Ветер с севера

Книга: Ветер с севера
Назад: Глава 8
Дальше: Глава 10

Глава 9

Хорошо… Тело будто гудело, расслабляясь, тая в горячей воде, насыщенной благовониями, душистым мылом с запахом трав. Подумалось: в жизни аристократов есть хорошие стороны. Вот только привыкать к такой жизни опасно, потом будет трудно отвыкать.
– Конор, давай потру спину? – снова завела свою песню одна из охранниц. – Ты же сам не достанешь! Ну как ты будешь с немытой спиной?
– Как-нибудь буду! – сердито буркнул Нед, погружаясь до самого носа. – Когда буду выходить, все-таки отвернитесь! Нечего разглядывать меня, как… как… В общем, нечего на меня пялиться!
– Прости, конор, но не отвернемся, – укоризненно покачала головой девушка, – отвернувшись, мы не сможем как следует нести службу. Вдруг на тебя кто-то нападет, пока мы не смотрим на тебя? Если мы допустим ошибку – нам только кончать с собой. Потому что Хелда все равно нам головы снесет. Не она – так Устра прикончит! Если ты волнуешься, что мы разглядим твои причиндалы, так сообщаю тебе – мы уже все хорошенько разглядели. Тебе есть чем гордиться – ответственно говорю, у меня было достаточно мужчин, чтобы сравнить. У тебя красивое тело, ты мечта любой женщины. Странно, что ты так переживаешь за то, что мы увидим тебя голышом. Что такого-то? Хочешь – мы тоже разденемся догола, чтобы тебя не смущать?
– Нет, – сдавленно фыркнул Нед и погрузился в воду с головой, пуская пузыри от хохота. Он представил девиц абсолютно голыми – в кольчугах, перевязях и сапогах.
Неожиданно картинка вдруг возбудила его – к стыду и раздражению, и Нед постарался выкинуть из головы соблазнительные фантазии.
Вынырнув, снова завис в горячей воде, поглаживая золоченое дно дорогой ванны. Под ней в жаровне на полу горели угли, и дно было теплым, даже горячим, и касаться его было очень приятно.
Нед потер руки – ему все время казалось, что они покрыты липкой кровью. Ощущение грязи не проходило, как бы он ни тер их щеткой. Особенно после сегодняшнего допроса.
Нет, Нед не пытал. Это делал Васаба. Чернокожий с удовольствием, не обращая внимания на вопли страдальца, трудился над его телом, пока тот не начал говорить то, чего ждал от него Нед.
Хотя ничего особенного он не сказал. Не сказал главного – где найти Суру и кто он такой. И не потому, что не хотел, – после того что с ним сделал чернокожий, он рассказал бы все что угодно. Но кое-что допрос все-таки дал… даже не кое-что. Надежду, что все получится как надо.
Конор прекратил его страдания, приказав Васабе прикончить шатрия. Что тот и сделал – с неохотой, заявив, что только вошел во вкус развлечения.
Нет, Нед не воспылал к Васабе ненавистью за его кровожадность – с какой стати? Фактически это конор пытал шатрия – руками Васабы. И хотя Нед понимал – по-другому нельзя, но все равно ему было противно. Противно так, что словами не выразить. Одно дело – убить противника в честном поединке, рискуя своей жизнью, и другое – медленно убивать его, висящего на стене, смотреть в его глаза, полные муки и отчаяния. Особенно когда чувствуешь исходящую от него волну эмоций, захлестывающую мозг, как воды канализации, подпитанные после бурной грозы…
«И чего я добился? Узнал, что вся операция была организована Сурой? Что они охотились за деньгами и за Бордонаром? Да это и так ясно. Кто такой Сура, я не узнал. Как связаться с ним, узнал. То, что покойный шатрий получал указания в виде записок, – что это дает? Будем рассуждать.
Итак. Я уничтожил его группу. А сколько осталось у Суры? Две? Три?
Удивительно мощная организация в Шусарде. Почему? Впрочем, а как я могу сравнить ее с организацией в столице? Откуда я знаю, может, та еще мощнее!
Вырождение секты Ширдуан. Члены секты были поклонниками богини Смерть, а стали обычными вымогателями, грабителями. Впрочем, а почему и нет? По крайней мере, те, кто вымогает, оставляют своим жертвам жизнь. Это лучше, чем брать заказы на убийства. Хотя основную свою деятельность они не оставили. Так чем же отличается Братство Ширдуан времен Юрагора и нынешнее? В чем отличия? Ну… те, прежние бойцы Ширдуан были как-то… чище, что ли. Хотя это слово и не применимо к секте убийц. Но все-таки те, древние, меньше уделяли внимания зарабатыванию денег, предпочитая увлекаться мистическими дисциплинами, магией, боевыми искусствами. Нет, не так – они не времени уделяли меньше, они не ставили деньги на постамент, как божество! Для этих главное – деньги. Религия – потом. Опять не так! Нынешние добывание денег превратили в религию, прежние – занимались религией, и на ней зарабатывали деньги.
Тьфу! Что в лоб, что по лбу? С одной стороны – да. А с другой? Те, древние, были более управляемы, что ли. Придерживались определенных законов, уложений. Нынешние – более циничны… торгаши – вот кто они. Разбойники и торгаши. Не совсем точно сказал, но примерно так.
Нынешние шатрии послабее будут. Теперь их редко воспитывают с детства, предпочитая завлекать в секту уже взрослых, сложившихся людей. Сравнительно взрослых, конечно, – четырнадцать-пятнадцать лет, в принципе это уже довольно сильные и умелые бойцы. Что еще? Меньше стало в их рядах женщин-шатриев. В основном мужчины. Хотя сегодня среди нападавших и были женщины.
Итак, выстраивается стройная картина: в столице сидит Великий Атрок. Там основная организация. В крупных городах есть отделения Южного испаса, некоторые из них, вероятно, могут сравниться по силе с основной организацией. Ну не по силе – по количеству бойцов, скажем так. Те шатрии и атроки, которых я видел в столице, были подготовлены не в пример лучше, чем здешние. Если бы столичные шатрии навалились на нас на улице – результат встречи мог быть не таким приятным для нас. Перебили бы половину отряда, уверен.
Вообще надо отдать должное девчонкам, они держались великолепно! Устоять против шатриев – великое дело. Таков результат их странных обычаев – поединки, фехтование с детского возраста, даром это все не прошло. Сегодня их дурацкие обычаи спасли им жизнь. Хотя почему «дурацкие»? Обычаи как обычаи… все-таки такие лучше, чем обычаи народа Васабы – что хорошего в том, чтобы приносить в жертву богам людей, соревнуясь, кто дольше продержит жертву живой, расчленяя ее на части? Брр… вспомнить противно. Как и то, что творил Юрагор, кстати. Но тот хоть не наслаждался пытками – делал то, что ему было нужно.
М-да… Васаба по сравнению с Юрагором мелкий прыщ. Если вспомнить, как Юрагор наполнял ванну кровью жертв… Для заклинания, видите ли, нужно. Экспериментировал он, ученый хренов…
Ладно. Хватит воспоминаний древнего поганца. Итак, что же мне не дает покоя? Что-то лезет в голову – не могу уловить мысль, и все тут. Этот Суру не знает, тот Суру не знает – так кто же все-таки Сура?
А есть ли он вообще? Есть, раз отдает приказы. Ведь не может отдавать приказы пустота? Хм… очень интересно. А кто может знать Суру? Вероятно, Великий Атрок, больше никто. Так? Вроде так. А если и она не знает? Ну вот допустить – если она тоже не знает, кто Сура? Получает из Шусарда определенную сумму, регулярно, ежемесячно, и… не знает, кто такой Сура. Разве так может быть?
А почему я вообще этим заинтересовался? А потому, что, когда не знаешь цели, не знаешь, кого устранять, – объект неуязвим. Почти неуязвим, конечно, если забыть о случайностях, которые могут пасть на голову любого, даже самого умного и умелого бойца. Например, идешь по улице, лошадь взбесилась, лягнула, сломала тебе шею. И что? И все! Боги так решили – пора на тот свет. Кто может избежать такого исхода? Никто. И я в том числе.
Интересно, кто придумал такую систему? Ведь в столице такого нет! Скорее всего, Великий Атрок и не знает, как тут все поставлено. А может, ей безразлично, пока поступают деньги?
Стоп. А как же гонцы из столицы? Они с кем встречаются? Как-то должны ведь передавать приказы, указания. Например, приказ найти и пришибить меня.
Глупости говорю, есть же система оповещения. Ведь Сура связывался с командирами групп, так же и Атрок связывалась с ним – скорее всего, у него есть с ней канал связи. А гонцы – ну что гонцы… приводят их в комнату, там сидит человек с замотанным лицом. Они говорят ему, что делать, рассказывают, чего требует от него Великий Атрок, и… он делает.
Как подтверждается приказ из столицы? Как Сура может доверять гонцам? Откуда он знает, что это именно они, гонцы Великого Атрока, а не какие-то мошенники? И еще интереснее вопрос: как столичная организация может воздействовать на Суру, как его достать, если они даже не знают, кто он такой? Не понимаю. Может, все-таки Атрок знает, кто такой Сура? Что-то я запутался в своих рассуждениях… голова не работает.
Ну что же, начну с самого начала. Нужно заверить приказ. Как? Печатью, вероятно. Отпечатком амулета Великого Атрока. Здесь ничего не изменилось с древних времен. Заклинанием активируется амулет, прикладывается к грамоте – вот тебе и подтверждение, что это все на самом деле исходит от Великого Атрока. Я же помню, как это все было! Вернее, Юрагор помнит.
Теперь подумать, как столица может контролировать отделение в Шусарде? Допустим, что Атрок знает Суру… Стоп! А почему я не подумал – как назначается Сура? Если это отделение от столичного Братства, значит, Суру должны назначать, как во времена Юрагора?
И с чего это я так решил? А если допустить, что Великий Атрок каким-то образом подмяла под себя готовую организацию преступников в этом городе? И предоставляет им право действовать так, как они захотят, до тех пор пока выполняют распоряжения Великого Атрока и пока платят деньги? Хех! А что, довольно забавно! Если это все так и есть – надо отдать должное Великому Атроку, наладившему такую систему!
А как осуществляется контроль? Наверное, так: если они отказываются платить, если организация начинает действовать сама по себе, игнорируя столицу, – следует кара. Присылаются карательные группы из лучших бойцов-атроков и вырезают всех, кто виноват. Как их находят? Как находят того же Суру? Очень интересный вопрос! Он имеет один ответ: если есть система связи, значит, через нее можно выйти на тех, кому адресованы письма. Например, сегодня я узнал, что для встречи с Сурой нужно положить в определенное место письмо с требованием встречи. После этого выждать день, и в том же месте взять письмо с указанием места, где эта встреча произойдет. Прийти туда и ждать. И наоборот, если Сура желает встретиться – он пришлет записку, что нужно забрать письмо. Записку может передать любой человек – мальчишка, прохожий, торговка пирогами, кто угодно. О содержимом записки они не знают, допрашивать их бесполезно. Вот и встретились.
Покойный шатрий был уверен, что Сура знает, где живут, где прячутся все члены их организации. Что он вездесущ. Как это может быть? Хм… а почему нет? Установить слежку, собирать информацию. В общем-то, не так и сложно. Появляйся на людях в плаще с капюшоном, будь осторожным, и никто не узнает, кто ты такой.
Итак, что я получил и как это можно использовать. Знаю место закладки письма для Суры. Знаю, что он ответит на письмо и назначит встречу. И вот тогда смогу взять или самого Суру, или того, кого он прислал для встречи. И тогда смогу завершить безобразие, происходящее вокруг меня. А не того ли я добиваюсь? Нужно как можно быстрее сделать закладку».
– Конор, ты не уснул? Конор? Угли уже прогорели? Добавить? Или вылезешь из ванны? Ты давно уже лежишь!
Голос охранницы вырвал из раздумий, и Нед сел в ванне, оглядываясь по сторонам. М-да… точно. Что-то он залежался.
Взяв губку, стал ожесточенно себя тереть. Когда почувствовал, что тело уже скрипит под рукой, очищенное от пота и пыли, встал и, не глядя на охранниц, застывших, как статуи, пошел к полотенцу, висящему возле входа. Вытерся насухо, взял чистое белье, штаны, рубаху, лежащие на стуле, повернулся к девушкам спиной и стал одеваться, чувствуя их пристальные взгляды. Усмехнулся – никогда не думал, что будет жить под таким пристальным вниманием противоположного пола. Когда-то он мечтал хотя бы коснуться женского тела, а теперь… Впрочем, не о том надо думать.
Слегка раздраженный, вышел из ванной комнаты и пошел к себе в спальню. Туда, где некогда обитал Ойдар. Охранницы тащились следом, две тени, как сказала Хелда. Впрочем, тенями назвать их было трудно, потому что топтали пол они довольно жестко, позванивая звеньями кольчуги и цепляя стену ножнами мечей. Нед поморщился, подумав о том, что нужно будет научить девушек передвигаться бесшумно, как шатрии. А еще подумал о том, что необходимо начать тренировки бойцов по методу Братства Ширдуан. Но это уже по возвращении в свою крепость. Будущую крепость…
Почти дошел до двери спальни и вдруг остановился так резко, что девушки едва не врезались ему в спину. Подумал секунду и не стал заходить в спальню, пройдя дальше по коридору, к комнате Харалда. Остановился перед его дверью и решительно постучал. За дверью зашебуршились, она открылась, и перед Недом предстала Хелда – совершенно голая, ничуть не стеснявшаяся своей наготы. Из-за нее выглянул смущенный Харалд, грудь которого вздымалась, как кузнечные меха, – похоже, что Нед застал их в самый интересный момент. Не обращая внимания на смущение Харалда и усмешку Хелды, Нед вместе с улыбающимися девицами прошел в комнату и сел у стола, глядя на друга, безуспешно прикрывающего ладонью низ живота.
– Теперь ты понимаешь, каково мне, когда сзади все время торчат две любопытные физиономии, – хмыкнул Нед. – Но я вообще-то по делу. Нужно сейчас же отправиться к месту закладки и положить письмо. Я бы сам пошел, но со мной два хвоста, да и вы потом развопитесь, что я хожу один и подвергаю себя опасности. Так что решай – кто пойдет делать закладку. Амулет готов, я его уже заколдовал. Так что можно будет пройти незаметно.
– Да кто пойдет? – ни секунды не задумался Харалд. – Я, конечно. Кто же еще? Сейчас оденусь… мне надо пять минут.
– Уложишься за пять-то? – усмехнулся Нед, глядя на Хелду, досадливо закусившую губу.
– Тогда десять, – кивнул Харалд, покосившись на любовницу. – В общем, давай амулет, до утра записка будет на месте.
– Листок бумаги найди, – кивнул Нед, – сейчас я нарисую кое-что.
– Вон там, на бюро. И свинцовый карандаш там.
Нед подошел к бюро, выдвинул ящик, достал четвертушку листа бумаги и быстро начертил на нем тот знак, что показал им пойманный шатрий. Переплетение линий заканчивалось чем-то вроде трезубца. Этот рисунок означал, что Нед требует встречи по важному делу.
Шатрий передал им около десятка знаков, начертив их своей рукой. Нед внимательно изучил рисунки, особенно тот, что служил для вызова, и теперь уверенно воспроизвел его.
Закончив, сложил бумажку вчетверо – тоже своеобразный знак – и отдал ее Харалду, так и стоящему голышом возле измятой постели.
– Не затягивай, хорошо? Амулет я оставил на бюро. До утра положи письмо на место. Ты запомнил, где оно?
– Ты же рассказал, а я все запоминаю с первого раза – дедова школа. Не переживай, все сделаю.
Кивнув, Нед вышел из комнаты друга и теперь уже побрел к себе, предвкушая, как ляжет на чистую простыню и наконец-то вытянет ноги. Через пять минут он уже лежал в постели, закрыв глаза, чувствуя, как хорошо быть чистым, как хорошо валяться в прохладной постели, а не тащиться куда-то к камню, находящемуся у городской стены. Все-таки в положении командира есть и свои плюсы.
* * *
Сквозь сон Нед почувствовал, как кто-то коснулся его плеча. Перина слегка прогнулась под тяжестью тела, Нед открыл глаза и уперся взглядом в смеющееся кукольное лицо девицы, той самой, что вздыхала по конору. Она была одной из двух охранниц, что сегодня ночью дежурили в его комнате.
Девушка застенчиво зажмурилась, потом протянула руку и погладила Неда по груди:
– Конор… хочешь? Нельзя так долго без женщины… вредно!
Нед молча смотрел в красивое лицо девушки и боролся с желанием. Ему два десятка лет… И это тот возраст, когда парни мечтают завалить на постель все, что хоть отдаленно напоминает женщину и шевелится. А тут – красивая девчонка, готовая на все ради тебя, и… уже… совсем готовая – на ней нет ни одной нитки одежды. И что он должен делать?
«О боги! У меня сейчас все… лопнет… Как я хотел бы ее обнять! Только вот как быть с моими… женами? Сандой? Амелой? Как бы повели себя мои любимые женщины, узнав, что в то время, пока они лежали в смертельном сне, я кувыркался с подружками?
А не все ли равно, что они скажут? Мне что теперь, удовлетворять себя самому? Или, может, перейти на ТУ сторону? И так уже поговаривают, что раз я не сплю с женщинами, то… Тьфу! Может, хватит строить из себя жреца, давшего обет не притрагиваться к женщинам? Да, я буду разбираться с Амелой и Сандой, но это будет ПОТОМ. Если они не дуры, поймут и простят. А если дуры… нет, скорее всего, они не дуры. Должны понять. А потому…»
Подведя базу под свое решение, Нед молча откинул одеяло и, приподнявшись, навалился на девушку, тут же обхватившую его руками и ногами…
Само собой, она была уже не девушкой, что никак не повлияло на страсть, охватившую Неда. В порыве он совсем забыл о том, что другая охранница с любопытством следит за тем, как ее соратница стонет в его объятиях. Нед забыл обо всех проблемах, обо всех делах, остались только они двое – он и эта красивая девушка, стремящаяся к нему так, что он захлебывался в волнах ее желания.
Иногда все-таки хорошо быть человеком, владеющим сверхчувственным восприятием. С тех пор как он получил новое умение, Нед ни разу не был с женщиной. И вот теперь новые ощущения стали для него откровением. Он будто слился с партнершей – Нед чувствовал ее наслаждение, упивался им, оставаясь при этом самим собой.
Внезапно в какой-то момент его наслаждение стало таким сильным, таким могучим, что Нед застонал, а в его голове будто открылись некие шлюзы, и магия позволила ему произвести эффект, которого он сам не ожидал. То, что он ощущал, его удовольствие, его наслаждение, слитое с ощущениями девушки, многократно усилилось и выплеснулось наружу! Этот поток захлестнул и ту, тело которой он держал в объятиях, и охранницу в кресле, сидящую у двери, и тех девушек, что спали сейчас в соседних комнатах. Вместо того чтобы быть сосудом, принимающим эмоции окружающих, Нед вдруг превратился во что-то странное, излучающее эмоции, подобное солнцу, исторгающему из себя лучи!
Та, с кем он лежал в постели, едва не умерла. Она начала трястись в судорогах оргазма, закатила глаза, из ее рта пошла пена, будто она отравилась или упала в приступе падучей болезни.
Девушка, только что сидящая в кресле, уже свалилась на пол и тоже дергалась, зажав руками живот, не в силах противиться оргазму. Она не потеряла сознания, но ничего не могла сказать, только громко стонала и дергалась, с ужасом и восторгом глядя на Неда.
За стеной послышались голоса, в дверь кто-то постучал, и взволнованный голос Игара спросил:
– Нед, у тебя все в порядке? Тут происходит что-то странное…
Нед опомнился, посмотрел на девушку в своей постели, пощупал ее пульс – он еле прослушивался. Поглядел на охранницу, лежащую на полу в прострации, тупо уставившуюся на кровать полуоткрытыми глазами, и бросился к двери. Откинул засов и, толкнув дверь, втащил Игара в комнату, не обращая внимания на то, что коридор заполнила толпа полураздетых и совсем голых девушек и парней, встревоженно заглядывающих внутрь комнаты конора.
Игар был в одних трусах, притом надетых задом наперед. Видать, второпях не посмотрел и натянул их как смог. Маг посмотрел на бесчувственных девушек и, недоуменно спросил, повторяя вопрос:
– У тебя все в порядке? Что случилось?
– Потом разберемся, – буркнул Нед, – сам не знаю. Лечи Гелду – видишь, она без сознания. Скорее! Боюсь, как бы не… давай, в общем!
Игар подошел к обнаженной девушке, раскинувшей в стороны руки и ноги, пощупал пульс и тут же начал творить колдовство, выговаривая слова негромко, распевно. Его руки засветились, будто по ним растекся тонкий слой пламени, и парень возложил ладони на голову Гелды. Через минуту девушка глубоко вздохнула, дернулась и очнулась, хлопая глазами и непонимающе глядя на Игара. Тогда он прекратил лечение и пошел к охраннице, лежащей возле кресла. Но та уже пришла в себя и стала подниматься, отрицательно покачав головой:
– Сама!
Нед облегченно вздохнул и уселся на постель, глядя на свою партнершу:
– Ты как? В порядке? Что случилось?
– Не знаю… – прошептала девушка, с обожанием и страхом глядя на Неда. – Мы с тобой занимались любовью. Мне было так хорошо, так сладко! А потом я вдруг почувствовала тебя! Нет, я тебя и так чувствовала, в себе. Я не так выразилась! Я почувствовала твое удовольствие, твое наслаждение – и меня накрыло! Голова чуть не лопнула! Я чуть не умерла, и так это было странно, так сильно, так… о боги! Не страшно и умереть, испытав ТАКОЕ! Конор, ты великий любовник! После тебя я не смогу быть ни с кем! О боги, какое это было ощущение!
– Нед, ты чуть не убил ее любовью, – хмыкнул Игар, с удивлением выслушав исповедь девушки. – Что это было-то? Ты знаешь, что все люди в доме поднялись? Все почувствовали, что кто-то занимается любовью в твоей комнате! Не знаю как, но поняли, что именно в твоей – все сразу указали сюда! Там такая кутерьма… У девок глаза как блюдца, да и парни… вот так и становятся маньяками – ты знаешь, что я испытал, когда почувствовал эту волну похоти? О демонство… потом как-нибудь расскажу, что после было. Так что же случилось?
– Не знаю. Могу только предположить, – нахмурился Нед, – я чувствовал ее ощущения, мне было хорошо. Потом в определенный момент я потерял контроль над собой и… Похоже, что мой мозг выкинул некий финт – он усилил эмоции и начал излучать их на окружающих. Гелда была ближе, потому пострадала больше. А вы почувствовали уже ослабевающую волну.
– Если она была ослабевающая, то что же тогда испытала эта несчастная, – хмыкнул Игар, кивая на девушку, так и лежащую на постели и даже не пытающуюся прикрыться.
– Разве я несчастная? – с улыбкой покачала головой Гелда. – Я готова все отдать, чтобы еще раз испытать такое наслаждение!
– Дура, – отрезал Игар, – следующего раза ты можешь не пережить! Сердце лопнет, или кровоизлияние в мозг получишь! Нед, тебе нужно научиться сдерживать эмоции, раз такое дело. Эдак ты их всех поубиваешь. Эй, Айна, ты как? Отошла? Все-таки надо было тебя полечить, чего ты сопротивляешься?
– Нет уж, – улыбнулась охранница, – я хочу запомнить эти ощущения. Конор, когда-нибудь сделаешь мне так, как Гелде?
– М-да, – покачал головой лекарь, – никогда такого не встречал. И мне о таком не рассказывали. А запомнил, как ты все это сделал? Ты излучал минут пятнадцать, не меньше!
– Да ладно! – не поверил Нед. – Какие пятнадцать минут?! Несколько секунд, и все!
– Пятнадцать минут, Нед, – серьезно кивнул Игар. – Пятнадцать минут мы все ощущали то, что ты чувствовал, находясь в ней. И то, что чувствовала она, когда ты находился в ней. Более странного, более дикого ощущения у меня не было. Никогда этого не забуду. Попробуй вспомнить, как это было.
– Попробую, – отрешенно кивнул Нед и отпустил на волю сверхчувственное восприятие.
Он сразу почувствовал легкую усталость девушки, лежащей рядом на постели, ее желание, ее благодарность к Неду, ее просто-таки щенячий восторг от происшедшего.
Потянулся чувствами к охраннице в кресле и ощутил ее зависть, шипучую, острую, – Айна завидовала своей подруге, лежавшей в постели Неда. Еще определялись острое желание быть с Недом, обожание и страх.
Игар излучал любопытство, опасение, легкую зависть – он завидовал Неду, способному творить такие штуки.
Нед максимально усилил восприятие и вдруг увидел свечение вокруг девушек и вокруг Игара. Это не было свечением ауры. Сияющие облачка, окружающие людей, клубились, завихрялись, в них проскакивали разные цвета, и Нед откуда-то знал, что вот этот, красный, – цвет желания, цвет похоти, зеленый – это зависть, желтый – обожание. Там были еще оттенки, но они менялись так быстро, что он не мог разглядеть их как следует. От всех людей тянулись нити, уходившие в голову Неда, – так ему виделись потоки эмоций, которые Нед ловил сверхчувственным восприятием.
Решив поэкспериментировать, Нед мысленно ослабил восприятие, почти отключил его. Нити стали тоньше, они уже почти невидимы, теперь Нед слабо ощущал то, что чувствовали его соратники. Тогда он усилием воли увеличил эти нити до толщины канатов – и тут же едва не захлебнулся под напором чужих страстей.
Уменьшив нити до толщины мизинца, Нед перевел взгляд на Игара, недоуменно стоявшего перед ним в трусах задом наперед, и вдруг, решив проверить то, чему он научился, зацепил у Гелды желтых и красных эмоций, усилил их раза в три и бросил в Игара, выпустив из себя поток толщиной с запястье.
Парень пискнул, вытаращился на Неда, схватился за голову, пошатнулся и упал на колени, выдавив из себя:
– Ты охренел?! П-п-прекрати немедленно! Ой, боги! Прекрати!
Нед тут же перекрыл поток, закрылся от эмоций окружающих и участливо спросил Игара:
– Что ощутил?
– Никогда больше не делай так со мной! – прохрипел парень, стоя на коленях и упершись головой в кровать. – Я хотел весь мир! Я обожал весь мир! Это страшно! Эмоции захватили меня, и я ничего не мог сделать! Нед, это страшное оружие! Представляешь, ЧТО ты можешь внушить окружающим?
– Игар, прости, но мне нужно попробовать еще, – умоляюще попросил Нед. – Там, на столе, – амулет магической защиты. Надень его. Надень, надень! Нужно же узнать, что дает эта хрень, которая вдруг у меня прорвалась!
– Только осторожнее, ладно? – угрюмо предостерег его Игар. – Послабее… а то… нет, даже говорить не буду – не поймешь. Это надо ощутить, тогда только… надел, давай!
Нед снова потянул канатик эмоций и, усилив раза в два, бросил в Игара.
– Ну и?
– Пусто, – облегченно вздохнул парень. – Можешь продолжать.
Нед собрал канат побольше, снова выпустил его в Игара, посмотрел – тот улыбался, глядя на Неда. Тогда Нед собрал все силы и выпустил луч такой толщины, что он был похож на толстенное бревно, чуть не в обхват толщиной. Игар ойкнул, схватился за амулет защиты и закричал, потрясая в воздухе рукой:
– Все-все! Прекращай! Амулет нагрелся, обжигает! Интересно, на каком уровне магии ты сейчас долбанул?! Амулет-то тобой сделан, потому, наверное, и выдержал. Мой бы ты проломил, это точно. Все, давай заканчивать, а? Спать охота, ночь не для экспериментов с магией! Нормальные люди ночью спят, а не выпускают волны похоти, которые будят всю округу!
– Да погоди ты! – досадливо махнул рукой Нед. – Ну-ка, давай попробуем еще. Я сейчас постараюсь усилить эмоции Гелды и выпустить их по кругу так, как получилось первый раз. Задержит их амулет или нет?
Прежде чем Игар успел что-то сказать, Нед собрал эмоции Гелды. Он взял лишь красное – желание – и, усилив его, будто засветился, выпустив вокруг себя волны красного света.
Гелда застонала и потянулась к нему, тяжело дыша и закусив губу, Айна чуть не упала со стула, схватившись за живот и покраснев, как вареный краб, а в коридоре снова послышались голоса и затопали ноги. Игар стоял спокойно – похоже, что он ничего не ощутил.
– Все, ясно! – Нед прекратил излучать, отключил восприятие и облегченно вздохнул. – Делаем выводы. Первое – амулет защиты закрывает от брошенного мной усиленного потока эмоций. Но до определенного уровня, при увеличении уровня излучения может проломить амулет. Но не факт. Проверить не удалось. Потом проверим, позже. Второе – я могу контролировать свои способности, а это уже хорошо.
– Второе радует меня больше всего, – выдохнул Игар. – Я не хочу просыпаться от желания трахнуть весь мир – даже ту уродливую старую торговку с бородавкой на носу, которую я видел прошлый раз на рынке. Пожалуйста, Нед, больше не устраивай такого переполоха, ладно? Кстати, ты молодец, что все-таки решился начать вести нормальный для мужчины образ жизни. – Игар подмигнул и указал на мечтательно улыбающуюся Гелду. – А то и правда начали поговаривать… После сегодняшнего все языки прикусят, ага. Все, ребята, я спать. Если получится уснуть… хорошо хоть есть кое-кто под боком.
Игар вышел, в коридоре послышались голоса, он что-то отвечал. Минут пять там продолжалось обсуждение, потом все стихло и снова воцарилась тишина.
Нед прислушался, задумчиво покачал головой и улегся в постель, раздумывая о происшедшем. Впрочем, долго раздумывать ему не дали… Гелда буквально набросилась на него, и они снова занялись тем, чем занимались до переполоха. И теперь Нед старался максимально контролировать свои эмоции.
* * *
– Вкусно… Это что за соус такой? Надо эту кухарку прихватить с собой в Черный город. Честно, я так объелся, что… Так, вы какого демона на меня вытаращились? Я вам что, статуя Куалтука? Или задница Селеры? Харалд, ты-то чего таращишься?
– Ну… интересно. Хочу посмотреть на бога любви.
– Чего?! Ты спятил?! – Нед поперхнулся острым соусом, попавшим не в то горло, и долго откашливался, так, что у него потекли слезы.
Прокашлявшись, сипло спросил:
– Ты чего там болтаешь такое?
– Говорят, ты воплощение богини любви в мужском обличье, – пожал плечами Харалд. – Вот я и хочу посмотреть на живое божество. Прости уж, не встал на колени, но я твой старый друг и мне простительны такие вольности.
– Ты чего несешь-то? – Нед осмотрел друзей, сосредоточенно прячущих глаза. – Что за новости?
– Девчонки говорят, что ты воплощение богини любви, – хихикнул Игар, не выдержав паузы, – мол, ты бог любви, воплощенный в коноре!
– Как я ему завидую! – сокрушенно покачал головой Магар. – Вы не представляете, что тут в доме творится! Ты знаешь, Нед, что с утра было уже пять дуэлей? За право переспать с тобой!
– Семь, – полуприкрыв глаза, сообщил Игар, – две дуэли едва не закончились смертью. Я их вытащил с того света в последний момент. Это ненормально, вам не кажется? Девушки, а вам это кажется нормальным?
Игар обернулся и посмотрел на двух ардок, сидящих позади Неда и внимательно прислушивающихся к разговору:
– Вы на самом деле считаете, что ради временного, на одну ночь обладания мужчиной стоит пойти на смерть? Поясните мне, глупому, ради чего вы режете друг друга?
– Ты мужчина, не поймешь, – покровительственно заявила одна из девушек, невысокая, крепенькая девица лет двадцати пяти, – обычай такой. Самая сильная получает то, что хочет! Она берет себе самого сильного мужчину! Сильной женщине – сильного мужчину! Ведь почему мы, арды, такие сильные? Почему нас все боятся? Женщина решает, кого выбрать. И у слабого мужчины нет шансов получить потомство. А у сильного есть возможность получить сильную женщину. Нет, ты не поймешь. Вы, замарцы, мягкотелые, вам непонятно, что значит выживать. Вам непонятно упоение обладанием тем мужчиной, которого ты добилась в честном поединке! И вообще, мне кажется, вы, мужчины, получили слишком много прав. Несправедливо много.
– А конор?! Он тоже замарец! – возмущенно завопил Бордонар. – Тогда и он получил слишком много прав!
– Не путай мягкое с теплым! – укоризненно покачала головой девушка. – Он – ард! Из семьи конора! Он конор! Выше всех! И он – воплощение богини любви Салоры! В мужском обличье!
– Салоры? – недоуменно переспросил Магар. – Почему Салоры? Селеры же?
– У них она Салора, – поморщился Бордонар. – В результате отрыва народа ардов от всеобщей цивилизации изменились не только обычаи, но кое-какие имена богов. Куалтук стал Култуком, Селера – Салорой, ну и так далее. Но замечу – не так уж и отличаются имена. О чем это говорит? О том, что народ ардов не так давно оторвался от общности народов Замара и не совсем…
– Кончай свою тягомотину, а? – рявкнул Харалд. – Дай тебе волю, ты своей научной ерундой все мозги загадишь!
– Меня спросили, я ответил! – обиделся принц и отвернулся к стене, постукивая по столу кончиками пальцев.
– Ты лучше спроси у этих ненормальных, почему это они решили, что Нед – воплощение богини?! – на тон потише добавил Харалд. – С какой стати?
– А почему это тебя так интересует? – криво ухмыльнулся принц. – Завидуешь, что ли?
– А может, и завидую! – хохотнул парень. – Магар вот завидует, ему позволительно, а мне нет? Может, я всю жизнь мечтал быть воплощением богини Селеры! Вот гадство – почему меня не было как раз тогда, когда все случилось?!
– А почему тебя не было? – удивленно поднял брови Бордонар. – Что, не было в доме?
– Не было, – удрученно кивнул Харалд. – Командир меня в город посылал. По делу. Потом расскажу. Я все самое интересное пропустил! Свинство какое-то… Нед, ты куда? Ну вот, командир куда-то свалил. Принц, ну-ка, что там насчет Селеры? Да хватит дуться! Что ты как ребенок?! Ну извини! Я не хотел тебя обидеть. Просто от заумных научных объяснений меня начинает клонить в сон.
– Они считают, что боги время от времени вселяются в людей, выбирая для этого самые лучшие экземпляры рода ардов. Это бывает редко, но метко. В основном таким делом развлекаются боги вроде бога войны или бога воды. Но бывает и по-другому. Вот пример – Селера вошла в нашего командира.
– Да с какого демона они решили, что он воплощение Селеры?! Не Куалтука воплощение, бога войны, это бы я еще понял, но Селеры! Что за хрень такая?! Он же мужчина! А она женщина, Селера эта самая!
– Ну не говори глупостей, а? Если бы ты смог ввести в бессознательное состояние женщину, заставив ее испытать безумное, запредельное наслаждение от любовных страстей, кем бы она тебя считала? Кстати, если бы ты был тут, когда все эти любовные потрясения происходили, ты сейчас бы так не рассуждал. Скажу тебе честно, такого я никогда в жизни не испытывал. И вообще это страшно. Представь себе некий вихрь, ураган эмоций – чужих эмоций, – которые захватывают тебя, уносят, поглощают, и теперь это уже не ты, а кто-то другой! Когда твою волю ломает, подавляет, уничтожает кто-то огромный, невероятно сильный, низводит тебя до положения животного, мечтающего лишь о случке, ты думаешь, ЭТО хорошо?!
– О боги! Вы несправедливы! – простонал Харалд. – Ну почему как раз в этот момент меня не было на месте?! Проклятое невезение! Потребую у Неда, чтобы он повторил эту штуку! Надеюсь, не откажет – старому-то другу?!
* * *
– По твоему приказу воительницы построены, конор! – Хелда сделала шаг назад и встала перед строем, вытянув руки вдоль бедер.
Нед осмотрел девиц, часть из которых была в полном боевом вооружении, часть – те, что отдыхали, – в легких полотняных штанах и рубашках. Девушки с интересом глядели на своего предводителя, испуская волны обожания, легкого страха и любопытства.
– Я приказывал на время нашей поездки отказаться от поединков? – хмуро спросил Нед.
– Приказывал, конор… – виновато потупилась Хелда.
– Так почему не выполнили приказание? – холодно спросил Нед. – Почему вы устроили поединки, едва не умертвив двух воительниц?
– Трех, конор, – согласно кивнула Хелда, – трех. Двое так увлеклись, что чуть не поубивали друг друга.
– Кто участвовал в дуэлях?
– Все… – снова потупилась Хелда. – Кроме меня.
– А ты чего отстала? – съязвил Нед. – Не хотелось конорского тела?
– Хотелось, – смутилась девушка, – и хочется. Только мне не надо участвовать в дуэлях по этому поводу. Как командир я имею право выбора и без дуэли…
– Вот оно как! Поделили! Хрень какая-то… – удрученно покачал головой Нед. – Интересно, а я как должен реагировать на то, что вы меня поделили?
– Как… нормально, – пожала плечами Хелда. – Тебя, конор, это не касается. Это наше дело. Женское.
– Бред какой-то… это же бред, – простонал Нед. – И, кроме того, вы нарушили мой приказ! Я запретил поединки! Как вы посмели?! Мы в состоянии войны с тайной организацией убийц, того и гляди, придется драться, и вы лишаете наш отряд боеспособных единиц?! Вы с ума сошли?! Я вам головы поотрываю! Я вас…
Хелда молча опустилась на колени и наклонила голову. За ней следом опустились все девушки, и Нед некоторое время с изумлением смотрел на их шеи, на которых четко была видна граница между загорелой верхней частью и нижней, которой не касались длинные руки солнца.
– Конор, мы нарушили приказ, – глухо сказала Хелда, – ты имеешь право убить нас всех. Делай так, как считаешь необходимым. Считаешь, что нам нужно снести головы, – сноси.
Нед ошеломленно смотрел на девиц, от которых шла волна покорности судьбе, обожания, страха, и не находил, что сказать. И самое главное – не знал, что делать.
Решение пришло само:
– Встать!
Девушки тут же встали, так и не поднимая глаз от пола.
– Выйдите из строя те, кто чуть не убил соперницу, нанеся ей тяжкие раны.
Из строя вышли три девушки – одна из них была Гелда, вторая Айна, третью, как Нед помнил, звали Шарда – совсем молоденькая, с длинными черными ресницами. Одна из немногих брюнеток в отряде охраны.
Гелда и Айна были в легкой одежде – сменились после ночной службы. Шарда в кольчуге, с мечом и кинжалом на поясе. Все три бледные, как снег. Конор ощущал их эмоции – это страх и обреченность. Похоже, девушки решили, что пришла последняя минута их жизни.
Нед внимательно посмотрел на обреченно стоящих девушек и отправился в угол, к пирамиде из деревянных мечей – мечи стояли прислоненными к специальной стойке. Все разной длины – под разный рост бойцов.
Выбрал четыре меча – один под себя, три под рост девушек – и пошел обратно, держа мечи под мышкой. Впрочем, мечами назвать эти палки было трудно – круглые дубовые цилиндры, закругленные на конце. Там, где рукоять, – насечки, чтобы мечи не скользили в руках. «Клинки» отполированы, но по всей их длине следы ударов – вмятины, местами даже сколы. Сразу видно, Ойдар занимался упорно, истово и не жалел тренировочных приспособлений.
Девушки с интересом следили за его манипуляциями и, когда Нед подошел, обрадованно переглянулись, словно им посулили веселое времяпровождение, а в искусстве фехтования они разбирались, и оно было для них одним из тех занятий, что составляли смысл жизни, наравне с деторождением и ведением домашнего хозяйства.
– Итак, мое решение, – ровным голосом начал Нед, – мы будем драться. Вы трое против меня. Если сумеете победить – ваша вина прощается. Но до следующего раза. Если еще раз нарушите приказ, будете наказаны гораздо сильнее. Я прикажу вас выпороть палками, как рабов. И посажу под замок на неделю – на хлеб и воду. Ну а если не сумеете победить… в общем, я сам вас накажу. Раз вы так любите дуэли – будет вам дуэль. Условия – тренировочные мечи. Ограничений по ударам нет. Бой продолжается до тех пор, пока противники могут стоять на ногах и продолжать бой. Все понятно?
– Понятно, конор! – в один голос крикнули девушки, а Хелда, нахмурившись, добавила:
– Конор, можно пару слов наедине?
– Пару, так пару, – кивнул Нед и, бросив под ноги трем «преступницам» три деревянных меча, отошел к дальнему концу тренировочного зала, куда отправилась Хелда.
Девушка поджидала его у стены, на которой были укреплены специальные деревянные щиты, обитые в несколько слоев толстой мешковиной, – они служили для отработки ударов руками и ногами. Охранница была озабочена, от нее исходила сильная волна беспокойства и волнения – за него, Неда, как он разобрал в потоке эмоций.
– Конор, ты хорошо подумал? – тревожно спросила девушка, глядя в глаза Неду. – Я знаю, что ты хорошо владеешь мечом, но… они с детства этим занимаются и считаются одними из лучших бойцов на мечах! И их трое! Хорошо ли, если они отлупят тебя, как обычного мужчину? Ты пойми правильно – стоит ли терять авторитет? Я не хочу тебя никак обидеть, ты в своем праве, но… может, и вправду лучше выпороть их палками и бросить под замок? Подумай.
– Я сделаю так, как сказал, – резко бросил Нед. – Ты уже раз нарушила приказ, не смогла удержать подчиненных от поединков, и что теперь? Смотри, как бы самой не попасть под наказание! Откровенно говоря, ты сама заслуживаешь порки, раз не смогла укротить нравы этих безобразниц! Я был лучшего мнения о твоих способностях командира!
– Прости, конор, – хмуро ответила Хелда, прижимая правую руку, сжатую в кулак, к груди, – ты прав. Я виновата. И заслуживаю наказания. Я сделаю все, что ты прикажешь.
– Иди к строю, – коротко скомандовал Нед и, развернувшись, пошел к трем воительницам, разобравшим мечи, которые он принес.
Девушки были оживленны, почти счастливы и предвкушали поединок так, будто им пообещали не бой, а вкусное угощение.
– Раздеться! – приказал Нед.
– Совсем? – вскинула брови Гелда.
– Трусы можете оставить. И сапоги. Быстрее! – скомандовал Нед.
Девушки спокойно, как в мойне, сняли с себя одежду, оставшись в простых полотняных трусах, украшенных узорами и вышивкой, сложили одежду на лавку у стены и, взяв мечи, снова встали перед строем. Остальные с интересом наблюдали за ними и едва сдерживались, чтобы не прокомментировать происходящее.
– Повторяю, победите меня – вы прощены. Не победите, проиграете – я прикажу вас выпороть. Или сам выпорю – так, что вы месяц не сможете не то что участвовать в поединках, сесть не сможете без крика. А еще – уберу вас из числа воительниц, обеспечивающих мою охрану. Вопросы есть?
– Конор, а ты раздеваться будешь? – невинно спросила Айна, искоса поглядывая на Неда.
– Вопросов нет! – объявил Нед, будто не слыша того, что спросила девушка. – Хелда, скомандуешь начало поединка. Остальные – на скамью и не мешать!
– Лекаря пригласить? – не выдержала командующая охраной, но из-за спины Неда тут же раздался веселый голос Игара:
– А я здесь! Мы все здесь!
Нед обернулся и увидел довольные физиономии друзей, столпившихся у входа в тренировочный зал. За их спинами виднелись два брата-охранника, возвышающиеся, как башни.
– Чего набежали-то? – недовольно буркнул Нед. – Впрочем, садитесь на скамью. Пусть все присутствующие узнают, что будет, если они нарушат приказ. Вне зависимости от личности нарушившего. Слышали, Игар, Магар?
– Слышали! – обиженно блеснули глазами маги. – А чего мы-то?! Как что – сразу Игар, Магар! Может, Васаба нарушит приказ! Или Бордонар! Нас-то чего всегда цепляют! Несправедливо!
– Замолчали и сели на скамью, – приказал Нед, наблюдая за тем, как переминаются с ноги на ногу три полуголые девушки.
Раздевая девиц, он рассчитывал, что обнажение будет дополнительным наказанием для непокорных, и, честно сказать, просчитался. Девицы ничуть не стеснялись, тем более что большинство мужчин, из тех, что были в зале, не один раз видели их голыми в разнообразных позах.
Нед слегка поморщился, осознав свой просчет, и тут же решил – нет, все верно. Пусть будет так.
Посмотрел на своих противниц – красивое зрелище. Стройные, поджарые, с плоскими животами. Развитые грудные мышцы, плечи – результат занятий с мечом. Но сразу бросается в глаза и принадлежность к женскому роду – груди хоть и небольшие, но крепкие, торчат вперед, ничуть не нуждаясь в подпорках и не мешая при движении.
Устра подобрала девиц длинноногих, молодых, сильных, здоровых и красивых. Они как молодые кобылки. Мечи держат крепко, привычно – настоящие бойцы.
Они напомнили Неду Амелу – тренированные мускулистые тела, не лишенные женственности, с длинными, упругими мышцами и округлыми женскими формами.
Не позволяя себе расслабиться, он скомандовал:
– Выйти на середину зала. Начало по команде Хелды! Бой продолжается до тех пор, пока противник может встать с пола. Итак, начали! Командуй!
Хелда дождалась, когда девушки и Нед примут боевую стойку, выждала еще несколько секунд, видимо, для пущей важности, и громко сказала:
– Начали!
Нед почему-то думал, что девушки тут же бросятся на него все сразу, скопом, но просчитался. Они тут же рассыпались в стороны и начали обходить его по кругу. Теперь он находился в центре треугольника, и каждая из девушек была от него в трех шагах. Они не нападали, фиксируя Неда взглядом и обходя его по кругу, двигаясь как один человек.
Это было похоже на то, как три хищных зверя ходят по кругу, обходя загнанную добычу, способную поднять их на рога, отыскивая брешь в ее защите.
Наконец, кто-то из девушек издал звук, напоминающий шипение, и они все сразу, с разных сторон напали на Неда.
Стук! Шлеп! Нед отразил удар Гелды, сделал пируэт и ударил девушку, оставив на ее спине вспухший рубец, по краям которого выступили капельки крови.
Удар Айны, направленный в колено, он отразил довольно легко и обратным движением «воткнул» «меч» ей в живот, отчего девушка согнулась и упала на пол.
Шарда получила удар в бедро, от которого она упала на одно колено. Она так и осталась стоять, держа меч перед собой и кусая губы от боли. По щекам текли слезы, ей было очень-очень больно. Нед почувствовал эту боль и поскорее выключил сверхчувственное восприятие.
Все произошло настолько быстро, что никто не успел опомниться. Три секунды – три удара, и все по меркам настоящего боя смертельны. Стук-шлеп! Стук-шлеп! Стук-шлеп!
Три удара – три «трупа».
Гелда развернулась, попыталась достать Неда красивым длинным выпадом, но он парировал укол и с ходу врезал ей в бок. Затем сильным ударом выбил меч и начал избивать девушку, которая пыталась закрыться руками, увернуться от жестоких, болезненных ударов.
Нед не дал ей ускользнуть, подрубил ногу, девушка свалилась, грохнувшись об пол так, что из ее груди вырвался громкий крик: «Х-х-хак!»
Айна еще копошилась на полу, пытаясь встать, когда Нед добрался до Шарды. Та же тактика – сильнейший удар, выбивший меч, и град ударов – по рукам, плечам, голой спине. Один удар пришелся по высокой груди девушки, и Нед мысленно охнул – это должно быть очень-очень болезненно. Все равно как мужчине ударить в пах.
Шарда тоже свалилась без сознания, покрытая кровоточащими рубцами и кровоподтеками.
Наконец встала Айна – бледная, шатающаяся, но, несмотря на это, пошла вперед, наступая на Неда, с каждым шагом двигаясь все увереннее и быстрее.
Он дождался, когда Айна подойдет ближе, сделал выпад, ударив кончиком меча меж грудей, врезал по бедру и, когда та начала падать, нанес несколько сильных ударов – куда попало, – стараясь только не бить по голове.
Девушки на полу шевелились, пытаясь подняться, но Нед не дал этого сделать. Он прошел между ними и нанес еще несколько ударов по их голым спинам и бедрам, довершая показательную порку.
– Бой, думаю, закончен? – Нед был хмур, а в душе его словно табун лошадей нагадил. Ему было противно смотреть на дело рук своих. Такие красивые тела, такие симпатичные девицы… в крови, в рубцах, синяках, распухшие, как избитые злыми хозяевами рабы. Зрелище не для слабонервных и добрых людей.
– Нет! Нет! – попыталась промычать Гелда, встала на колено и потянулась за мечом. – Я могу драться! Могу!
– Брось меч, дура! – хрипло крикнула Хелда, глядя на свою соратницу, безуспешно пытающуюся подняться на ноги, покрытые синими распухшими рубцами. – Все, проиграли! Конор, какие будут распоряжения? Что с ними делать?
– Под замок – на сутки. Ничего, кроме воды и хлеба, – коротко приказал Нед. – И никакого лечения. Пока я не распоряжусь. Пусть сидят и думают, как надо выполнять приказ конора! В Корпусе морской пехоты за такие нарушения забивают палками до полусмерти! А иногда и до смерти! И никакого лечения не дают! Недисциплинированности больше не будет! За подобные преступления буду наказывать жесточайшим образом!
– Уж куда жестче-то… – пробормотал кто-то из угла, где сидели его друзья. Нед яростно обернулся туда и взревел:
– Молчать! Мне не нужно, чтобы они убивали друг друга на дуэлях! Каждый, кто нанесет своему товарищу… своей подруге тяжелую рану, будет наказан так же или еще сильнее! Никакого членовредительства, запрещаю! Мы на войне, а на войне никаких дуэлей, раз и навсегда говорю! Всем понятно?!
– Всем! – хором закричали девушки охраны, и Нед согласно кивнул:
– Надеюсь, всем. Иначе… Унесите их в арестантскую. Бросьте им матрасы и дайте воды. Игар, не вздумай их вылечить без моего разрешения, слышишь? Иначе с тобой будет то же самое!
– Слышу… – недовольно буркнул маг, пробормотал что-то себе под нос, встал и вышел из зала. За ним потянулись и остальные мужчины.
* * *
– Ты не погорячился с ними? – осторожно спросил Харалд, садясь в кресло напротив Неда возле камина в спальне конора. – Девушки сильно избиты. Может, все-таки полечим? Жалко ведь…
– Жалко?! – жестко бросил Нед. – Ты будешь их воскрешать, когда они поубивают друг друга?! Молчи! Не лезь в это дело! Моя ответственность, и я знаю, что делаю!
– Ладно-ладно, остынь. Делай, как считаешь нужным, – пожал плечами Харалд. – Но все-таки жестоко ты с ними обошелся, они ведь девушки.
– Не девушки, бойцы! И я об этом говорить больше не желаю! Что не ясно?!
– Ладно, – устало кивнул Харалд, – как знаешь. Вечером я пойду за ответом к тайнику, как схожу – дам тебе знать. Ты пойдешь с нами к строителям или останешься здесь? Сегодня в полдень у нас встреча с главой зарата строителей, не забыл?
– Идите без меня, – Нед прикрыл глаза и откинулся на спинку кресла, – Бордонар пусть договаривается, у него талант говорить с этими пройдохами. Мне все время хочется стукнуть их по голове. И что там с погрузкой продовольствия на корабль? Крупу и муку уже занесли?
– Должны уже погрузить. В зарате встречаемся с Жэроном и Дренгаром, так что все решим. Мне кого взять с собой?
– Всех забирай – всех свободных девушек и всех парней. Кроме Броскана и Морана, конечно. Ну и этих двух… теней. И наказанных. Сегодня вряд ли будет нападение, но все-таки будьте поосторожнее, мало ли что бывает. Возьми векселей и монет. Вон там они, в шкафу. Бери с запасом – вдруг какие-то непредвиденные расходы появятся. Все ясно?
– Вроде все… – пожал плечами Харалд и аккуратно осведомился: – А ты… никуда не пойдешь? Дома будешь?
– Дома, – отрезал Нед и с горечью добавил: – Я сегодня достаточно поработал. Надо и отдохнуть. Думать буду. Решать, как жить дальше.
– Ну да, ну да, – неопределенно протянул Харалд, засовывая в футляр несколько векселей. – Я потом Дренгару скажу, сколько взял денег и сколько потратил, он запишет. Ну я пошел?
– Ты еще здесь? – прикрыл глаза Нед, и Харалд вышел из комнаты, не скрипнув ни одной половицей. Он всегда ходил так бесшумно, что это казалось неестественным при его габаритах. Впрочем, Нед ходил так же.
Одна из охранниц встала и заперла за Харалдом дверь, а Нед поднялся, подошел к кровати, сбросил сапоги и упал на спину, глядя в потолок. Чувствовал себя он не просто отвратительно – гадко. Жестоко избить тех, кто буквально боготворил его… это каким надо быть зверем? Кто он теперь в глазах этих девушек? Хм… а почему не спросить у них самих?
– Как считаете, я слишком жестоко поступил с вашими подругами? – Нед приподнялся на локте и посмотрел на охранниц, молча сидящих на стульях возле камина.
– Ты конор, ты можешь поступать так, как считаешь нужным. Мы признали твою власть над нами, а это значит – мы должны подчиняться. Мы действительно нарушили твой приказ. Устра бы поступила с нами не менее жестко, – бесцветно сказала одна из них. – Кроме того, ты дал им шанс. И не твоя вина, что они оказались слабее тебя. – Тут голос охранницы потеплел: – Знаешь, конор, мы преклоняемся перед твоим искусством боя! Ты великий конор, и все счастливы служить тебе! Мы, женщины, считаем, что мужчины – неуклюжие ослы, неспособные обучиться великому искусству фехтования. Только топором могут махать. Но ты – совсем другой! Такого, как ты, больше нет на свете! Каждая из нас счастлива будет понести от тебя ребенка, – неожиданно закончила девушка, и Нед хмыкнул, растерянно ответив:
– Ну, с этим-то можно и подождать, я думаю…
– Конечно, рано еще, но ты имей в виду, ладно? Мы первые в очереди… – попросила охранница, – и еще… спасибо тебе, что не убил девчонок. Мы думали, ты их казнишь.
– Даже так? – снова хмыкнул Нед – Это что получается, я добряк?
– Ты добрый, хороший, – звонко сказал другая охранница и добавила: – Хочешь, я сделаю тебе массаж? Спину разомну? А может, ты хочешь со мной в постель? Или с ней? Или сразу с обеими?
– Нет, только не сейчас, – покачал головой Нед. – Просто полежу и отдохну.
– Хорошо, конор! Как скажешь, конор! – кивнули девушки, и Нед закрыл глаза, закинув руки за голову.
Ему хотелось сейчас же вскочить и броситься за Игаром, приказать вылечить избитых охранниц, но Нед усилием воли остановил свой порыв. Раз решил – значит, решил. Вечером. Придут из города – тогда и вылечит. Пусть пока поваляются избитые, подумают о своем поведении… умнее будут.
Назад: Глава 8
Дальше: Глава 10
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий