Неспособность любить

11 марта, суббота

К бывшей свекрови Ника зашла днем, предварительно не договариваясь. Они с Федором подошли к ресторану, куда должна была подъехать Татьяна, Лизина сестра. Федору не нравилось, что он так и не вложил ни копейки в похороны Лизы, и он хотел это исправить. Да и просто Татьяна должна знать, что случилось с ее сестрой.
Время они не рассчитали, приехали рано, за полчаса, а ресторан располагался совсем близко от дома матери Кирилла.
Ника решила к ней заглянуть, тронула Федора за рукав, проговорив:
– Зайду к Елене Сергеевне. Я быстро.
Это ему не понравилось. С той минуты, как Федор увидел Нику, измученную, на обочине узкой дороги, ему не нравилось, когда он ее не видит.
– Я быстро, – повторила Ника. – А ты жди Таню. Она тоже может раньше приехать.
День опять выдался солнечный, под ногами блестел мокрый асфальт, и казалось, что вот-вот наступит лето.
Ника остановилась под кустами сирени у подъезда Елены Сергеевны, достала телефон. Когда-то Кирилл наломал ей здесь огромный букет. Он обламывал ветки, а она дрожала от страха, что кто-нибудь увидит и начнет ругаться. «Перестань, – говорила она мужу. – Кирилл, перестань!»
Они возвращались от свекрови, вечер был теплым и тихим, и всю дорогу домой Ника утыкалась в нежный аромат сирени и замирала от счастья, а Кирилл смотрел на нее и улыбался.
– Елена Сергеевна, – сказала Ника, когда свекровь ответила. – Я рядом с вашим домом. Можно, я зайду на минутку?
– Заходи. Я всегда тебе рада, ты же знаешь, – без особой радости согласилась Елена Сергеевна. Впрочем, требовать радости от женщины, недавно потерявшей сына, глупо и жестоко.
Открыл Нике свекровин друг, отступил. Ника села напротив Елены Сергеевны и, осторожно подбирая слова, начала рассказывать:
– Это Данила…
Елена Сергеевна смотрела в сторону, потом тихо заплакала.
– Я всегда была против этой компании! Я знала, чувствовала…
Свекровь говорила не то, но Нике вдруг показалось, что это как-то… правильно.
– Чаю хочешь? – наконец устало спросила женщина.
Чаю Нике не хотелось, но она выпила. Чай приготовил друг, заговорил о нашумевшем антикоррупционном фильме, отвлекая Елену Сергеевну, и Ника за нее порадовалась. Это хорошо, что у несчастной матери есть кто-то заботливый и преданный.
Время торопило. Ника поднялась и неожиданно для себя сделала то, чего не делала ни разу в прошлой жизни – обняла свекровь и поцеловала.
Выходя из подъезда, она опять с грустью вспомнила, какой счастливой была, утыкаясь лицом в сирень.
Кирилл был неприятным человеком. И расстались они мерзко, ужасно. Но было ведь и хорошее. И она будет об этом помнить.
Федора с Татьяной она заметила не сразу, Федор выбрал столик у стенки, за стойкой с растениями.
– Это Ника, – представил ее Федор, а Татьяна тепло улыбнулась.
«Лизкины предки Сашку не любят», – говорил когда-то Кирилл. «Глупо, – удивлялась Ника. – Саша такой хороший. И Лизу очень любит». – «Кто кого любит, всегда большой вопрос, – смеялся бывший муж. – А вообще-то, они нормальная пара, это точно».
– Вы знаете, – печально проговорила Татьяна. – Он всегда мне нравился. Я его давно знала, они с Сашей часто за Лизой заходили, еще когда в школе учились. Мне казалось, что он хороший мальчик, добрый.
Данилу никто из них почему-то не называл по имени.
– Я тоже давно его знал, – Федор сжал губы. – Не слишком близко, но знал. Жизнь у нас трудная, меняет человека.
– Нет, – твердо сказала Ника. – Человека ничто не способно изменить, никакие обстоятельства. Мы все сами себя меняем. В мире всегда есть добро и зло. И только мы решаем, что выбрать.
Татьяна посмотрела на часы, заторопилась.
– Побегу, младшего нужно спать укладывать. – Она посмотрела на Нику и предложила: – Приходите к нам на концерты. Я в музее работаю, у нас бывают такие замечательные концерты. В конце месяца будет симфонический оркестр выступать, очень известный. Придете?
– Обязательно, – сказала Ника. – Спасибо.
– Ты любишь классическую музыку? – с сомнением спросил Федор, глядя вслед Татьяне.
– Люблю. А ты?
– Терпеть не могу. Но я потерплю, – успокоил он и засмеялся.
И Ника засмеялась тоже.
– Я так понял, они его вычислили по убийству Вари. Его все равно поймали бы, и без нашей помощи.
Вчера Федор и Ника почти весь день провели в полиции.
– Как ты думаешь, это Сеня им помог? – спросила Ника.
– Не знаю. Да это не важно.
Для Федора важным было только одно, чтобы Ника всегда была с ним.
Он больше не хотел быть один. Быть одному страшно, только не все это понимают.
Он вот раньше не понимал.
– И все-таки непонятно, почему он все это сделал. – Федор говорил о Даниле, а думал о том, как объяснить Нике, что она очень ему нужна.
– У Кирилла было видео, как он передает деньги какому-то дядьке, – вздохнула Ника. – То есть я думаю, что это деньги.
Она задумалась и тронула Федора за руку.
– Знаешь, я все время боюсь тебя потерять.
– Ты меня не потеряешь, – сказал он, беря ее пальцы обеими руками. – И я тебя не потеряю. Мы всегда будем вместе.
В зале был полумрак, но Федор видел, что Ника смотрит на него сияющими глазами, как когда-то на Кирилла.
Нет, даже на Кирилла она так не смотрела. Она ни на кого так не смотрела.
Только на него, Федора.
И так будет всегда.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий