Ветер с севера

Книга: Ветер с севера
Назад: Глава 7
Дальше: Глава 9

Глава 8

– Так-то лучше будет, – хмыкнул Харалд, пристально глядя на пустое пространство у стола, – только давай вот как сделаем: девчонки идут, вроде как охраняя то, что находится внутри, между ними. А ты шагаешь рядом. Представляешь, супостаты начнут пускать свою гадость в пустоту, а ты будешь хихикать и шагать в стороне!
– Почему это я буду хихикать? – хмыкнул Нед. – Что веселого-то? И вообще – зачем тогда девчонки? Привлекать к себе внимание? Вызывать огонь на себя? А если стрельнут и попадут в кого-нибудь из них? И так тошно – живу и каждый день вспоминаю, сколько людей погибло из-за меня. Мне это все надо?
– Ладно, тебе виднее, – пожал плечами Харалд. – Главное, не забывай активировать амулет невидимости, когда выходишь из дома.
– Хара, ну хорошо, активировал я его, и что?.. – утомленно проговорил Нед. – Ты в курсе, что он скрывает только на расстоянии десяти шагов? А то и меньше. И что тех, кто стоит подальше, хорошо видно? Кроме того, это большой секрет Ширдуан. Возможно, в будущем одно из наших оружий. Можем ли мы так запросто выдавать его всем подряд? Кстати, девчонки, не болтайте о том, что видели. Или, вернее, не видели. Это секрет.
– Так, так… – протянул Харалд, усаживаясь за стол и подпирая подбородок руками, поставленными на локти, – значит, враги не могут подкрасться незаметно. Это хорошо. Но нехорошо то, что враги могут пустить стрелку из-за любого угла. Ты же видишь – они перешли к активным боевым действиям. Давай думать, как нам с ними бороться!
Нед дважды нажал на амулет, и под восторженный вздох охранниц появился из воздуха.
– Девочки, идите, помогите своим. Мы тут с ребятами потолкуем, – кивнул Нед, и четверо охранниц тут же унеслись на кухню, где слышался грохот передвигаемых котлов и уроненных сковород.
– Правда, Нед, что ты думаешь делать? – встревоженно спросил принц. – Раз увернулся от меча, два увернулся – а дальше что? Мы вообще-то зачем на север шли? Добыть амулет Великого Атрока. Сделать так, чтобы секта Ширдуан от нас отстала. По-моему, тебе нужно поскорее уходить из города и отправляться на поиски этого самого амулета. Впрочем, не знаю, как ты его найдешь. Прошли сотни лет – как он может сохраниться?
– Его невозможно уничтожить, – пожал плечами Нед. – За это я не беспокоюсь.
– А за что ты беспокоишься? – нахмурился Харалд. – Вообще-то я догадываюсь, но… хочу, чтобы ты это сказал.
– В чем дело-то? – с недоумением спросил Игар. – Найдет амулет, все из Ширдуан увидят, что он Великий Атрок, и отстанут от него. Что вы такие кислые рожи состроили?
– Я тоже догадываюсь, – нахмурившись, сказал принц, – этого-то я и боялся. Но не хотел говорить. Еще когда я услышал, что нам нужно будет найти амулет и Южный испас сразу от Неда отстанет, то подумал: а почему отстанет-то? С какой стати? Нед, подними память Юрагора, расскажи нам, как решались дела между испасами?
– Как… собирались и решали. Большинством голосов. Выдвигали решальщиков, что-то вроде суда, когда нужно было заняться чьей-то судьбой. Остальные члены секты Ширдуан подчинялись. Вот и все. Без решения Совета Ширдуан запрещалось убивать кого-то из чужого испаса, брать на него заказ. Конфликты между испасами регулировались именно таким образом – через Совет. А тем более судьбу Великого Атрока другого испаса никто не мог решить, кроме Совета. Таков закон.
– И тогда скажи, – вкрадчиво спросил принц, оглянувшись на Харалда, – что бывало, если какой-то испас нарушал закон?
– Испас не может нарушить закон, – пожал плечами Нед. – Нарушают люди, которые в этом испасе состоят.
– Хорошо, решил пожонглировать словами? – усмехнулся принц. – Я построю вопрос по-другому. Что ждало тех людей, которые нарушали закон?
– Смерть, конечно, что же еще? В Ширдуан нет другого наказания, – спокойно ответил Нед. – Совет рассматривал дело этого Великого Атрока и обрушивался на него всей мощью всех испасов. Объявлял его преступником, и, даже если преступник скрывался, его находили и убивали. Впрочем, за всю историю Ширдуан это было два раза. Преступления внутри испаса рассматривает Великий Атрок этого испаса. Ну а про конфликты между членами испасов я уже сказал.
– И тогда главный вопрос, – серьезно спросил принц, пристально глядя в лицо Неду. – Кто покарает Великого Атрока испаса, если на свете остался только один этот испас? Кто проследит за тем, чтобы был исполнен закон?
– Никто, – отрешенно сказал Нед, глядя в пространство, – никто.
– А за каким демоном тогда мы рвались на север? – надул щеки Магар. – Амулет, Северный испас, бла-бла-бла… чушь! Что с амулетом, что без амулета – грохнут и не задумаются! И самое поганое, что мы не знаем, кто они, где прячутся, охотятся на нас или нет. А мы, когда вылезаем на свет, становимся мишенью. И не спасут ни охрана, ни ловкость: захотят – в конце концов все равно убьют. Я не прав?
– Прав, – кивнул Нед. – Вся беда в том, что я наивно думал – в Ширдуан до сих пор подчиняются тем законам, которые они сами установили. Я забыл о том, что прошло много, очень много лет. Я много размышлял над этим и пришел к выводу – все изменилось. И Братство Ширдуан изменилось. Больше некому заставить делать их то, чего они не хотят. Они могут и не посмотреть на то, что я Великий Атрок.
– Вот это новости, – присвистнул Игар, – и что делать? Брат прав: захотят – все равно убьют. Каков выход?
– Жить, – просто сказал Нед, – жить, несмотря ни на что. Делать свои дела, найти амулет, найти противоядие, вернуться в столицу, разбудить Санду и Хеверада. Найти Великого Атрока Южного испаса и заставить его сделать все так, как надо нам. Ничего не меняется, ничего нового не придумали. Да, деятельность убийц активизировалась, но и мы ведь не простые ломовые извозчики? Не дадим нас убить, так?
– Да мы-то что, – нахмурился Харалд, – тебя бы не дать убить. Ты в опасности. А не будет тебя – все посыплется. Много людей погибнет. Потому надо придумать, как уберечь тебя от беды. Начать с того, чтобы ты ни днем ни ночью не расставался с непробиваемой кольчугой. Сколько раз я благодарил богов, что она на тебе! Если бы можно было и на голову тебе надеть кольчугу, совсем бы замечательно было. Скоро они поймут, что стрелять тебе в грудь или спину бесполезно. И будут целить в лоб. И тогда – ничто не спасет. Потому я предлагаю тебе ходить в город только под покровом невидимости. Да, издалека тебя видно, и что? Зато вблизи, из окна дома, из-за угла, из-за дерева – отовсюду, где может прятаться стрелок, тебя уже не достать. А вдалеке – мы увидим, девчонки увидят. И еще – нужно скорее уходить из города. Скорее! Как можно скорее! Здесь опаснее всего. На местности, в деревне, где все свои, – тебя достать очень трудно. Но в городе, в этом муравейнике, в котором все встречные – незнакомцы, очень-очень опасно. Не думаешь о себе? Подумай об ардах, которых ты взял под свою опеку, подумай об Амеле, Санде, Хевераде – что будет, если ты исчезнешь?
– Он прав, – подхватил Бордонар. – Если есть возможность увеличить степень твоей безопасности, нельзя пренебрегать этой возможностью! Нельзя бравировать своей храбростью, ставя под удар жизни и судьбы других людей, тысяч людей, замечу! Король должен принимать решения, больше заботясь о благе народа, чем о своем благе. Правильный король, конечно.
– Король? – усмехнулся Нед. – Я не король, я всего лишь сержант Корпуса морской пехоты, и больше никто.
– Ты конор. «Конор» – искаженное «король», – невозмутимо пояснил принц. – По сути, ты король. Ты правишь народом ардов. Пусть пока только частью этого народа, но… пока. Ты давно уже не простой сержант, и не надо говорить глупости. Странно, что я тебе вынужден это все объяснять. Возврата к прошлому не будет. Сейчас ты один из самых могущественных магов в мире, если не самый могущественный. Ты предводитель клана ардов. Ты – Великий Атрок Северного испаса, пусть даже пока без амулета. Ты надежда тысяч людей, и ты нам нужен. Потому заткнись и послушай друзей. Не изображай из себя одинокое дерево на утесе. Тупое дерево.
– Ладно-ладно! Устыдил! – смущенно буркнул Нед, усмехаясь себе под нос.
Ему неожиданно стало приятно чувствовать себя частью чего-то большего… частью большой семьи, что ли. Люди думают о нем, заботятся, стараются уберечь. Разве это плохо, когда кто-то переживает за тебя? Что ты кому-то нужен? Звери и то живут в стае, заботятся о ближних. Что уж говорить о людях! А он тоже человек, ему хочется тепла, дружеского плеча, на которое можно опереться.
– Тогда давайте решать вместе, что нам делать. – Нед откинулся на спинку кресла, положил руки на подлокотники и замер, закрыв глаза. – Решайте, думайте, как уберечь мое несчастное тело от коварной вражеской руки. Есть какие-то четкие, определенные условия, при которых я сохраню свою никчемную жизнь?
– Сколько уничижения! – усмехнулся Харалд. – Выбирай слова, друг мой. Если твоя жизнь ничтожная, а что тогда нужно сказать о наших жизнях? Медяка затертого не стоят, что ли? Теперь ты предводитель, и тебе нужно хорошенько подумать, прежде чем что-то сказать. Вон наши девчонки, они по твоему приказу бросятся со скалы не задумываясь, без размышлений и промедления! Думай, если отдаешь какой-то приказ или что-то говоришь!
– Ну, все! – досадливо поморщился Нед. – Отпинали, застыдили, наставили на путь истинный. Теперь, наконец, скажете, как вы видите способы сохранения моей жизни? Пока что из города уехать я не могу – по понятным причинам. Значит, рассматривайте мою жизнь здесь. Как сделать ее веселой и приятной?
– Веселой и приятной сделать ее легко. Пара девчонок… – хихикнул Магар. – Только ты почему-то сопротивляешься. И это навевает нехорошие мысли… Я к тебе в бассейне спиной не повернусь! Ой! А что я такого сказал?! Игарка, проклятый, ну я тебе покажу!
– Только не здесь, – холодно сказал Харалд, – и я сейчас тебе еще добавлю! Что болтаешь-то? Я дяде все расскажу! И вообще – больше не возьму в город! Будешь сидеть в деревне и быкам хвосты крутить.
– Да ладно… ну что вы? – увял Магар. – Я просто пошутил! Пошутить нельзя, что ли?
– Надо знать время и место – где шутить. И как шутить, – укоризненно покачал головой Бордонар, – а еще – с кем шутить! За некоторые шутки относительно короля тебе отрубили бы голову. Это точно. Я знаю.
– Ладно-ладно, прости, Нед! – заволновался Магар. – И… это… не надо дяде, а? Так-то наплевать, но он расстроится, а я не хочу его расстраивать. Он хороший…
– Ладно. Не скажем, – усмехнулся Харалд. – К делу. Итак, как я вижу защиту и охрану Неда вообще и в городе в частности. Из города нужно уходить – это ясно всем. Уходить Неду и нам тоже, кстати. Нас могут похитить, чтобы воздействовать на Неда. Он, само собой, полезет нас выручать и подставит голову под удар. Значит, исключаются все одиночные и парные походы в город – куда угодно. На рынок, к девкам или в трактир. Только толпой, только не менее десятка человек. И не надо строить такие кислые рожи, парни! Хотите посидеть на цепи где-нибудь в яме у секты Ширдуан? Идите. Только знайте: когда с вас будут сдирать кожу, никто за вами не придет. Кстати, Васаба, нечего улыбаться, тебя тоже касается. Остался с нами, значит, подчиняешься нашим правилам. Так, с этим разобрались. Эй, Хелда, иди сюда!
– А я уже тут. Я подслушивала, – ухмыльнулась девушка, выходя из коридора, – я все слышала. И не надо делать такие физиономии – мол, подслушивать нехорошо! Я отвечаю перед кланом за охрану конора. И сделаю все, чтобы он не пострадал. И еще – не надо орать, будто вы птицы, гадящие на птичьем базаре. По-моему, вас слышно даже на соседней улице. Тоже мне, тайный совет!
– Раз слышала, и дальше слушай, – невозмутимо пожал плечами Харалд. – Итак, выходите группой не менее десяти человек. Это слышала?
– Слышала. Согласна. А еще согласна с тем, чтобы конор выходил в состоянии невидимости. Нам легче будет работать. Главное, на него не наступить, пока он невидим. И вот еще что: необходимо, чтобы две девушки постоянно сидели у него в комнате, пока он спит. Сомневаюсь, чтобы конор спал в кольчуге, потому нужна охрана. И здесь, и в деревне – где угодно. Нужно развешать амулеты, раскрывающие невидимок из Ширдуан, и все равно необходима охрана.
– Да, дельно, – кивнул Харалд. – Нед, и не надо изображать страдание! Мы ведь обсудили – теперь ты не принадлежишь себе, ты принадлежишь всем нам!
– Гадко как звучит, – буркнул Нед. – А если я вас всех обложу самыми страшными ругательствами и скажу, чтобы вы не мешались под ногами? Как вы себе представляете, что я буду спать при двух девушках?
– Не хочешь при двух – спи с двумя, – тут же нашелся Харалд, – тебе можно. И разговоров меньше будет. Видишь, что некоторые тупые головы уже напридумали? – Харалд покосился на Магара, смущенно потупившего взгляд. – Ты знаешь, что у ардов с подозрением относятся к тем, кто обходится без женщин? Скажи, Хелда, правда или нет?
– Ну… – нерешительно начала девушка, покосившись на Неда, – вообще-то… да. Хотя конор может все! Его право спать или не спать с женщинами, никто не вправе ему указывать! Но… вообще-то у нас ценят тех мужчин, которые любят женщин, доказывают свою мужскую силу. Но мы сейчас не о том. Охрана нужна, да.
– О том, все о том – об охране, – возразил Харалд, – две девушки будут охранять тебя ночью. Все, Нед, договорились?
– А если я в туалет захочу? – заартачился недовольный Нед. – Они что, со мной пойдут? Или в мойню?
– И помоют, и в туалете помогут – если надо, – коварно улыбнулась Хелда. – Они твои тени, конор! Забудь о них! Считай, что их нет! Ты же не обращаешь внимания на свою тень? С ней моешься и в туалет ходишь – и даже не пинаешь ее ногами! Ладно, не хмурься – в туалет ты пойдешь один, обещаю. Даже подглядывать не будут! Наверное…
– Тьфу! – в сердцах сплюнул Нед. – Да что же это такое?! Почему вы решаете за меня, как мне спать или как ходить в туалет?! Какая-то демоническая опека!
– Это называется – бремя власти, – улыбнулся Бордонар. – Поэтому, в общем-то, я не особенно стремился взойти на престол. Куча людей, и ты не принадлежишь себе. Подглядывают, подсматривают, заглядывают в твой горшок, в твою тарелку, в твою постель. Теперь ты чувствуешь, каково королю? Погоди, то ли еще будет. Скоро судить начнешь. Этот украл, этот убил, тот… Кстати, не было мысли назначить судью? Кто-то же должен решать эти проблемы.
– Не до того, – досадливо поморщился Нед. – Как-нибудь решат и без меня. Там и Устра, и Геор – все как надо решат. Вот что, обедаем – и в банк. Нужно взять денег, счет на себя переписать. Счетовод скоро туда подойдет.
– И как он тебе? Что за человек?
– Хара, ну зачем ты глупые вопросы задаешь? Как я могу узнать этого человека, когда общался с ним всего полчаса? Человек как человек. Счетовод. Разбирается в деле, да. В банке с ним еще поговорим. Знаешь, что я выяснил? Они через Ойдара продавали награбленные драгоценности. Через его лавки. А ювелирная мастерская служила для того, чтобы переплавлять подозрительные изделия. Потому так за него и вступились.
– Менять этого счетовода надо, – хмуро бросил Харалд. – Он связан с преступниками, с Братством Ширдуан – это точно. Как они узнавали, сколько дохода имеет Ойдар? Откуда знали, как он распоряжается ценностями? Счетовод!
– Посмотрим. Поговорю с ним. Попозже, после банка. Ну что, как насчет обеда?
– Все сейчас будет, – улыбнулась Хелда и пошла на кухню, сопровождаемая восхищенным взглядом Васабы.
– Хочу такую жену! – мечтательно протянул чернокожий. – Все равно женюсь на ней!
– Да ты на всех хочешь жениться. Лишь бы побелее была, – хмыкнул Магар. – Впрочем, я тоже хочу жениться на всех симпатичных девицах.
* * *
– Сколько?! – не поверил своим ушам Нед.
– Десять миллионов триста двадцать четыре тысячи сто пятнадцать золотых, двадцать три серебряных и три медных монеты, – спокойно подтвердил банкир, с интересом глядя на Неда. От мужчины исходила волна любопытства. Оно и немудрено, не каждый день приходит человек с дарственной на такие суммы!
– А что вас удивляет? Господин Синого – очень богатый человек, очень. Влиятельный человек. Только… как я могу удостовериться, что вы – именно тот человек, за которого себя выдаете? Нед Черный?
– Никак, – холодно ответил Нед, глядя в глаза банкиру. – Грамота у вас есть? Что еще надо?
– Ну… еще что-нибудь, – уклончиво ответил банкир, глядя в окно, – свидетельства влиятельных людей этого города, например.
«Или большая взятка, да, паскуда?» – подумал Нед.
– Вот грамота от главы Шусарда. – Нед достал из футляра подписанную главой бумагу и передал ее банкиру.
Тот неохотно взял документ, брови его пошли вверх:
– Ну… да. А еще что-то?
– Вот что, уважаемый, – не выдержал Нед, – я занятой человек! И если сейчас вы будете тянуть время, я нашлю на вас проклятие, и суд меня оправдает! А вы сгниете заживо! Вы прекрасно знаете, кто есть кто! Соблаговолите выполнить свои обязанности, пока я не рассердился!
– Замечу, что мой друг – тот самый маг, что уничтожил всю агару, – небрежно бросил Харалд, стоя у входа и поглядывая на здоровенных охранников банкира, выстроившихся вдоль стены с обнаженными клинками в руках. Банкир явно не собирался пускать дело своей безопасности на самотек.
– А-а! Так вы тот самый? – пролепетал покрасневший, как вареный краб, мужчина, пустивший волну страха с каким-то гнилостным привкусом, – так бы сразу и сказали! А я-то и не пойму… Глава говорил о вас на днях. Говорил, серьезный человек, очень серьезный. Рад, что вы теперь в нашем банке. А что господин Ойдар? Он кем вам приходится?.. Ну да, ну да – это ваше дело. Извините. Желаете снять деньги со счета? Положить?
– Снять. Тысячу золотых монетами. Миллион векселями. Часть по тысяче, часть по десять тысяч, по пятьдесят тысяч. Как быстро сможете сделать векселя?
– Смотря сколько векселей делать. Вы же понимаете, каждый вексель нужно оформить, поставить печать, закрепить ее заклинанием. Да-да, заклинанием. Были случаи подделки векселей, и теперь мы их заверяем заклинанием мага нашего банка. Сколько нужно векселей?
* * *
– Как я могу вам доверять?
– Не знаю. – Мужчина пожал плечами и слегка улыбнулся. – Тут так – или доверяете, или не доверяете. Как иначе-то?
– Хорошо. Тогда начнем с самого начала – вы работаете на Суру? Предупреждаю сразу, я чувствую ложь. Говорить о том, что ложь мне очень не нравится, – не буду. Итак, отвечайте.
– Нет. На Суру не работаю. Работал на господина Синого, теперь… не знаю, на кого.
Нед ощутил, что от мужчины пошла волна сожаления с привкусом горечи. И еще волны – беспокойства, грусти, любопытства.
– Откуда люди Суры знали о делах Ойдара?
– Я передавал информацию.
– Почему?
– Потому что Синого так приказал. Это его дело. Не мое.
– Вы говорили, что Ойдар продавал награбленное. Деньги на его счете принадлежат только ему или это деньги Суры?
– Хм… точно сказать не могу. Основная сумма точно принадлежит ему… принадлежала. Что еще там, я не знаю. Разве господин Синого вам не говорил, каковы его отношения с Сурой? Меня в это дело не посвящали.
Повеяло легким раздражением, досадой – похоже, точно не посвящали.
– Как вы передавали сведения Суре?
– Передавал документ, где были расписаны все операции, и все. Люди от Суры приходили в дом Синого. Впрочем, эти люди оттуда и не вылезали. Они с ним вместе тренировались. Иногда целыми днями напролет. Делами господина Синого в основном занимался я. Он посвящал все время тренировкам и медитации.
– Как Ойдар связался с Сурой? Как вы получали драгоценности для переделки? Куда девались деньги от продажи переделанных драгоценностей?
– Деньги я передавал господину Синого. Драгоценности получал от него же. Как он связался с Сурой? Могу только предполагать. Скорее всего, как и все купцы, которые решили вести свое дело в этом городе. Пришли к нему люди и сказали: ты должен. Вот и все.
– И все… – задумчиво протянул Нед и неожиданно спросил: – Где найти Суру? Кто он?
– Хе-хе… – счетовод вдруг рассмеялся, прикрыв лицо рукой, – простите, господин Черный! Просто неожиданно прозвучало. Ну, кто я и кто Сура? Честно, даже если бы знал, не сказал бы! Зачем мне встревать между вами, магом, о котором шумит весь город, и Сурой Хитрым, которого не зря прозвали хитрым! Кстати, половина города утверждает, что именно вы и есть Сура!
– Это как? – ошеломленно спросил Нед. – Я – Сура?!
– Ага. Вы, – хихикнул счетовод. – Сидели себе в подполье и решили вылезть на поверхность, назвавшись другим именем. А почему и нет? Никто не знает, кто такой Сура, никто его не видел. Может, кто-то и видел, но… в общем, не знают, кто это.
– Что-то это напоминает, – вздохнул Харалд, – вам не кажется, парни?
– Кажется, – мрачно кивнул Бордонар. – Очень даже кажется. Плохо это. Даже в столице такого нет. Они пронизали весь город, как черви. Давайте все-таки к чему-то придем? Время уже выходит, пора в банк за деньгами идти. Мы тут два часа уже сидим. Счетовод работает на нас или нет? И еще – где взять этого Суру? Мне почему-то не нравится, что в любой момент может прилететь нож или отравленная стрела. Вам нравится? Сомневаюсь. Нед, у тебя есть план, как добраться до Суры?
– Потом поговорим, – нахмурился Нед, укоризненно косясь на принца. – Мы сейчас должны решить с Эгором. В общем, так: я не против, чтобы вы остались у меня на службе. Сколько вам платил Ойдар?
– Двести пятьдесят золотых в месяц. Обещал прибавку, я ведь фактически управляющий, не только счетовод, – небрежно сообщил Дренгар, и Нед почувствовал волну гордости.
– Ух, ты! Хорошее жалованье! – воскликнул Харалд.
– Так было за что, – пожал плечами счетовод. – Все на мне, все контакты, вся работа. Господин Синого, как я уже говорил…
– Да-да, знаем, – перебил Харалд, – тренировался! Он что, какой-то маньяк, что ли? Целыми днями тренировался, и все? А покушать, выпить, женщины, общество – что, ничего не было?
– Мне об этом почти ничего не известно, – дипломатично пояснил счетовод, – он действительно все свободное время посвящал тренировкам в боевых искусствах. Ел очень скромно, не пил вина, женщины… ну… вроде водили к нему кого-то. Шлюх. Мне охранники говорили. Но нечасто.
– Ясно. – Нед легонько прихлопнул рукой по столу в знак завершения разговора и предложил: – То же жалованье, на тех же условиях. Скоро сюда приедет мой человек, он будет всем управлять. Ты… будешь ему помогать. Теперь ты мой служащий. Это понятно? Составь договор, я его подпишу. Сегодня же. И еще мне нужет отчет – сколько в мастерской изделий, сколько изделий в лавках – все досконально. Когда сделаешь?
– Завтра, – с серьезным видом кивнул счетовод, – к вечеру. Нужно все посчитать. Это дело не терпит суеты.
– Хорошо. Теперь можешь быть свободен, жду завтра к вечеру.
Счетовод встал, коротко поклонился Неду, кивнул остальным и пошел из трактира, оставляя за собой волну довольства и удовлетворения. Нед проводил его взглядом, пока тот не вышел за дверь, потом обернулся к друзьям:
– Пойдем за деньгами?
* * *
Жарко. Солнце печет как никогда. Для севера это не вполне нормально. Ардки вспотели, у одной даже с носа капают капельки пота. Девушки в кожаных одеждах, в кольчугах, в куртках поверх кольчуг – полное боевое вооружение.
Впрочем, Нед ведь тоже не голышом. Примерно так же одет, хотя кольчуга из тамила весит в несколько раз меньше, чем стальные доспехи.
Задумался: может, разрешить им ходить без кольчуг? С мечами, в легкой одежде? И тут же с негодованием отбросил эту мысль – пусть лучше пропотеют, чем получат нож в спину.
Идти довольно трудно, приходится шагать сразу за отрядом охранниц, раздвигающих толпу стальными плечами. Если бы не они, пройти не представлялось возможным. Толпа его не видит, так что вре́заться на полном ходу в спешащего зеленщика – плевое дело. Хорошо хоть идти недалеко.
Неду тоже жарко. Солнце – это не люди, которым можно отвести глаз магическим амулетом. Оно жарит его лучами так же, как и простого смертного, прикрытого лишь тонкой тканью.
Увидел мальчишку – по пояс голого, в легких штанах, с гиканьем проносящегося по улице, и позавидовал. Хорошо вот так, не думая ни о чем, радуясь жизни, нестись, не боясь, что кто-то бросит тебе в спину нож или пустит в тебя стрелу! А еще – мальчугану не так жарко, как Неду. Сбросить бы куртку, кольчугу, штаны и побегать голышом по берегу моря!
Невольно рассмеялся – интересно, как бы все отреагировали, если бы Нед начал носиться по улице, как этот мальчишка? В одним штанах, почти голышом!
Посмотрел вслед мальчишке и… вдруг насторожился. Тот со всего размаха ударился о что-то невидимое, вильнув за отряд Неда. Упал, отлетев к стене дома, и рассадил себе локоть – до крови. Сморщился, страдальчески глядя на ранку, но не заплакал – настоящее дитя города. Тут плачь не плачь, всем безразлично. Городу не нужны слезы – городу нужны деньги.
Нед чуть сбавил шаг и сосредоточился, вычленяя из десятков образов эмоций тот, который ему нужен. Городские улицы просто захлестывали эмоции тех, кто тут жил, – люди плакали, радовались, страдали и наслаждались, выпуская фонтаны ярчайших эмоциональных переживаний, забивающих мозг Неда ненужной информацией.
Например, за стеной этого дома кто-то занимался любовью. И два потока наслаждения, слившиеся вместе, были насыщены такой силой эмоции, что Нед задохнулся от желания – такого острого, такого непреодолимого, что его будто молнией ударило. Пришлось заглушить сверхчувственное восприятие и перейти на прежний уровень ощущений. И на этом уровне оставалось только одно…
Нед словно невзначай опустил руку на рукоять меча, потом мгновенно обернулся, выхватив Правый из ножен, и ударил в пустоту, туда, где могла находиться голова невидимого противника! Раздался характерный звук – будто меч врезался в ветку дерева.
Кровь брызнула на стену, кто-то захрипел – из пустоты вывалился человек в неприметной одежде, похожий на всех людей сразу и ни на кого в отдельности. Незаметный, неприметный – обычный человек. Вот только с мечом в руках и перевязью метательных ножей через плечо.
И тут понеслось!
Откуда-то полезли десятки людей – с мечами, саблями, ножами. На крышах домов возникли стрелки с луками и арбалетами – Нед с того места, где он находился, насчитал пятерых стрелков.
– Щиты! К стене! Бордонар, назад! Держитесь! – резко скомандовала Хелда, и девушки мгновенно ощетинились мечами, прикрылись щитами, в которые с громким стуком впились стрелы.
Нед не поверил своим глазам: безобидный зеленщик, разносчики пирогов, возчик, стоявший возле телеги и ковырявший в носу, – все они вдруг превратились в быстрых, безжалостных бойцов, откуда-то извлекли мечи и кинжалы и набросилсь на отряд.
Первой была ранена та миловидная, с кукольным личиком девица, которая томно вздыхала, глядя на Неда, – стрела пробила ей плечо и торчала наружу, царапая камень стены. Девушка побледнела, лицо ее было искажено гримасой боли, но меч в правой руке она держала крепко, несмотря на то что левая обвисла как тряпка.
Второй по счету ранили саму Хелду – стрела пробила ей икру ноги, едва не раздробив кость и выйдя наружу. Из ноги обильно текла кровь, девушка прихрамывала, но это не повлияло на скорость движений мечницы. Ее длинный, обоюдоострый меч метался, как солнечный луч, отражающийся от морской волны, и разил так же верно, как молния, ударяющая в одинокого путника, оставшегося без укрытия во время бурной грозы.
Шатрии, напавшие на отряд, неожиданно для себя встретили упорное, яростное и очень умелое сопротивление. Если они рассчитывали прорвать защиту ардок в первые же секунды, то просчитались. Одетые в сталь, прикрытые щитами, виртуозно владевшие мечами девушки встали, как плотина на дороге бурного потока, и этот поток разбился о них, образовав запруду из яростно вопящих, визжащих противников.
Стрелки теперь не рисковали выпускать стрелы по отряду, боясь попасть в своих, и это было хорошо – от стрелков исходила главная опасность, хотя нападавших и было раз в пять больше, чем бойцов в отряде. Все равно они не могли навалиться все сразу – сзади отряд защищала стена.
Нед мгновенно оценил ситуацию и бросился туда, где на крыше торчал лучник со здоровенным луком, секунду назад попытавшийся продырявить его спину острейшей бронебойной стрелой. До лучника было шагов двадцать, поэтому он видел Неда под магической завесой. Пока лучник не успел положить на тетиву новую стрелу, Нед уже выскочил из зоны видимости и пропал из поля зрения стрелка.
Бросок! Метательный нож погрузился в шею лучника по самую рукоять, и тот загромыхал по крыше, сваливаясь вниз.
Не останавливаясь, дальше, к следующему лучнику. Еще бросок! Нож торчит в животе, и теперь стрелку не до врагов. Это очень больно, когда нож в животе. Можно и не пережить этой боли.
Так – этот целит из окна на первом этаже – меч по рукоять в грудь стрелку! Готов.
Три!
Где еще двое? Девчонки держатся, но кто-то уже лежит… то ли убита, то ли ранена.
Ярость! Вспышка бешеной ярости! Один лучник далеко, не достать – на балконе дома. Точнее, на балконе башни, пристроенной к дому. Как достать? Магией? Так она, магия, против них бесполезна – все шатрии обязательно увешиваются защитными амулетами. Не пробить.
И другой лучник нарисовался там же!
А кто сказал, что надо пробивать их защиту? Зачем пробивать их защиту? Дом! Гори он огнем…
И вот уже огромный огненный шар будто нехотя летит к башне.
Удар! Грохот! Летят куски камня, дерева, балкон обваливается, и с него, кувыркаясь, падают два человека, врезаясь в забор, увенчанный пиками. Эти пики вделаны в ограду, для того чтобы вор, который задумает навестить поместье с недобрыми целями, трижды подумал, прежде чем решиться на такой шаг. Теперь эти отточенные, полированные острия подхватили на свои клинки двух шатриев.
Подбитая башня валится наземь, плавно, бесшумно, но, когда врезается в забор, пробивает в нем брешь, в которую может пройти лошадь с фургоном – если та переберется через груду щебня, конечно.
Все. Теперь можно приниматься за мечников. Главная опасность устранена.
Звон, хруст разрубаемых щитов, стук, хрип умирающих. Клинки мелькают в воздухе, бросая на стены домов яркие солнечные блики.
Харалд не дремлет, и его огромный меч ведет свою страшную жатву.
Васаба визжит, ловко вращая копьем-мечом, подсекая ноги противников и добивая их на мостовой.
Близнецы ловко отбиваются короткими мечами, но их умения хватает лишь на то, чтобы едва-едва отбить направленные в них удары.
Бордонар пытается пролезть меж девушек, но тут же отлетает назад, к стене, отброшенный сильной рукой Хелды, – в передних рядах место бойцам, нечего тут болтаться!
На мостовой валяется уже с десяток нападавших, но их еще слишком много. Девчонки тоже не промах – около каждой по одному-два трупа.
Потом Нед вспоминал этот бой, оценивал его с точки зрения воинского дела и каждый раз делал вывод – все им было сделано правильно.
Во время боя казалось, что он действует мучительно медленно, но, прикинув, он понял – от начала боя, с того момента, как он убил шатрия, находящегося под защитой магии, и до гибели последнего из лучников, до падения башни, прошло не более минуты, а возможно, и меньше. Нед действовал не размышляя, следуя инстинкту убийцы, инстинкту атрока, действующему эффективно и совершенно.
Мечи наголо! Держись, твари!
Нападавшие только тогда поняли, что их рубит кто-то, находящийся под завесой невидимости, когда половина из них полегла, словно скошенная гигантской косой. Они валились под ноги сражавшимся, рассеченные, проколотые, распоротые, а Нед рубил, колол, рубил, колол!
– Мрак! – крикнул высокий шатрий с повязкой на лице, и шатрии, один за одним, а потом по нескольку человек разом стали исчезать, будто растворяясь в воздухе.
Нед стряхнул с клинков кровь и двумя движениями вставил их в ножны.
Пассы, слова заклинания – готово! Шатрии появились, как на прилавке магазина. Прошло всего пять секунд после того, как была подана команда «мрак», видимо означавшая, что все шатрии должны спрятаться за магию амулетов.
Заклинание разрушило и магию амулета Неда – он тоже проявился, чем вызвал бурную реакцию нападавших.
А их оставалось человек пятнадцать. Или двадцать. Или тридцать? Кто их считал в этой кутерьме? Все вокруг вертится, вопит, стонет, визжит, гремит – какие тут подсчеты, какие арифметики и философии! – тут стремятся убить и не быть убитыми! Вот что важно в эту секунду, минуту, час!
Бегом! Мечи на отлете в руках!
Первый! Удар сверху, парировал с вибрирующим звоном, выпад – дальше, не глядя на то, как падает труп.
Двое! – меч врезается в бок одному, второй теряет голову… и падает без нее.
В толпу врагов!
Руки работают, будто крылья мельницы, удары сыплются со всех сторон, только успевай отражать. Мечи воют, впитывая жизненную силу врагов, и наполняют тело бодростью, энергией, силой! Раны на руках тут же заживают, как и синяки на спине от мощнейших ударов, не пробивших кольчугу. В толпе невозможно уследить за всеми ударами, главное, чтобы не повредили мозг. Раны на теле – чепуха.
Минуты тянутся, будто смола дерева гук, липнут к рукам, залитым кровью – своей и чужой.
Вдруг – тишина. Почти звенящая. Если бы не стоны раненых, умирающих.
Ветер в ушах – шшш… Запах моря и дыма. А еще – пыли, острый, какой-то даже пряный.
– Пчхи-и-и! А-а-апчхи-и!
– Ты высморкайся, конор! А то кровь носом пойдет! – послышался усталый голос сзади. – Конор, о нас будут складывать легенды, а? Если биться рядом с тобой, обязательно попадешь в балладу!
Оглянулся – Хелда. Улыбается, хотя бледна и с трудом держится на ногах, опираясь на стену дома.
– Скорее в могилу с ним попадешь, чем в балладу. – Сердитый Бордонар осматривает себя и отряхивает кирпичную пыль со штанов, куртки.
Нед не задумываясь вытирает мечи о лежащего шатрия – забота об оружии прежде всего. Вставляет клинки в ножны. Осматривается по сторонам, перепроверяя, нет ли опасности. Опасности нет. Тихо, мирно – послеобеденный отдых. А вокруг несколько десятков «отдыхающих», спящих глубоким сном. Смертельным сном.
– Убитые есть? – хмуро спрашивает Нед, глядя на своих спутников.
– Слава богам, нет! – Хелда благодарно кивает Игару, усаживающему ее на мостовую. – Раненых много. Хм… ой! Демонова стрела! Ломай, потерплю! Тащи ее! Вот так… Почти все ранены, конор. Да не почти, все. Некоторые тяжело, как видишь.
– Игар, сможешь поднять их прямо тут?
Лицо парня озаряется легкой улыбкой:
– Для меня нет ничего невозможного! Я не хуже дяди лечу. Только посмотрите, чтобы никто мне в спину нож не сунул, не люблю я этого.
– Давай. А мы постережем, – кивнул Нед и, повернувшись к лекарю спиной, стал наблюдать за тем, что происходило на улице. Через несколько секунд к нему присоединился Харалд, так и не вложивший меч в ножны, и остальные бойцы, способные держаться на ногах.
– Нед, что это было? – хмуро осведомился Харалд, облизывая рану на левом запястье и сплевывая розовую слюну.
– А ты не видишь? – невольно усмехнулся Нед. – Нас хотели убить. Славно, правда?
– Они рвались к принцу, заметил? – покачал головой Харалд.
– Ну, глаза-то у меня есть, – хмыкнул Нед. – Только, похоже, цели было две.
– Миллион?
– Само собой.
– Почему здесь? Почему не напасть ночью, когда мы будем спать дома? Теплые, вялые, сонные – руби на здоровье!
– А зачем? Очень хорошо все получалось. Днем никто не ожидает нападения, кроме того, не надо брать штурмом хорошо укрепленный дом. Ты же видел, он как крепость, дом Ойдара. Взять миллион, Бордонара, убить нас – чем не задача? Великолепно задумано. И еще – заметил, что до сих пор нет стражи? И это при том, что я обрушил башню! Грохота было на весь город! Нет, все было бы хорошо, удачно для них – если бы не мальчишка…
– Какой такой мальчишка?! – недоуменно переспросил Магар. – Я совсем даже не мальчишка! Кто мальчишка-то?! Я уже в двенадцать лет перестал быть мальчишкой с соседкой Корлой!
– Вообще-то речь шла не о тебе, – ухмыльнулся Нед, косясь на встрепаного соратника. – Мальчишка бежал по улице и врезался в невидимого шатрия. Я заметил это. Впрочем, все равно у них бы ничего не вышло – мы же самые-самые, правда?
– Особенно я, – кивнул Магар. – Гады обвешались амулетами защиты, иначе я бы им показал, как крабы ползают! Пытался их проклясть – не вышло.
– А я и не пытался, – пожал плечами Нед, – а вот какого демона ты не попытался сбить лучников? Видел, что я сделал с башней?
– Видел, – досадливо поморщился маг, – толку-то, что видел! Ну что ты сравниваешь себя и меня?! Мои огненные шары против твоих – как дуновение ветра против урагана! Чтобы башню порушить – хиловаты. Ничего, я тоже одного убил. Ладно, ладно – поранил, Васаба его добил! Но все равно не просто так стоял!
– Молодец, – серьезно кивнул Нед. – Только скажи, как это ты… в двенадцать лет-то сумел? Врешь небось?
– Ну и вру… и что? – расхохотался Магар. – В четырнадцать. Какая разница? Два года туда, два сюда – какое имеет значение? Меня сейчас больше интересует – что скажет стража? Вон они явились, тварюги, когда нас уже чуть не закопали! Защитнички порядка! У-у, псы зажравшиеся!
– Не ругай псов! Это оскорбление верному собачьему племени! – улыбнулся Нед. – Ну что же, готовимся к допросу…
* * *
Как ни странно, их почти не допрашивали. Несколько вопросов, взгляд на трупы, команда навести порядок, и… отряд пошел туда, куда и собирался.
Игар всего за час поднял на ноги всех, кто был тяжело ранен в этой драке, так что ушли все своими ногами. Прихватив одного человека…
Нед запомнил того, кто кричал «Мрак!», после чего шатрии начали уходить под защиту магии. И оказалось, тот тип жив. Нед мечом пробил ему грудь, и, если бы не вмешательство Игара – по требованию Неда, конечно, – этот человек отправился бы к праотцам. Но теперь он шел в отряде, вернее, тащился между Васабой и Харалдом, стиснутый в железных захватах их сильных рук. Ему для верности дали по башке, и шатрий находился в полубессознательном состоянии, так что не мог не только сопротивляться, но и размышлять о том, что с ним будет. А участь его ждала очень, очень тяжкая. Нед не собирался церемониться – пора было заняться этой шайкой вплотную.
Бордонар предложил собрать с трупов шатриев амулеты невидимости, чтобы те не достались стражникам, но Нед успокоил – все амулеты разряжены. Заклинание, которое он бросил в толпу нападавших, не только позволило видеть врага, но и разрядило их амулеты.
Впрочем, как и его амулет, который придется заряжать заново. Но это дело пяти минут, не страшно. Если умеешь. И если у тебя уровень магии не менее восьмого.
Через двадцать минут они были возле дверей своего дома-крепости. Стучать не пришлось – оба брата-охранника ждали у дверей. Они с интересом смотрели на приближение окровавленного, но победоносного отряда, и оба, когда Нед приблизился к дверям дома, отдали ему воинский салют:
– Славься, хозяин! Слышали-слышали о вашей эпической битве! Все живы? Слава богам. Мы приказали нагреть воды, давайте мыться, ужинать – у нас все уже почти готово! А это что за придурок?
– Кто Броскан, а кто Моран? – осведомился Нед, пытаясь понять, кто есть кто.
– Я Броскан, – улыбнулся тот, что слева, – видите, у меня пол-уха нет? Вот. У Морана оба уха целы. А меня один мерзавец пять лет назад куснул.
– У нас есть комната – тихая, с каменным полом? Мне нужно допросить этого негодяя.
– Хм… есть, – кивнул охранник, – давайте мы его оттащим. Отдыхайте, ребята, мы сами.
– Вы поосторожнее с ним, смотрите, чтобы не очнулся. Парень серьезный, – предупредил Нед, глядя, как Васаба и Харалд с облегчением сбросили свой груз на руки охранникам. – Проверьте у него карманы. Все, что похоже на оружие и не похоже, убирайте. Он очень, очень опасен, имейте в виду.
– Поняли, господин! – усмехнулись оба брата, лукаво глядя на Неда. Мол, кому говорит? Этого дохляка на ладонь положить, другой прихлопнуть – и мокрого места не останется!
Охранники исчезли внутри дома, отряд начал медленно втягиваться за ними. Последним зашел Харалд, внимательно оглядев улицу, на которой не было ни души.
Горожане, похоже, обладали способностью чуять неприятности и попрятались – так, на всякий случай. Однако через полчаса улица уже шумела. Шли прохожие, катились фургоны – жизнь вступила в свои права. Люди обсуждали происшедшее в нескольких кварталах отсюда, показывали на дом, в котором исчезли «виновники торжества», и людская молва сходилась на том, что в городе грядут перемены. Какие? Никто не знал. Правда, любые перемены не к добру: обязательно прольется кровь, обязательно последуют неприятности – и не только для участников этих перемен, но и для случайных людей, которых волей-неволей втягивает в себя водоворот жизни, не спрашивая, хотят ли они в него окунуться.
* * *
– Как я устал! – простонал Игар, опускаясь в кресло. – Тебе хорошо, Магарка, плюнул огненным шариком, кинул гадкое заклятие, и гуляй себе, поплевывай! Если бы ты знал, сколько силы вытягивает лечение!
– А ты попробуй кинуть хотя бы «почесуху», – взъярился Магар, – тогда и будешь говорить, кто больше сил тратит! Откуда ты знаешь, сколько я трачу?
– Интересно, а почему один маг может кидать проклятия, а другой не может? – лениво спросил Харалд, стягивая с ног сапоги, носки и шевеля босыми пальцами в воздухе.
– Фу-у… убери в сторону, что ли, – Бордонар страдальчески зажал нос и отвернулся. – Протухшим сыром пахнет!
– Врешь! – Харалд принюхался, потом признался: – Ну да, есть что-то такое. А что ты хотел? В такую-то жару! Будто ты цветами пахнешь! Вот сними, сними сапоги, яви народу свои благородные пятки! Понюхаем!
– Не буду я вам ничего давать нюхать! – подозрительно покосился Бордонар. – Иди соверши омовение! Что ты сидишь вонючкой!
– Не пойду! Пока ты не расскажешь мне о магии! Почему Игар может лечить, а Магар нет! И почему Игар проклинать не может! А будешь возмущаться – я ноги тебе на колени поставлю! Видишь ли, бойцовый дух ему претит, ученые оне, понимаете ли! Бла-ародных кровей!
– Сяду подальше! – страдальчески возопил принц и пересел в дальний угол стола. – А то меня сейчас вырвет! Про магию ему расскажи, видишь ли! Почему то да почему се! Особенность такая. Я не знаю, почему – если в двух словах! И не надо строить недовольные гримасы – никто не знает! И скорее всего не узнает! Белые маги лечат и творят мелкое колдовство, черные маги проклинают и являются фактически боевыми магами. Все! Что еще-то надо?
– Что? – вздохнул Харалд. – Много чего. Деда хочу увидеть, соскучился. В трактире посидеть с девочками. Искупаться в прохладном бассейне. Сестру за волосы дернуть – соскучился по Букахе. А еще…
Харалд не успел закончить. В коридоре вдруг из ниоткуда возникла фигура того, кого они тащили четверть часа назад.
Мужчина, не глядя на окружающих, метнулся к двери, откинул засов и… больше ничего не успел. Нед, не вставая с места, щелчком пальцев отправил в него демона первого круга, и шатрий свалился на пол, извиваясь от боли и дергаясь в попытках добраться до выхода на свободу. Нед его понимал. Свобода была так близка…
– Проверьте, что с охранниками, живы ли, – негромко приказал Нед. – Предупреждал ведь… иэхх! Игар, сходи к ним. Может, помощь нужна. Скорее всего, нужна. Хоть бы уж живы были…
Через двадцать минут бледные, но вполне бодрые охранники сидели перед Недом, потупив глаза, всем своим видом выражая раскаяние и грусть. Впрочем, их вид соответствовал внутреннему настрою, который ощущал Нед, – мужчины и вправду расстраивались из-за того, что все так вышло.
– Ну, хвали́тесь, как вы умудрились упустить полудохлого парня? – с усмешкой спросил Нед. – Два маститых бойца, два мастера боя!
– Да, мы заслуживаем таких слов, – грустно кивнул Броскан, – он нас обманул. Мы стали его вязать, и оказалось, этот тип совсем даже не без сознания. Он ударил брата – тот упал. Потом этот тип ткнул меня куда-то в грудь. Я и потерял сознание. Все. Больше ничего не помню. Не знаю, как так вышло. Простите.
– Это, ребята, не простой боец. Это шатрий. А возможно, и атрок. Это их командир, а Ширдуан ставят командирами не простачков! Хорошо привязали парня?
– Я привязывал, – кивнул Харалд, – никуда не денется. Он дергается весь, стонет – ты ему демона подпустил?
– Да, – вздохнул Нед, – сейчас допрашивать буду. Ты со мной? Противно, но куда деваться? Бордонар, может, ты займешься с шатрием? Ты же королевской крови, вам не привыкать людей мучить…
– С чего это ты взял, что короли собственноручно мучают людей? – фыркнул принц. – Для этого у них есть такие, как Харалд, например. Или как Васаба. О! Васаба пусть идет. Он любитель людей в жертву приносить, ему не привыкать! Васаба, пойдешь?
– А что, пойду! – довольно усмехнулся чернокожий. – Вы, белые, не имеете никакого понятия об искусстве пыток! Я одного негодяя, который меня предал, пытал целые сутки, а он был все еще жив! Свежий, как фрукт без кожицы!
– Меня сейчас вырвет, – простонал Бордонар. – Один мне свои грязные ноги под нос сует, другой мерзости рассказывает! Уйдите вы, богов ради! Делайте свое дело! Кстати, а почему он побежал к двери? Почему не на задний двор? Просто интересно.
– Девчонки там – всей толпой. Проход закрыли. Побоялся. Здесь тихо было, вот он и решил, что тут скорее прорвется, – задумчиво пояснил Харалд. – А силен мужик – свалить таких зверюг… Даже я бы с ними повозился, прежде чем завалил.
– Ты бы нас завалил? – недоверчиво буркнул Моран. – Что-то не верится. Он нас свалил потому, что мы расслабились и не ждали. Двоих нас никто не завалит. Если мы этого ждем.
– Даже Нед? – усмехнулся Харалд. – Как-нибудь попробуем, Нед? Мне самому интересно.
– Попробуем, – кивнул Нед и махнул чернокожему: – Пойдем, Васаба, поможешь мне. Раз ты такой искусник в допросах. А вы пока на стол собирайте, ужинать будем. И, Харалд, правда, иди-ка сполоснись… Похоже шатрий не от демона упал, а от запаха твоих носков.
Назад: Глава 7
Дальше: Глава 9
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий