Ветер с севера

Книга: Ветер с севера
Назад: Глава 12
Дальше: Глава 14

Глава 13

Нед не уехал в тот день, когда пришел корабль из Черного города. И на следующий не уехал. И через два дня. Пришлось вводить Арнота в курс дела, пришлось бегать по инстанциям, улаживая бумажные дела. И еще кое-что пришлось сделать. И это кое-что было самым важным делом, которое Нед сделал за последние дни. Он стал Сурой.
Нед долго думал, стоит ли? Нужно ли ему бултыхаться в этом поганом болоте, мазаться об эти грязные деньги? Прежний Нед с негодованием отказался бы от такой идеи. Нынешний Нед, поразмышляв, решил – а какого демона отказываться? Почему бы и нет? Ведь кто-то займет место Суры? И почему не он, Нед? У него есть все места-закладки, которые он выжал из покойного шатрия, он знает систему управления организации, а Суру эти люди никогда не видели. Потому будут исполнять все то, что скажет им тот, кто положит записку, помеченную условным знаком. И эти условные знаки Нед запомнил.
Разве плохо иметь под рукой невидимую, сильную армию? Сура остался на месте – кто знает, что им был Ойдар? Если только Великий Атрок и ее приближенные. Больше – никто. Северному испасу нужны деньги, очень нужны. И он их получит.
Пришлось задержаться еще на неделю, и это раздражало Неда. Шли дни, недели, а он будто топтался на одном месте, не в силах сдвинуться, решая проблему за проблемой. А их становилось больше и больше, несмотря на то что Нед решал их просто-таки пачками.
Отправлены нагруженные корабли в Черный город, но Нед сидел в Шусарде как пришитый.
Арнот, который приехал неделю назад, рассказал обо всем, что делалось в деревне, и Нед удивился тому, как много сделано. Все силы ардов были брошены на строительство домов – рубили лес, подводили крыши, и за эти недели на месте деревни выстроился город. Пока лишь деревянный город, но теперь арды имели крышу над головой, а это немаловажно. Потом построят каменные дома, крепость, но – пока вот так. И теперь у них были свои дома, а человек, который имеет дом, будет его защищать.
Теперь у ардов была родина.
* * *
– Да… здорово! А знаешь, что еще я попросила исправить? Шш… Вот!
– Зачем? Ерундой занимаешься. Хм… а что, тоже можно? Все-таки хорошо, когда женщина лекарка, правда?
– Да-а… для женщин – просто здорово, когда есть такая! Я ее прибить хотела в первый же день… хорошо, что не прибила. Так-то она девка хорошая. Но наглая! Представляешь, в первый же день предложила Исоре стать любовницей!
– И та? Что та?
– А ничего… не знаю точно. Вроде да…
– Слушай, а это не противоречит клятве, что мы не будем ни с кем, кроме конора?
– Так она и не мужчина! Исоре всегда любила это дело… и любит.
– Нет, такое не по мне. Нет ничего лучше мужчины! Ты вот что скажи…
– Эй, вы! Хватит болтать! – Нед недовольно покрутил головой. – Я сосредоточиться не могу! Вот демоновы документы!
– Бедный… – прошептала Дере. – Какая гадость эти бумажки! Как я его понимаю!
– Нет, не могу – надоело! – вздохнул Нед, встал из-за бюро и, подойдя к кровати, плюхнулся на спину. Потом снял сапоги и бросил на пол, давая отдых ногам.
Сегодня он отказался идти в город, поручив дела Харалду и Арноту. Собрался разобраться с бумагами, написать несколько заклинаний для Харалда, но бумажная работа привела его в такую тоску, что Неда тошнило от одного вида листов бумаги. И он решил взбунтоваться. Оказывается, жизнь короля не такая уж и веселая штука. К власти прилагается, как оказалось, куча бумаги и бочки ответственности.
– Как там у вас сложилось с магиней? – Нед закинул руки за голову и уставился на двух «теней», сидящих в креслах с мечами в руках. – Девица шустрая, везде нос сует. Помнится, вы хотели ее побить, или мне показалось?
– Кхе-кхе… Мы не помним, – хитро блеснув глазами, ответила девушка. – Ну так… сердились слегка на нее, потом… перестали.
– Конечно, зачем на нее сердиться, если бесплатно на вас работает, да? – усмехнулся Нед. – Можешь не отвечать. Все и так ясно. А скажи, по ощущениям – чего ей надо? Зачем на самом деле она к нам пришла? Зачем лезет к вам, ищет дружбы, спит в одной комнате с вами? Что ей надо?
– Конор, тебе виднее, – пожала плечами Дере. – Я понимаю, ты везде сейчас видишь происки врагов – и немудрено, если вспомнить, что творилось всего неделю-другую назад! Но мне кажется, она приличная девушка. Любопытная, умная. Она хитренькая, но это же не порок. То, что она как с мужчинами, так и с женщинами кувыркается, так это ее дело. У нас таких полным-полно. Когда мужчин не хватало, бывало, девушки так и спасались… от скуки. У нас только мужчин не любят… эдаких. Неправильных. А вот женщины с такими замашками не порицаются. У меня сложилось впечатление, что Гира решила оторваться от своего народа. Она расспрашивала, как ведут себя женщины ардов, какие у них обычаи.
– И что, ей понравились обычаи ардов?
– Мне кажется, да, – глубокомысленно ответила девушка, помолчала и, поправив перевязь на плече, добавила: – Она хочет найти среди ардских девушек тех, у кого есть магические способности, сделать из них магинь. Говорит, что в Замаре девушкам не дают заниматься магией и что женщины тут на положении рабов. Это правда, конор? Ты лучше знаешь замарских женщин. Что, они и в самом деле на положении рабынь? Я не видела воинов-женщин в Замаре, воины – только мужчины. Имею в виду, в Замарской армии. Вот в Братстве Ширдуан – да, им все равно кто воин, мужчина или женщина.
– Хм… в общем-то, она права, – признал Нед, – женщины Замара ограничены в правах. В армию их не берут, точно. И магии обучают неохотно – это я тоже слышал. Но разве то, что женщин не берут в армию, – плохо? Вот представь себе, я когда-то был копейщиком в Корпусе морской пехоты – у меня в руках здоровенная дрына, на мне куча тяжеленного железа. Я шагаю на жаре, под палящим солнцем, или под дождем, на ветру. Эти тяжкие марши по многу ли в день, еда всухомятку, грязь, пыль… А раны? Представляешь, копьем ударят в живот? Женщине?
– Представляю, – грустно усмехнулась Дере, и Нед осекся, вспомнив два тела со страшными колотыми ранами от копья.
– Ну вот видишь, – тусклым голосом подтвердил он. – Да и к тому же женщины слабее мужчин. Потому их и не берут в армию.
– Замарских женщин, – кивнула Дере, – а мы не замарские женщины. Многие из нас сильнее, быстрее, выносливее замарских мужчин. И кроме того, а кто мешает использовать женщин не в тяжелой пехоте, а в легкой? Например, в качестве стрелков из лука? Или из арбалета? Ну и мечники – тут нам равных нет, согласись!
– Соглашусь. Вам бы еще пройти обучение шатриев – равных вам бы тогда точно не было. Эх, жаль, Амела не может… она бы вас научила. Только вот шатриев учат немного другому – они не вступают в честные поединки. Для шатрия главное – убить и уйти живым. Любым способом. Бесшумно подкрасться, метнуть нож, выстрелить из трубки отравленной стрелой, голыми руками убить – это для них в порядке вещей. И в этом они сильнее всех.
– Да, я знаю, – улыбнулась девушка, – нам Харалд показывал. Мы на него нападали все толпой, а он валял нас голыми руками, как детей! А мы ведь сильные, ты знаешь. Разбросал, как щенков, и так играючи, без всякого усилия! Я тоже так хочу.
– И я! – вмешалась Нисса, вторая «тень».
– В моих планах организовать обучение, – кивнул Нед. – Будем учить бойцов. Харалд и Иса будут учить.
– Этот парнишка? – хмыкнула Дере. – Он скромный такой… брат Харалда. Что, он тоже умеет?
– Еще как, – улыбнулся Нед, – он атрок. Не смотрите, что он такой молодой. Этот парень… В общем, если он и уступает Харалду, то ненамного.
– Кто еще там? – нахмурилась Дере, когда в дверь кто-то осторожно постучал.
Послышался знакомый хрипловатый, но звучный голос:
– Конор, это Гира!
– Только говорили о ней – и вот она! – хмыкнула Нисса. – Как чует! Пустить?
– Пусти, – обреченно вздохнул Нед. – Не дадут ведь полежать!
– Хочешь, я ее прогоню?
– Нет уж… пусть входит. – Нед сел на краю кровати и стал надевать сапоги. Потом подумал: а какого демона? Это не он к ней пришел, а она к нему! Не нравится, что Нед валяется перед ней на кровати, – пусть идет в преисподнюю.
Дверь распахнулась, и в комнату вошла Гира. Ее наряд теперь мало отличался от костюмов ардок: кожаные штаны в обтяжку, кожаная куртка, белая рубашка – только все это было великолепного качества, не такое простое и грубоватое, как у воительниц. И кожа штанов и куртки помягче, и рубаха не из простого полотна, а из шелка, украшенная кружавчиками, – все это одеяние Гире очень шло, и она прекрасно осознавала, как она выглядит. Ее движения были вкрадчивыми, ленивыми, грациозными, как у огромной хищной самки югра. Зеленые глаза девицы смотрели весело и нагловато. Оглядев Неда с ног до головы и задержавшись на его штанах, обтянувших сильные бедра, Гира встала у двери и выдохнула низким вибрирующим голосом:
– Приветствую, конор! Девушки, вы разрешите подойти к нему поближе? Обещаю, я на него не нападу… и не попытаюсь сделать с ним ничего плохого.
– Подходи, – кивнула Дере, улыбнувшись одними глазами, – только не делай резких движений. Так, на всякий случай…
– Не буду! – с милой улыбкой пообещала магиня. – Я вообще люблю двигаться плавно… так приятнее и для здоровья полезнее. Резко двигаясь, можно себе что-нибудь сломать, не правда ли, конор?
– Ты что хотела? Зачем пришла? – спокойно спросил Нед, не желая участвовать в ее словесных выкрутасах.
Девица всегда говорила так, как положено предсказательнице, – говорит вроде одно, а прислушаешься – слышишь совсем другое.
Нед как-то раздумывал над этим обстоятельством: отчего все предсказатели выражаются так, чтобы было непонятно, или так, чтобы всегда присутствовал двойной или даже тройной смысл? После размышлений понял: это для того, чтобы их не поймали на мошенничестве. Деньги с простачков собирают. Из всех этих предсказателей на самом деле что-то предсказывали хорошо если процентов десять. Остальные лишь деньги на базаре собирали. И чтобы не поймали на слове – надо иметь пути отступления. Вот и темнят…
– Поговорить хочу, – волнующим голосом сказала Гира, присев на край кровати и случайно коснувшись коленом бедра Неда. – О будущем, о жизни. Можно? Ты не очень занят?
– Не очень, – ворчливо ответил Нед, отодвигаясь от шустрой девицы. – И что ты хочешь узнать? Или хочешь что-то сообщить мне? Увидеть мое будущее?
– Я и так его знаю, – пожала плечами Гира, откидываясь на бок и подпирая рукой аккуратную головку, постриженную уже по ардской моде. – Ты будешь великим королем, собирателем земель. Я о себе хочу поговорить. Ты позволишь мне собрать всех девочек-ардок, которые проявляют магические способности, и обучить их магии? Ну и женщин тоже. Возможно, они не захотят становиться магами, так что придется их заставлять. И кто, кроме тебя, сможет это сделать? Они послушаются только тебя! Я вот что скажу: маги тебе пригодятся, когда пойдешь к своему будущему, заверяю тебя. Тебе нужна своя агара, и во главе ее нужен верный человек, верная женщина. И я хочу, чтобы эта агара была женской. Только женской. Как тебе такое предложение?
– Я не против, – кивнул Нед. – За одним исключением: кто проявит способности демонолога, будет обучаться не так, как обычные маги.
– Как скажешь, – улыбнулась Гира, – но их все равно придется обучать основам магии. Потому придется учиться у меня. Кстати, и твоим – Харалду, Исе – тоже стоило бы поучиться общим умениям магов, они ничего не умеют, кроме простейших заклинаний. Ты позволишь их поучить, как время будет? Я умею многое…
– Не сомневаюсь, – хмыкнул Нед, – поучи. Все? Или еще что-то?
– Давай я поправлю тебе лицо? Уберу шрамы на теле? Игар – хороший маг, сильный, но у него нет того опыта, что у меня. Видел, что я сделала с братьями Югар? Правда, красавцы получились? Вот! Давай помогу, не бойся!
– Конор ничего не боится! – хмуро заметила Дере, наблюдая, как рука Гиры касается бедра Неда.
– Прости, я не хотела обидеть нашего любимого конора! – удрученным голосом заметила Гира, но Нед почувствовал, как в ней бьется безудержное озорное веселье. Оно просто-таки выплескивалось из лекарки, хотя внешне Гира была грустной и смотрела на Неда виноватыми глазами.
«Ох, и не проста ты! – подумал Нед. – Глаз да глаз за тобой нужен! Просмотришь – опомнишься, а уже лежишь в кошельке у тебя на поясе! Нет уж, хватит мне проблем с женщинами! Хм… может, и правда физиономию поправить? К чему мне приметы, по которым меня может узнать любой человек?»
– Времени много займет?
– Как пойдет, – пожала плечами Гира, – шрам на лице уберу минут за… двадцать, да. На шее и ключице… ну, тоже примерно так. Ухо… тоже минут пятнадцать, не меньше. Сам пойми, не простые раны, старые, уже затянувшиеся – их сложнее править. А ухо надо отращивать, там у тебя ведь кусочка не хватает. И срослось оно плохо. Ну что, давай?
– Давай, – кивнул Нед. – Что я должен сделать?
– Снять с себя одежду, – улыбнулась Гира, – и вот еще что… мне тоже придется раздеться.
– Зачем это? – подозрительно спросил Нед. – Я что-то не видел, чтобы Игар раздевался, когда лечит!
– Чем больше площадь контакта твоего тела с моим, тем быстрее пойдет лечение и тем легче мне лечить, – снова улыбнулась Гира. – Я вхожу в соприкосновение с твоей аурой, а потом начинаю через нее исправлять то, что хочу исправить. Не беспокойся, я не собираюсь тебя соблазнять… по крайней мере в этот раз.
И снова волна веселья, сквозь которое просматривалось некое волнение и затаенное желание, – Гира хотела стать его любовницей, но умело скрывала это желание от окружающих.
– Вот еще что, – продолжила она объяснения, – мы должны обменяться капельками крови. Ты не против?
– Как обменяться? – не понял Нед. – Каким образом?
– Я уколю себя и тебя. Мы слизнем капельки друг у друга с тела, вот и все. Это чтобы усилить контакт.
Нед прощупал эмоции девушки – никакой агрессии, никакого злого умысла. Но что-то она задумала – это точно. Впрочем, не попробуешь – не узнаешь – так говорили в народе. Голову откусывать не собирается, так что пусть делает. Не так просто с Недом совладать – если и задумала какую-нибудь пакость, как задумала, так и передумает! Побоится!
– Ладно, лечи, – кивнул Нед. – Что я должен сделать?
– Сними всю одежду. Потом я скажу, что тебе делать. Девушки, прикройте дверь и никого не пускайте. Вообще никого. Прерывать процесс нельзя! Иначе могут быть очень нехорошие последствия. Например, вместо уха вырастет что-то, что можно носить только в штанах. – Магиня хихикнула, но Неду стало не по себе. А что, если и правда вырастет чего-то непотребное… на лбу, например! И что потом?
Как будто услышав его мысли, Дере встала и, держа меч в руке, спокойно сказала, глядя в глаза Гире:
– Подружка, я тебя очень уважаю. Ты хорошая подруга и замечательная лекарка. Но! Если ты сейчас обманываешь, если после твоего лечения с конором что-то случится – он заболеет или умрет, – ты умрешь тоже. И умрешь нелегко. Я не пугаю, я предупреждаю. У тебя будет две тысячи врагов, которые ни перед чем не остановятся, чтобы тебя уничтожить. Ты понимаешь это? Подумай, прежде чем ты сделаешь что-то, о чем потом пожалеешь.
– Клянусь моей душой, – торжественно начала Гира, – что конору Неду Черному не будет нанесено никакого вреда. После моего лечения он будет здоров, красив, весел и любвеобилен, как сто каратуров, вместе взятых! Мое будущее связано с его будущим – это я знаю точно. Так зачем буду наносить ему какой-то вред? Об этом даже говорить не надо! Он – мой конор! И я за него порву всех в клочья!
От девушки снова пошла волна бесшабашного веселья, как будто она развлекалась, наслаждаясь происходящим, и Нед снова заколебался – надо ли ему это? Потом попросит Игара, и тот поправит ему физиономию. Или Герлат. Или… вообще не надо править! Говорят же его «тени», что Нед прекрасно выглядит, – так какого демона стараться? И вообще…
Додумать Нед не успел – Гира шагнула к двери, проверила засов, кивнув Дере, вставшей у входа, и начала быстро сбрасывать с себя одежду. За секунду слетела куртка, потом рубаха, обнажив женщину по пояс, потом она стянула щегольские сапожки на высоком каблучке и, распустив завязки, сдернула штаны вместе с трусами, оставшись нагой.
Облегченно вздохнув, провела руками по груди, гладким бедрам, животу и, улыбнувшись Неду, сказала:
– Люблю ходить голышом. Кожа дышит, организму так лучше. Я и девушкам советую – побольше ходите голенькими, по возможности так и тренируйтесь. Кожа дышит, мышцы ничем не стеснены, работают энергичнее. Я дома всегда так хожу. Видите, девчонки, никакого лишнего жира, никаких лишних складочек! Хорошее тело, правда? Конор, тебе нравится мое тело?
Гира подбоченилась, хитро посмотрев на Неда, а тот, слегка ошарашенный, не нашелся что сказать – лекарка и вправду была хороша. Нечто среднее между Сандой и Амелой – гладкое, сильное тело, более зрелое, чем у любимых женщин Неда, чуть помассивнее, с очень даже впечатляющими формами.
Нед хмыкнул, но не успел ответить. Гира скакнула к нему на постель и стала раздевать его – умело, будто уже делала это тысячи раз. Впрочем, почему и не тысячи раз? Судя по разговорам девушек, магиня была совсем не промах в любовных делах.
Через несколько минут Нед был раздет и смущенно краснел, поджав губы.
Гира пошарила в своей одежде, достала иголку, посмотрела ее на свет, затем сказала несколько слов и сделала пассы. Кончик иглы стал вишневым, запахло разогретым металлом.
Магиня затрясла рукой, подула на иглу, шутливо скривившись и вполголоса ойкнув:
– Горячая! Я, когда нужно что-то втыкать в тело, за исключением меча, конечно, этот инструмент стараюсь обжигать. Давно известно, что лихорадка боится огня! Не зря, когда приходит чума, дома умерших от чумы сжигают – огонь съедает чуму. Итак, приступим!
Гира снова влезла на кровать, села на Неда верхом, вначале устроившись на его бедрах, примерилась – и переползла выше. Села ему почти на грудь, прицелилась иглой и ткнула около правого соска. Нед поморщился, на его груди выступила красная густая капля. Ранка тут же затянулась, но капля осталась лежать, как маленькая болотная ягодка, алеющая на луговой траве.
Гира отползла назад, наклонилась, слизнула эту каплю, пройдясь по соску Неда горячим языком. Облизала губы, лукаво сказала:
– Какой вкусный у нас конор! Так бы и съела! Мм!
Потом снова пересела повыше и, когда ее полная грудь нависла над лицом Неда, сильно ткнула иглой себя в левую грудь, вывесив ее над губами Неда. Воткнула она, видимо, глубоко, потому что из ранки показались несколько капель крови. Они сползли по груди и собрались на крупном соске в большую красную каплю.
Гира осторожно взяла Неда за подбородок, наклонилась и ткнула грудь ему прямо между губ:
– Слизни! Вот так! Хорошо… теперь нужно немного подождать. А я подготовлю тебя – как надо лежать. Вытяни ноги и чуть разведи в стороны, ага… Не надо стесняться, ты нормальный мужчина, и любой, если по нему ползает голая женщина, возбудится. Странно было бы, если б такого не произошло. А ты хорош, да… Подушку долой! Руки вытяни в стороны – крестом! Вот так и лежи! Не двигайся, что бы ни происходило! Ты почувствуешь жжение, щекотку – не двигайся. Когда закончу, я тебе скажу. Пока лежи так. Я начинаю.
Гира села на бедра Неда и начала нараспев читать заклинание – Нед такого не знал. Довольно сложное, с множеством переходов с низших нот на высшие, с пассами. Вначале магиня водила руками только по воздуху, а потом, когда ее руки засветились явственным желтым пламенем, от которого в пространстве оставались светящиеся следы, гаснувшие в течение пяти секунд, она стала гладить тело Неда, проводя вдоль боков горячими ладонями.
Нед не удивился тому, что он не знал этого заклинания, – за время, что Юрагор отсутствовал в этом мире, маги открыли множество заклинаний, неизвестных древним. Впрочем, и он знал много таких заклинаний, которые не знали современные маги. Вообще знания имеют обыкновение теряться в веках, и частенько бывает так, что кое-что открывают заново. Не зря говорят: «Новое – это хорошо забытое старое».
Тело Неда уже горело, и не только физически, – его аура засветилась ярче, и, если бы Нед не закрыл глаза по требованию Гиры, он бы увидел, как от женщины отделился отросток ее ауры, похожий на светящийся мостик, и соединился с аурой Неда.
И тогда магиня опустилась на Неда, накрыв его сверху, как одеялом. Ее руки легли на руки Неда, ноги – на его ноги. Их ауры ярко засветились, заклубились, и через секунду после того, как Гира легла на Неда, их аура стала общей.
В комнате стало тихо, очень тихо. «Тени», приподнявшиеся из кресел, с волнением смотрели на пару, слившуюся воедино, и сдерживали дыхание, чтобы ненароком не помешать процессу.
– Я посмотрю ближе! – тихо шепнула Нисса.
– Не помешай только – убью! – Дере показала кулак и тихо шагнула вперед, сократив расстояние до парочки, распростершейся на постели. Со стороны казалось, что те только что занимались любовью, а потом уснули, не в силах противиться богу сна.
Шаг за шагом девушки подошли к постели и, вытянув шеи, стали наблюдать за происходящим. А посмотреть было на что.
Оба человека светились – их покрывало что-то вроде светящейся дымки, напоминающей одеяло, в котором терялись контуры тел. Тем не менее можно было рассмотреть подробности происходящего в тех местах, где дымка слегка рассеивалась.
Там, где находились рубцы и шрамы, дымка сияла сильнее, завихрялась, ее цвет был красным, как у крови, и, если хорошенько присмотреться, становилось видно, что шрамы медленно тают, исчезают, будто кто-то огненной рукой разглаживает все бугорки и шероховатости.
И самое интересное, что процесс шел гораздо быстрее, чем обещала Гира. Может, она намеренно обманула, говоря о длительности лечения? Непонятно только зачем.
А может, и скорее всего, «виноват» был организм Неда, который залечивал любые раны за считаные секунды.
Через пять минут исчез шрам на щеке. Еще через пять – звездчатая рана на ключице загладилась, стала розовой, и на ее месте возникла чистая кожа. Шрам на бедре… на голени… на колене… все-все шрамы разом стали рассасываться, исчезать и разглаживаться.
Последним сдалось многострадальное ухо Неда. Оно мучительно долго отращивало плоть, становясь таким же аккуратным и красивым, как и до ранения.
На теле Неда исчезли все следы его жизненного пути – все следы ранений, все памятные вехи битв и сражений.
Многое девушки не увидели, так как Неда заслоняло тело Гиры, но и того, что они разглядели, хватило, чтобы привести их в состояние благоговения перед умением лекарки. Результат и вправду был потрясающим. Выправился даже слегка кривой ноготь на правой ноге Неда. Он когда-то сбил его, бегая с Нардой по берегу моря, – врезался в камень и разбил палец в кровь. Потом палец долго заживал, оставив памятку в виде вросшего ногтя. Теперь ноготь был розовым, ровным, как у ребенка.
Гира лежала на Неде еще минут десять – видимо, заканчивая то, что начала. Наконец все красные сполохи на ауре исчезли, и она стала равномерной, золотисто-желтой.
Тогда Гира привстала, снова села на Неда верхом и, приложив руки к голове, зашептала какое-то другое заклинание, не то, которое произнесла вначале. После того как она закончила, желтая аура стала угасать, становясь все слабее и слабее, пока не погасла совсем.
Дере и Нисса, теперь на всякий случай отошедшие подальше, увидели, что и Гира, и Нед больше не светятся, что они снова стали такими же, как и до колдовства. Кожа Неда теперь была гладкой, как у младенца.
Выговорив последние слова заклинания, Гира вдруг наклонилась и поцеловала Неда в губы долгим поцелуем, будто вдыхая в него магическую силу.
Нед вздрогнул, почувствовав, как язык девушки коснулся его губ, а Гира отстранилась и весело сказала:
– Сладкий какой! Как ребенок! Вкусный у нас конор! Так бы пробовала и пробовала!
После поцелуя Гиры у Неда осталось странное ощущение. Он смотрел на обнаженную девушку, сжавшую бедрами его чресла, и ему казалось, что он знает ее не семь дней, а целую жизнь. И ему хочется, чтобы она была с ним рядом долгие годы…
Нед встряхнул головой, наваждение пропало, и Гира снова превратилась в «приблудную» магиню, которая попросилась в его город. Приятная, да. Красивая. Но не такая родная, как Санда или Амела.
Но желанная. И даже очень. Нед снова почувствовал, как возбуждается, и дернулся, пытаясь вылезти из-под Гиры. Та поняла, немного неловко слезла, зацепив коленом его живот.
Нед сел на постели, поскорее натягивая на себя одежду. Ему до воя захотелось женщину – именно сейчас, сию минуту. Такую, как Гира… или вернее – именно Гиру! Он не понимал, что с ним вдруг случилось, – хотелось схватить, подмять магиню. Его трясло от вожделения, от желания обладать этой женщиной – до боли, до воя… до убийства – если кто-то встанет между ним и объектом его страсти.
Нед с трудом заставил себя успокоиться, сосредоточившись на мыслях о городе, о проблемах, которые нужно решить. Загнал безумную страсть, животную похоть куда-то глубоко, на задворки сознания, не позволяя себе расслабиться.
Гира стала медленно одеваться, натягивая трусики, штаны… Она долго разглаживала белье, не глядя на Неда, потом так же долго пристраивала рубаху, и Нед чувствовал разочарование, исходившее от девушки. Вероятно, она ждала чего-то другого. Чего? Да ясно чего! Видно, ждала, что Нед, соблазненный прикосновениями, ее великолепным телом, не удержится, и она станет его любовницей. И надо честно сказать – ей едва не удалось его соблазнить. Если бы Нед был обычным человеком – он бы точно не удержался.
Нед усмехнулся – не на того напала! Привычно почесал подбородок, то место, где был шрам, не нашел рубца, с удовольствием погладил гладкую кожу – все-таки дело магиня знает! Пусть и не без любовной агрессии, но от шрамов она его все-таки избавила.
– Спасибо. Все нормально прошло?
– Нормально, – кивнула слегка рассеянная Гира.
Нед пощупал ее эмоции – женщина была раздосадована и озадачена. Потом эти нотки исчезли, осталось лишь довольство – Гира была удовлетворена своей работой, а еще Нед чувствовал ее влечение – сильное, упрямое, как у девушек охраны, спорящих между собой о том, кому сегодня быть в постели Неда.
«Неужто влюбилась? – подумал Нед. – Лучше бы не надо… и вообще – надо пресекать в себе привязанность к тем, с кем я общаюсь. Слишком трудно потом терять… Как посылать девушек на смерть, когда каждая из них твоя подруга? Как им в глаза смотреть? Может, вообще отказаться от того, чтобы они со мной спали? Но я уже не могу без женщины… организм требует. Избаловался! И как это я прожил столько лет и жил до этих пор без женщин? При моем-то аппетите на любовные игры?! Может, это демон так на меня действует? Это он мне дал такой неуемный аппетит? Или же аппетит пришел во время «еды»?»
– Завтра уезжаем, ты в курсе? – Нед посмотрел вслед уходящей Гире, снова почувствовал прилив страсти и закусил губу. – Готовься к отъезду.
– Я всегда готова, конор, – лукаво усмехнулась девушка, потерев левую грудь, в которую вошла игла. – Ты только позови, и я приду!
Гира усмехнулась, выскользнула в дверь, Нед остался один, если не считать «теней». Они напомнили о себе.
– Вот оторва! – Дере скептически покачала головой. – Так и знала, что она на тебя залезет, конор! Прибить бы ее… да жалко лекарку! И на поединок ее не вызовешь! Она не нашего круга…
Дере осеклась и виновато посмотрела на Неда:
– Ты не думай, мы сейчас только деревянными мечами деремся. И то – без крови. Так что никаких проблем не будет.
– Надо вообще прекратить эту практику – драться боевыми мечами, – задумчиво заметил Нед, глядя в пространство, – только тренировочными. Врага надо бить, а не друг друга. Вы двух девчонок приняли? Новеньких?
– Да. Устра прислала – вместо Гелды и Айны, – кивнула Дере. – Хорошие девочки, умненькие и с мечом управляться умеют. Хорошие «тени» будут.
– А может, уже хватит меня стеречь? – усмехнулся Нед. – Сколько еще я буду под вашим надзором спать, есть, мыться и любовью заниматься? Честно сказать, тяжко это, вот так, днями и ночами.
– Конор… если ты нас прогонишь, мы будем под дверями стоять, на полу спать, ходить за тобой в стороне. Не лучше ли, чтобы все-таки мы были поближе? Мы считаем, что пока что опасность для тебя не исчезла. Кроме того, всем королям положены телохранители! Дело даже не в опасности, хотя и в ней тоже, дело в том, что ты должен выглядеть настоящим королем, со свитой, с охраной!
– Это кто, Бордонар вам напел, что ли? – нахмурился Нед. – Чую, без него не обошлось.
– Ну даже если и он… ведь это правда! Мы твоя свита, твоя охрана. Тебе положена почетная охрана! Если ты переживаешь из-за того, что мы смотрим, как ты занимаешься любовью с женщинами, – так мы не смотрим! Ну, почти не смотрим… можем ширму поставить, за ширмой будем сидеть, хочешь? Только не прогоняй!
«Как узнать, эта преданность, это желание быть со мной – их воля или же результат моего воздействия магией в ту безумную ночь? Вот ведь какое гадство – я всю жизнь теперь буду спрашивать себя: друзья верны мне по своей воле или же это я вбил в них приказ «любить Неда»?! Отвратительно. В ком я могу быть уверенным, это в Амеле и Санде – тех я не успел долбануть своим излучением… бога любви. Хе-хе, вот придумали-то! Вот демоницы! Главное, чтобы не болтали об этом, а то еще жрецы Селеры покарают за святотатство! Впрочем, плевать на них… Жрецы – дармоеды, более бесполезных существ представить трудно. Хотя от жрецов Селеры как раз есть польза – они регистрируют браки. А вот какая польза от остальных… Не о том думаю! Делом надо заниматься. Ох-хо… Опять эти приходы-расходы… Сегодня надо закончить и сбросить всю эту чепуху на Арнота. Пусть тащит воз! Он любит копаться в бумагах и подсчитывать медяки. Торгаш!»
Нед хихикнул, с удовольствием представив, как завтра будет качаться на морских волнах, уплывая от постылого города, и пришел в хорошее настроение.
Вдруг возникла мысль: интересно, а Гира правила физиономии охранникам-близнецам так же, как и ему? Ползая по ним голышом, потираясь о них горячим телом?
Неожиданно после этой мысли он ощутил жгучее чувство ревности. Ему не хотелось, чтобы Гира позволяла себе такие упражнения с кем-то из мужчин, кроме него самого. И это было странно – ведь он не ревновал ни одну из ардок, хотя очень хорошо к ним относился. Ну, захотели переспать, к примеру, с Харалдом – да пусть, что, убудет, что ли, от них! Или с другими ребятами – свободные люди, делают что хотят. Но вот мысль о том, что Гира будет с кем-то, кроме него, лежать в одной постели, вызывала раздражение и злость. И это было очень странно – ведь Нед с ней даже не переспал. Всего лишь потерся о нее телом да выпил каплю ее крови. Объединение аур? Может, в этом дело?
Вздохнув, Нед пошел к бюро и постарался выбросить из головы все мысли, кроме одной – покончить с мерзкими бумагами, и как можно быстрее. Не хотелось сидеть над ними еще и ночью.
* * *
– Конор, нельзя отказываться от приглашения. Это важно. Соберутся лучшие люди города! Тебе необходимо на них посмотреть, себя показать.
– Гира права, Нед. – Бордонар кивнул и снова углубился в чтение книги, которую он нашел в книжной лавке на верхнем базаре.
– В чем права-то?! – не выдержал Нед. – Я не хочу задерживаться здесь лишний день или два, чтобы иметь возможность повертеть задом перед «лучшими людьми»! Кто вообще сказал, что это лучшие люди? Что значит лучшие? Для меня лучшие – это вот Хелда, Харалд, братья Югар! Даже наш пройдоха-стражник, который лучше всех этих напыщенных, вместе взятых! Опять же, сами говорили, важно соблюдать безопасность! А какая безопасность на балу, где толкаются десятки, сотни людей?!
– Ну… так-то оно так, однако же нам нужно поддерживать контакт с местными власть имущими, согласись? – пожал плечами Бордонар и слегка обиженно добавил: – А отчего меня не назвал в числе лучших людей? Я что – худший? Обидно… стражника-жулика назвал, а меня нет!
– Все вы мне дороги, – хмыкнул Нед, – все. Даже Васаба, который в последнее время меня сильно беспокоит. Куда он вообще делся? Где он? Ведь сказали же, выходить толпой, чтобы не было проблем! Я не пойду его выручать, если что!
– Хм… не знаю, как тебе сказать, – прищурился Харалд. – Он говорит, что не принадлежит к нашему клану, потому мы не можем заставить его выполнять то, что говорит наш конор. Он, мол, сам себе конор. И будет ходить там, где хочет.
– Где он деньги берет на «прогулки»? – нахмурился Нед. – Он уже давно не просил денег, а в город ходит. Где он обитает? Кто-то знает?
– Все знают, – ухмыльнулся Бордонар. – Жэрон все рассказал. Нет, не подумай чего, Васаба не переметнулся к врагам, не примкнул к какой-нибудь преступной группе. Он нашел себе женщину и ходит к ней.
– Что за женщина? – удивился Нед. – Как он умудрился? Вообще-то чернокожие в этих краях только рабы. Как это она его приняла?
– Подробностей не знаем, – вмешался Харалд, – но женщина родовитая, вроде дворянка седьмого ранга! Молодая, красивая, мы видели издалека. Она в карете ехала, и Васаба к ней нырнул. Дама выглянула, и мы ее разглядели. Хорошенькая, да. Жэрон говорит, вдова, и довольно скромная, плохого про нее ничего не говорят. Муж умер – какая-то лихорадка привязалась, и помер через месяц болезни. А она осталась одна. Придет Васаба, спросишь у него. Похоже, у них все серьезно.
– Да ладно?! – с сомнением покачал головой Нед. – А как же его планы увезти женщину в жаркие страны? И опять же – общество не примет таких отношений. Я прав, Бордонар?
– Хм… не совсем так. – Принц с сожалением отложил книгу, на странице которой был нарисован человек, выпускающий из ладоней что-то вроде огнешара, вздохнул и поднял глаза на Неда. – Если они попытаются заключить официальный брак, то им откажут в посещении домов родовитых дворян, карьера при дворе им точно не светит, но… никто не будет их преследовать по закону. Нет такого закона, чтобы родовитая женщина не могла выйти замуж за простолюдина, даже если он чернокожий. Ну да, цвет его кожи соответствует цвету кожи рабов. Но он так же отличается от рабов, как крыса отличается от мыши. Другая раса – это сразу видно. Тем более что он на самом деле родовитый чернокожий, и мы это можем подтвердить. А если он останется при ней любовником – вообще никаких проблем! Родовитая дама имеет право взять в любовники любого мужчину, и ей никто слова не скажет, когда она появится с ним на людях. Главное, чтобы он был свободным человеком. Кстати сказать, и рабов берут в постель – это всем известно. Мужчины – рабынь, женщины – мужчин-рабов. Чернокожие славятся выносливостью и… хм… да простит меня уважаемая Гира за такие подробности, размерами мужского достоинства.
– Извиняю, – улыбнулась магиня. – Ничего удивительного. Могу подтвердить, женщины Замара любят чернокожих любовников, я с этим сталкивалась. Лечила нескольких женщин, излишне увлекшихся общением со своими рабами.
– Вот что, давайте поговорим о главном, а? – нахмурился Нед. – Мы собрались, чтобы обсудить приглашение на бал, а не размеры достоинства Васабы! Его проблемы – хочет жить тут, пусть живет. Пусть собирает вещи и валит к своей подруге. Не желает соблюдать наших законов, выполнять мои приказы – он мне не нужен. Итак, зачем мне идти на бал, кто обоснует? Пока что я не услышал ничего дельного, кроме того что я должен пообщаться с какими-то «лучшими людьми». Честно сказать, они мне безразличны, как… не знаю даже, с чем сравнить! Как пыль под ногами!
– Можешь проигнорировать приглашение, – кивнула Гира, – но лучше было бы его принять. Ты должен войти в число элиты. Так будет легче работать в городе.
– Каким образом легче-то? Чем мне могут помочь эти дворяне? Зачем они мне?
– Конор, ты плохо представляешь себе структуру здешнего общества. – Гира говорила негромко, низким, бархатным голосом, и этот голос пробирал до костей. Она волновала Неда, особенно после сегодняшнего сеанса лечения. И Нед ничего не мог с собой поделать. Просто магия какая-то!
Гира вздохнула, выдержала небольшую паузу и закинула ногу на ногу, покачав носком дорогого сапожка:
– Дворянство само по себе хорошо, да. Но оно мало что значит без денег. А деньги не только у дворян. Есть еще купцы, не забыл? А вот эта группа нам очень интересна. Не забывай, нам нужно торговать, покупать, договариваться с купеческим заратом о ценах на товары. О тебе говорит весь город, и ты должен наладить отношения с купцами, воспользовавшись удобным моментом. И не важно, что у тебя нет дворянского звания или же статуса в зарате купцов. Или высокого воинского звания. Все равно – ты выше их всех! Ты конор, предводитель ардов – кстати, пусть думают, что ВСЕХ ардов. И я верю, что так и будет. Ты будешь править всеми ардами и… в общем, идти нужно. Обязательно нужно, – убеждала Неда магиня. – Я буду подсказывать тебе, кто есть кто в городе, я всех знаю. Они для меня как стеклянные – насквозь вижу.
– Ты не сказала, кто правит в городе, – после недолгого молчания заметил Нед. – Все, что ты сказала, понятно. Но…
– Никакого «но», – весело сказала Гира, – ты вспомнишь мои слова. Тебе понадобятся эти люди, если ты хочешь стать правителем. И если не хочешь, тоже. – Она озорно улыбнулась. – Разве тебе не хочется посмотреть на тех, кто именует себя лучшими людьми? Хотя бы для того, чтобы посмеяться над ними, собравшись у дружеского стола, как сейчас? Это такой зверинец, я тебе скажу… н-да… ты хотел услышать про структуру общества Шусарда? Давай расскажу. Итак, главная власть – королевская. Но ты понимаешь, что на таком расстоянии от столицы королевская власть слабеет? Пока дойдет указ короля, пока его примут к действию – там и другой указ пришел, отменяющий прежний. Потому выполнять указы здесь не торопятся. Глава города выборный – из числа дворян. Один из самых родовитых и влиятельных горожан. Раз в пять лет устраиваются выборы, в которых участвуют и представители зарата купцов – самого влиятельного зарата в городе. Кроме того, представители агары, крупных дворянских домов. Вот он, этот глава, и правит следующие пять лет, подчиняясь уставу города. Тут понимаешь, какая штука, на самом деле Шусард, как и многие крупные города, – это государство! Маленькое королевство!
– Точно, – кивнул Бордонар, – я читал об этом. Подтверждаю. Такой город подчиняется королю Замара, платит налоги, соблюдает основные законы Замара, но… существует обособленно.
– А как же гарнизон? С ним что? – озадаченно спросил Нед. – Ему кто платит?
– Государство. И город. Вот как получается – город обязан платить налоги. Но он же обязан разместить в городе гарнизон, который содержит королевство. Деньги вначале пойдут в столицу, потом вернутся назад жалованьем солдатам? За то время они с голоду сдохнут. И вот один из королей некогда решил – так нельзя. Нужно сделать так, чтобы деньги на содержание гарнизона вычитывались из налога, который платит город! Замечательное решение!
– Мой пра-пра-пра… в общем, король Туинар Третий, – с ухмылкой заметил Бордонар. – Мои предки, как и я, отличались умом и сообразительностью!
– Верно, – отозвалась Гира, – это я про Туинара. Он придумал. И теперь получается так: налоги стекаются в городскую казну, в отделение королевского банка, а уже оттуда они переправляются в столицу, за вычетом того, что остается на содержание города, чиновников, гарнизона и всего такого прочего. Красиво, правда? Система работает недурно уже сотни лет. Деньги возят в столицу под охраной – каждые три месяца.
– Грабежей не было? – заинтересовался Арнот. – Караван так и напрашивается, чтобы его грабанули!
– Против батальона солдат – ну кто пойдет грабить? Часть отправляется на корабле, который тоже идет под охраной. Попытки ограбить случались, но заканчивались дурно для разбойников. Шусард – богатый город, деньги в столицу идут хорошие, но и на содержание чиновников остаются круглые суммы. Потому должности в управе у нас ценятся. Тем более что эти места дают возможность брать взятки – что чиновники и делают. Но это вы лучше меня знаете. Вот как выглядит структура власти города: глава с чиновниками, выбираемый обществом города; гарнизон, формально подчиняющийся военному министерству, находящемуся в столице, но финансируемый городом; зараты купцов и ремесленников, выставляющие своих представителей на выборах; дворяне – немногочисленная, но могущественная группа. Примерно так. Если не наладить контакты со знатью Шусарда, возникнут большие проблемы. Учти это.
– Ты преувеличиваешь, – усмехнулся Нед, – мы можем наладить отношения и с другими городами. А кроме того, у нас сила. И если Шусард нас отвергнет, мы сумеем заставить его делать то, что мы хотим. Поверь мне.
– Как ни странно, верю, – усмехнулась Гира, – ты заставишь. То-то все в городе задергались, ищут твоей дружбы! Погоди еще, скоро придут знакомиться, искать покровительства. И тебе придется разбираться, кому можно верить, а кому нельзя. Я многих в городе знаю, так что подскажу.
– Ты такая молодая, а всех знаешь? – недоверчиво спросил Харалд. – Откуда? Тебе всего двадцать лет, и ты так разбираешься в хитросплетениях городских интриг? Как так вышло?
– Я дворянка, – улыбнулась Гира, – восьмого ранга. Но… обнищавшая дворянка. Что, впрочем, не мешает мне быть вхожей во множество домов города. А еще я магиня! И не просто магиня, а сильная магиня, лекарка, что бывает довольно редко – женщин-магов в нашей стране очень мало. И еще провидица. А наши горожане любят, когда им предсказывают будущее. Меня уважают в городе, хотя в своей агаре я всегда была на положении изгоя. Многое пришлось изучать самой – покойный глава агары отказался меня учить, чтоб он вечно мучился на том свете! Меня отдали на обучение в агару, как только я начала понимать речь. Мать отдала, ныне покойная. Она родила меня, когда ей было сорок лет – почти старушка. Умерла, когда мне было пятнадцать. С тех пор я живу сама по себе. Отца не знаю, мать отказалась назвать его имя.
– Кстати… а как агара отнеслась к гибели своих людей? – нахмурился Нед. – Меня ненавидят?
– А ты как думаешь? – серьезно спросила Гира. – Ты считаешь, что они должны тебя полюбить за то, что ты уничтожил их отцов, братьев, сыновей, учителей и учеников? Ненавидят, да. Но не все. Многие винят в гибели агары не тебя, а тупого, заносчивого осла по имени Ютрок. Но что теперь поделаешь… так получилось. Полноценных магов в агаре осталось десяток – вместе со мной. Ученики – недомаги, почти ничего не умеющие и не знающие. Учатся. Агара теперь не представляет интереса как фигура на игровой доске. Ты снял эту фигуру. Ну так что, пойдешь на бал?
– Пойду, – решился Нед. – Только скажи мне, как одеться. Что там приемлемо, а что нет?
– Я тебе покажу, – улыбнулась магиня. – Мы сходим к портному и подберем костюм. У меня же для бала все есть.
– А что с оружием? Допускают на бал с оружием? Пустят телохранителей? И что насчет моих друзей? Они могут пойти?
– Приглашение только на тебя, на твою спутницу и на принца, ты видел. Охрана не допускается в бальный зал. Телохранители ждут в специальном помещении, им выставляют угощение, вино, пиво. Там они сидят и ждут, когда выйдут хозяева. Оружие проносить нельзя – по крайней мере открыто. Никто обыскивать, конечно, не будет. Если у тебя к ноге привязан нож – никто не проверит. Но вот с мечами, топорами, копьями и с тяжелой конницей – почему-то нельзя. – Гира рассмеялась и лукаво посмотрела на Неда. – Тебе не стоит опасаться, они боятся злого арда Черного до колик в животе! Тебя пальцем никто не тронет, уверена. Но провокации могут быть, да. Ни один бал не обходится без какого-нибудь скандала. То оскорбленный муж вызовет на поединок предположительного любовника жены, слишком откровенно хватающего ее за зад во время танца, то кто-нибудь напьется и начинает приставать, получает по морде, и это заканчивается дуэлью на следующий день. В общем, все как всегда. Ничего нового. Да наплевать на этих придурков – кто осмелится вызвать конора Черного клана? Только самоубийца. Такой вопрос… не обижайся… ты танцевать умеешь?
– Умел когда-то, – усмехнулся Нед.
– Это как так? Почему – когда-то? – подняла брови Гира. – А теперь?
– И теперь. Только не знаю, как сейчас танцуют. Покажешь?
– Покажу. И вот еще что, вопрос к Бордонару… Принц, у тебя есть дама?
– Дама? – слегка растерялся Бордонар. – Нет, дамы нет. Я могу взять с собой кого-нибудь из «теней», если Нед не против.
– Да, это было бы неплохо, – кивнула Гира. – Все должны быть с дамами. Отсутствие дамы воспринимается как некое… хм… несоответствие правилам бала. Лишние разговоры… и все такое прочее. Подумай, кого возьмешь с собой.
– Кстати, необязательно из «теней», – пожал плечами Нед. – С Арни прибыло сорок девушек-воительниц, выбирай на свой вкус. Когда бал? Послезавтра? Ну что же, время определиться есть. Хм… мне самому стало интересно – что же там за зверинец такой собрался… посмотрим.
– Забавно будет посмотреть на их физиономии! – мелодично рассмеялась Гира. – Напыщенные, самодовольные… ничтожные! В основном. Есть там дельные люди, но большинство просто прожигающие жизнь нахлебники, развращенные и неумные. Впрочем, вероятно, как и везде.
– Везде так, – сообщил Бордонар, – насмотрелся я на них! Продажные твари, которые норовят ударить в спину. А бабы их еще хуже – если у кого-то из женщин нет любовника, да еще и нескольких, считается, что эта женщина убогая, ничтожная.
– Ну… не все такие, конечно, – с улыбкой покачала головой Гира, – но в общем верно. И тут еще вероятно вот что – в столице распущенности, грязи гораздо больше, чем в провинции. Все-таки это окраина королевства, северные территории, тут люди попроще. Так мне кажется.
– Да не скажешь, что ты попроще, – усмехнулся Бордонар, – ты проявила знание политических интриг, умение разбираться в людях, поэтому даже странно: такая женщина – и в провинциальном городе! Тебе место при дворе, а не в этом захолустье. Притом с такой внешностью.
– Спасибо, принц. Ты умеешь делать комплименты, – улыбнулась Гира, облизнув полные губы розовым язычком. – Что касается двора, а разве я не при дворе? Король есть… мой король. Свита есть. Королевство? Все будет, дайте срок! Я на своем месте, принц. И мне здесь нравится.
Назад: Глава 12
Дальше: Глава 14
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий