Ветер с севера

Книга: Ветер с севера
Назад: Глава 5
Дальше: Глава 7

Глава 6

Холеная рука аккуратно приложила печать к раскаленному на пламени свечи красному веществу, и на нем осталось изображение императорского герба в обрамлении надписи: «Городской совет Шусарда».
Глава пододвинул свиток к Неду и, довольно улыбаясь, сообщил:
– Ну что же… приветствую вас в королевстве Замар! Надеюсь, товарооборот между нашими… хм… городами увеличится. А значит, налоги в казну пойдут полноводной рекой.
– Пойдут-пойдут! – вмешался Бордонар. – Мы одних только каменщиков и плотников наняли столько, что…
– Слышал-слышал, – перебил глава, – это замечательно. Надеюсь, соседями вы будете спокойными. Мне говорили, что арды в высшей степени непредсказуемы, нет?
– Не больше, чем местные жители, – хмыкнул Нед. – Вспомнить только бывшего главу агары. Отказался подчиниться приказу командира полка. И каков результат?
– Да-да… знаю эту историю, – грустно кивнул глава города Шусард, – он сам виноват. Я всегда считал, что маги у нас имеют чересчур большое влияние. Ютрок норовил отхватить кусок власти даже у меня, вмешиваясь в городские дела. Вот и поплатился. Меня избрали самые именитые люди города, а кто был он? Человек непонятного происхождения, никто! Пустое место! Боги по ошибке дали ему большую магическую силу, вот он и возгордился. Но, как всегда бывает, боги его и наказали. А вы, видимо, послужили их карающим мечом. Все по воле божьей!
Мужчина, осенив себя жестом поклонения богам, постучал по столу белыми пальцами, унизанными перстнями – два из них, с драгоценными камнями, передал ему Нед в благодарность за подписание нескольких документов. Глава Шусарда поднял глаза на Неда и сокрушенно вздохнул:
– Ну что же, было приятно с вами пообщаться, но меня зовут государственные дела. Прощайте, господин Нед Черный. Вернее, до свидания, ведь мы еще не раз встретимся, не правда ли? Кстати сказать, скоро будет городской бал в честь основания города Шусард, которому исполняется уже тысяча пятьсот два года. Не желаете посетить этот бал? Можете с супругой. Пригласите и вашего заместителя с супругой – будет интересно и с ним познакомиться. Мало ли какие проблемы возникнут у вашего городка, наверняка еще придется обратиться ко мне. И вас, принц, ждем на балу. Если хотите, я подпишу вам пропуска на бал, оставлю у секретаря. Вы сообщите ему ваши имена, я подпишу. Бал через две недели, так что у вас будет время подумать и подготовиться.
– Хорошо, господин Тинард, мы подумаем. – Нед кивнул, поднялся и, слегка поклонившись, пошел к двери. Вспомнив что-то, обернулся и, улыбнувшись, сказал: – А супруг у моего заместителя пять. На всех выпишете пропуск?
– Пять?! – изумился глава. – Очень интересно, очень. Даже слегка завидую. Выпишем на всех. Можете приходить. Ждем-ждем…
Откланявшись, Нед со спутниками покинули Управу и скоро шагали по улице, вдыхая запах моря и дыма, поднимающегося от жаровень уличных торговцев жареными морепродуктами.
Бордонар минут пять молчал, потом повернулся к Неду и недоуменно спросил:
– А зачем ты ему сказал про жен Геора? И вообще, на кой демон мы ему на балу?
– Про жен? – хохотнул Нед. – А ты разве не понял? Мы на этом балу будем главным развлечением сезона! Ну как же – арды, которые пожелали принять власть королевства, дикие, непредсказуемые звери! А еще пять жен! Это вообще ни в какие рамки не лезет! Надо же было подстегнуть интерес?
– Хе-хе… да, я не подумал. Представляю, провинциальная скука, ежегодный бал, и тут – арды на балу! Те самые, ужасные, дикие арды! О-о-о! Все будут в восторге!
– Ну вот, – кивнул Нед, – ладно. Давай-ка займемся делом. Не соображу, за что первое хвататься… сходить в зарат строителей? Хочется нанятого пройдоху-строителя треснуть головой об стол! Все чего-то выгадывает, все чего-то выкраивает… напустить бы на него наших девчонок, чтобы накрутили ему хвост! Как, Хелда, накрутишь хвост демонову строителю?
– Как скажешь, конор, – улыбнулась телохранительница, внимательно отслеживая все, что происходило на улице, – хоть сейчас! Только хвоста у него нет. А то, что можно принять за хвост, скорее всего, такое маленькое, что не стоит внимания. Эй, куда прешь, скотина?!
Ардка двинула пьяненького возчика, бредущего, держась за телегу, так, что он отлетел в сторону, едва не упав. Мужчина схватился за висевший на поясе нож. Но, увидев радостно-глумливую улыбку девицы, а пуще длиннющий меч на поясе, убрал руку и пошлепал дальше по улице, бурча что-то туманно-угрожающее.
– Вы понежнее с местными, – укоризненно покачал головой Нед, – вам с ними нужно контакт налаживать, а не воевать. Ну вот зачем вчера вечером вы избили этих купцов? Мне пришлось разбираться с главой городской стражи! Пришлось заплатить за побои. У нас лишних денег нет, чтобы мы могли позволить себе такие траты. Почему вы никак не можете сдержать свои порывы? После этого идут разговоры о несдержанности ардов.
– Прости, конор, – Хелда пристыжено опустила голову, упершись взглядом в землю, – но эти купчишки начали к нам приставать, лапать, а один сразу сказал, что мы шлюхи и нам нужно заплатить за постель. И что все ардские женщины шлюхи. Что нам оставалось делать? Пусть скажет спасибо, что не убили.
– А почему мне не сказали? Пришлось извиняться перед стражниками, прибежавшими на шум. В общем-то, купцы и сами виноваты – это на самом деле считается оскорблением свободной женщины. Вы не знали?
– Нет, не знали. В другой раз сообщим, – кивнула Хелда. – Конор, я хочу тебе попенять.
– За что? – удивился Нед.
– Устра распорядилась охранять тебя днем и ночью. Вдруг тебя кто-нибудь зарежет, пока ты спишь? Почему ты не пускаешь нас в свою комнату? Мы что, недостойны находиться в твоей комнате?
– Достойны, – ухмыльнулся Нед, не глядя на хихикающегося в кулак Бордонара, – только вы считаете, что должны охранять меня, лежа со мной вместе в одной постели. А мне это кажется неправильным.
– А что здесь неправильное? – нахмурилась девушка. – Так мы всегда наготове. И тебе хорошо – разве мы не красивые? Разве не желанные для мужчин? Мне кажется, ты нас обижаешь недоверием. Мы умрем за тебя, но не дадим в обиду. И не сделаем тебе плохо.
– Да-да, конор, они сделают тебе хорошо, – хихикнул Бордонар, – соглашайся!
– И нечего хихикать, – ледяным тоном сказала Хелда. – Да, мы сделаем все, чтобы нашему конору было хорошо! Он без женщины уже много, очень много дней! Мы все знаем! И ценим, что он любит свою жену и ради нее несет такие страдания. Но если он будет без жены долго – может заболеть, а нам нужен здоровый, сильный конор! Устра сказала: мы должны делать все, чтобы ты был здоров. А если ты заболеешь от воздержания или погибнешь от того, что мы пропустим убийцу, нас будут стыдить и позорить. Устра нам может и голову с плеч снести. Она очень жесткая женщина. Ты хочешь, чтобы мы пострадали?
– Не хочу, – вяло ответил Нед. – Давайте-ка о другом поговорим. Хватит обо мне. Приказываю: прекращайте разговор обо мне! Я как-нибудь разберусь со своими постельными делами. Лучше расскажи, какие у вас, ардов, впечатления от Замара? Вы же никогда не были здесь? Как вам уклад жизни замарцев, какая, по вашему мнению, тут жизнь?
– Легкая жизнь! – тут же откликнулась Хелда. – Теперь понятно, почему они такие мягкотелые, такие слабые. Женщины слабые, мелкие какие-то. Мужчины… мужчины всякие, – Хелда покосилась на Бордонара, прислушивающегося к разговору, – иногда так ничего, приятные мужчины. Природа тут – просто как на небесах. Если бы мы так жили, наши люди доживали бы до седых волос. Вот так.
– Доживете до седых волос, доживете, – мрачно успокоил Нед, – если слушаться будете…
– Ты про тех дурочек, конор? – пренебрежительно хмыкнула Хелда. – Я им говорила – приказ конора превыше всего! А они: «Мы поможем, мы поможем!» Забудь о них. Эти дуры не достойны воспоминаний.
– А что, приказ конора для вас имеет такую силу, что вы сделаете все что угодно? – вкрадчиво спросил Бордонар. – А если он вам прикажет сейчас раздеться догола и шагать так по улице?
– Если прикажет – значит, так тому и быть! – отрезала Хелда. – Правда, девочки?! Мы готовы сделать все, что он прикажет. Это же конор!
– А если он прикажет, чтобы вы перерезали себе горло? – не унимался принц.
– Значит, перережем, – откликнулась девушка.
– Ну что ты к ним пристал!? – возмутился Нед. – Перережут, разденутся – ты какой-то извращенец, как я погляжу!
– Да ладно, конор, не сердись на него. Он так-то хороший… трудолюбивый, – проворковала Хелда и, протянув руку, быстро почесала принца под подбородком, прежде чем тот успел отдернуться. Бордонар фыркнул и слегка покраснел под дружный хохот ардок.
– Стой! – внезапно скомандовал Нед, глядя на вывеску с изображением сверкающего колье и надписью «Ювелир. Драгоценности для состоятельных господ и дам». – Нужно зайти в лавку, узнать, почем можно продать кое-какие побрякушки. Три дня уже в городе, а так и не зашли ни разу. Ходим мимо, а не удосужились.
Нед развернулся и быстрым шагом пошел к богато изукрашенному крыльцу, радующему глаз узорами резьбы. На двери имелся большой медный молоток, приделанный на петлю, – чтобы постучать, надо было приподнять его и ударять по медной же пластинке. Что Нед и сделал.
Дверь открылась сразу, выглянул огромный мужчина, с лицом, изувеченным так, будто его специально мяли между двумя палками.
– К кому? Вам назначено? – спокойно спросил он, заполнив своим могучим телом весь проход в лавку.
– Вот это да! – присвистнула одна из девушек, с восторгом и недоверием глядя на монстра, который возвышался над Недом на полголовы. – Человек-медведь!
– Нет, не назначено, – удивленно ответил Нед, пожимая плечами. – Разве, чтобы посетить ювелирную лавку, нужно какое-то разрешение?
– Нужно. Мастер принимает только по предварительной договоренности. Если у вас такой нет – прошу уйти.
– Первый раз такое вижу – чтобы лавочник принимал лишь по предварительной договоренности, – слегка растерянно сказал Нед и уже повернулся, чтобы уйти, но вдруг решил, что непременно должен войти в лавку. Все, что было непонятным, вызывало у Неда легкое раздражение и желание разобраться в происходящем. Неизвестное – значит, опасное. Поведение лавочника странное, не так должен вести себя торговец. Кто за дверями? Ширдуан?
– Послушайте, господин, – довольно миролюбиво предложил вышибала, – вы можете обратиться в наши лавки на верхнем рынке. Там недорогие украшения. Здесь только самые дорогие и редкие, древние, стоящие огромных денег. Здесь же живет хозяин, а он не любит встречаться с незнакомыми людьми. Прошу вас, уйдите, купите себе что-нибудь попроще. Я сомневаюсь, что у вас достанет денег, чтобы купить что-то из нашего списка.
– А может, я хочу предложить что-то твоему хозяину? Почему именно купить? – Нед медленно закипал, сам не зная почему. Возможно, в нем проснулся нрав Юрагора, который привык к власти и не привык, чтобы его ценили так низко. А может быть, это уже Нед, конор Черного клана, разъярился при таком явном пренебрежении, да еще на глазах у подчиненных, девчонок, которые готовы не раздумывая отдать за него жизнь. Как отдавать жизнь за слабого человека, которого какой-то лавочник может послать подальше, не пустив дальше порога своего заведения?
– Если вам есть что предложить, идите в лавку на верхний базар, там заведует человек по имени Истур, это работник хозяина. Он с вами поговорит. А теперь уходите – хозяин в эту пору тренируется, и ему недосуг разговаривать. В это время он не принимает даже тех, кого знает.
Великан повернулся, толкнул дверь внутрь и вошел в дверной проем. Дверь стала закрываться, но Нед двинул по ней ногой, и тяжелая створка ударила вышибалу по бедру. Впрочем, это произвело на него впечатления не больше, чем если бы его похлопала ласковой ладонью одна из красоток, обитающих в трактире.
Вышибала остановился, вздохнул, кивнул кому-то внутри дома и вышел на крыльцо, держа в руках дубинку твердого дерева, теряющуюся в его лопатообразных руках. Дверь открылась пошире, и из-за нее появился еще один вышибала – копия первого.
Нед слегка обалдело похлопал глазами – близнецы?! Но сказать точно было нельзя – изуродованные шрамами лица не позволяли сравнить очертания носа, губ, скул. Только вот фигуры у них были похожие, напоминающие башни для штурма крепостей.
Первый вышибала многозначительно похлопывал дубинкой по ладони, второй держал в руке шест, отполированный мозолистыми руками до блеска. Шест был схвачен кольцами из стали, тускло блестевшими на фоне темного дерева.
– Ну что вы все не успокаиваетесь? – с сожалением спросил первый вышибала, пружиня на слегка согнутых ногах. – Вы тут что, решили приступом взять лавку? Предупреждаю, вы совершаете преступление, вламываясь в дом уважаемого гражданина города Ойдара Синого. Возможно, вы и сможете нас убить, но после этого окажетесь в темнице по обвинению…
– Стой! – внезапно крикнул Нед, чувствуя, как у него перехватило дыхание. – Кто твой хозяин, ты сказал?
– Ойдар Синого, – повторил вышибала, – и что?
– Ойдар… – кивнул Нед. – Передай своему хозяину, что его хочет видеть Нед. Он знает, кто я.
– Нед? – пожал плечами вышибала. – Да хоть Прайон вместе с Селерой! Господин, вы что, туги на ухо? Я же вам сказал – господин Ойдар в это время тренируется, медитирует и не принимает никого! Даже самого Создателя! А если вы будете настаивать, мы обратимся с жалобой в Городскую Стражу. И заверяю вас, у господин Ойдара очень серьезные связи в городе, вы будете иметь большие неприятности!
– Ойдар… – с непонятной интонацией кивнул Нед, потом поднял глаза на вышибалу и, криво усмехнувшись, сказал тихо, но так, что огромный человек почему-то почувствовал, как по его коже пробежали мурашки:
– Скажи своему хозяину, что Нед живет в гостинице «Рыжий пес». И что я желаю с ним встретиться. Желаю обсудить, как он собирается передать мне то, что должен и мне, и Арноту. Если он не придет – я сам приду. И тогда будет поздно.
– Хорошо, я передам, – пожал плечами вышибала. – Теперь-то вы уйдете?
– Теперь уйду, – слегка улыбнулся Нед и, развернувшись, спустился по ступенькам на землю, к Бордонару, удивленно наблюдавшему за происходящим.
Громила посмотрел вслед странной группе чужаков, скрывающихся за углом соседнего дома, и, повернувшись ко второму вышибале, сумрачно сказал:
– Чувствую, хозяин наживет беду с этим парнем. Ты видел, какие у него глаза? Меня аж холодом прошибло! Такое ощущение, как если бы рядом прошла смерть! Слушай, может, нам подыскать себе новое место работы? Что-то не нравится мне происходящее… девки с мечами… этот тип с безумными глазами. Похоже, скоро начнутся разбирательства. Нутром чую. Говорил я тебе, не надо было идти на работу сюда. Сидели бы в трактире, выкидывали пьяных да подрабатывали в кулачных боях! А ты – платят хорошо, платят хорошо! Где большие деньги, там и большие проблемы. Где золото – там и смерть!
– Погоди ты причитать… надо вначале доложить хозяину, а потом уже решать – что делать. Может, он сам все и уладит. Помнишь, как полгода назад на него насел Зига Красный? Якобы должен ему хозяин. И что было? Хозяин сам ему глаза вырвал! И больше никто не лез.
– Зига был конкурентом Суры Хитрого, что ты сравниваешь? Хозяин с Сурой в доле, его бойцов тренирует. У меня такое ощущение, что Сура вообще под ним ходит, под хозяином. Так что тут все не так просто, как кажется. И вообще, меньше надо болтать! Наше дело – встретить и выпроводить ненужных посетителей. Зачем рассуждать о том, что нам не нужно и вообще даже опасно?
– Братишка, ты прав. Но вначале давай доложим, а он пусть и решает. Только давай сразу скажем, что мы не договаривались на боевые действия. Ты видел, какие мечи у этого Неда? А видел, как одеты его девки? Это не девки, это вестницы смерти какие-то! Ладно, пошли… он вроде уже закончил медитировать и сейчас занимается со своими… как он там их называет? Шурдан?
– Ширдуан. Пошли, скажем…
Вышибалы притворили дверь, окованную стальным листом, заперли ее на стальные засовы и через несколько комнат прошли на задний двор, огороженный высоченным, в три человеческих роста, забором. Там находилась тренировочная площадка хозяина дома, не подозревавшего, какая проблема свалилась на его светлую голову.
* * *
– Ешьте. Ни к чему это вам! – хмуро бросил Нед, не глядя на Бордонара и Харалда, осаждавших его вопросами по поводу ювелира. Те обиженно замолчали, но он не заметил их обиды и продолжил вталкивать в себя еду, не замечая вкуса съеденного…
«Вот как сложилась судьба. Круг замкнулся. Возвращаясь в прошлое, ожидай встретить знакомые лица. Чего удивительного? Тут все ясно: он рассудил – куда податься после того, как хапнул весь клад? Подальше от того места, куда я собрался ехать. То есть от столицы. Каким-то образом Ойдар умудрился добраться до родных мест, до Шусарда, тут развил бурную деятельность, приобретя себе статус уважаемого горожанина, купил кого только можно – как сумел? Да кто знает… нашел как-то подходы. Сокровища там были довольно серьезные. Древние изделия ценятся. Драгоценные камни такие крупные, что и найти такие почти невозможно. Как только допер это тяжелое барахло? Может, в несколько приемов вытащил? Съездил, устроил все, потом вернулся и забрал оставшееся. А что? Запросто!
Интересно, что он теперь будет делать? Ведь он сейчас государственный преступник, дезертир. И если захотеть – можно лишить его не только сокровищ, но и самой жизни. Он должен это понимать. И вот тогда встает вопрос: что он сделает в ближайшие часы? Представляю, как Ойдар сейчас бегает, будто зверь по клетке… вероятно, представляет себе, как я отбираю у него все, что он с таким трудом наладил. Вот что бы сделал я в таком случае? Хм… глупый вопрос. Во-первых, такого случая у меня быть не могло. По одной простой причине – я бы никогда не обокрал товарищей, не сбежал с принадлежащими им сокровищами.
Нет, нужно рассуждать по-другому – что сделает такой человек, как Ойдар, в ближайшие часы? И ответ напрашивается сам собой: нет человека – нет проблемы.
Зачем я сообщил, где буду его ждать? Ясно, зачем – если он все-таки не совсем скот, то придет и попробует со мной договориться. Возможно, отдаст мою долю и долю Арнота в обмен на мое прощение. И если он придет – что я сделаю? Не убью его, конечно. Но это я знаю, а он? Он этого не знает.
А почему я его не убью? Потому, что мне это, во-первых, не выгодно. Не нужны лишние разговоры и слухи, бросающие тень на имя благородного конора. А во-вторых, и это тоже правда, все-таки в глубине души шевелится червячок: разве можно убить приятеля, пусть и бывшего, из-за денег? Стоят ли деньги человеческой жизни? Возможно, что кто-то скажет: да, стоят. Он тебя обманул, он подлец, он негодяй – убей его! Но ведь парень не покушался на мою жизнь, на жизнь моих близких. Ну да, он украл принадлежавшие мне деньги и убежал с ними. Он должен быть наказан. Но не так… Я ведь не Юрагор, я должен дать ему шанс – в память о прошлом. Ведь мы когда-то были друзьями, вместе ели, вместе спали, бились с врагом плечом к плечу. Это нельзя скидывать со счетов. Ну а если он все-таки совершеннейший негодяй, значит, я встречу его как положено. И тогда нужно подумать: что он может мне противопоставить?
Итак, он помнит, что я маг, демонолог. Знает, что в открытом бою у него нет против меня никаких шансов. Значит, он будет искать способ, как достать меня каким-нибудь хитрым, тайным методом. Каким? А это мы посмотрим каким. И вот тогда руки у меня будут развязаны».
– Нед! Ау, Нед! Ты уснул?! – ворвался в сознание голос Харалда. – Похоже, наш конор чем-то сильно потрясен. Нед, ты слышал насчет кораблей?
– Прости, нет, не слышал, – извиняюще улыбнулся Нед. – Повтори, пожалуйста.
– Хорошие корабли. Двухмачтовые. Слегка потрепанные, но корпуса крепкие, не текут. Надо будет восстановить снасти, укрепить борта на всякий случай, поставить камнеметалки, и… можно пиратствовать, если захотим. Корабли быстроходные – хоть и купеческие, но бегают споро. По крайней мере корабелы мне так говорили. Эти суда построены мастером Ситгорном, известным корабелом. Их сделано всего десяток таких. Осталось два. Остальные пришли в негодность. Мастер тот давно умер, суда старые. Но по его меркам можно будет создать еще много таких судов. Они отличаются от обычных купеческих большим парусным оперением и валкостью с борта на борт, поэтому не очень нравятся торгашам. Чем-то напоминают ардские боевые суда – видимо, с них формы содрали. Наши девицы, как увидели эти корабли, чуть не запрыгали на месте – узнали свои разбойничьи суда. Правда, девчонки?
– Правда! – рассмеялась одна из девушек. – В точности судно моего отца! Похожее один в один! Эх, походить бы на этом корабле по морю да потрепать купчишек! Вот и заработали бы на клан!
– Нет уж, – усмехнулся Харалд, – пиратство исключено. Впрочем, как приспичит, а, конор? Тут вот какая проблема, нам нужно еще дней пять, не меньше. Переоборудовать корабли, загрузить их продовольствием, металлом. Так что нужно задержаться в городе на пять дней. Это определенно.
– Мы и так уже сидим тут пять дней, и еще пять сидеть? – вздохнул Нед. – Что там наши без нас делают? Поскорее бы вернуться… да и свои дела не ждут. Время-то идет. Ты не забыл, что мы должны сделать?
– Не забыл. Но и ты помни, что для нас сейчас очень важно сделать так, чтобы эти люди не погибли без нас. Ты ведь их конор, значит, принял заботу о них на себя. А что они там делают, известно – строятся, ловят рыбу, охотятся. Живут. И ждут нас. Не думай, что они такие уж дети и без нас совсем загнутся. Что арды, глупые, что ли? Там и Герлат остался, и Геор, и Устра. И Арнот с Исой, если что, им помогут. Зря беспокоишься. А тебя город тяготит? Мы наслаждаемся, правда, девочки? Тут весело! Не то что в деревне, где все одинаковое каждый день! Кстати, даже не думал, что захолустный город где-то на задворках королевства может быть таким большим! Он сравним по размеру со столицей, правда?
– Со столицей вряд ли, – усмехнулся Бордонар. – Столица побольше будет, но действительно город на удивление большой. Я думал, он меньше. И довольно ухоженный. Есть и канализация, и водопровод. Порт довольно крупный. Интересное место. И готовят здесь хорошо – не врал сержант.
– Кстати, а как он себя ведет, этот жулик? – улыбнулся Нед, отпивая из кружки ягодного отвара.
– Хорошо себя ведет. Дельный мужик, – серьезно сказал Харалд. – Может, по-своему и жульничает, но нас это не касается. Корабли мы взяли по хорошей цене, не по самой низкой, но и не по завышенной, я узнавал. И строителей на место поставил – сегодня орал на главу зарата строителей, обещал сгноить его в темнице за обман горожан. Цена за работу быстренько снизилась в два раза. Нет, молодец мужик. Надо будет его наградить, после того как все закончится.
– А оно закончится? – усмехнулся Бордонар. – Вы же хотите построить целый город! Нужно ломать камень, добывать песок, известняк, лес… деньги нужны! Интересно, где возьмете?
– Где-нибудь возьмем, – сухо бросил Нед, думая о том, что настал уже вечер, а Ойдара нет как нет. И скорее всего не будет. Извинений не будет. Мира не будет. Значит, нужно готовиться к войне.
– Вот что, ребята, – начал Нед, подняв вверх палец, призывая к вниманию, – хочу вас предупредить, чтобы вы сегодня были в полной боевой готовности. Это всех касается, Васаба! Хватит щупать девчонку за ляжку! Не будешь слушать – останешься без своей дурной башки! Хелда, почему твоя подчиненная расслабилась и не слушает?
– Ай! Да слушаю я! – Молоденькая девица, раскрасневшаяся от поглаживаний чернокожего гиганта, схватилась за ухо, по которому пришелся удар старшей телохранительницы.
– Мерзавка! Я доложу Устре! Посмотрим, что она с тобой сделает! – рявкнула Хелда. – Конор говорит – заткните свои слюнявые пасти и слушайте, если голова дорога! Думаете не башкой, а задницей – как бы кто за нее схватил! Сучки похотливые! Продолжай, конор, прости, я потом с ними разберусь!
– Разберись, – безжалостно бросил Нед, не глядя на встревоженных девушек. – В общем, так – я предполагаю, что этой ночью на нас будет совершено нападение. Меня собираются убить.
– Кто? Это связано с ювелиром? – предположил проницательный Харалд. – Точно, Нед?
– Точно. Ювелир – мой бывший друг, который некогда обокрал нас с Арнотом и сбежал с принадлежавшими нам сокровищами. Он дезертир из Корпуса. Преступник. И он связан с Ширдуан – я в этом уверен.
– Почему уверен? Как ты узнал? – нахмурился Харалд. – Как они могут решиться напасть на тебя, когда весь город знает, какой ты сильный маг, притом демонолог?
– Они знают, что я не буду выпускать демонов посреди оживленного города, понимаешь? Демоны не разбираются, кто свой, кто чужой, бьют всех подряд. Кроме того, Ширдуан защищены амулетами. А то, что он связан с Ширдуан, я вычислил. Ты знаешь, что основой благосостояния Ширдуан служат вовсе не заказные убийства?
– А что? – удивился Харалд. – Почему-то я считал, что они все занимаются заказными убийствами, берут за это деньги. Ну и еще какая-то своя деятельность – у каждого своя. Разве не так?
– Нет. Не так, – мотнул головой Нед. – Я помню. Я все помню. Они берут с каждого торговца в городе определенную плату. За то, чтобы этого торговца не трогали и с его товарами, его судами и всем, что у него имеется, ничего не случалось. Аристократов они не трогают – как раз Юрагор от того и пострадал, что решил: пора начать пить кровь с аристократов. Тем не понравилось такое дело, и его быстренько прихлопнули. Нынешние Ширдуан поумнее или потрусливее. Они сосут деньги с купцов, мелких торговцев, всех, до кого дотянутся руки. Скорее всего, что торгаши думают, будто платят не Ширдуан, а каким-то преступникам, вымогателям. В действительности дело обстоит иначе. И вот – такой ювелир, у которого водятся деньги, не мог остаться без внимания Братства. Значит, он платит им мзду. И значит, как только возникнет реальная угроза потерять деньги, он побежит к ним, сообщит место, где я обитаю. И они придут сюда!
– И мы их всех убьем! – радостно объявила девица с покрасневшим от затрещины ухом. – Убьем, девочки?!
– Убьем! – радостно завопили ардки, и посетители трактира, собравшиеся поглазеть на знаменитых ардок, с испугом отвернулись и сделали вид, что ничего не слышали. На всякий случай.
– Убьем! – радостно вопили девушки, стуча кружками с разбавленным вином о деревянный стол, видевший сотни и сотни посетителей, а Нед молчал, и на душе у него было так гадко, как будто туда нагадил табун лошадей. Многие из этих красоток не переживут сегодняшней ночи, в этом Нед был совершенно уверен. С Ширдуан шутки плохи – это он знал как никто другой. Потому радость охранниц вызывала лишь горечь и сожаление – девчонки-девчонки, что с вами будет?!
* * *
Он лег спать, даже не снимая сапог. Мечи рядом, на постели, уже вынутые из ножен. Охранницы расположились в комнате на тюфяках, как и хотели. Одетые, в полном боевом вооружении. Дверь заперта на засов, окна на крючках – проникнуть незаметно трудно, почти невозможно. Нед заранее обкастовал комнаты, где жили его спутники, – каждый, кто переступит порог комнат, станет видимым. Впрочем, коридор обкастовал тоже. Времени это заняло около часа, но дело того стоило. Теперь невозможно подобраться незаметно.
Вообще же, Нед решил взять за правило обкастовывать все помещения, где он находится, чтобы своевременно выявлять пришельцев из секты Ширдуан, прокравшихся под прикрытием заклинания невидимости. Так спокойнее. Пусть даже это и нудно. Пока Нед находится в состоянии войны с Южным испасом – никакие усилия по обеспечению безопасности не бесполезны.
В комнате тихо. Сопят девчонки, нагулявшиеся за день, – тихо сопят, как мышки. Когда Нед шевельнулся, их руки дернулись и схватились за рукояти мечей – чутко спят, настороже. Это хорошо. Это дает шанс на успех. Может, стоило собрать всех в одну комнату? Зря он разделил группу на две части? Но ведь в первую очередь полезут к нему. То, что полезут, – несомненно. Весь опыт старого демонолога, весь опыт самого Неда, побывавшего во множестве передряг, говорил о том, что они ДОЛЖНЫ полезть. Время настало.
Через два часа после того, как Нед настроился на ожидание, он задремал. Ему снова снилась Санда – она грустно смотрела на него издалека, и ее лицо почему-то было грязным, как если бы девушка упала в грязную лужу. По лицу черные разводы – она вытирала его руками, но лицо становилась все чернее и чернее. Волосы превратились в паклю, с них сыпалась земля. Санда пыталась что-то сказать, но из ее рта тоже посыпалась земля, затем начали падать камешки. Она помотала головой: мол, не могу говорить!
Образ Санды стал таять, терять свои очертания, и на ее месте внезапно проявилась Амела. Она молча смотрела на Неда, потом улыбнулась – лукаво, смешливо и послала ему воздушный поцелуй. Затем погладила себя по груди благодарным жестом, и Нед понял – ей стало лучше, она показывает, что знает – рану Нед залечил.
Нед шагнул к ней, протянул руку и ласково коснулся волос девушки. Наклонился к ее губам… она вдруг с силой оттолкнула его от себя и указала рукой куда-то назад, сделав страшное лицо. Ее губы беззвучно выкрикнули: «Проснись! Проснись!» Нед прочитал выкрик по губам – Юрагора когда-то учили разбирать речь людей на расстоянии, когда ее не слышно. Пожав плечами, Нед встряхнул головой и… очнулся.
В горле першило от сладкого запаха, будто кто-то курил мазис. Почти неуловимый запах – запах сна, запах смерти.
Нед знал этот запах – специальный состав, который шатрии вдували в закрытое помещение, чтобы усыпить жертву и лишить ее воли.
Поморщившись, Нед осторожно встал с постели, не скрипнув ни одной половицей, и подошел к двери, за которой стояли люди. Он чувствовал их напряжение, страх, предвкушение, желание убить и не быть убитыми. Их было человек десять, не меньше.
На своих телохранительниц Нед рассчитывать не мог, они спали беспробудным сном, после которого будет болеть голова и появится невероятный аппетит. Такой аппетит – побочное действие стронга, то есть смеси различных наркотиков и пыльцы дерева из глубины джунглей на юге материка. Харалд и остальные, вероятно, тоже спали.
Нед знал, как это делается: тонкую, очень тонкую трубочку просовывают в щель между косяком и дверью или в щель окна, или… в общем, туда, куда можно просунуть. А если просунуть нельзя – сверлят тоненькое отверстие в стене или двери – везде, где только можно. А потом специальной грушей ласковый, сладкий дымок накачивается в помещение. Его почти не ощущаешь, запах его тонок. Лишь когда концентрация отравляющего дыма становится настолько велика, что собьет с ног даже быка, человек почувствует першение в горле – но уже поздно.
Возможно, они просверлили пол и закачивали дым откуда-то издалека, потому что Нед не почувствовал приближения неприятеля через излучаемые ими эмоции. Теперь он стоял один против толпы и применять мог только свои мечи – как когда-то, как обычно.
Магия бесполезна – если это шатрии и атроки, то они имеют на себе амулеты от магии. Если это не шатрии… но это были они – Нед не сомневался. Для оглушения жертвы применен специфический способ, присущий именно секте Ширдуан. Честно сказать, Нед ждал чего-то подобного. И даже был благодарен Ширдуан за то, что они действовали именно по тому сценарию, который он вычислил. Они ДОЛЖНЫ были действовать так, а не иначе, зная, что перед ними предстанет группа первоклассных бойцов. Искусство секты Ширдуан – совершенство, так некогда говорил Юрагор.
Напавшие проделали все верно, четко и лишь одно упустили из виду – Нед не был простым человеком. Он даже не был «простым» демонологом, атроком. Он стал сплавом демона и человека.
Человек-демон мог перенести гораздо большие нагрузки, чем обычные, самые тренированные люди, а его живучесть сравнима с живучестью морского цветка, живого существа, способного вырастить из кусочка своей ткани новое тело.
Главное для Неда – не повредить мозг, суть всего, командный пункт, отдающий приказы телу. Что для демона вдыхать стронг? Чушь! Все равно что нюхать жарящегося осьминога.
Почему Нед был благодарен шатриям за то, что они действовали именно так, а не иначе? Да вот почему. Кто виноват в том, что Ширдуан пришли в гостиницу? Нед. Кто сделал так, чтобы они обязательно сюда пришли? Нед. На кого охотятся эти люди? На него, Неда. И при чем тут тогда его спутники, которые обязательно ввяжутся в бой и в большинстве своем погибнут? Нет уж… Это дело Неда, ему и отвечать. Пусть себе спят. А он попробует объяснить пришельцам, что нападать на сонных нехорошо.
Засов медленно-медленно отодвигался – действовало заклинание отворения. Нед расслабился, опустив руки с мечами вдоль тела, глубоко вздохнул, впуская в себя энергию цу, необходимую каждому воину. Его кровь бурлила, наполняемая силой, сердце стучало, разгоняя живительную красную жидкость по жилам. Он был расслаблен, но это расслабленность вулкана, готового извергнуть из себя смертоносную лаву и фонтан раскаленного пепла.
Дверь медленно и бесшумно приоткрывалась. Видимо, петли смазали маслом.
Эмоции людей, стоящих за дверью, переполняли пространство, разливаясь половодьем. Вот почему большинство заклинаний боевой магии не работает на поле боя, захлебываясь в человеческих эмоциях. И немудрено – даже десяток людей в высшей степени эмоционального напряжения звучали как десять колоколов, ударяя эмоциями в голову Неду. Пришлось срочно приглушить сверхчувственное восприятие, чтобы оно не мешало вести бой.
Нед шагнул к двери и, сделав выпад, вогнал меч в щель между дверью и косяком, как только она приоткрылась достаточно, чтобы просунуть клинок. Пробив тонкую кольчугу, меч погрузился в горячую плоть и затрепетал, высасывая жизненную энергию. Он, как живой, дернулся в руках Неда, а демон, заключенный в его стальной плоти, заверещал, завыл от чистой радости поглощения вкусной живой пищи.
Кто-то глухо простонал и мешком рухнул на пол. Дверь с грохотом отлетела в сторону – нападавшие поняли, что скрываться нет необходимости, и рванулись в бой. Само собой, они заранее приняли противоядие от стронга – кстати, гораздо более вредное и болезненное, чем сам стронг, – и рванулись в бой, рассекая воздух короткими, слегка искривленными мечами.
В воздухе мелькнули стрелы – небольшие, вылетевшие из трубочек, которые шатрии всегда носили с собой. Эти стрелы, легкие, похожие на игрушечные, – одно из самых смертоносных изобретений людей. Пропитанные парализующим ядом, они обездвиживали человека, превращая его в безвольную куклу. Если вовремя не дать противоядие, они убивали жертву. Спасти отравленного мог либо оказавшийся поблизости маг-лекарь либо меч с сидящим в нем демоном, подкармливающий хозяина жизненной силой убитых и раненых.
Стрелы, летящие в корпус, Нед отбивать не стал. Ядовитые жала бессильно повисли на одежде, не пробив древнюю кольчугу из тамила. Те две, что были направлены в голову, отбили Левый и Правый, обратным движением врубившись в плоть двух первых жертв.
Рука шатрия отлетела в сторону, Правый отсек ее так же чисто, как если бы перед ним не было ничего, кроме воздуха, и остановился, лишь дойдя до позвоночника, по пути разрубив ребра и сердце врага. Тот еще не успел понять, что умер, боль не успела дойти до мозга, оповестив хозяина тела о разрушениях, причиненных организму, а Нед уже сделал выпад и вонзил Левый в шею второго напавшего – снизу вверх, через подбородок, прямо в мозг.
Толчок ногой, и первый убитый летит к двери, падая на остальных, рвущихся вперед и норовящих навалиться на Неда всей толпой. Они готовы использовать свое численное преимущество, чтобы подавить противника напором живой массы, пусть и за счет гибели бойцов первого ряда. Такой прием несвойствен для Ширдуан, но Нед не успевает удивиться – все его внимание, вся его реакция, сила направлены на то, чтобы не дать противнику осуществить свой простой, но эффективный план.
Комната, где они сражаются, одна из самых больших в гостинице – больше десяти шагов в длину и ширину. Охранницы, находящиеся в беспамятстве, лежат у окна, но в принципе можно бегать и по ним – они этого даже не заметят. Ну, получат несколько синяков, ушибов – что теперь поделаешь! Главное – свобода маневра.
И Нед мечется по комнате, перелетая через кровать, стоящую посредине, танцуя, приплясывая, как храмовая танцовщица богини Селеры.
Не зря бой с мечами профессионалы называют танцем – скупые, точные движения, плавные выпады, красивые передвижения тренированного, сильного тела. Вот только красивые они со стороны, а те, для кого предназначены эти движения, не рады этому танцу. Они умирают. Один за другим, хрипя, теряя конечности, дергаясь на полу в последних попытках удержать утекающую жизнь.
Через минуту в комнате не осталось ни одного живого или стоящего на ногах противника, и Нед ринулся в коридор – разобраться с теми, кто остался в живых.
Их было трое – один в темно-красном костюме. Атрок. Он руководил всем этим действом. Двое – шатрии. У шатриев – мечи, и лишь у атрока – короткое копье с длинным мечевидным наконечником. Такое Нед некогда оставил в своей сержантской комнате на Базе Корпуса.
Древнее копье служило, вероятно, еще современникам Юрагора. От времени оно не стало менее острым, и Нед ощутил это, когда острейший наконечник зацепил ногу, распоров кожу выше колена. Потекла кровь, в сапоге неприятно захлюпало. Все бы ничего, но передвигаться стало сложнее – нога в сапоге скользила. Нед опасался споткнуться, что было бы смерти подобно.
Оставшиеся в живых Ширдуан были самыми опытными, самыми сильными бойцами из тех, кто пришел сегодня отнять жизнь у Неда. Двое отвлекали его, нападая справа и слева, пытаясь достать сверху, атрок наносил удары по ногам, пользуясь длиной своего копья.
Рана уже затянулась и не кровоточила, но кровь в сапоге так и хлюпала, что раздражало Неда, и он пришел в неистовство – яростно взревев, ускорил движения настолько, что застучало в висках, а глаза стали светиться красным светом.
Скользящим мгновенным движением шагнув к одному из шатриев, Нед мощнейшим ударом пробил его защиту, переломив подставленный меч, как если бы по тому ударила молния Создателя. Правый разрубил голову шатрия пополам, раскрыв ее как страшный цветок, распускающийся на могиле в полночь.
Второй шатрий ударил Неда в спину, подставленную конором прямо под удар, но не пробил кольчуги, оставив лишь синяк на теле парня. И тут же лишился жизни и головы, упавшей к ногам атрока.
Атрок начал отступать от Неда, держа перед собой смертоносное копье, но Нед отрицательно покачал головой:
– Нет. Ты не уйдешь.
Атрок что-то бросил на пол, возникла ярчайшая вспышка, и, если бы Нед не успел закрыть глаза, ему бы их выжгло – настолько заряженный магией снаряд был ярок, ярче грозовой молнии, ярче полуденного солнца, впивающегося в пересохшую землю.
Но Нед предполагал подобное и, закрыв глаза, с силой метнул Левый меч туда, где находился атрок.
Противник не успел сделать ничего, кроме как повернуться для броска – не на Неда, нет, он бросился бежать. Атрок был неглуп и уже понял, с кем имеет дело. И, видимо, проклял себя за то, что не продумал операцию так, как это следовало.
Когда клинок пробил его грудь, в голове выкашливающего кровь атрока промелькнула мысль: «Надо было по-другому… надо было…»
Но как надо было – он додумать не успел. Мозг потух, тело мягко свалилось на ступеньки лестницы и покатилось вниз, будто брошенная ребенком кукла.
Нед постоял еще несколько секунд, избавляясь от красных кругов в глазах – даже закрытые веки не могли полностью избавить от воздействия яркой вспышки. Слишком велика оказалась мощь магического снаряда. Нед пошел к лестнице и стал спускаться вниз.
Как он и ожидал, в трактире все спали. Все – подавальщицы, запоздавшие выпивохи, ночные гости, прибывшие в последние часы, – все лежали на полу, за стойкой, на столиках. Члены секты Ширдуан начали травить гостиницу отсюда, наполняя помещение ядом постепенно, как вода наполняет большой бассейн.
Летучие пары ядовитой смеси заполняли трактир несколько часов и поднялись до самой крыши. Не нужно было сверлить никаких отверстий, выдумывать чудес – просто сиди и тихо поджаривай на пламени фонаря металлическую емкость, в которую насыпан порошок, источающий сладкий яд.
Осмотревшись, Нед пошел к двери, закрытой шатриями на тяжелый металлический брус, вонзил мечи в пол и, взявшись за массивную железку, поднял ее и отбросил в сторону. Брус выбил из половицы острую щепу и замер у стены. Нед выдернул мечи, шагнул к выходу, готовый пнуть дверь ногой, но задержался на секунду и запустил сверхчувственное восприятие на полную мощь, обшаривая пространство вокруг гостиницы.
И не ошибся. Его накрыла волна страха, ожидания, нетерпения и… снова страха. Сколько их было? Нед не знал. Но это были не сектанты Ширдуан – в этом он не сомневался. Почему? Ощущения другие. Страх – но другой страх, другие оттенки… Нетерпение? Тоже другое. Шатриям и атроку не терпелось убить, этим же хотелось скорее закончить и уйти. Может, Нед снова начал слышать слова? Нет, скорее всего, нет. Но он был на грани того – его сверхчувственная способность, обостренная яростью боя, развилась до такой степени, что он начал ощущать помыслы затаившихся, их устремления. Не слова, не фразы, но… почти слова и фразы.
Дверь ногой – сам в сторону.
Жжжих! – в противоположной стене торчат арбалетные болты. Идиоты! А если бы это были шатрии?! А почему бы не убедиться, что это враг? Неужели кто-то из шатриев успел сбежать и предупредил сидящих в засаде? Для этого надо быть очень ловким парнем…
Прыжок в дверной проем – вот они вы, молодцы! Сколько вас? И где же столько хоронить-то будем?! А вымывать площадь потом? Но что делать, что делать?! Не бегать же за вами потом! Ну-ка, попробуем, что собой представляет «Огненный туман»?
Руки плетут вязь, губы выплевывают странные слова, успеет ли до того, как они натянут свои арбалеты?! Не успел, и один, самый шустрый, все-таки выстрелил, прежде чем заклинание было скастовано. Болт ударил как раз в тот момент, когда выдохнуто последнее слово, а руки сделали последний пасс.
Болт с хрустом врезался в грудь, не пробив кольчугу. Он ударил с такой силой, что заставил отступить на шаг назад. Арбалет – мощная штука, кто бы что ни говорил. Не зря они легко прошивают стальные латы тяжелой пехоты и конников.
«Огненный туман» на самом деле оказался не туманом. Или не совсем туманом. Туман возник позже, когда от сгорающих заживо людей начал подниматься дымок. Сеть, сплетенная из раскаленных, светящихся линий опустилась на площадь, накрыв людей, и там, где она касалась человека, ткань, плоть – все, что могло гореть, вспыхивало дымным пламенем, озаряющим полумрак ночи. Огромное полотно будто шевелилось, пожирая плоть людей, наслаждаясь дикими криками умирающих, и Нед подумал, что эта сеть, вероятно, сродни демонам. Она будто живая!
Но крики скоро стихли, осталось лишь шипение, вонь, дым, а сеть, легкая, невесомая, поплыла в сторону, пока не снизилась настолько, что коснулась земли. Никто из тех, что оказались под сетью, не смог уйти. Их расчленило раскаленными нитями, и обугленные останки покрыли всю площадь.
Сеть, коснувшись камней мостовой, зашипела, как разбуженная змея, затем исчезла – то ли исчерпала свою силу, то ли, просочившись сквозь камни, отправилась туда, откуда и вышла, – в преисподнюю.
Красная луна, стоявшая в зените, вышла из-за туч и осветила поле боя. Впрочем, полем боя его можно было назвать только с натяжкой. Поле бойни – это да. Противно воняло горелой тканью, металлом, кожей и… паленым мясом. За углом гостиницы кто-то шевельнулся, и четыре темные фигуры побежали через площадь, надеясь спастись от ужаса, унестись туда, где их не достанет этот страшный, жестокий маг.
Нет, не успели. Вереница огнешаров вылетела из рук Неда, прежде чем он успел подумать, что хорошо было бы взять пленного и допросить. Последние двое бегущих сгорели сразу, мгновенно превратившись в облитые пламенем свечки. Двое других еще бежали, когда Нед все-таки решил оставить их в живых. Ведь следовало узнать, где его ожидает друг Ойдар!
Подхватив мечи, Нед бросился в погоню, но… потом передумал – гостиница открыта, там их деньги, а все спят. А если придут мародеры и вынесут все, что у них есть? До Ойдара он еще доберется…
Поднялся на крыльцо, осмотрел площадь перед гостиницей, покрытую телами, потом повернулся и пошел в дом. Подошел к мертвому атроку, оттащил труп в зал и начал шарить в его многочисленных карманах и кармашках, выкладывая содержимое на стол, на котором быстро выросла горка приспособлений для убийства. Нашлись и яды с противоядиями.
Нед отставил в сторону несколько пузырьков, затем посмотрел их на свет, выбрал два и, открыв их, осторожно понюхал. В одном было то, что требовалось. Тогда Нед снова его закрыл и, подойдя к двери, запер ее на засов. Поднялся наверх, и, подойдя к двери, где спал Харалд, толкнул ее. Дверь не поддалась, тогда Нед положил пузырек в карман и начал кастовать заклинание отпирания. Раньше он им не пользовался и, когда дверь все-таки открылась, удовлетворенно хмыкнул, довольный, как ребенок, получивший конфету.
В комнате лежали вповалку Харалд, Бордонар, Васаба, близнецы, охранницы – все стройными рядами, как поленница дров. Выглядело это довольно забавно, и Нед даже усмехнулся, но тут же посерьезнел – дело еще не закончено, и нельзя терять времени.
Одна… две… три капли. Больше нельзя, меньше – сразу не проснется. Лучше бы, конечно, одну каплю – тогда встанет через час, и голова будет меньше болеть. Но время не ждет!
– О-охх! – Харалд медленно сел на постели, недоуменно осматриваясь по сторонам, потом посмотрел на Неда, который осветил себя фонарем, и недоуменно спросил:
– Что?! Что случилось?! Ты в крови! Что, приходили?! А что с ребятами?! Я ничего не понимаю… голова трещит так, что хочется ударить ей о стену, лишь бы перестала болеть! Даже с похмелья так не болела! Ох…
– Молчи, – жестко произнес Нед. – Запоминай! Вот тебе пузырек, ты должен капнуть по капле каждому, кто лежит здесь, в комнате. И по капле девчонкам, что лежат в моей комнате. По капле, не больше! Если нальешь больше – может умереть. Это противоядие, но в больших дозах оно как яд. Вас всех отравили, вы уснули. Противники убиты. Мне сейчас нужно уйти, чтобы завершить дело. Оставляю все на тебя – следи за деньгами, следи за входом в гостиницу. Впрочем, я его запер. Хозяин гостиницы тоже спит. Все, Хара, я надеюсь на тебя.
Нед вручил Харалду пузырек и, не слушая его возражений, вышел в коридор. Вспомнил, вернулся за ножнами для мечей и снова зашел к товарищу в комнату:
– Иди запри за мной вход. Никому не открывай, меч наготове держи. Пойдем!
Приятели вышли в коридор, спустились вниз, и через минуту Нед был уже на улице. До лавки Ойдара пятнадцать минут ходьбы, и Нед рассчитывал добежать туда минуты за три-четыре.
Харалд проводил его взглядом, потом оглядел площадь, заваленную трупами, и недоверчиво покачал головой. Да, Нед не поскупился, тратя магическую силу. Интересно, как на это отреагирует городская стража? Но это будет днем, а пока надо поднимать ребят.
И Харалд, заперев дверь, пошел наверх.
Назад: Глава 5
Дальше: Глава 7
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий