Ветер с севера

Книга: Ветер с севера
Назад: Глава 2
Дальше: Глава 4

Глава 3

– Конечно, вы хорошие заказчики, конечно, вы отдали хорошие деньги, но всему должны быть пределы! Это ни в какие рамки не лезет! Наглость! Я требую, чтобы этих придурков заперли в каюте до конца плавания, иначе я не ручаюсь за себя и за своих людей! Хватит! Надоело!
– Капитан, сбавьте тон. Мы заплатили вам за проезд вдвое против обычной цены – за скорость и комфорт. И вы после этого предъявляете претензии? За какую-то бутылку вина? Вам самому-то не смешно?
– Не смешно! Это не просто бутылка, а бутылка коллекционного фаренского семь тысяч двадцать третьего года! Я хранил ее для особого случая, например, для своего пятидесятого дня рождения! Двадцать лет хранил, и какая-то сука взяла и выжрала драгоценное фаренское?!
– Я заплачу вам за него. – Герлат хмуро посмотрел на кряжистого капитана и постучал пальцами по коленке, обтянутой штанами из темно-синей ткани, похожей на форму Корпуса. – Стоило так кричать из-за какой-то бутылки?
– Стоило! – Капитан буквально рычал, как разъяренный сургас. – Они налили вместо него травяного отвара, проклятые мошенники! Представляете мое разочарование? Прикладываю бутылку к губам, и… вонючий травяной отвар, пахнущий мочой!
Герлат бросил быстрый взгляд на близнецов, затихших в углу на кровати, и, пожав плечами, спросил:
– А с чего вы решили, что это мои ребята? Может, кто-то из матросов?
– Перестаньте! – рыкнул капитан, дергая себя за ус. – Кто, кроме них? Матросы никогда не решились бы на такую пакость! Они знают мой нрав! А на судне ничего нельзя скрыть! И ваших придурков видели, когда они выходили из моей каюты! Пропало еще две бутылки – подешевле. А эту они оставили на месте и заполнили какой-то гадостью! А потом нажрались, болтались по кораблю и блевали за борт! С чего это они переблевались?
– А может, у нас желудки слабые? Может, мы качку не переносим?! – буркнул кто-то в углу и тут же затих под яростным взглядом Герлата.
– Качку?! Подлецы! Они в шторм только хихикали, и никакой тошноты не было! А тут в штиль вдруг укачались?! Нет, не выпускайте их наружу, иначе наш договор расторгнут. Мы высадим вас в ближайшем порту или, может быть, даже раньше. На шлюпке. А если решите силой нас заставить – команда просто откажется работать, и мы никуда не поплывем. Кстати, команде они тоже насолили – то веревку растянут, все падают, то маслом палубу намажут – тоже все падают. А кто заколдовал узлы так, что их нельзя развязать, а только разрубить?! Полдня пришлось потратить, пока разобрали снасти! А если бы шторм? Я сто раз проклял тот день, когда принял вас на борт моего «Капулета». Не стоило это тех денег. Все, я сказал – пусть сидят в каюте до прибытия в Шусард. Дальше мы не пойдем. Там вы выходите, и я забываю о вашем существовании!
– Долго еще плыть до Шусарда? – Герлат попытался перевести разговор в мирное русло. – Я вам добавлю деньжат, не сердитесь.
– Еще сутки. Завтра вечером будем на месте – если боги позволят. Сегодня днем будем проходить Демонов пролив – тут иногда шалят арды. Если пройдем нормально – значит, завтра будем на месте, – слегка смягчился капитан.
– А что, есть шанс попасть ардам в лапы? – нахмурился маг.
– Всегда есть, – вздохнул капитан, – особенно в последний год. Они будто с цепи сорвались, стали появляться все чаще и чаще. Раньше тоже нападали, но, в общем-то, довольно редко, после того как их потрепал Корпус. Теперь совсем другое дело. Снова оперились и вылетели из гнезда. Ну ладно, хватит. Я сказал – вы услышали. Пусть не вылезают, а то, боюсь, кто-нибудь из парней случайно уронит на них с высоты мачты что-нибудь тяжелое, и даже ваши способности не помогут их воскресить. И я пойму своих людей.
Капитан тяжело поднялся, открыл дверь наружу и вышел вон. В каюте воцарилась тишина.
Герлат посидел молча около минуты, потом снял широкий ремень, шагнул в угол и без единого слова стал хлестать Игара и Магара по плечам, по спине, по ногам.
Парни закрывались руками, без звука и жалоб, а когда маг устал, выглянули из-под скрещенных рук хитрым глазом – все? Закончил? Вроде закончил.
– Ну что, добились? – сердито спросил Герлат, снова подпоясываясь кожаным ремнем. – Я что вам говорил?! Придержать свой дурной пакостный нрав! А вы что?! Как вы вообще посмели влезть в каюту к капитану?! Вы знаете, что за это полагается пороть до смерти? Капитан в море король и Создатель, он может сделать что угодно, и суд его оправдает! Это еще мягко он поступил с вами! Надо было отдать вас ему, чтобы выпорол как следует!
– Дядя, он бы не посмел, – скучающе сказал Магар, осматривая исхлестанные ремнем запястья. – Я все-таки черный маг, он бы потом изошел поносом до самой смерти. Ну не до смерти – ты бы его скорее спас, но штанов испортил бы немало. А залезли потому, что он на нас кричал и матерился, когда мы хотели вскочить на мостик, посмотреть, как рулят кораблем! Что ему, жалко было?! Никто не смеет на нас орать и материться… кроме тебя. Ну, еще, может, кроме Неда. Если мы за себя не постоим – кто нас, сирот, защитит? Не дядя же… он только всяких там капитанов слушает!
– Сиротки! – хмыкнул Герлат. – Так расписали, я сейчас заплачу. А чего вы там ему такое налили, что за отвар? Где вы этот отвар взяли?
– Отвар? – хихикнул Игар. – Можно и так назвать…
– Это то, что я думаю? – осуждающе покачал головой Герлат. – Вот мерзавцы, а?! Помочиться в бутылку капитана! Ну какие вы гадкие! Ну вот почему с Арнотом нет проблем, с Итроком, с Исой, наконец?! Почему они не лазят везде, не пакостят? А вы никак не можете без шалостей!
– Не знаем, дядя, – в голос ответили близнецы, – как-то так получается. Уж больно скучно было. Мы спали, ели, спали, ели… надоело. Никаких приключений, никакой новизны – вода, небо и волны. Скукота! Ну и развлеклись немножко – и зачем ему было так орать? Заплатили ему целое состояние, так он еще и рожи строит! Скотина неблагодарная!
– Никто не хотел плыть на север. Говорят, арды разошлись не на шутку. Боятся люди. Капитан Стермор согласился. Честь ему и хвала за это. Так какого демона строить из себя важных персон? Все. Сидите в каюте и не выходите. Я пойду к себе. Только посмейте покинуть помещение – я буду в ярости!
Герлат встал и вышел из каюты, оставив близнецов сидеть одних. Каюта была четырехместная, места хватало, так что они легли рядом на нижних полках, глядя в потолок, – верхние полки были подняты, и ничего не мешало созерцать доски, окрашенные зеленой краской.
– Ну и что думаешь? – буркнул Игар. – Говорил тебе…
– А что ты говорил? Сам-то!
– А что я?! Что я?! Ты начал!
– А ты? Ладно, закончили. Забавно получилось, ага! Кстати, ничего хорошего в этом вине не ощутил. Ерунда какая-то. Крику больше. Ну что будем делать? Спать?
– Надоело уже спать. Но придется. Скорее бы на место… хоть бы парни пришли, что ли. О! Вот и они! Парни, давайте поиграем, что ли?
– А что это у тебя морда такая красная? – усмехнулся Иса. – Досталось ремнем, да? Слыхать было на весь корабль, как капитан орал! Дядя отлупил? Поделом вам! Если уж поперли бутылку, зачем было на место ставить? Да еще гадить в нее? Это уж чистое пакостничество. Неду бы это не понравилось.
– Да я знаю, – усмехнулся Магар, – только мы уже нажрались, и эта мерзкая проделка показалась очень забавной. Кстати, он даже не проснулся. Мы тихо научились ходить, почти как ты.
– М-да, парни… ну вы даете! – не находя слов, покрутил головой Арнот. – Иногда не понимаю вас – вы сильные маги, способные, умелые, зачем вам это?
– Молодые еще, – покровительственно посмотрел Иса. – Ветер в головах играет.
– А сам-то, – хихикнул Магар, – не старше нас! Тоже мне, старичок!
– Возраст не в возрасте, а в уме. – Иса постучал себя по голове. – Вы ведете себя как малолетние детишки! Захотели – схватили, захотели – сделали. Когда-нибудь это для вас плохо кончится.
– Да ладно строить из себя праведника, – нахмурился Игар. – Давай лучше поиграем в кости. Итрок, будешь играть?
– С вами? Не-а… у меня подозрения, что вы колдуете. Что-то слишком часто стали выигрывать. Не буду с вами играть.
– И я не буду, – кивнул Арнот, – вы точно мошенничаете. Я видел в прошлый раз, как Магар что-то шептал. Иса, точно? Видел?
– Видел, – кивнул ухмыляющийся Итрок, – точно, Магар наколдовывал. Я еще позапрошлый раз заподозрил, когда кость как-то странно упала – как не должна была падать. У меня глаз наметанный, я сразу заподозрил.
– А чего не сказал? – нахмурился Итрок. – А я с этими мошенниками играл! Они мне весь лоб отбили щелбанами! Нет, больше с ними играть не сяду. Как это их до сих пор не прибили в каком-нибудь портовом трактире? Там не любят тех, кто жульничает с костями!
– Во-первых, надо еще догадаться, – усмехнулся Магар. – Во-вторых, догнать. А если догнал – суметь накостылять. Мы все-таки маги, а не какие-то приблудные щенки. Я прокляну – мало не покажется! Я специально изучал боевые проклятия – от банальной «Желтой почесухи» до «Черного поноса Систамера»! А могу и огнешаром засветить! Игар тоже может, хоть и лекарь! Лекарь ведь не только может вправлять кости, но и ломать их! Правда, Игар? Помнишь, как ты тому, с косичкой, в «Желтом осле» засветил в нос? Только брызнуло! Эх, потом как началось! Еле ушли – чуть стража не прихватила!
– Ага… – хихикнул Игар, – а ты помнишь?..
Часа два вся компания предавалась приятным воспоминаниям о злачных местах, в которых они бывали, о случаях, которым были свидетелями. Вспомнили от нечего делать все интересное, стоящее внимания, и, когда разошлись по своим каютам, утренний инцидент уже забылся, как дурной сон.
В обед слуга принес обед, близнецы долго решали – есть его или нет, плюнули им в чашку или нет. Потом решили, что, даже если и плюнули, они этого не заметят, и с удовольствием съели черепаховый суп, закусив жаренной на углях рыбой вугу.
Сошлись на том, что суп сегодня удался – может, как раз благодаря плевку повара? Ни пива, ни вина им не дали, заменив их теплой водой, отдающей плесенью. Пить эту гадость не стали, воспользовавшись наворованными запасами пива, замаскированными под кроватью, – запас был сделан на черный день, вот и пригодился.
Потом близнецы поспали – часа три. Проснулись под вечер, от крика и шума на палубе. Кто-то вопил, потом послышался громкий резкий звук, будто по корпусу корабля ударили громадным кулаком. Судно сделало разворот, захлопали, как кнут, паруса.
– Тебе не кажется, что мы в дерьме? – озабоченно спросил Магар.
– Думаешь, мы попались? Арды? – хмыкнул Игар.
– Нет, это вестники богини Селеры, принесли нам двух… нет, трех девственниц, чтобы утешить в тесноте затхлой каюты! Тебе одну девственницу, мне – две!
– А хорошо бы… – задумался Игар. И спохватился: – Чего тебе-то две?! Жадина! А вообще я готов принять и не девственниц, а даже постарше себя лет на десять! Кстати, тебе не кажется, что женщины постарше, они интереснее? Им, которым под тридцать, очень хочется таких, как мы, молоденьких. Они бывают очень ласковы… и недорого берут.
– Да тебе лишь бы за медяк какую-нибудь старую нищенку раскорячить! – сплюнул Магар. – Известный жадина! Меня еще обвиняет! Нет уж, я предпочитаю молоденьких. Помнишь, как мы тогда ходили в «Красную розу»? О!..
– Парни! – Дверь каюты распахнулась, ввалился Герлат. – Вы нужны. Неприятности!
– Ага… как что – так мы виноваты! А как неприятности – так идите, ребята, выручайте! – злобно-радостно пропел Магар. – Вообще-то вы запретили нам выходить из каюты! Пусть капитан их дурацким лбом отбивает, этих ардов!
– Вы чего рожи строите? – рявкнул Герлат. – У нас деньги Неда! Там и наши деньги! Если сейчас арды налетят на корабль, шансов выжить у нас немного. Ардов сотня, не меньше. Слышали, что-то бахнуло? Камень из камнеметалки попал. Чуть штурвал не снесло. Вместе с капитаном. Он просит вас помочь.
– А ты выторговал у него доставку нас в деревню Неда и нашу свободу? – вкрадчиво осведомился Игар.
– Кого учишь? Вы еще не родились, когда я на базаре медяки выторговывал у самых жадных торгашей! – хмыкнул Герлат. – Пошли, ребята. Хватит дурить. Нам больше капитана нужно, чтобы нас оставили в покое. Магар, ты как? Справишься?
– «Стрелу» будем делать, – хмыкнул черный маг. – Ису тоже зови, он же маг, хоть и демонолог.
Герлат исчез за дверью, а Магар облегченно вздохнул:
– Хотя бы позабавимся! А то с тоски сдохнешь!
– Как бы нам эта забава не обошлась слишком дорого, – усмехнулся Игар и сунул ноги в сапоги. – Пойдем, забавляться будем.
Легкий ветерок едва шевелил паруса – почти штиль, и сколько бы парусов ни поставил капитан, уйти от узкого, быстроходного судна пиратов шанса не было никакого, это точно. Судно ардов, выкрашенное белой краской, медленно, но верно приближалось к «Капулету», и с площадки на носу летели здоровенные глыбы, падавшие рядом с корпусом судна, – попасть из такой штуки, как камнеметалка, было задачей не из легких. Впрочем, арды не унывали и приближались к замарцам шаг за шагом, уверенные в исходе встречи.
На мачте их корабля реял бело-полосатый флаг, символ ардов. С палубы «Капулета» были видны и сами арды, закованные в железо, как металлические статуи.
На «Капулете» царило уныние. Матросы матерились, проклиная судьбу и пассажиров, загнавших их в беду, и злобно поглядывали на капитана, стоявшего на руле, хмурого, как грозовая туча.
Спутники Герлата были уже наготове – Арнот оделся в кольчугу, в руках держал меч, Итрок натягивал на свой лук тетиву – парнишка великолепно стрелял, был мастером-лучником, и, как только арды подойдут поближе, они в этом убедятся.
Иса был спокоен, как повозочный бык. На его неподвижном лице не отражалось никаких эмоций. «Ну арды, ну плывут», – казалось, было написано на его скучающей физиономии.
Герлат озабочен и, похоже, жалел, что отправился морем, – вот тебе и безопасный путь… от одной беды уклонились – в другую вляпались. Тащились по суше и тащились бы… месяц. Ускорили дорогу на свою голову!
Ветер совсем ослабел, корабль двигался едва-едва, и на «Капулете» стонами разочарования встретили новый маневр ардов – те выдвинули из корпуса судна длинные весла и дружно ударили ими по воде, неумолимо приближаясь к дрейфующему кораблю замарцев.
– Магар, давай! – яростно приказал Герлат. – Иначе будет поздно! Скорее!
Черный маг повелительно махнул рукой, и остальные маги тут же выстроились за ним, голова в голову, образовав подобие некого строя. Герлат касался плеча Магара, Игар плеча Герлата, Иса – плеча Игара.
Это построение называлось «Магическая Стрела», и его использовали тогда, когда хотели передать свою магическую силу тому, кто стоял впереди, черному магу. Тот, кто находился на острие этой самой стрелы, был тем самым оружием, которое не понравится супостатам.
Магар запел заклинание, в воздухе запахло чем-то странным – прошла волна запахов, от самых противных до одуряющее сладких, как всегда бывает при кастовании заклинаний высоких уровней. Воздух будто сгустился, и вокруг Магара возникло свечение, видимое даже немагам.
Потом Магар начал читать другое заклинание, и воздух рванул порыв ветра. Непонятно откуда налетела черная туча, повисшая над кораблем ардов. Те заметили происходящее и тут же перестали грести. Весла повисли в воздухе, а потом их начали втягивать внутрь корабля – вероятно, на всякий случай. Может, они решили, что сейчас начнется ветер?
Ветра не было. Вернее, был, легкий, невесомый, почти не ощутимый, но такой ледяной, как если бы на людей дохнул сам северный континент, закованный во льды. А потом пошел град.
Нет, не тот град, что бывает обычно, – ледяная мелкая крошка, прыгающая на сухой, ждущей дождя земле, нет! Это был смертельный град – ледяные пики, длиной в две ладони со свистом летели вниз, как стальные дротики. Они вонзались во все, куда направила их рука провидения. Не спасали даже кольчуги – сосульки били так, что ломали кости, оставляли огромные синяки и вонзались в деревянную палубу. Вмиг были разорваны в клочья пиратские паруса. Дождь из дротиков – это вам не легкий послеобеденный дождик!
Пираты прикрылись щитами – ледяные острия вонзались в деревянные диски щитов с такой силой, что оставляли в них щербины.
На «Капулете» радостно завопили, глядя на избиение ардов, но Магар не остановился на достигнутом. Он запел новое заклинание, и в супостатов с треском полетел огнешар, ударивший прямо в главную мачту, покрытую обрывками парусов.
Разбившись о твердое дерево, шар растекся по снастям волной огня, и паруса, отсыревшие под ледяным дождем, мгновенно вспыхнув, зачадили багровым, дымным пламенем.
Еще один шар разбился в толпе пиратов и оставил на месте падения пять человек обожженными или мертвыми.
Магар бил и бил по горящему кораблю, пока не устал, опустошенный, как бочка водовоза высохшим огородом. Последнее, что он сделал, – выпустил во врага какое-то заклинание, после которого арды в панике заметались, забегали и вдруг начали сбрасывать с себя кольчуги, куртки, вопя и не обращая внимания на полыхающие снасти.
Им было не до пламени, «Желтая почесуха» – одно из самых страшных заклинаний, применяемых против вражеских войск. Не все черные маги могли ее наколдовать, только самые отчаянные – заклинание могло вырваться из-под контроля и ударить по своим. На поле боя его применяли редко. Магар решился применить его только потому, что был в море и объект заклинания находился на приличном расстоянии от его корабля.
Сейчас арды раздирали свое тело – до боли, до крови, до мяса, сводимые с ума невыносимым зудом. Действие заклинания прекратится только часов через пять или же, если у них на судне есть маг-лекарь, способный облегчить страдания несчастных, немного раньше.
Разомкнув цепь, Магар облегченно вытер пот с высокого лба и весело подмигнул побледневшему Герлату:
– Ну как, дядя, я хороший маг? Ну хоть раз похвали, а?
– Хороший, – вздохнул Герлат. – Только когда ты начал кастовать почесуху, я чуть не разомкнул Стрелу. Как это ты не ударил по нам самим – уму непостижимо! Зачем было так рисковать? Куда бы они делись? Ты и так их чуть не спалил! Стрелял бы огнешарами да стрелял!
– Ага… и отказать себе в удовольствии позабавиться? – хмыкнул Магар. – Скажи спасибо, что не накастовал «Огненный туман» – не рискнул.
– Спасибо, что не рискнул! – Герлат демонстративно поклонился Магару, стоявшему подбоченившись, как король, принимающий подарки от подданных. – Дунул бы ветер в нашу сторону, и нам всем конец! Сгорели бы заживо! Как это у тебя мысль-то такая появилась! Кстати, откуда ты знаешь заклинание «Огненный туман»?! Оно же запрещено к использованию договором трех стран!
– Ну-у… знаю … – туманно сообщил Магар и тут же перевел разговор на более интересную и безопасную тему: – Может, поужинаем? С вином и пивом? У меня столько сил ушло на эту атаку – внутри все аж трясется от голода! Пусть эта толстая туша расстарается угостить героев!
Через пятнадцать минут они сидели за столом в офицерской столовой. Вино, пиво – все было выставлено благодарным капитаном, как и великолепные копчености из морской рыбы, подходящие к случаю. Капитан заметно отмяк и уже не глядел на близнецов, как крестьянин на лесного зверя, покушающегося сожрать хозяйских овец.
Герлат сидел задумчивый, пил на удивление мало, ел тоже немного и через некоторое время вдруг спросил капитана:
– Скажи, нападение ардов в это время года – нормальное явление?
– Хм… честно говоря, нет, – признал капитан. – И вообще – корабль похож на ардский, но… не совсем. Такое ощущение, что кто-то из местных рядился под ардов. Только зачем? Слышал я о таких пиратах, но пока что не встречал. Арды в это время года обычно сидят дома, занесенные снегом по самую крышу. Какие могут быть пиратские набеги? Если только они застряли где-то на островах у побережья Срединного материка… и это может быть. Грабят впрок, да и жрать ведь им чего-то надо. А весной вернутся домой. Но это только предположение, не худшее, чем любое другое. В общем, спасибо, я отвезу вас туда, куда вам надо, ладно. Но… не шалите, ребята, хорошо?
Магар усмехнулся:
– Это уж как получится, капитан. Если только не заскучаем…
* * *
Последние горсти земли. Последний взгляд на то, что составляло радость жизни. Окровавленные руки покрылись коркой грязи и болели. Открылись раны на боку, на плечах, и одежда стала мокрой, как если бы на него опрокинули ведра соленой воды.
Встал, шатаясь, посмотрел на солнце, скрывающееся за горизонтом, и медленно побрел по морскому берегу туда, где мог получить помощь, вылечиться, отлежаться для того, чтобы подумать – кто во всем виноват? И почему все так случилось?
Он не был наивен. Здесь попахивало заговором, и не просто попахивало, а воняло, смердело, несло, как из гнилой помойки! Переворот – вот что это было.
Шаг за шагом, шаг за шагом… хрустит прибрежная галька, першит в горле боль потерь. Не думать, забыть – пока забыть! Окаменеть душой – иначе только смерть. Иначе организм откажется жить! Но нельзя, нельзя пока умирать – месть! Вот что тащит вперед огромное тело, отказавшееся умирать, – желание отомстить.
Не так просто оказалось его убить. Река отказалась принять тело, отрезвила ледяным холодом, сравнимым с укусом змеи, привела в чувство, и теперь он здесь – изрубленный, исколотый, но живой. Почти живой. Разве это жизнь, когда ты пережил своих детей? Своих любимых детей… лучше бы они остались в Корпусе, лучше бы не стали лекарями! Проклятая профессия! Проклятый Совет! Добраться бы до Неда. Рассказать ему. Попросить уничтожить эту свору! Нет, потребовать уничтожить! Ради дружбы, ради памяти сыновей! Жить ради мести!
Шаг, еще шаг… голова кружится от потери крови. Но у него много крови. Если бы он мог отдать ее своим сыновьям! Он бы отдал ее всю, до капли, лишь бы они жили…
Если бы не кольчуга, которую он надел перед тем, как идти в подземелье, он и сам, наверное, не выжил бы.
Интересно, живы ли Хеверад с Сандой? Если и живы, то завалены таким количество земли, что для их освобождения нужно копать целому полку землекопов. Нет, скорее всего, их раздавило. Разве можно выжить под таким весом?
Птица кричит протяжно, заунывно. Морская птица? Стервятники? Им есть чем поживиться там, на берегу, где подземная река вливается в море. Десятки трупов – знатная добыча. Есть чем попировать.
Город уже спит. Улицы темны, и лишь у богатых домов горят масляные фонари, отпугивающие демонов ночи и грабителей, бледным кругом очерчивающие границу света и тьмы.
Шатающаяся фигура привлекла двух ночных разбойников, они сделали к ней шаг, но… по мере приближения фигура росла, и двое плюгавых вернулись на место, в переулок. А ну как успеет уцепить за глотку своими ручищами? Задавит, как цыплят!
Последние шаги шел на чистом упрямстве, уже не надеясь, что дойдет. Красный туман в голове сменился черным туманом, накрывающим спасительной тьмой. Но упасть, отдаться Смерти нельзя – не для того он выжил, не для того шел сюда долгие ли.
Бух… бух… бух… тихие удары, а ему казалось – гремит на всю улицу.
Знакомый резкий скрежещущий голос:
– Кого демон принес?! Не дадут поспать старику! Только увидел красивый сон, а вы тут как тут! Болеть надо днем, когда солнце светит… ты?! О Создатель! Держись, да держись же – я тебя не удержу! Сюда-сюда! О боги… ладно, лежи тут. Я сейчас принесу чего-нибудь подстелить – только дверь закрою. О боги-боги – как вы иногда зло шутите! Сейчас, сейчас…выпей вот это… да пей, пей же! Ну! Вот так. Теперь лежи, сейчас я поколдую…
Зеленое свечение… заклинание вязью ложится в пространство, и раненый розовеет, цвет его лица перестает быть таким сине-бледным, как у покойника.
Раны на лице, на голове, на боках, плечах, ногах – везде, где иссекли его вражеские мечи, – затягиваются, шрамы грубеют, становятся почти незаметными.
Почти, потому что их все равно видно – слишком они глубоки, слишком велики. Больной засыпает, успокоенный и слабый, – большая кровопотеря, да и активизация сил организма на лечение ран не способствуют бодрости.
Лекарь еще долго сидит, глядя на огромного человека, лежащего возле печи. Лицо старика грустно, маска печали покрывает его резкие, слегка надменные черты.
Собравшись с силами, лекарь встает и, кряхтя, отправляется в свою комнату. Возвращается с одеялом и, не обращая внимания на то, что больной грязен и покрыт коркой крови, укутывает его до подбородка, тихо бормоча под нос:
– Ничего-ничего… я и не таких поднимал! Беда-то какая… ох, беда. Где же ты бродил все это время? Ладно… завтра поговорим. Мне тоже надо отдохнуть. Стар я, понимаешь ли. Все считаю себя молодым, а чуть поколдовал, и все – ноги трясутся. Спи, и я посплю.
Лекарь, шаркая ногами, уходит, и в комнате воцаряется тишина.
В окошко, в щель между занавеской и стеной, заглядывает красная луна, будто хочет узнать – жив ли тот, кто выжил вопреки судьбе, тот, кто должен был отправиться на небеса, но почему-то задержался в этом мире.
Раненый спит, и его широкая грудь тихо движется вверх-вниз.
Лучи солнца прорвались через щель, в которую не так давно заглядывал любопытный взгляд красной луны, и ткнулись в веки разметавшегося на полу человека. Он зажмурил глаза сильнее, потом открыл их, снова зажмурил. Отодвинулся в сторону от солнечных пик, оперся на локоть и осмотрелся, будто не понимая, где находится.
Впрочем, скорее всего, и не понимал, потому что узнавание пришло к нему через несколько секунд, с болью, с тяжкими воспоминаниями, с теми картинками, что будут стоять перед его глазами всю оставшуюся жизнь.
Человек застонал, глухо, утробно, и было это похоже на рев могучего быка, которому всадили в сердце раскаленное копье. Мужчина сидел на полу, схватившись за голову, раскачивался, как на ветру, и на его искаженном лице было написано такое неизбывное горе, которому нет пределов, нет конца, для которого нет никакого лекарства – кроме времени, пожирающего все на свете, и хорошее, и плохое.
Послышались шаги, скрип половиц, открылась дверь в кухню, и вышел Сенерад, помятый, как после похмельной попойки. Этой ночью он потратил много жизненных сил, чтобы вылечить человека. Удивительно, как тот дошел до лекаря, – кроме поверхностных повреждений у него было достаточно и внутренних: кровоизлияния от ударов и множественные проникающие ранения. Видимо, Жересар просто отказался умирать. И организм подчинился.
– Проснулся? – спросил Сенерад, усаживаясь за стол. – Сейчас я очаг растоплю, будем пить отвар, будем есть. Худо, да? Расскажешь? Весь город гудит… все обсуждают захват дома Хеверада. Говорят, что вы спятили, захватили короля и королеву, а потом сбежали, бросив их в развалинах. Теперь королевская чета в Совете, под охраной. Вас объявили преступниками, открыли на вас охоту. Что с Имаром? Что с ребятами? Попить? Дать попить? Сам возьмешь или мне подать? Как себя чувствуешь?
– Как? – прохрипел Жересар. – Я мертвец. Вот как я себя чувствую! Только отказываюсь это принять! Сам возьму – налей чего-нибудь. Если есть – вина. Побольше. Много крови потерял, надо восстановить.
Жересар встал на колени, постоял, привыкая, похожий на небольшую лошадь, каким-то чудом забравшуюся в дом Сенерада, потом с усилием оттолкнулся и встал на ноги, раскачиваясь, как дерево под ураганным ветром.
Сенерад бросился к нему на помощь, но Жересар оттолкнул его руку:
– Сам! Лучше вина достань! И поесть чего-нибудь. И вот еще что – смыть с себя нужно все это.
Лицо Жересара покрывала такая корка грязи, что узнать его было довольно трудно. Добродушное толстогубое лицо лекаря сейчас было черным, как у демона.
Сенерад содрогнулся – от того огромного веселого мужчины, который не раз приходил к нему вместе с Имаром, не осталось и следа. Жересар похудел, щеки ввалились, а запавшие глаза горели яростью, как у быка, намеревающегося поднять на рога своего противника.
Через полчаса они сидели за столом и молчали. Вернее, молчал Жересар, а Сенерад не решался его молчание нарушить. Успеется. Будет еще время. Пусть придет в себя.
Жересар выпил не менее полутора литров легкого вина, даже не разбавляя водой. Съел большой кусок мяса, безучастно прожевывая его, как мог бы жевать траву или тряпку, безвкусные и неудобоваримые.
Когда последний кусочек мяса исчез в желудке лекаря, он откинулся на спинку кресла, вылил в свою кружку остатки вина из кувшина, большими глотками выпил и, опустив кружку на стол, поднял глаза на Сенерада:
– Говоришь, объявили нас государственными преступниками? Короля с королевой мы захватили? Твари… ох, какие твари! Это переворот. Никто никого не захватывал – кроме них, конечно. Имар мертв. Мои ребята мертвы. Мы уходили с Хеверадом и Сандой, когда Совет пытался их захватить. Под землей нас ждали наемники, скорее всего Ширдуан, но я не уверен. Великого Атрока там не было. А был Жордар. Имар с ним бился. Видимо, это те, что остались живы после падения дворца. Они каким-то образом связаны с Советом. Я сделал вывод из увиденного – они нас точно ждали, ждали, когда мы будем уходить единственно возможным путем. Ребята мои… мои сыновья… – Жересар задохнулся и закрыл глаза, пересиливая боль в душе. – Не прощу!
Они посидели молча еще минут пять, потом Жересар спросил:
– Они что, спускались в подземелье?
– Кто они? – не сразу понял расстроенный Сенерад.
– Ну… люди Совета. Они откопали подземный ход? Откуда они взяли Хеверада? Санду?
– Не знаю… – растерянно развел руками старик, – откуда-то взяли. Ничего они не откапывали – так, пошастали по развалинам, и все. Вся груда развалин так и лежит на месте – кое-что мародеры растащили, пока их не погнали оттуда гвардейцы, а сейчас развалины потихоньку разбирают рабочие, вытаскивают трупы, собирают имущество. Сказали, что король и королева не пострадали, их успели отбить у сбежавших злодеев, что вы бросили их по дороге. А что, разве не так… хм… в смысле – разве Санда и Хеверад не в руках Совета?
– Сомневаюсь, – покачал головой лекарь. – Они были глубоко под землей. И скорее всего, там и находятся. Живые или мертвые. Мы спустились под землю шагов на сто, не меньше, когда тоннель обвалился. Потом мы бились. Врагов было очень-очень много. Мы многих убили. Имар многих убил. Я, когда падал, увидел, как он колдует. Наверное, выпустил демонов, потому что часть тех, кто там был, оказалась порвана в клочья.
– А откуда ты знаешь? И как ты очутился здесь? Как дошел?
– Не знаю, – развел руками лекарь, – очнулся на берегу, там, где подземная речка вливается в море. Нашел моих ребят, похоронил. Там много было трупов и кусков тел – видимо, кто-то прибрался и бросил нас в реку. После того как я похоронил ребят, пошел в город. Идти мне было не к кому, кроме как к тебе. Ты связан с Недом, никто не знает, что ты с ним связан, кроме близких людей. Похоже, что я неосознанно посчитал, что идти могу только к тебе, – в других местах быть опасно. Вот и пришел. Не прогонишь?
– Ну что ты несешь? – Старик возмущенно махнул рукой. – Куда я тебя прогоню? Да меня бы Нед за такое порвал! Да и просто – свои же люди… Ох, беда-беда… мне очень жаль твоих ребят. Нед рассказывал о них – хорошие были парни, очень хорошие.
– Они умерли как воины, – изменившимся голосом сказал Жересар. – С мечом в руках. Многих положили, хорошо их обучал учитель. Я тоже многих побил, шеи им посворачивал. Имар – тот вообще как демон. Если бы не он – нас бы сразу смяли. Он, наверное, тоже погиб. Трупа я его не видел, но там нельзя было уцелеть. Как я сам выжил – непонятно. Видимо, бог войны так захотел. Я должен отомстить за смерть ребят, тогда могу сойти в могилу.
– Хм… а жена? У тебя же еще дочь есть? – напомнил Сенерад. – Они как? Не говори ерунды – жить нужно. Даже если отомстишь. Всему свое время – время для мести, время для жизни. Вот появится Нед…
– Его нужно как-то предупредить. Боюсь, что ему грозит большая, очень большая опасность. Если изображают, что король и королева у Совета, это кому-то зачем-то да нужно? Зачем? И вообще – где их держат?
– Держат? Вчера мне рассказала одна женщина – она на рынке торгует, рынок все знает. Так вот – выделили особняк рядом с городской площадью, окружили его охраной. Теперь там какой-то Хранитель сидит, от Совета назначенный. Объявили, что он будет хранить тела короля и королевы, пока не будут найдены снадобья, способные их разбудить. И пока те спят – вся власть в руках Совета. Теперь понимаешь?
– Понимаю. Нед! Ему грозит опасность. Если кто и может разбудить спящих, так это он. А что там за Хранитель? Что за дом, в котором он сидит?
– Дом как дом. Раньше пустовал, вроде как на продажу выставляли. Принадлежал королевству. Теперь срочно отделывают, строят высокий забор, внутри чего-то переделывают. Что касается Хранителя – сведения противоречивые. Известно только, что это какой-то маг, что он доверенное лицо Совета и не входит в агару. Уж не знаю, как так вышло, что он не входит. Что услышал, то и говорю. Вот. Ты мне скажи – что собираешься делать? Какие у тебя планы? Ты слишком заметная фигура, стоит показаться на улице – сразу схватят. Тебя все знают.
– К Неду нужно ехать. Туда, на север. Что еще-то? Предупредить нужно о том, что тут случилось. Поможешь?
– А как? Есть какие-то мысли, как тебе бежать из города? Тебя на воротах сразу прихватят. Нанять корабль? Встанет в такие деньги… не знаю, как и помочь. У меня есть кое-какие деньги, но я опасаюсь, что их не хватит для найма корабля. Ехать по суше? Можно. Но надо выбраться из города и не попасться по дороге. Если они разослали письма, как делают обычно, когда ищут государственных преступников, то у них теперь на каждом посту при въезде в город висят твое описание и перечень преступлений. И награда – не меньше чем сто золотых за поимку, я слышал такое. За сто золотых большинство добрых подданных короля птичку в поле загоняют до смерти. Тебя сразу отличишь – ты слишком большой уродился. Вон какой здоровенный… хм… что такое? М-да… Слушай, Коста, ты никогда не проверялся на магические умения?
– Ты чего? С какой стати?
Сенерад внимательно посмотрел на собеседника, встал, обошел его со всех сторон, покачал головой и недоуменно сказал:
– Не понимаю. Точно, ты теперь маг. И притом демонолог. Как так вышло, я не знаю. Но что маг – это точно. Уровня четвертого-пятого, примерно так. Сейчас мы проверим.
Сенерад отправился в комнату рядом с кухней, там был его кабинет, вернулся с листком бумаги и подал его ошеломленному Жересару:
– Говори эти слова и сделай пальцами вот так – смотри внимательно. Понял? Повтори пасс. Ага. Теперь давай…
Жересар негромко прочитал заклинание, меняя высоту произношения, щелкнул пальцами, и… над его плечом загорелся маленький светляк, размером с фалангу его пальца.
Сенерад крякнул и, утерев рот, довольно сказал:
– Вот! Что я и хотел доказать! Ну что, привет, коллега-маг! Поздравляю! Кстати, не пояснишь, почему демоны, выпущенные Имаром, разорвали твоих врагов, а тебя не тронули?
– А я знаю, что ли? – буркнул потрясенный лекарь, скосив глаза на сияющий шар. – Ты мне скажи, как его убрать! Я спать теперь не смогу, если он будет висеть!
– На обратной стороне – противозаклинание… Ага, видишь, исчез. Так почему ты все-таки остался жив?
– Ну что ты пристал?! Откуда я знаю?! Может, демоны посчитали меня мертвым?! Может… нет, это ерунда. Этого не может быть!
– Ага! Вот! И ты догадался! В тебе сидел спящий демон! Ты где-то когда-то его подцепил или он с рождения в тебе уже был, а когда демоны бросились рвать всех вокруг тебя, демон очнулся и шуганул своих коллег! Вот почему ты выжил, хотя должен был умереть! Ты с такими ранами точно не жилец, разве не понимаешь? Ты же сам лекарь!
– Нет, не верю… – Жересар помотал головой. – Я взрослый человек, мне много лет, и никогда, никогда этот самый демон не проявлялся, никогда не проявлялись мои магические способности! Это не может быть! Это ерунда!
– И не ерунда. Мне известны случаи, когда магические способности проявлялись и в гораздо более старшем возрасте. Не демонолог ты, да. Ну и что? Демонологов вообще мало. Но ничего нет странного. Совсем ничего. Знаешь что, Коста… пришло в голову… А не мог демон вселиться в тебя как раз тогда, когда Имар убивал ваших противников? Интересная версия, да! Раньше ты не был магом, хотя какие-то способности у тебя все равно были. Когда Имар выпустил демонов, они кинулись рвать врагов, ты как раз потерял сознание и остался беззащитным – твое сознание, твоя сущность были беззащитны. Кто-то из демонов, самый шустрый, быстренько понял – вот возможность получить тело! Немного пожить, почувствовать! И вселился! И тут же начал тебя исправлять – устранять твои раны, подправлять тело. Ты стал худее, пропал живот. И когда тебя бросили в реку, ты был едва жив, а может, даже и мертв, но демон сумел снова запустить твой организм. Теперь он в тебе – как тот демон, что сидит в Неде. Интересно, очень интересно! Я не припомню, чтобы такие случаи были описаны учеными-магами! Впрочем, все, что касается демонологов, всегда было засекречено. Да и не интересовало меня никогда. М-да. Ладно, все это очень интересно, но нам нужно вернуться к нашим проблемам. Итак, что будем делать?
– Что-нибудь будем, – тяжело вздохнув, произнес Жересар, – что-нибудь да будем…
* * *
– Подтягивайтесь! Третий батальон! Ногу, ногу взяли! Что вы как цыплята недокормленные! – Майор громко выругался и обреченно замолчал, качаясь в седле.
Все происходящее ему ужасно не нравилось. Откуда в этом захолустье взяться стольким ардам?! И не сотне пиратов, как оно обычно бывает, ардов тысяча или две! Да с детьми! Откуда?! Пережрали бражки, что ли… ох уж эти деревенские олухи… Вон он, один из них – с виду совершенно тупой осел! Ну что такие ослы могут увидеть?
– Эй, ты! Иди сюда! – Майор повелительным жестом указал на деревенского, и тот предупредительно подбежал, уставившись белесыми тупыми глазами в лицо офицера.
– Ты точно видел, что там тысячи две ардов? С детьми? И не видел кораблей, которые их доставили?
– Да, господин офицер, видел ардов! Сам видел, и мой напарник видел! Я уже рассказывал – раз десять, не меньше! И я не знаю, что сейчас происходит в деревне, – скорее всего, наших уже всех перебили. Вы долго собирались…
– Ты смеешь меня упрекать?! – раздраженно буркнул майор Игрос. – Можешь жаловаться на городской совет! Это они собирались три дня, решали, когда нам выйти. Мы-то вышли через два часа, после того как нам передали распоряжение совета!
– А кому жаловаться? – непонимающе спросил деревенский и с надеждой посмотрел на майора.
– Городскому совету, конечно! – захохотал Игрос. – Кому же еще?! Ну, можешь пожаловаться Совету Замара – он сейчас правит вместо короля и королевы! Поезжай в столицу и жалуйся!
– Майор, ну что вы издеваетесь над несчастным деревенским, – усмехнулся человек в темной одежде, – все-таки он один из тех, кто платит налоги королевству и вправе рассчитывать на нашу помощь и защиту!
– Ютрок, неужели вы соизволили вылезть из вашей повозки? Что, ноги затекли? Устали сидеть или лежать? – ехидно спросил майор. – Как это вы соизволили снизойти до простых людей?
– Ноги затекли, да, – невозмутимо парировал маг. – А еще – услышал ваш разговор. Вот и вылез. Вы зря недооцениваете происходящее, майор. Вдруг на побережье высадилось крупная армия ардов? Вы представляете, что будет с Шусардом, если они в него войдут? Вы помните, что творили арды, когда высаживались на побережье? Конечно же, вы не помните… вы же еще дитя, можно сказать. – Маг тряхнул поседевшими волосами и пренебрежительно отвернулся от покрасневшего со злости майора. – Я-то помню! Арды опасны, жестоки, и они великолепные бойцы! Честь и хвала отцу прежнего короля, что он сумел их усмирить! И вот снова началось, и началось как-то странно… я лично не могу понять, что происходит. Почему дети? Откуда дети? В набег с детьми? Где корабли, на которых они прибыли?
– Врут деревенщины, да и все, – угрюмо заметил майор, оглядываясь по сторонам, будто ожидал, что из-за ближайшей сосны на него сейчас прыгнет ард, – нажрались грибов и видят то, что другие не видят. Не верю! Может, какая-то группа и высадилась, но никак не тысячи ардов! Зачем было гнать сюда целый полк, полторы тысячи бойцов, – не понимаю. Да еще и магов потащили! Вы что, довольны, что вас сорвали с места? Только не врите…
– Недоволен, – кивнул маг, – но в отличие от вас я понимаю, что здесь происходит что-то странное, заслуживающее внимания! И необходимо узнать, что же это такое! Вы что, не знаете? Ведь этого человека допрашивали под заклинанием! Он не лжет – ответственно вам говорю. И все это в высшей степени странно. И я хочу узнать о происходящем все возможное.
– То-то сам глава агары двинулся в поход! – криво усмехнулся майор. – А наш полковник решил – он здесь не нужен. Что достаточно майора, чтобы определить – крестьянин врет. Не знаю… посмотрим, что нас ждет. Эй ты, далеко еще до деревни?
– Вот за ту горку зайдем, и покажется деревня, – объявил селянин. – Немного осталось. Вы быстро дошли, всего за день!
– На то мы и воины! – с оттенком гордости воскликнул майор.
Глава агары незаметно поморщился, отвернувшись к морю, вдоль которого шла дорога, выбитая в склоне холма. Ему надоел майор с его кислой рожей и жалобами на то, что оторвали от важных воинских задач.
Маг был уверен – все важные воинские задачи этого майора заключались в карточной игре, волочении за женами сослуживцев и безудержном пьянстве, коему предавались все офицеры шусардского гарнизона.
То-то полковник не смог поехать – страшно болел после очередной попойки и собирался воспользоваться услугами армейского мага-лекаря. После этого – хорошенько отдохнуть. Он тоже не поверил в рассказ крестьянина о тысячном десанте морских пиратов, посему перевалил свои обязанности на заместителя, майора Игроса.
– Вот, господа! Вот наша деревня! – радостно выкрикнул проводник, указывая пальцем на россыпь домиков, стоявших и на пологих склонах холма, и на краю оврага, в котором текла небольшая река, и на берегу моря, – цела пока что! Видимо, не добрались до нее арды!
– А были ли те арды? – с раздражением повторил майор и скомандовал: – Полк! Слушай команду! Принять боевое построение, приготовить оружие! Капитаны, лейтенанты, занять места согласно боевому расчету! Не зевать! Смотреть в оба!
И добавил уже тише:
– Господин Ютрок, выводите ваших магов. Хватит сидеть в фургонах. Воевать так воевать!
– Повоюем, не беспокойтесь, майор! – усмехнулся маг. – Кстати, вы не обратили внимания на то, что на въезде в деревню прямо на дороге стоит стена? Что кто-то не желает нашего присутствия в этой «гостеприимной» деревне?
– Может, не нашего… может, они от ардов обороняются, – задумчиво протянул майор, вглядываясь в сооружение на дороге. – Похоже на то, как возводит свои лагеря Корпус морской пехоты – частокол, ров, вал земли, ворота. Что бы это могло значить?
– Скоро узнаем, – хладнокровно ответил маг. – Спросим вон у тех мужчин, например, что стоят перед воротами. Почему-то мне кажется, что они знают об этом лучше всех.
– И почему бы это им знать? – невесело съехидничал майор. У него как-то сразу заныло сердце в предвкушении больших неприятностей. Если посмотреть за этих трех человек перед воротами, сразу становится ясно – без неприятностей не обойтись.
Высокий молодой ард в простой куртке, под которой виднелась серебристая кольчуга, за поясом два меча старинной работы – сейчас таких уже и не делают, рукояти совсем другие, ножны старые.
Рядом ард в броне – кольчуга с нашитыми на нее стальными пластинами, закрывающими грудь, топор на поясе, круглый деревянный щит за спиной, шлем, пока что поднятый, откинутый на затылок, – классический пират, гроза побережий.
Третий – явный замарец. Темноволосый молодой человек лет двадцати, с тонкими надменными чертами лица, похож на сына аристократа высшего круга – непонятно, как он втесался в компанию ардов.
Маг, подошедший к майору, негромко выругался:
– Чтобы его демоны побрали! Это же черный маг! Больше того – демонолог, мать его… Господа, быстро из повозок! Активируем амулеты, высшая степень готовности! О Создатель! Нам только этого не хватало! Черный маг-демонолог! Зло! Вот вам и арды, вот вам и… да, майор, не зря мы сюда прибыли! Захватить демонолога – это ли не славное завершение похода?
– Кто бы дал его захватить?! Посмотрите туда, за стену. Видите, там что-то серебрится? Там засел хороший отряд. И в лесу. И вон там, за деревьями. Похоже, что мы вляпались во что-то нехорошее… Так! Машут! Красный флаг! Переговоры! Пойдете?
– Само собой, пойду. Кого-то еще возьмем?
– Лейтенанта Сируса – пусть палку с красным флагом тащит, не самим же нам ее тащить. Эй, Сирус, давай флаг для переговоров. Не забыли взять флаг? Хорошо. Пошли. Сейчас узнаем, что тут за дела творятся…
Назад: Глава 2
Дальше: Глава 4
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий