была круглой, как бейсбольный мяч, и темной, за исключением более светлых участков, что делало ее похожей на хэллоуинскую тыкву со свечой внутри, вырезанную неумелой рукой. Тонкий рог в форме усеченного конуса вырастал из ее низа. Другой рог, поблескивающий в лучах заходящего солнца, торчал из середины «лица», словно пародия на нос. А третий располагался на ближней части экваториальной линии.
Рамстан, вцепившись в спинку сиденья, смотрел, как земля на западе поднимается и изгибается, двигаясь по направлению к ним чудовищным приливом. Далекий горный хребет содрогался в неистовой пляске. Земля вздымалась и опадала, словно волны сверхплотного моря. Леса взлетали и падали. Дома поднимались на воздух, взрывались и падали на землю отдельными кусками.
Одновременно с востока задул резкий ветер. Порыв его ударил Рамстана, словно кулак.
Раздался громовый звук — словно щелчок великанского кнута. Волны почвы пробегали под двумя джипами, вершина одной из них едва не коснулась дна машин. С грохотом рухнул отель. Вдали накренилась и наполовину рассыпалась контрольная башня космопорта. От нее бежали прочь крошечные фигурки.
Рамстан боролся с отстраненностью — сознание его не хотело возвращаться к проблемам этого мира.
Затем воздух наполнился неимоверным грохотом. Вся планета скрежетала и сотрясалась — или так казалось Рамстану.
Люди на земле не могли устоять на ногах. Кое-кто пытался подняться вновь, но это им не удавалось, потому что вся твердь ходила ходуном, подобно желе в чаше, находящейся в руках припадочного.
Треск и грохот нарастали. В земле открывались извилистые трещины, тянущиеся на запад настолько далеко, насколько было видно. Они извивались, словно обезумевшие змеи, люди проваливались во внезапно открывающиеся пропасти, другие, чудом удержавшись на краю, пытались отползти прочь или лежали недвижно, вжавшись лицом в землю.
Ветер усиливался. Он вздымал пыль, нес ветки, листья, шляпы, обрывки одежды.
В передатчике зажужжал чей-то голос. Хотя Рамстан поднес запястье к самому уху, он не мог понять слов. Слишком громки были крики, шум ветра, грохот и скрежет. Но он думал, что знает, о чем ему хотят сообщить.
Небо на западе между горизонтом и гибельным шаром было охвачено огнем.
Сначала это было множество — возможно, тысячи — тоненьких пылающих нитей. Они тянулись из атмосферы, несомненно, из усеченного конуса, торчащего из низа гигантского шара. Метеориты. Снаряды. Такие же, как те, что испепелили Валиск. Вначале их было сравнительно немного. Но теперь изогнутые полосы, тянущиеся с неба к земле, становились все многочисленнее, расширялись, и небо между необъятной тыквой наверху и землей было единой стеной пламени.
Болг двигался на восток, к калафальской столице, к нему, к «Аль-Бурагу».
Земля вновь заходила ходуном.
Кора Калафалы была сокрушена гравитацией болга. Она вздымалась, тянулась вверх, содрогалась, рассыпалась на куски.
Воздух Калафалы тоже устремлялся вверх.
Точно так же, как воды океана. Колоссальные приливные волны вздымались вслед за болгом.
Желудок Рамстана подкатывал к самому горлу. Рамстан вновь посмотрел на шар и увидел вокруг него сверкающую корону, белую с голубым. Энергетические разряды?
Мир буквально рушился вокруг Рамстана, и он должен был вернуть своих людей на корабль, прежде чем всесокрушающий металлический шторм сметет их. Или прежде чем под «Аль-Бурагом» разверзнется пропасть и поглотит корабль. Но… он не мог оставить здесь Бранвен и глайфу.
Теперь оба толтийских джипа летели к космопорту. Пассажиры их пригибались, пряча лица от режущего ветра. А внизу ветер перекатывал по земле калафалан, хотя они и пытались уцепиться за землю, за обломки камня, за куски зданий, оказавшиеся у них на пути. Многие из них падали в разверстые пропасти, которые все продолжали возникать на тверди.
Рамстан посмотрел вперед и увидел, что толтийские джипы набирают скорость.
— За ними! — проревел он. — Стреляйте в них! Но не попадите в лейтенанта Дэвис!
Хотя такое развитие событий и можно было предвидеть, Рамстан не был уверен, что морпехи немедленно выполнят его приказ. Вот уже сто тридцать пять лет на Земле не было войн, и эти солдаты никогда не участвовали даже в учебном бою. Возможно, они не были готовы сражаться.
И теперь они были близки к полной растерянности и панике. Они хотели как можно скорее вернуться на корабль. Рамстан тоже хотел этого, но он не мог позволить себе отказаться от своей первоначальной цели.
Его передатчик по-прежнему жужжал. Теперь вместо голоса звучал гудок — громкие серии точек и тире. Код гласил:
«НЕМЕДЛЕННО ВОЗВРАЩАЙТЕСЬ НА КОРАБЛЬ. НЕМЕДЛЕННО ВОЗВРАЩАЙТЕСЬ НА КОРАБЛЬ. СНАРЯДЫ НЕОПОЗНАННОГО КОСМИЧЕСКОГО ОБЪЕКТА ПРИБЛИЖАЮТСЯ СО СКОРОСТЬЮ 1999 КИЛОМЕТРОВ В ЧАС. БУДУТ ЗДЕСЬ ЧЕРЕЗ ДЕСЯТЬ МИНУТ. ПОВТОРЯЮ. НЕМЕДЛЕННО ВОЗВРАЩАЙТЕСЬ НА КОРАБЛЬ. ТРЕВОГА! ДЕВЯТИМИНУТНАЯ ГОТОВНОСТЬ. ПОВТОРЯЮ. НЕМЕДЛЕННО ВОЗВРАЩАЙТЕСЬ НА КОРАБЛЬ. ТРЕВОГА! ДЕВЯТИМИНУТНАЯ ГОТОВНОСТЬ. ПОВТОРЯЮ…»
Тенно делал то, что должен был делать. Вне зависимости от того, кто будет внутри или снаружи корабля, он стартует через девять минут. Голос матери Рамстана сказал:
— Возвращайся на корабль! Немедленно! Не медли ни секунды! Немедленно! Если ты не сделаешь этого, ты умрешь! И тогда все погибнет!
Рамстан позабыл о том, что надо говорить про себя. Он произнес вслух:
— Я не могу оставить тебя здесь! И как же Дэвис?
— Возвращайся на «Аль-Бураг»! — приказала глайфа, теперь уже голосом коменданта космической академии. — Немедленно, сейчас же! Это болг, идиот! Болг!
В толтийском джипе — в том, где была Бранвен — сверкнула вспышка. Три коротких ярких луча. Аллах! Бранвен извлекла свой олсон из кобуры или выхватила его у толта, сидящего рядом. Она стреляла в тех, кто сидел возле нее. Еще вспышка. Она застрелила четвертого.
Джип нырнул, ударился о землю, подскочил, накренился, и наружу вывалилась коробка — очевидно, та, в которой была глайфа. Потом джип перевернулся и заскользил вбок, пока не ударился о дерево.
Второй толтийский джип остановился, развернулся и направился обратно. В нем находился капитан «Попакапью» — он отличался большим хладнокровием и отвагой. Он приказал джипу возвращаться и забрать глайфу. И, возможно, убить Дэвис. Или забрать ее тоже. В конце концов, он мог и не заметить, что это она перестреляла сопровождающих. Однако глайфа была его первоочередной задачей.
Рамстан закричал. Пилот его джипа сползла по сиденью. Глаза ее закатились. Джип остановился. Уголком глаза Рамстан видел, хотя и не совсем осознавал, что второй джип с его морпехами остановился рядом. Рамстан приподнял пилота и увидел, что ее голова прострелена насквозь.
Тенолт убили ее.
В ветровом стекле рядом с Рамстаном появилось отверстие. Солдат на заднем сиденье сник. В его шлеме была крошечная дырочка.
Казалось, что морпехи в его джипе не поняли, что случилось. Но люди в другом джипе стали стрелять из олсонов по толтийской машине.
Коробка лежала в метре от края зияющего разлома почвы. Бранвен вылезла из рухнувшего джипа — магнитное поле безопасности исчезло, когда машина потерпела аварию, — и теперь ползла прочь. Земля под ней содрогалась, она находилась на вершине волны, а потом почва под ней расступилась. Она по пояс оказалась засыпана пылью.
Волна бросила коробку ближе к разлому.
— Проклятый идиот! — звучал голос коменданта академии. — Возвращайся на корабль! Оставь меня здесь! Вернешься и подберешь меня позже! После того, как болг уйдет!
— Я могу никогда не отыскать тебя! — закричал Рамстан.
Что-то огненное ударило из толтийского джипа. Вторая терранская машина взорвалась, и Рамстан почувствовал жар и удар в бок.
Позже он никак не мог вспомнить, как он это сделал. Тело пилота оказалось на заднем сиденье, а сам Рамстан — за панелью управления. Из толтийского джипа по ним стреляли. Еще один из его морпехов был убит. Его тело навалилось на спину капитана, но Рамстан не обращал внимания на труп и держал курс на «Аль-Бураг», сиявший красно-желтым светом. В корабле открылся люк, и Рамстан ввел джип туда, резко нажав на тормоза. Из машины вырвался сноп красных искр. Магнитное поле удержало Рамстана, иначе его мозги размазались бы по пульту управления. Удар на секунду лишил его способности двигаться.
Обслуживающий персонал у люка разбежался, видя летящий на них джип. Сейчас они вернулись в ангар и окружили машину. Люк закрылся, словно зажившая рана; свет в ангаре стал ярче.
— Выносите их, только осторожно! — приказал Рамстан, махнув рукой в сторону убитых и раненых в джипе. Он бежал по коридорам, на бегу говоря в передатчик.
— Все на борту?
— Все, кроме ваших людей, — ответил Тенно. — Я имею в виду тех, со второго джипа.
— Они погибли, — сказал Рамстан. — Корабль на алараф-режим! Немедленно! Направление: толтийский колокол!
— Слушаюсь, сэр! — отозвался Тенно. На его лице, перемещавшемся по экранам справа от Рамстана, не было никакого выражения; он напряженно ждал следующего приказа.
— Это та штука, которая уничтожила Валиск! — выдавил из себя Рамстан.
Тенно ничего не ответил, но побледнел.
Несколько минут спустя Рамстан был на мостике.
Все лица были бледны и напряжены. Кое-кто шепотом призывал Господа. От всех воняло страхом. Рамстан и сам не был уверен, что ему удалось сохранить трусы сухими.
— Мы можем списать Калафалу со счета, — произнес Рамстан. — Нам не удалось добраться до Дэвис. Я изложу все это в рапорте позже. Тенолт не передавали никаких сообщений?
— Heт, сэр.
— Мы еще вернемся на Калафалу. Мы должны проверить, что с нею станет. Но не сейчас.
— Что это за штука? — спросил Тенно. Голос его был тих и дрожал, голова тряслась.
— Не знаю. Но я думаю, что она может проследить наш маршрут и последовать за нами.
— Последовать за нами? — ужаснулся Тенно. — Почему? Как?
— Я не знаю. Рамстан вызвал Ху.
— Нам понадобятся антишоковые препараты, доктор.
— У меня все готово, капитан. Я уже собиралась вызвать вас.
Несколько минут спустя Ху явилась в сопровождении двух санитаров. Они сканировали всех, чтобы определить необходимое каждому количество препарата, а затем прижимали к коже пациента плоский торец впрыскивателя. Рамстан немедленно почувствовал себя лучше; чувство нереальности и оцепенения исчезло.
Он подумал, что было бы лучше, если бы он сказал своим офицерам, зачем они летят на Толт.
— Я хочу узнать, атаковал ли уже этот монстр Толт или нет.
Мысли Рамстана перескочили на глайфу. А возле нее будет лежать то, что останется от Бранвен Дэвис — не так уж много. Разве что толтийский офицер спасет глайфу и, быть может, Дэвис.
Рамстан начал гадать, успел ли «Попакапью» уйти прежде, чем катаклизм настиг его. Или же тенолт слишком задержались, ожидая возвращения посланных за глайфой?
Шесть дней спустя на обзорных экранах появился жемчужный шарик — Толт. Три четверти планеты были закрыты тучами, но температурные детекторы и анализаторы сообщили, что во многих районах продолжают бушевать обширные пожары. «Аль-Бураг» обогнул планету и вышел на ночную сторону; здесь огромные области, охваченные огнем, были видны невооруженным глазом даже сквозь тучи.
— Спускаться бессмысленно, — сказал Рамстан. — И так понятно, что произошло.
Хотя он и не мог в полной мере осознать, что отвечает за уничтожение столь многих жизней, за гибель миллиардов разумных существ, его охватило чувство вины.
Тенно поманил пальцем Рамстана, предлагая ему отойти в зону действия отгораживающего поля.
— Не нужно, чтобы нас подслушали, капитан. Я чувствую сожаление и раскаяние. Кажется, тенолт действительно могли проследить наши алараф-прыжки. Но если они могли сделать это, почему бы это не суметь кому-то — или чему-то — еще? Например, этому монстру, уничтожающему планеты?
Тенно умолк, словно не хотел говорить то, что должен был сказать.
— И что дальше? Тенно сглотнул и сказал:
— Если он может идти по нашему следу, то он может заявиться и на Землю по тому пути, по которому мы шли от Земли. Я хочу сказать, проследить пространственную трассу.
— Мы не знаем этого, — сказал Рамстан, хватая Тенно за руку. Боль, отразившаяся на лице Тенно, заставила его ослабить хватку.
— Мы не можем быть уверены в обратном, — произнес Тенно. — А дело именно в этом!
— Ну что ж, — сказал Рамстан. — Рассмотрим каждый этап по очереди. Что меня беспокоит больше всего — так это то, что монстр появляется ниоткуда. Я понимаю, что тот, кто смотрит, как мы входим в колокол, может подумать, что мы тоже выпрыгиваем ниоткуда. Но эта штука не входит в колокол. Боюсь, что она может появиться везде, где захочет.
— Если это так, то она не использует алараф-двигатель. По крайней мере того рода, какой известен нам. — Тенно помолчал, потом продолжил: — А еще мне кажется, что этот ужасный свист мог быть вызван… разрывом нормальной пространственно-временной структуры. Как только монстр оказывается в нормальном материальном пространстве и материя вновь обретает свое обычное строение — каково бы оно ни было, — свист прекращается. Я не знаю. Я просто строю догадки. Чем бы эта штука ни была, это неслыханно… ужасно… ужасно… кто бы мог помыслить?..
На сознание каждого давил огромный темный образ, вытеснивший почти все другие мысли.
В первую же удобную минуту Рамстан избавился от фальшивой глайфы, послав ее по корабельным «кишкам» в дезинтегратор.
Пока «Аль-Бураг» облетал Толт, Рамстан находился в своей каюте. Во время обеда он пытался завести разговор на отвлеченные темы, но потерпел полный провал. После третьего блюда, когда были разнесены напитки, он сообщил:
— Мы возвращаемся на Калафалу. Наступило молчание.
— К тому времени как мы вернемся туда, эта тварь должна уже завершить свою работу И уйти на следующее адское представление. Она может выслеживать нас, хотя никаких доказательств этому нет. Как бы то ни было, если мы наткнемся на нее или она наткнется на нас, мы не будем удирать прежде, чем это станет необходимо. — Он помолчал, обводя взглядом бледные лица окружающих. — Мы проверим ее способность нападать. И если окажется, что у нас есть шанс, мы сами атакуем ее!
Назад: ГЛАВА 15
Дальше: ГЛАВА 17
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий