Ветер с севера

Книга: Ветер с севера
Назад: Глава 3
Дальше: Глава 5

Глава 4

– Вот здесь ей будет удобнее! Я сейчас найду новое одеяло, хорошо?
– Достаточно и этого. Не нужно. Послушай, Седора… я хочу чтобы сюда никто не заходил. У тебя есть замок для этой двери?
– Ну… она запирается вообще-то изнутри, но мы может приделать петли и навесить замок, почему бы и нет. А ты уверен, что стоило помещать ее в такую маленькую клетушку? На эту узкую кровать? Или ты будешь ее забирать к себе в постель?
Нед озадаченно уставился в лицо хозяйки дома:
– Это еще зачем я буду ее брать в свою постель?
– Ну как… жена же, – пролепетала Седора.
– Ты спятила, что ли? – рассердился Нед. – Я что, буду овладевать бесчувственным телом? Я тебе что, ненормальный какой-то, сумасшедший?! Она больна! Спит! И будет лежать тут!
– Извини, не поняла. – От женщины вдруг пошла волна такой чистой радости, что Неда просто затопило, словно розовой бурлящей струей.
Он почему-то с недавних пор начал чувствовать настроение еще и как запах, и Седора сейчас «пахла» розовым маслом, да так сильно, что маг поморщился от этого крепкого духа.
«Вот негодная… считает, что раз моя жена больна и я не беру ее в постель, то может занять место Амелы! – рассуждал он, досадуя. – Ну что за демонство? Я побеждаю всех, кроме… женщин?! Шутки богини Селеры, что ли? Что они все на меня вешаются? Я вроде никаких надежд им не подаю! Это даже не напор, это открытие боевых действий какое-то! То ардки наперебой чуть не требуют, чтобы я принял их в свою постель, воспользовавшись неведомым правом конора поиметь любую женщину, какая мне приглянется, то эта дамочка норовит на меня запрыгнуть! Да что же это такое-то?! Отстаньте вы все от меня!
Хм… интересно, что скажет Амела, когда узнает, что я называл ее своей женой. Впрочем, а разве не жена? Что такое жена? Эта та женщина, с которой тебе приятно в постели и вообще в жизни, та, с которой тебе хочется провести всю свою жизнь, та, с которой тебе приятно все, от которой тебе хочется иметь детей!
Интересно, Амела предохранялась? Вообще-то она была девственницей… а я не помню, чтобы Амела говорила о том, что применяет средства от зачатия. Вот будет забавно, если… Впрочем, ничего забавного нет. Представляю, как встретились бы обе мои женщины – обе пузатые, обе считающие меня своим мужем… ой-ей… их и подпускать друг к другу нельзя. Плохо кончится… а меня-то как они будут терзать!»
– Господин! Господин Нед! Конор!
Ушедшего в свои мысли Неда кто-то настойчиво теребил за рукав, и он оторвался от своих размышлений и созерцания неподвижного бледного лица Амелы.
– Конор! Там к тебе просители. Что с ними делать? Прогнать? – Лицо воительницы было ясным и светлым, она уже предвкушала, как возьмет этих жалких деревенских за шиворот и спустит с высокого крыльца! Да чтобы мордой в коровье дерьмо! Да чтобы…
В общем – «отдавай приказ, конор, и я сейчас им покажу, чего стоит ардская воительница».
От девушки «пахло» раскаленным железом и горной травой. Юная, горячая, как молодая лошадка, перебирающая копытами, мечтающая вырваться на волю и всласть побегать.
Затаенные желания девицы били в мозг Неда, и он, едва не поморщившись, заглушил эти ощущения. Девчонке лет пятнадцать, может, чуть больше, она была увешана оружием, а мускулистости рук позавидовали бы и мужчины.
– Погоди прогонять, – улыбнулся Нед, – кто там еще? Посмотри, Седора. Спроси, чего хотят. Если что-то дельное или касающееся только меня – пригласи в гостиную. Если можно обойтись без меня – пусть Геор решает или Устра.
– Хорошо, Нед, – довольно кивнула женщина и быстро исчезла за порогом комнаты.
Эта комната была маленькой, такой маленькой, что в ней едва умещалась кровать. Вероятно, когда-то тут жил один из детей семейства Бранка – эта часть дома была старой, построенной не менее ста лет назад.
Стены толстые, каменные, окон в комнатушке не было. Именно сюда Нед решил поместить Амелу до тех пор, пока не найдет противоядие или не перевезет ее куда-то еще. Скорее всего, ей придется переместиться в другое место – в заколдованный замок. Но не сейчас. Чуть позже. Когда приедет Герлат и залечит рану на груди девушки. Вот вылечат, тогда и можно переместить ее туда, где ей ничего не будет угрожать, где домашние демоны будут ухаживать за ее телом, как ласковые няньки.
– Это вдова бывшего старосты и еще кузнец, трактирщик и лавочник, – растерянно сообщила Седора, держась за косяк и осторожно заглядывая в комнату.
– Чего хотят? – угрюмо осведомился Нед, тяжело вздохнув.
Не дадут посидеть с Амелой… постоянно кто-то дергает по малейшим проблемам! А уж этих-то вообще не хотелось видеть.
– Поговорить хотят, – пожала плечами женщина, – может, и правда прогнать? Скажу, что ты отдыхаешь, и все!
– С женщиной он сейчас, скажи, – рассмеялась ардка, – скажи, в постели кувыркается!
– Я тебе разрешал говорить? – Нед перевел тяжелый взгляд на телохранительницу. – Кыш отсюда!
Ардка мгновенно исчезла, будто ее смыло дождевым потоком, несущимся с горы, а Нед хмуро спросил:
– Что думаешь? Принять? Скандала хотят или как? Может, к Геору отправить?
– Тебя хотят видеть. Настроены мирно, как просители. И кузнец тоже. Я даже удивлена… вообще-то догадываюсь, чего хотят.
– И чего? – непонимающе спросил Нед, поправляя одеяло на Амеле и вставая с места.
Прекрасно он все знал, но не хотел встречаться с этими людьми. Ни одна из этих семей не вызывала у него приязни. Кузнец – менее других неприятен, хотя он был человек недалекий, при этом довольно буйный и, как многие недалекие люди, привыкший решать свои проблемы грубой силой.
– Знаешь ведь, чего… – Седора проницательно посмотрела на Неда острым взглядом, и он незаметно усмехнулся – женщины всегда умнее, чем ты о них думаешь. Седора доказывала ему этот непреложный факт практически ежедневно, с тех пор как они с ней встретились три дня назад.
– Ладно, пойду… – обреченно кивнул Нед, вышел за порог и поманил пальцем девчонку-ардку, хихикающую со своей подругой, тоже увешанной оружием.
– Встань у двери Амелы и никого туда не пускай, пока я не позволю. Умри – но не пусти. Поняла?
– Поняла, конор! – с готовностью подтянулась ардка. – А Седору? Тоже не пускать?
– Я неточно выразился? Никого – значит никого! – буркнул Нед, не глядя на хозяйку дома, а та обиженно закусила губу, бросив быстрый взгляд на конора.
Просители сидели в гостиной на стульях и, когда Нед вошел, встали по команде высокой ардки, стоящей у стены с обнаженным мечом:
– Встать, когда конор входит! Конор, к тебе просители. Седора сказала, что ты позволил их впустить. Это так?
– Так, – кивнул Нед, искоса бросив взгляд на Седору.
Вообще-то он такого приказа не отдавал. Надо будет потом сделать внушение – без его разрешения в дом не должны входить никакие посторонние люди. Кроме тех, кому он позволяет это делать, – но это строго ограниченный круг людей.
А еще нужно будет дополнительно проинструктировать Устру – раз уж навязала ему телохранительниц, так пусть они будут собраннее.
Нед вначале не хотел, чтобы рядом с ним постоянно таскались ардки-телохранительницы, чтобы охранницы стояли на входе в дом и обходили его дозором. Однако Устра была настойчива в своих попытках внушить, как важно соблюдать свой статус конора, как важно, чтобы Нед был в целости и сохранности, ведь без него все рассыплется, как песочный домик.
И как важно, чтобы охраняли его именно женщины, – они не напиваются так, как мужчины, более ответственны и вообще – приятны для глаз. А если он захочет их залучить в постель – они тут как тут. Не надо и звать. Не надо искать женщину, когда приспичит. И всегда он под охраной – даже в постели.
Второй пункт он отмел бесповоротно – как не соответствующий его пониманию сути охраны его драгоценного тела и его отдельных частей. Хотя коварные мысли в его голову и прорывались… особенно когда он видел высоченных статных ардок, грудь которых распирала кольчугу.
Паскудно кувыркаться с чужими женщинами, когда в соседней комнате лежит твоя раненая подруга, а где-то далеко лежит твоя прекрасная жена, беременная твоим ребенком. Если бы Нед был простым копейщиком Корпуса, не обремененным женой и любовницей, тогда… м-да.
Но он не был простым копейщиком. И если бы его не остановила совесть, остановила бы мысль о том, что слух о любвеобильности конора разнесется по миру. Ардские женщины, при всех их достоинствах, не умели держать язык за зубами по поводу постельных утех. Они обязательно разболтают все подробности своим подругам, а те раструбят по всему свету.
Нед нередко слышал, как его телохранительницы хвалятся друг перед другом успехами в постели. Какое-то время он недоумевал – зачем они это делают? Потом, по зрелом размышлении и не без участия умного Бордонара, пришел к выводу: таким образом, как в стае зверей, они выбирают самого сильного самца для размножения, обмениваясь информацией о его способностях. Этакая природная защита рода от того, чтобы размножились слабые особи.
Оттуда и обычай поединков у женщин – самая сильная женщина берет себе самого сильного самца. Но, возможно, это были лишь домыслы Неда и Бордонара. А болтливость ардок – лишь особенность этой расы, они привыкли вести долгие беседы зимними вечерами.
В будущем Нед решил постепенно искоренить эту самую ардско-женскую особенность. Ведь все-таки он собрался возродить Ширдуан, хотя и в несколько измененном под свои планы виде. Он решил создать элитную гвардию, способную противостоять любым воинам мира. А в Ширдуан считается преступлением выдать любую информацию тому, кто не имеет права ее знать.
Что же касается наличия телохранителей – почему бы и нет? Хуже-то не будет. Ведь Нед знал, что убийцы где-то рядом. Конечно, вряд ли эти девчонки смогут долго простоять против шатриев, а тем более против атроков, но какое-то время они ему дадут, пусть и ценой своей жизни. Жестоко? Наверное, да. Но такова жизнь.
Впрочем, сами девушки и не рассчитывали прожить долго и, как следовало из их объяснений, развлекались вовсю еще и поэтому.
Просители молчали. Их оказалось семь человек. Три пары – мужчины и женщины. И женщина, кого-то ему сильно напоминавшая. Он присмотрелся и понял – это та же Салли, только гораздо старше. Мать девушки.
Среди мужчин выделялся кузнец – мужчина высокого роста, широкоплечий, с грубым толстогубым лицом, «украшенным» тяжелыми надглазьями. Он смотрел пристально, будто не веря своим глазам, одновременно опасливо и нагловато, как сильный, необузданный человек, не привыкший сдерживать свои желания и порывы, но вынужденный это делать в связи с ситуацией.
Все в комнате молчали.
– Приветствуем тебя, – откашлявшись, сказал трактирщик, когда молчание совсем уж затянулось, – у нас к тебе дело. Мы можем поговорить?
– Какое дело? – холодно спросил Нед, блуждая взглядом мимо пришедших и размышляя: «Когда же, в конце концов, появятся Герлат с товарищами? Очень не хватает лекаря, очень! За три дня умерли двадцать человек, и на деревенском кладбище появилось двадцать свежих могил. Если бы лекарь находился в деревне…»
В город поехать они пока не могли – Нед со дня на день ждал появления десанта солдат.
– Можно присесть? – угрюмо сказал трактирщик, нащупывая рукой высокий стул.
– Садитесь, – пожал плечами Нед и досадливо поморщился, – давайте к делу, а? У меня и без вас голова от проблем пухнет. Говорите, что вам нужно?
– Наши дети больны, – продолжил трактирщик, опустив глаза, – ходят слухи, это сделал ты… наказав их за грубость. Прошу тебя, убери проклятие. Мы все просим. Мы заплатим.
– Заплатим, – сказал кузнец, и от него пошла волна такой ненависти, что Неду стало слегка не по себе. От кузнеца можно ждать какой-нибудь гадости.
– Мне не надо платы, – спокойно сказал Нед, рассматривая присутствующих, – кроме одной. Быть верными. Не строить козней против меня, против нас. Вы способны не строить козней? Чувствую – нет, не способны. Кузнец меня ненавидит так, что готов пришибить прямо сейчас.
Телохранительницы подались вперед, держа руки на длинных мечах. Нед продолжил, указав на мать Салли:
– Вот эта женщина мечтает о моей смерти и ненавидит меня больше, чем кузнец. Трактирщик… в общем, вы ненавидите меня – все. И зачем мне вам помогать? Вы что, после этого полюбите меня всей душой? Я вообще подумываю – не выслать ли вас из деревни? Вы мне не нужны.
– Это жестоко, – растерянно проговорила мать Салли. – Ты должен понять боль матери! Как ты можешь?!
– Как я могу?! – рявкнул Нед, и телохранительницы до половины вытащили мечи из ножен. – А вы как могли? Когда надо мной измывались, а вы все видели – у вас ничего в душе не колыхнулось? А когда твой муж со своими людьми пришел меня убивать – у тебя ничего в душе не екнуло? Назовите хоть одну причину, по которой я должен вам помочь! Деньги? Деньги мне не нужны! Я сам их добуду. А захочу – отберу у вас! Все отберу! И пойдете по дороге нищие, босые, как я ходил!
– Прошу тебя, – мать Салли скользнула со стула и упала на колени перед Недом, упершись лбом в пол, – прошу! Вылечи мою дочь! Я все отдам! Я буду тебе служить! Я сделаю все, что ты захочешь! И дочь моя будет служить! Мы отработаем! Вылечи!
– Встань, – сразу остыл Нед, и его душу свело от отвращения к себе.
Из каких его глубин вырвалась эта обида, эта черная злоба, заставившая сказать именно те слова, что он сказал? Прежде Нед никогда не сказал бы такого. Но прежде он был другим… добрее.
– Я вылечу ваших детей, – тихо сказал Нед, но голос его окреп и стал звенящим, как сталь. – Только вот если я узнаю, что вы пошли против меня, причинили вред мне и моим людям, я вас убью. Всех. И ваших детей тоже. Запомните это. Нет у меня жалости к вам. Вы заслужили то, что заслужили. Каждому воздается по его делам. Кто первый на лечение?
– Ко мне! Ко мне пойдем! – вскочила мать Салли. – Тут ближе всех! А потом к ним!
– Я не дальше живу, – попробовал возразить трактирщик, но мать Салли взглянула на него с такой яростью, что он отшатнулся, будто испугался, что та его покусает, как злая собака.
Просители вышли, а Нед, засунув за пояс мечи, схватил со стола и сжевал на ходу кусок пирога с мясом, запил его глотком сока, выжатого из плодов исурта, созревшего в саду Бранка, и вышел следом, сопровождаемый четверкой охранниц.
Девушки были серьезны и держали руки на мечах – вдруг это ловушка и конора заманивают?! Нед, конечно, силен, к тому же колдун, но на каждого хитрого колдуна есть хитрая засада! Вдруг там целая толпа ждет, когда их драгоценный конор расслабится и подставит свою голову под удар?! Нужно быть очень внимательными – Устра строго всех предупредила, а с ней шутки плохи!
Дом Салли и вправду был недалеко. Мать девушки вошла внутрь, сделав приглашающий жест, и тут же за ней влетели две охранницы, чтобы проверить дом на безопасность. Выскочили через минуту и, подойдя к Неду, кивнули:
– Нормально. Никого опасного нет. Кроме… воняет там ужас как! – добавила одна из девушек, скривив хорошенькое лицо. – Как в сортире воняет! Задохнуться можно!
Нед кивнул, вздохнул, набирая воздуху в грудь, и поднялся по крыльцу, сделанному по единому деревенскому образцу – высокие ступеньки, перила, окрашенные морилкой под дуб.
В доме и правда воняло. Тяжелый запах стоял во всех комнатах, через которые прошел Нед. Сразу становилось ясно, что тут лежит тяжело больной человек.
Салли лежала на кровати, и от нее шел запах грязного тела, нечистот и пота. Она смотрела в потолок неподвижными глазами и на появление гостей не обратила ровно никакого внимания. Нед прислушался к ее эмоциям и удивленно поднял брови – никаких эмоций. Совсем никаких! Как будто перед ним лежал самый мертвый из всех мертвых – труп.
Нед задумался: а если вылечить не удастся? Если демон уже настолько повредил ее мозг, что это необратимо? И тут же успокоил себя: как-то раз, вспоминая заклинание, которым наградил обидчиков, он выяснил – это демоны нулевого уровня, больше действующие на душу, чем на тело. Возможно, часть ее памяти будет утеряна, но мозг должен остаться цел.
– Всем молчать! – приказал он, оглянувшись на людей в комнате. Здесь были мать Салли, двое служанок, прибиравших в комнате, и телохранительницы, стоявшие у Неда за спиной.
Выпустить заклятие легко – три слова, движение рукой… и пошла Салли домой на остатках разума, забывая, что с ней случилось. А вот снять… снять уже сложнее.
Заклинание из тридцати слов, сложные пассы руками – все это для того, чтобы извлечь бестелесного паразита, не повредив плоти.
Падают слова, тяжелые, как гири. Двигаются руки, сплетая сложную вязь движений. Открыв рот, смотрят на все это женщины в комнате – одни с восхищением, другие с испугом.
Руки Неда начинают светиться, и за ними остается след, какой бывает от раскаленной головешки, если темным вечером быстро махать ею в воздухе. Возникают запахи… Одни еще более отвратительные, чем те, которыми наполнена комната, другие прекрасные, как аромат цветущих деревьев, третьи жесткие, будто пахнет раскаленное железо, опущенное в водяную бочку.
Наконец заклинание заканчивается, в воздухе что-то зазвенело, будто лопнувшая тетива мощного армейского лука.
Над головой лежащей девушки образовывается маленький темный смерч. Он закручивается, вытягивается вверх – и вдруг с хлопком исчезает.
С минуту ничего не происходит, потом Салли глубоко вздыхает, поднимает руку и касается зажмуренных век. Недоумевая, поворачивает голову, и ее взгляд упирается в Неда, стоящего возле постели. Тогда она ойкает и возмущенно говорит, с трудом ворочая непослушным языком:
– Ты как здесь оказался?! Кто тебя пустил, безродный?!
Потом она вдруг понимает, что Нед здесь не один, снова ойкает и натягивает на обнажившиеся бледные бедра подол выпачканной в нечистотах рубахи:
– Что вы все тут делаете?! Пошли вон! Папа! Папа! Прогони их! Кто вы такие?!
Нед молча поворачивается к двери, находит взглядом хозяйку дома, прижавшую к лицу ладони и молча роняющую слезы:
– Готово. Я сделал что обещал. Запомните, что я говорил.
Женщина мелко-мелко кивает, бросается к дочери, и, уже перешагивая порог, Нед слышит:
– Кто пустил сюда всех этих ублюдков, мама?! А где папа?!
Конор усмехнулся. Ей многое придется узнать. И, скорее всего, действительность Салли не порадует.
У него не осталось к девушке никаких чувств – когда-то он на самом деле был в нее влюблен… по крайней мере ему так казалось. Теперь – уже не кажется. Разве она сравнится с Сандой или с Амелой? Никогда.
Выйдя на крыльцо, вдохнул свежий морской воздух. Отсюда хорошо видны морские просторы, ничто не загораживало вид. Дом стоял чуть выше остальных домов деревни, на пригорке, потому пристань и море до горизонта, сверкающее под послеполуденным солнцем, были как на ладони.
Нед присмотрелся – или ему показалось, или на горизонте виднелась маленькая темная точка, корабль? От яркого света глаза у него заслезились, и, как он ни пытался рассмотреть точку, ничего не увидел. Может, показалось?
Встряхнув головой, отогнав лишние мысли, Нед спустился с крыльца и предложил посетителям:
– Пойдемте к следующему? Эту вылечил.
– Как прошло, нормально? Скажи, нормально?! – жадно спросил трактирщик, пытаясь схватить Неда за рукав, но тут же его попытка была пересечена бдительной телохранительницей, врезавшей по этой руке так, что Согор скривился от боли.
С двумя другими проблем тоже не было – только так же, как и Салли, они долго не могли понять, где оказались, – для них все закончилось тем днем, той минутой, когда они пришли к Неду, чтобы его избить, поизмываться.
Нед не дал им времени осознать происшедшее и сразу ушел – он боялся, что или сам пристукнет мерзавцев, или же какая-нибудь из телохранительниц смахнет голову незадачливому болвану за неуважение к конору и за попытку совершить в его адрес какие-то агрессивные действия.
Последним в этот день он лечил сына кузнеца – здоровенного туповатого парня, в общем-то незлого, бывшего в этой компании возомнивших о себе, можно сказать, на побегушках.
Сын кузнеца сидел на стуле, его кормила девушка – по виду сестра. Она сразу бросила ложку на стол, вытерла рот бессмысленно таращившему глаза парню и отбежала в сторону, к стене, где и простояла все то время, пока Нед творил колдовство.
Когда Нед заканчивал волшбу, за дверями комнаты послышался какой-то шорох, бормотание, и он едва не сбился, произнося заклинание. Последствия этого могли быть непредсказуемыми – парень мог остаться полудурком или же умереть. Потому Нед сразу, как закончил колдовать, яростно напустился на своих спутников:
– Какого демона?! Я вам сказал – молчать?! Чего вы там языками треплете?!
– Конор, – пробормотала одна из ардок, – разведчики прибежали. Говорят, войско идет. Большое. Тысячи полторы, не меньше! Посуху идут, пешим строем. Ходко идут! За ними телеги, впереди еще фургоны. Скоро будут у ворот.
– Как скоро? – потребовал Нед, стремительно выходя из дома во двор. – Геор и Устра предупреждены?
– Да, они уже собирают бойцов! Войско замарцев будет у ворот примерно через час.
– Час… это хорошо. Время есть.
Нед быстро зашагал по улице деревни, а в голове вертелось – чем закончится? Как не допустить кровопролития? И пока не находил ответа.
По дороге его догнал встрепанный Бордонар, держащий в руках футляр со свитками.
Принц жил отдельно, в соседнем доме, сразу с двумя ардками, взявшими над ним опеку. Они кормили, поили его, использовали «по назначению», и принц, в общем-то, был доволен, как кот, попавший в стаю молодых кошек.
Нед был за него спокоен – ардки полягут, но не дадут парня в обиду.
Харалд тоже жил неподалеку, но его пока не было видно. Бордонар сообщил, что Харалд отправился навстречу колонне солдат – посмотреть, что там происходит.
Арды выскакивали из домов, сараев – отовсюду, где они теперь жили. Они натягивали на себя броню, оружие и по команде Геора и Устры выстраивались на деревенской площади.
Их было довольно много, и скоро вся площадь заполнилась закованными в сталь людьми. Нед даже удивился, откуда так много, потом присмотрелся и понял – вышли все, кто мог держать оружие, даже подростки лет двенадцати, в кольчугах на вырост. Все были готовы защищать жизнь клана до последней капли крови.
У Неда защемило сердце: как все получится? Если он не сумеет договориться с командирами гарнизона, закончится все очень-очень плохо. Ну, раздолбает он эту колонну – пришлют другую. Потом третью, пятую! И что – он умоет всю эту землю кровью, уничтожит тысячи людей?!
А если маги? Если они нагонят магов?! Ведь тут даже не слышали о том, что демонология уже не под запретом! Новости в Шусард приходят с запозданием. Край земли – чего вы хотите…
* * *
– Боевое построение совершают, – напряженно сказал Нед, глядя на колонну солдат. Звучали сигналы труб, солдаты бегали, суетились, и Нед опытным глазом отметил: слабовато работают, Корпус за это время уже наполовину бы развернулся.
Из фургонов посыпались люди, одетые в знакомую форму, от которой у Неда защемило сердце, – маги!
Это были маги. Человек двадцать магов, и среди них двое или трое в черной форме – черные маги.
– Геор, маши флагом, пора, – приказал Нед, наблюдая за группой магов, стоящих впереди войска. Они уже выстраивались в «Стрелу», и если их вовремя не остановить… придется только убивать. А это нежелательно.
Ард поднял красный флаг и стал махать им из стороны в сторону – известный жест вызова на переговоры. Ни одно войско не может проигнорировать призыв на переговоры – если его командир не является идиотом, конечно. Мало ли о чем хочет договориться противник – может, желает сдаться в плен? И тогда зачем губить своих солдат?
Смешно, конечно: арды и плен. Но если есть хоть малейшая возможность уберечь своих солдат от бойни, нормальный командир пойдет на переговоры. Нед надеялся, что у тех солдат, что сейчас ощетинились частоколом копий, нормальный командир. Хоть чуточку нормальный.
От войска отделились три человека. Один ехал на коне – судя по всему, это и был командир полка. Второй – черный маг. Третий – офицер, который тащил красный флаг переговоров, выкопанный, видимо, откуда-то с самого дна фургона – на флаге красовались масляные пятна, будто в него заворачивали жареную рыбу. Впрочем, как символ переговоров он подходил ничуть не хуже, чем красные трусы, которые деревенские выставили в качестве флага, когда Нед входил в деревню.
«Главное – не внешний вид, главное – содержание», – вздохнув, решил Нед и зашагал вперед, чтобы встретиться с переговорщиками ровно посреди пустого пространства между двумя противоборствующими сторонами. Этого требовал воинский этикет, и Нед не собирался его нарушать.
Офицер на коне, мужчина лет сорока, смотрел на Неда и его спутников с оттенком удивления. Чувствовалось, что он сильно раздражен, – ну да, тащиться тридцать ли от города по дороге, когда можно найти более приятные занятия, неприятно. Нед его понимал.
Маг, мужчина неопределенного возраста от сорока до девяноста, смотрел на Неда с неодобрением, от него шла волна неприязни, густая, как запах канализации в полуденный час. Он не любил Неда и не одобрял его. Как и всех демонологов – это было написано на его лице.
Нед не удивился бы, если б узнал, что в этом захолустье ничего не слышали о том, что демонологи теперь признаны частью структуры организации магов Замара и что время, когда тушки демонологов поджаривали на «веселом» огне, уже прошло.
Верховная агара не спешила извещать свои дочерние агары по стране – им было не до того, они были заняты сменой власти в королевстве, сменой власти в агаре и уничтожением дворца короля.
Лейтенант, который нес красный флаг, вообще не заслуживал внимания – служака как служака. Тащит флаг, потому что кому-то же нужно его тащить. Не сами же эти важные персоны попрут длинную неудобную палку с красной тряпкой наверху.
По лицу лейтенанта катились крупные капли пота, и он ненавидел весь мир, а особенно трех человек в нем – майора, черного мага рядом с собой и здоровенного типа, к которому он сейчас шел. Остальных людей он ненавидел не так сильно – просто не любил.
Здоровенный тип встал на дороге, вольготно отставив ногу, будто на площади возле продавца жареных осьминогов, и скучающим голосом сказал, насмешливо глядя на грозных противников, сжигающих его гневными взглядами:
– Приветствую, господа! С кем мне вести переговоры?
– А кто ты такой?! – воинственно спросил майор, глядя на молодого здоровяка сверху вниз, из седла боевого коня. – По какому праву вы заняли деревню, принадлежащую королевству Замар! Предлагаю покинуть ее, сдать оружие, сдать все ценные вещи, имеющиеся у вас, в этом случае совет Шусарда рассмотрит вопрос о сохранении вам жизни!
Майор, довольно кашлянув, закончил свой грозный монолог и уставился в лицо незнакомца – достаточно ли он устрашил противника своей речью? И слышали ли его спутники, как он умеет вести переговоры с врагом – без сюсюканья, сразу к делу, сдавайтесь, и все тут!
Нед посмотрел на майора и затосковал. Задача окажется гораздо сложнее, чем он думал. Майор, похоже, просто болван.
– Я конор, то есть глава клана ардов. Это мой помощник, можно сказать, заместитель. А это – принц Замара, Бордонар, сын короля Иунакора. В его руках грамоты, подписанные Советом Замара, правящим в настоящее время, пока королева Санда и король Нулан не в силах справляться со своими королевскими обязанностями. Прошу принять грамоты и прочитать их, чтобы удостовериться в правильности моих слов.
Сказать, что речь Неда произвела эффект удара молнии, – ничего не сказать. Челюсть майора отпала, глаза его выпучились, как будто увидел вместо Неда какое-то эпическое животное вроде древнего дракона. Маг тоже был потрясен и застыл, как каменная статуя, и только лейтенант был всего лишь озадачен и слегка восхищен – хоть какое-то развлечение в этой жаре, притом, похоже, драки не предвидится. Кому охота трясти железками на пыльной земле, рискуя остаться на ней навсегда?
В отличие от того, что думает простой горожанин, солдат совсем даже не мечтает обязательно подраться, совершить геройский подвиг и закончить свою жизнь на поле брани. Если уж и заканчивать эту жизнь, то пьяным, обожравшимся вкусных закусок, лежа на сочной женщине. Во сне.
– Какие г-г-грамоты? – пролепетал майор, покидая насиженное место на спине усталого жеребца. – Какой принц? Вот это – принц? А как докажете?
– Грамоты же, – пожал плечами Нед. – Не думаете же вы, что мы напали на несчастного принца, отняли грамоты и демонстрируем теперь их вам. И посмотрите – он похож на арда?
– Я похож на своего отца, – пожал плечами Бордонар, – только не в него пошел. Папаша был потолще и покрепче. Вечно мне говорил, что я неудавшийся его отпрыск. Но я с ним не согласен. Вот, читайте: «…оказывать всемерную помощь и поддержку предъявителю сего, принцу Бордонару. Всем лицам, представляющим власть в королевстве Замар…» – ну читайте сами, что я вам, глашатай на рыночной площади? Вот грамота и вот! Я был отправлен в Ардию для установления связей с морскими народами. Один из этих народов выразил желание переселиться в Замар и принять подданство короля Замара. Верно, парни?
– Ну я-то всегда был подданным короля Замара, – пожал плечами Нед. – Вообще-то я сержант Корпуса морской пехоты Замара, никто меня оттуда не увольнял. Но одновременно я и конор Черного клана ардов. А вот он, – Нед указал на Геора, – глава рода, выразившего желание переселиться в эти пустынные места. Я сам родом из этой деревни, Черный Овраг, так что, естественно, когда род ардов решил переселиться в Замар, я предложил использовать для поселения свою деревню. Она находится в удобном месте – здесь есть пристань, вокруг богатые дичью леса, море богато рыбой. Почему бы тут и не пожить? Арды будут выполнять функции по защите этих берегов от пиратов и грабителей, а также нести службу в королевских войсках – после того как обустроятся на месте окончательно.
– Вот это дела, – пробормотал лейтенант и, повернувшись к майору, с удовольствием сказал: – Ну что, господин майор, каковы будут распоряжения? Встаем лагерем? Слава богам, войны не будет.
Майор с трудом оторвался от чтения грамот, поданных ему Бордонаром, перевел взгляд на лейтенанта, и лицо его скривилось в недовольной гримасе:
– Вам бы только бездельничать! Ни маршировать не заставишь, ни воевать! Жрать бы только да пить! Да по бабам бегать!
– Кто бы говорил, – тихо, почти неслышно, буркнул лейтенант и отвернулся, будто слова зародились в воздухе сами по себе.
Нед усмехнулся – армия есть армия. Солдаты есть солдаты. И ничуть не меняются во все века. Он с некой приязнью глянул на пыльного лейтенанта и незаметно подмигнул парню. Лейтенант ухмыльнулся и пожал плечами – мол, болван у нас командир! Но что поделаешь…
– Возьмите. – Майор протянул грамоты Бордонару и, отдав воинский салют, представился: – Я майор Игрос, заместитель командира полка. Это лейтенант Сирус, а это глава агары Шусарда господин Ютрок.
– Нед Черный. Сержант Корпуса и конор Черного клана. – Нед слегка поклонился майору и перевел взгляд на мага. – Господин Ютрок, вы так внимательно на меня смотрите, с неодобрением. У вас есть ко мне вопросы?
– Да. У меня есть вопросы, – жестко ответил маг. – Если у майора их нет, то у меня выше крыши вопросов! С каких это пор демонология стала разрешенной магией в королевстве Замар?! Вы государственный преступник, Нед Черный, или как вас там зовут! И подлежите суду агары. И приговор для вас единственный – смерть! Демонологам нет места в нашем мире! Сдавайтесь – и ваши спутники, возможно, не пострадают! Если вы откажетесь сдаться, то мы будем вынуждены уничтожить всю деревню, выжечь ее каленым железом! Ведь в ней, возможно, скрываются еще демонологи, раз вы туда нас не пускаете! Эту заразу нужно выжечь раз и навсегда! – Маг посмотрел на майора, но тот скривил лицо в брезгливой гримасе:
– Ютрок, перестаньте на меня коситься! Я читал грамоты – там упомянут и Нед Черный и сказано о миссии принца! Какого демона вы устраиваете тут представление? Повоевать охота – ну идите и воюйте! Можете начинать прямо сейчас! А я читал предписание Совета и не собираюсь подставлять свою голову под топор, не выполнив распоряжение новой власти. Известно, новая власть обычно лихо выметает тех, кто сидел на своих местах при старой власти, и я не хочу оказаться в своем поместье с голой задницей – без пенсии, положенной мне за выслугу лет!
– А он, похоже, не такой дурак, как я думал! – неслышно шепнул лейтенант и улыбнулся Неду.
– Вы не понимаете, майор, – яростно зашептал маг, – это демонолог! Мы охотимся за ними сотни лет! Это все равно как убийца, как… маньяк! Их надо искоренять, уничтожать! Так гласит закон!
– Ютрок, времена изменились, – громко сказал Нед. – Вы в вашем захолустье отстали от жизни! Король Нулан до того, как заболел, собирался из демонологов создать отдельную организацию боевых магов, присваивая им воинские звания! Мы сейчас находимся в поиске лекарства для короля! И вы, мешая нам, становитесь государственным преступником! Одумайтесь, прочитайте грамоты, хватит глупостей! Майор сказал вам – грамоты настоящие, печати королевства на месте. Что вам еще надо? Лучше выделите ваших магов-лекарей, у меня несколько десятков раненых, им срочно нужна помощь.
– Откуда у вас раненые? – нахмурился майор. – Вы воевали с местным населением?
– Нет, не воевали. Хотя без трупов не обошлось, когда некоторые тупоголовые попытались помешать клану занять деревню мирным путем. Раненые – после войны между кланами. Это и явилось причиной того, что клан покинул Ардию.
– А как он покинул Ардию? Где ваши корабли? – недоверчиво спросил майор. – Что-то непохоже, чтобы у причала стоял десяток или больше кораблей.
– Майор, это государственная тайна, – нахмурился Нед. – Мы прошли магическими дорогами, без кораблей. Корабли пришлось бросить в Ардии, тем более что там сейчас зима и корабли вообще не выходят в море.
– Ну да, зима, – кивнул слегка обескураженный майор. – Точно, арды в это время года не выходят из своих портов. М-да. Не знаю, что и сказать… тащились сюда тридцать ли… чтобы увидеть эту деревню? Эй, проводник, иди сюда! Быстро!
От колонны отделился человек в простой деревенской одежде, и Нед узнал одного из охотников, которые когда-то работали на старосту. Охотник подошел ближе, всмотрелся в Неда и вздрогнул, сделав жест, отгоняющий демонов. Он узнал Неда.
– Ну что ты нам рассказывал о вторжении ардов? – брезгливо спросил майор. – Знаешь этих людей? Или нет?
– Вот этого знаю. – Парень осторожно показал пальцем на Неда и тут же этот самый палец отдернул, как будто боясь, что Нед тут же его откусит. – Это Нед, найденыш. Коров у нас пас. А потом убил одиннадцать человек, в том числе и старосту, и сбежал! А мы гнались за ним и не нашли! А теперь вот он – ардов привел! Ард он и есть ард! Разбойник!
– Что, правда убил одиннадцать человек?! – ошеломленно спросил майор и положил руку на рукоять меча, болтающегося на поясе. – Точно он, преступник? В розыске?
– Точно-точно! – заверил парень. – Он! Только вон какой сытый и здоровенный стал! И не узнать! Но у меня глаз наметанный, охотничий – я его сразу узнал! Вот! А вы говорили! Преступник привел ардов и теперь вам тут все врет! Ему надо башку рубить! Не зря староста Бранк послал за вами, вы же читали его письмо! Вот он, Нед, и привел врагов!
– Ничего не понимаю, – растерянно развел руками майор. – Преступник, рядом принц Замара, арды – все смешалось в одну кучу! О боги, дайте мне разумение! Нед Черный, вы вправду убили одиннадцать человек своих односельчан и являетесь преступником?!
– Я и правда убил одиннадцать человек односельчан, но не являюсь преступником, – безмятежно начал Нед, однако был прерван гневным выкриком охотника:
– Видите! Видите, какой он?! Преступник! А еще он заколдовал трех парней и девушку, детей уважаемых односельчан, превратив их в идиотов! Преступник! Колдун! Его надо на костер!
– Вообще-то эти четверо только что расколдованы, – хрипло заметил Геор. – А ты, осел, если сейчас не заткнешься, я тебе башку снесу! Прямо здесь! Заткни пасть и дай говорить своим командирам!
– Видите?! – не успокаивался парень. – Заколдовал четверых! Подтвердили! И нечего с ними разговаривать! Рубить их!
– Заткнись. – Лейтенант, стоящий рядом с охотником, коротко и сильно ударил его в лицо. Охотник упал, залившись кровью, и заскулил, сидя на земле:
– За что?!
– Тебе слова не давали! Ты вмешался в разговор командиров!
Геор одобрительно кивнул лейтенанту и снова замолчал, давая слово Неду. Но начал майор:
– Объясните, как это так – убил одиннадцать человек, но не преступник! Похоже, что миром у нас все-таки не получится…
– Конечно, не получится, – воодушевился Ютрок, – преступник, и так видно!
– Заткнитесь, Ютрок, – досадливо поморщился майор, – я говорю! Спрошу что хочу, потом уже несите свою магическую чушь!
Нед благодарно кивнул майору и сообщил:
– Я сержант Корпуса морской пехоты. Как вам известно, когда мы поступаем в Корпус, то все наши преступления, совершенные ранее, списываются. То есть мы начинаем жизнь с чистого листа. Поэтому я на настоящий момент никак не являюсь преступником, хотя и признаю, что убил одиннадцать односельчан. Впрочем, замечу – убил, защищая свою жизнь. Они хотели меня убить, я им не дался. Вот и все.
– Да, я знаю про Корпус, – облегченно вздохнул майор, – есть у них такое правило, точно. Всем, кто туда поступил, всему отребью – преступникам различных мастей, разбойникам, убийцам – все прощается. Так что, если Нед Черный служит в Корпусе, претензий к нему быть не может. А из грамот известно, он именно там и служит. Все. Теперь можете вы спрашивать, Ютрок. У меня претензий к этому человеку нет, ваши магические штучки меня не касаются.
– А меня касаются. – Ютрок поиграл желваками на щеках и надменно добавил: – Еще раз предлагаю – сдайся на суд агары! Демонологам нет места в этом мире!
– Ютрок, ты что, идиот? – рассердился Нед. – Ты грамоты не прочитал?! Ты считаешь, что это я идиот и должен сдаться вашей шайке провинциальных придурков, чтобы вы, тупые, не осведомленные о том, что делается в мире, творили надо мной свой глупый суд и приговорили к сожжению на костре? О Создатель! Почему ты выпускаешь в мир таких идиотов?!
Майор покосился на мага и с трудом сдержал улыбку – приятно, когда унижают такого надменного осла!
– Ютрок, – продолжил Нед, – ты сейчас жив только потому, что законы войны не позволяют мне убить тебя прямо сейчас, на месте! Мы ведем переговоры, а жизнь переговорщика под защитой закона! Но как только переговоры закончатся и ты вернешься к себе, закон не будет тебя защищать, и я убью всякого, кто встанет на моем пути! Майор, это не о вас – вы человек разумный, в отличие от этого идиота. Прошу вас отвести войска подальше – чтобы солдаты не пострадали. И вы тоже.
Чтобы подытожить наши переговоры, я скажу: наш клан подчиняется законам Замара, принимает подданство замарского короля. Если на нас нападут – мы будет драться и уничтожим всех, кто нам угрожает. Мы намерены выстроить здесь крепость, которая станет оплотом на крайнем северном побережье Замара и защитой от набегов ардов.
Мне хотелось бы сотрудничать с вашим гарнизоном, майор, а не воевать. Я намерен основать здесь город. И вот еще что – прошу в деревню не входить, у нас негде остановиться. Две тысячи человек ардов заняли все более-менее пригодные для проживания дома и сараи. Вставайте лагерем на реке – мои люди покажут вам удобное место, а завтра отправляйтесь назад, в казармы, в город – мы не хотим воевать и не собираемся на вас нападать, если вы не нападете. Хотите – удостоверьтесь, где и как живут арды, живы ли жители деревни и все такое прочее. Приходите в гости! Сами не хотите – можете послать… ну хотя бы вашего лейтенанта и еще кого-нибудь, кому доверяете. А сами пока отдохните с дороги. Я все сказал.
Нед замолк, все молчали. Майор о чем-то мучительно раздумывал, лейтенант улыбался себе под нос, маг сжал тонкие губы, покраснел и с ненавистью взирал на Неда, будто не замечающего его взгляда.
Наконец Ютрок прошипел:
– В отличие от вас, майор, я знаю, в чем заключаются мои обязанности! И я уничтожу этого наглеца и всю деревню наглых разбойников! Можете отводить полк. Мне не нужна помощь ваших олухов! Я сделаю все с помощью магии, и никакие демонологи мне не помешают это сделать! А если погибну, то погибну как честный человек! А вас запомнят как труса!
– Ютрок, мне казалось, вы умнее, – осуждающе покачал головой майор, – а вы, оказывается, дурак. Все-таки не зря наши армейские так не любят магов! Ваша спесь, ваше самомнение, ваша тупость не имеют границ! Господин Нед, прошу указать место, где полк может переночевать. Надеюсь, никаких инцидентов за эту ночь не будет?
– Не будет, господин майор, – кивнул Нед. – Клянусь, что мы первые на вас не нападем. Своих людей к нам пришлете? Или, может быть, сами в гости сходите?
Майор подумал, хмыкнул и отрицательно покрутил головой:
– А чего я там, в деревне, не видал? Пусть Сирус вон сходит. Возьмет пару человек и сходит. Для очистки совести. Так-то я вам верю, но пусть уж все убедятся, что вы не врете. Ютрок, я в вашей авантюре не участвую. Более того, отмечу в донесении, что вы отказались выполнять приказ командования о прекращении боевых действий. Фактически подняли бунт против власти.
– А вы отдали такой приказ? – усмехнулся Ютрок. – Тогда да, я отказываюсь выполнить ваш преступный приказ и прекратить боевые действия против Неда Черного, так как он является адептом запрещенной магии. Можете делать что хотите.
Ютрок повернулся и пошел к фургонам, возле которых стояли его маги, майор же крикнул ему вслед:
– Только скажите вашим людям, что вы не выполнили мой приказ о прекращении боевых действий! Пусть сами решат, с кем они!
– Скажу-скажу, – многообещающе и язвительно ответил Ютрок, даже не потрудившись обернуться, – все скажу!
– Видали, – страдальчески скривился майор, – с кем приходится работать? Вот что арды делают с такими магами, которые отказываются выполнять приказы командира?
– Башку с плеч долой! – хмыкнул Геор. – Что еще с ними делать?! Воин главнее, чем маг. Воин – это… воин, а не какой-то там жалкий колдун!
– Мне начинают нравиться арды, – усмехнулся майор, – хотя бы за правильное понимание того, где место магов в этом мире. Ну что, кто покажет нам, где устроить ночевку? Сирус, иди возьми пару людей – и сюда. А вы дайте нам проводника.
– Я покажу! – пискнул охотник, опасливо поглядывая на Неда, стоящего в двух шагах от него. – Я знаю, где можно разместить весь полк! Там и вода есть, и палатки можно поставить!
– Показывай, – нахмурился майор и добавил, уже для Неда: – Ну что, ждите неприятностей от этого злобного мага – если что, вы видели, что я отдал ему приказ, а он не подчинился. Принц, вы все видели. Маги у нас что-то слишком высоко подняли голову. Пора их поставить на место. Искренне желаю вам удачи. Надеюсь, еще встретимся.
Майор кивнул и зашагал к колонне, держа лошадь под уздцы. Деревенский охотник поспешил за ним, косясь на Неда, а Нед со спутниками пошли к воротам, где их ожидали Харалд, Васаба, телохранительницы Неда и все арды, что стояли на защите деревни.
– Ну что? – с волнением спросил Харалд, встречая Неда встревоженным взглядом, – воюем, нет?
– Солдаты воевать не будут, – коротко ответил Нед, – а вот маги… там у них совершенно безумный черный маг. Желает крови демонологов. О том, что они теперь узаконены, и слышать не хочет. Обещал нас уничтожить. Так что готовимся к неприятностям. Как только полк уйдет с дороги – надо ждать магической атаки.
– Ничего себе! – присвистнул Харалд. – Это что же здесь будет?! Землю трясти будут? Огнем плеваться? Что тут будет-то?!
– Все может быть, – кивнул Нед. – Потому отводите бойцов в деревню, подальше. Похоже, сейчас здесь будет горячо. Девочки, вы идете с ними. Тут нечего делать. Геор, забирай всех. Харалд, ты тоже с ними. Уходите! Все уходите!
Назад: Глава 3
Дальше: Глава 5
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий