Ветер с севера

Книга: Ветер с севера
Назад: Глава 11
Дальше: Глава 13

Глава 12

– Стоять! Молчи – убью!
Глаза парня вытаращились, он с ужасом смотрел в окровавленное лицо незнакомца и трясся, как в лихорадке. На его штанах расползлось мокрое пятно – признак высшей степени страха.
Впрочем, не высшей. Высшая степень страха заканчивается смертью, этот же всего лишь обделался. И слава богам, что не помер, иначе как он расскажет, куда идти, где найти хозяина дома. Парень бежал по коридору с подносом грязных тарелок, и вот тут-то Нед его и перехватил, схватив за горло и затащив в маленькую кладовку под лестницей, где хранились ведра, швабры и тряпки. Здесь было темно, но через щель между косяком и дверью падало достаточно света, чтобы разглядеть Неда и прийти в ужас. Тем более что его глаза светились в темноте красным светом, как частенько бывало, когда Нед входил в боевой режим.
– Успокойся. Расскажешь мне то, что я хочу услышать, – будешь жить. Закричишь, соврешь – убью. Понял? Если понял, кивни. Ага. Теперь я уберу руку с твоего рта, а ты будешь говорить. Тихо, но разборчиво. Согласен? Кивни. Вот так.
Нед осторожно убрал ладонь с губ парня, брезгливо вытер ее о его рубашку и приветливо улыбнулся, после чего с досадой подумал, что улыбаться не стоило, – парень затрясся от страха еще сильнее. Нед секунду подумал, усмехнулся и прошептал:
– А какого демона, правда? И чего это я? – Потом рявкнул: – Смотри сюда, придурок! Сейчас я съем твое сердце! Аррргххх! Ррра-а!
Парень забился в судорогах, закатывая глаза от страха, а Нед вобрал его страх и выпустил в пространство, повторив трюк, выполненный им в общественной мойне.
В доме завыли, забегали, закричали. В кухне на первом этаже что-то упало, и оттуда повалил дым – видимо, что-то пролили на горячую плиту. Грохотали сапоги гвардейцев, с криками ужаса покидающих дом, а парень, страх которого Нед вобрал в себя, свалился на пол, то ли упав в обморок, то ли умерев от невыносимого ужаса. Слуга стоял слишком близко к источнику страха и мог получить запредельную дозу ужаса.
Нед так никогда и не узнал, что стало с парнем, впрочем, это его особо и не волновало. Каждому своя судьба, и Нед не виноват, что парнишка оказался не в том месте, не в то время.
Выглянув, Нед осмотрелся – исчезли охранники наверху, на втором этаже, перекрывавшие проход так, что пройти через заслон можно было, лишь раздвинув их плечом, исчезли охранники, стоявшие по всему коридору так густо, что Нед удивился – неужели полковник готовился к штурму? Зачем нагнал столько солдат? Вряд ли он живет под присмотром целого батальона. Это довольно противно, Нед знал по себе…
Лестница, застеленная плотным ковром, вывела его в длинный коридор, по бокам которого виднелись ряды высоких дверей. В какую из них входить, Нед не знал, потому запустил сверхчувственное восприятие в полную силу и начал прислушиваться к тому, что происходило в доме.
Больше всего он боялся не услышать вообще ничего – это означало бы, что все сбежали. Однако почему Бордонара собирались притащить в дом командира гарнизона? Кто ждал принца? Вряд ли самому полковнику было до него дело – он и знать Бордонара не знал, и ведать о нем не ведал. Тут должен находиться кто-то другой, тот, кто получит Бордонара как подарок, «упакует» его и отправится с ним в столицу. Скорее всего, один из атроков. Кому еще могли доверить доставку принца пред очи Великого Атрока?
Через несколько секунд он уже знал примерное направление движения и начал подбирать дверь, в которую следовало войти.
Светлая тяжелая дверь приоткрылась легко, будто ждала, когда Нед войдет, и он с некоторой опаской вошел в комнату, ожидая удара, стрелы или любой другой гадости со стороны тех, кто мог находиться в комнате. Ничего не произошло, только его амулет невидимости пришел в негодность, завоняв горелым деревом.
Для большинства амулетов использовались кусочки твердого железного дерева тумонг – оно легко впитывало магию, на подготовку амулетов уходило очень мало времени, а еще – дерево было дешево. Зато и работали такие амулеты всего два-три часа, а случалось, и того меньше. Кроме того, они были слабо защищены от воздействия чужой магии, разрушающей заклинание. Лучше всего использовать для магических амулетов золото и платину – благородные металлы долго держали заряд, особенно если имели встроенные изумруды или алмазы. Тогда амулеты держали заряд долго, неопределенно долго. Но стоили эти амулеты дорого, и на их зарядку уходили часы, а то и дни, притом маг, который их изготавливал, должен иметь не менее девятого уровня. Металлы неохотно расставались с магией, но так же неохотно ее принимали.
Впрочем, никто не мог быть до конца уверен, как будет работать магия. Почему вот этот амулет или это заклинание держит удар заклинания мага высшего уровня, хотя их кастовал маг всего четвертого уровня, а вот этот амулет получился неудачным, его можно разбить простым заклинанием, хотя его сделал маг высшего уровня? Кто мог определить причину сбоя магии или, наоборот, неожиданного усиления заклинания? Так сложились звезды, так отреагировал металл или дерево амулета, в составе которого нашлись отклонения от идеала, так сложилось противостояние солнца, лун и демон знает чего еще. Факторы, действующие на систему магии, абсолютно непредсказуемы и непонятны. Никто никогда не мог сказать, почему получилось так, а не эдак. Только практические упражнения, только метод проб и ошибок приводили к овладению магией. Для магии нет правил, кроме одного – сила ломит силу! Да и это не всегда верно…
Комната походила на секретарскую. В ней имелась еще одна дверь, за ней ощущалось присутствие людей – от сверхчувственного восприятия не могли защитить амулеты антимагии. Почему? Вопрос к богам. Или к демонам. Кто-то из них точно в курсе. Кто именно, Нед не знал и не хотел заморачиваться на этот счет – есть умение, оно работает, какого демона ломать голову над сутью того, чего все равно не поймешь? Ты глазами видишь кого-то, хотя он и защищен антимагическим амулетом, и что это значит – амулет не работает? Работает. Вот только твое зрение не относится к магии.
Ты чувствуешь чьи-то эмоции даже сквозь защитное поле антимагии. Что это значит? Значит, что для тебя это чувство не магия, а особенность твоего организма, приобретенная в результате преобразования, во время слияния с демоном. То есть ты демон и у тебя есть особые, недоступные людям чувства.
А почему тогда не работает способность усиливать чужие эмоции, выбрасывать их в пространство, воздействовать этими эмоциями на человека, если он защищен антимагией?
А вот эта способность, умение усиливать эмоции, уже относится к магии, и она не работает, если противозаклинание его глушит.
Как узнать – заглушит или нет? Только опытным путем. Может, заглушит, а может, и нет! Может, получится, а может, и нет!
Вот почему маги, даже самые сильные, не могли бы захватить мир. Попробуй поработить этих жалких людишек, не обладающих магией, если она, эта демонская магия, вдруг возьмет и не сработает! И останешься ты перед толпой разъяренных немагов голенький, беззащитный, как новорожденный младенец. Кстати сказать, Бордонар рассказывал о том, что есть в мире места, где магия не работает – вообще не работает, как будто кто-то напитал пространство антимагией.
За следующей дверью находились трое – Нед различал эмоции трех разных людей. Один уверен в себе, погружен в ожидание и слегка скучает. От него пахло чем-то пряным, горьким, как… как… лекарство. Да, как лекарство! Как снадобье, сваренное из ста различных ингредиентов.
Почему-то Нед сразу решил – это атрок. Почему? Что-то подобное он ощущал, когда в первый раз увидел двух атроков рядом с Ойдаром. Может, так «пахнет» магия? Да вроде нет, Игар и Магар пахли по-другому, от них шел «запах» луговой травы – терпкий, молодой, с привкусом хвои. Харалд? Да, в Харалде было что-то такое. Возможно, он был слабым демонологом, потому и «пах» гораздо слабее. Этот же человек отдавал такой горечью, что у Неда непроизвольно свело челюсти и он сплюнул, будто на самом деле почувствовал вкус горечи во рту. Для себя Нед решил взять на заметку этот вкус, запомнить его – так можно определить демонолога, не видя его.
Второй человек, находящийся в комнате впереди, был просто трусом – он боялся, от него явственно исходили волны страха. Здесь имелся вкус приторной сладости, как будто человек был изрядным сластолюбцем, привкус вина, а еще присутствовали злость, стремление унизить – властный человек, лишенный чувства собственного достоинства. Вероятно, это был полковник, командир гарнизона.
Третий человек – женщина. Она боялась, довольно сильно боялась, но подавляла свои эмоции, ее снедало известное чувство, которое никогда не оставит женщин ни при каких условиях, – любопытство. Она просто тряслась от любопытства – острого, горячего, шипучего, как разогретое масло. Что вызывало ее любопытство? Да кто знает… Женщина давала привкус… стоп! Нед закусил губу – она давала привкус луговой травы, как Игар! Магиня? Вполне возможно. Если демонологи-женщины есть, почему не быть магам-женщинам, лекарям-женщинам?
Бордонар рассказывал, что женщин стараются не делать магами – считается, что это профессия для мужчин. Но нет правил без исключений, тем более что в основном эти женщины-маги были провидицами вроде той, на прием к которой некогда попал Нед. Уровень магии у женщин меньше, чем у мужчин, но тот же Бордонар сказал, что это вряд ли зависит от различия полов. Женщин меньше обучали, не давали развивать свою магию. Сильные маги среди них были редкостью, и не благодаря, а вопреки. Вопреки всем рогаткам, которые им ставили агары.
Эта женщина была сильной магиней – слабее Игара или Магара, но точно сильнее многих из тех магов, что Нед встречал в своей жизни, – например, в той же столичной агаре. Там было достаточное количество магов послабее этой незнакомки – в этом Нед был уверен, он определил по силе «запаха». Кто она? Спутница атрока? Вряд ли. Тогда бы она не боялась. Скорее всего, женщина оказалась здесь случайно.
Все это пронеслось в голове Неда за считаные секунды – его мозг работал холодно, четко, мысли звенели, падая, как ледышки с усов арда на морозном ветру.
Прежде чем принять решение и войти – или не войти, – ему нужно было все хорошенько обдумать. Хватит уже ловушек, хватит бессмысленной и беспощадной бойни. Атрока убить придется, это само собой, но не так, как это было в мойне. По крайней мере, Нед на это надеялся. А уж полковника убивать точно не следовало. Это было бы государственным преступлением – вошел, убил полковника, командира гарнизона, и после этого остался без судебного преследования? Нереально. Начать свою деятельность в качестве главы клана, главы Черного города противостоянием с королевством? Нет уж. Не хочется. Слишком много проблем.
Итак, что делать? Войти – и будь что будет? Не часто ли он применяет принцип, который сформулировал кто-то из древнейших воителей, живший еще в доисторические времена, до всемирной катастрофы, уничтожившей весь мир: «Если не знаешь, что делать, – делай шаг вперед!»
И Нед сделал этот шаг. Подойдя к двери, он решительно толкнул ее от себя и шагнул в комнату, напряженный, готовый к бою.
Трое.
Рыхловатый мужчина лет сорока или постарше, красноносый, под глазами мешки. Не очень здоровый – видно по бледности кожи и покрасневшим белкам глаз.
Женщина – красивая, в зеленом шелковом платье – на диване, возле полок с книгами, всматривается в книгу, но, похоже, ничего в ней не видит, лишь изображает чтение.
Мужчина лет тридцати пяти на вид – и у него в ауре всполохи синего и черного. Да, атрок – без сомнения. Магические амулеты не уничтожают способность видеть ауры – если, конечно, маг не наложил на себя заклинание, скрывающее эту самую ауру.
Впрочем, это считалось для обычных магов делом довольно неприличным, постыдным и запретным, как если бы человек ходил в куртке, но с голой задницей. Не смертельно, но… позорно. По интенсивности ауры у магов определяется статус, а как определить статус, если эту ауру не видно? Приравняют к обычному человеку, не магу. А если ты выглядишь как обычный человек, – какое к тебе уважение, почет? Обычный горожанин, простолюдин – стоило тогда долгие годы учиться, развивать в себе магию?
Вокруг женщины всполохи магической ауры – лекарка! Что тут делает? Как оказалась в компании этих двух мужчин? И вообще – сильная лекарка, очень интересно!
Люди в комнате воззрились на вошедшего незнакомца, и Нед ощутил, как атрок тут же пришел в состояние боевой готовности – струя холодной ярости, сосредоточенности и привкус железа перебила все остальные ощущения.
– Стоп! – скомандовал Нед. – Не нужно. Поговорим?
– О чем? – хмуро спросил атрок, не глядя на полковника с лекаркой. – Отсюда уйдет только один из нас, и ты это знаешь. Если ты сумел вырваться от Суры и находишься здесь – значит, мы сработали плохо, а ты оказался гораздо более сильным противником, чем мы ожидали. Потому готовься к бою, я вынужден на тебя напасть.
– Еще раз предлагаю, давай поговорим, – пожал плечами Нед. – Обещаю, что не нападу на тебя, пока не закончим переговоры. Тебе не нужно просто так умирать. Я сильнее тебя, посмотри. И не только в магии. Неужели вы этого еще не поняли?
– Хорошо. Давай поговорим. Я тоже обещаю – не нападу, пока… сколько нам требуется времени на переговоры? – Атрок посмотрел на полку, где стояли богато украшенные большие часы, отбивающие ритм тяжелым маятником. – Пятнадцать минут, согласен?
– Согласен, – кивнул Нед. – Я не нападу, пока ты не нападешь. Не хочу крови. Сегодня ее было уже слишком много.
– Это кто такой? – с неудовольствием спросил полковник. – Это тот, кто…
– Да, это он! – резко бросил атрок. – Помолчите, Засунт. Этот человек хочет поговорить со мной, и время уходит. Молчите все. Слушаю тебя, Нед Черный!
Женщина на диване тихонько охнула, ее любопытство просто-таки затрепетало, и магине ужасно захотелось спросить… Что спросить – Нед так и не узнал, потому что она закусила губу, на всякий случай, чтобы не вылетело случайное слово.
– У тебя задание от Великого Атрока привести Бордонара, так? Так, я чувствую. Есть задание убить меня?
– У меня лично – нет. Я занимаюсь Бордонаром. – Атрок удивленно поднял брови. – Только не знаю, почему я это тебе рассказываю.
– Потому что хочешь жить. Я чувствую, – усмехнулся Нед. – У тебя появилась надежда выжить. Скажу честно: да, ты выживешь, если встанешь, уйдешь отсюда и не вернешься больше в Шусард. Если вернешься, я тебя убью. Если нападешь где-либо, в Шусарде или еще где-то, – я тебя убью. Если ты сомневаешься, что я смогу это сделать, сообщаю: два твоих товарища уже мертвы, как и Ойдар.
– Не сомневаюсь, – хмуро кивнул атрок. – Раз ты здесь, значит, их нет в живых. Выжить, говоришь, – задумчиво протянул мужчина, – да, жить хочется. Вот только есть одно обстоятельство – если я вернусь один, без Бордонара и без своих товарищей, то, скорее всего, этой самой жизни я лишусь. Великий Атрок не прощает отступников. И еще наверняка она пошлет меня назад – за твоей головой. И потому какая разница, когда я тебя встречу – сейчас или потом? Так и так мне смерть. Сбежать я тоже не смогу – у Великой руки длинные, ты даже не представляешь, насколько длинные. А память еще длиннее.
– А почему ты не рассматриваешь другой вариант? Перейти на мою сторону? Стать моим атроком? Перейти в мой испас?
– У тебя есть испас?! – Атрок потрясенно посмотрел на Неда. – А как же тогда заказ на тебя? Нельзя брать заказ на члена Братства! Покажи медальон Великого Атрока! Откуда здесь взялся испас?! Ты меня обманываешь?
– Я тебя не обманываю. Я фактически Великий Атрок Северного испаса, только пока без медальона. Медальон я найду, и, надеюсь, скоро. Я возрождаю Северный испас. Если хочешь, присоединяйся ко мне. Твои знания, твои умения пригодятся – ты будешь обучать молодых, вступающих в Братство Ширдуан. Мы возродим испас с нуля. Впрочем, почему с нуля? Две тысячи ардов – вот кто входит в Северный испас! Бесстрашные, умелые бойцы – не хуже шатриев. И мы это уже доказали. Братство Ширдуан вышло из подполья, ты же знаешь. Или не знаешь?
– Знаю. – Атрок потер лоб костяшками правой руки и снова посмотрел на Неда. – Это немного меняет дело. Но как ты сможешь мне верить? А если я обману тебя? Если соглашусь, а потом нападу и попытаюсь убить?
– Я чувствую ложь. И если ты меня обманешь – убью не задумываясь. Но я предлагаю тебе – встань рядом со мной! Мои планы идут далеко, так далеко, что ты себе и не представляешь. Мы преобразим Братство Ширдуан, легализуем бойцов, выведем на свет и дадим им то, что они заслуживают, – они будут жить как нынешние легальные маги. Итак, что ты мне ответишь? Время идет, и мне нужно вернуться к своему дому. По вашей милости толпа остолопов сейчас пытается разломать мою дверь. Кстати, полковник, с вас стоимость двери. Это крепкая дверь, она стоит денег!
– Это вот он пусть платит, – ядовито пробурчал командир гарнизона. – Он тут командует!
– А я почему-то думал, что командуете гарнизоном вы, – не менее ядовито заметил Нед. – Как они вас заставили пойти на штурм моего дома?
– Денег ему дали – как еще? – усмехнулся атрок. – А теперь он из себя девственницу строит! Я, мол, не знал, что занимаюсь таким негосударственным делом! Вы меня обманули! Пришлось припугнуть. Даже демона подсаживал – вон, лекарку вызвал! А когда демон в брюхе сидит, не больно-то попьянствуешь, да, Засунт?
– Негодяй! – скривился полковник. – Знал бы, к дому не подпустил бы вашу шайку!
– Но подпустил же, – усмехнулся атрок, – деньги на вино, на игру в карты, на девок – где их взять? Жалованье задерживаешь, воруешь, солдат плохо кормишь – они вон даже дверь высадить не могут, не то что воевать. Негодный ты командир гарнизона. И кто тебя только на место командира поставил? По знакомству, видать. Несчастный Шусард… хорошо еще, что арды притихли, а то бы давно разграбили город с таким-то гарнизоном.
– Пошел ты! – прошипел полковник и тут же затих, придавленный тяжелым взглядом демонолога.
– Побереги брюхо, болван. Это тебе не с солдатами разговаривать. Забыл, как корчился на полу? Я специально позволил тебе вызвать лекарку, чтобы ты понял: никто тебе не поможет, кроме меня.
– Как я ошибался! Ну зачем я с вами связался?! – простонал полковник. – Жил себе да жил…
– Я уже сказал, зачем. Хватит ныть. Лучше выслушай, зачем к тебе пришел Великий Атрок Северного испаса, – голос атрока был серьезен, Нед не почувствовал ни малейшей насмешки. Похоже, что атрок все-таки поверил конору.
– Мне нужен приказ на отмену боевых действий в отношении меня. Отмените штурм моего дома! И быстрее! Если они сломают дверь, убьют моих людей – я лично засажу вам такого демона в брюхо, что оно взорвется, как перезрелый плод! Клянусь!
– А что мне за это будет? – неожиданно спросил полковник, и атрок, сидящий за столом, рассмеялся, покачав головой:
– Видал, какая сволочь? Может, и правда ему демона засадить? Продажная тварь!
– Быстро бери бумагу и пиши, – жестко произнес Нед, исказив лицо в злой гримасе, от которой полковник побледнел.
Засунт вскочил с места, шагнул к бюро и, достав оттуда желтоватый хрустящий лист бумаги, написал на нем несколько слов. Потом вынул брусок красного вещества, поискал глазами вокруг, не нашел искомого объекта и попросил:
– Разогреть надо! Гира, сделаете?
Женщина встала и начала говорить заклинание, повернувшись к Неду спиной. Платье выгодно обрисовало ее бедра, и Нед невольно осмотрел ее с ног до головы. Вид сзади ему понравился – приятная женщина, стройная. Лодыжки тонкие, крепкие… да, хороша.
Атрок понимающе улыбнулся, увидев, как Нед рассматривает магиню, и словно невзначай сказал:
– Не понимаю, почему агары не занимаются воспитанием женщин-магов? Глупо, не правда ли? В Братстве Ширдуан таких предрассудков нет. Все равны.
– У ардов, кстати, тоже все равны, – кивнул Нед. – Мало того, женщины там зачастую играют гораздо большую роль, чем мужчины. Можно сказать, на самом деле они, женщины, правят.
– Что, правда? – обернулась магиня. – Очень хочется посмотреть на ваших ардов! Наши мужчины слишком хорошего о себе мнения, хотя частенько не могут того, что умеем мы, женщины! Только нос задирают! Это вы перебили всю агару? И поделом им! Ютрок был таким заносчивым болваном! Может, хоть теперь в агаре будут воспитывать магов так, как нужно, – без разделения на мужчин и женщин! Я устала доказывать этому идиоту, что нельзя пренебрегать женщинами, что надо обучать их так, как мужчин! Бесполезно – как в стену головой.
– Готово! – перебил ее полковник. – Держите ваш приказ. И кстати, я ничего не брал! Никаких денег! Вранье, поклеп! Этот человек пришел, напал на меня, заставил напасть на ваш дом – под угрозой смерти! Я хотел спрятать Бордонара, передавать этому негодяю принца крови никто не собирался! Это вранье!
– Врет, скотина! – лениво заметил атрок.
– Я знаю, – рассеянно ответил Нед, вчитываясь в строки приказа. – Хорошо. Мне нужно идти. Как тебя звать, атрок?
– Мое имя Хассар Барод, – после небольшой паузы ответил мужчина.
– Так вот, Хассар, я ухожу. Нет времени разговаривать. Предлагаю подумать и принять мое предложение. Жду тебя у себя в доме – после того как надумаешь. Скоро я покину Шусард, потому нужно поторопиться с ответом.
– Хорошо. Я подумаю, – кивнул атрок.
Нед прощупал его эмоции – атрок был слегка взволнован, растерян, агрессии не чувствовалось. Скорее всего, он примет предложение – сделал вывод Нед. И это было бы неплохо.
– А можно, я тоже приду? – неожиданно вмешалась лекарка. – Я хочу посетить ваш город! Хочу посмотреть, как живут женщины ардов! Вы задели меня своим рассказом, не откажите!
– Хм… приходите, – пожал плечами Нед. – Мы рады всем, кто приходит к нам с добром, примем, как желанную гостью. Господа, мне пора. Надеюсь, еще увидимся.
– Как вы прошли через охрану? – зло спросил полковник. – Я их всех выпорю! Мерзавцы! Так каждый может зайти ко мне и сделать все, что хочет!
– Глупец, – пренебрежительно бросил атрок. – Люди из Ширдуан могут войти куда угодно и вырезать тебе сердце, если захотят! И надо бы это сделать – может, тогда гарнизон будет получше обеспечен, демонов ворюга!
* * *
– …И упокоятся с миром! О бог войны Куалтук! Прими этих воительниц в свои чертоги, дай им… хм… того, чего они хотят!
Жрец бога войны, одетый в красно-коричневый хитон, осенил себя знаком поклонения богу, затем отошел и стал деловито счищать землю с сандалий.
Нед чувствовал раздражение, исходящее от этого человека, на лице которого застыла вечная маска скуки и неприязни ко всему миру, и подумал, что вряд ли боги живут в храмах, которые содержат такие вот служащие. Жрец думает только о деньгах, которые получит после окончания обряда. Вряд ли такое угодно богу.
«Может, ему башку отрубить? Взять и отрубить! Принести его в жертву богу войны. Прав Васаба, некоторых людей точно надо приносить в жертву», – с этими «жизнеутверждающими» мыслями Нед подошел к краю могилы и посмотрел на два тела, завернутые в белые простыни. Рядом с ними лежали их мечи, сломанные пополам. Таков обычай ардов. Закончилась жизнь двух молоденьких девушек – мечтавших, любивших…
У Неда засвербило в горле, и он прикрыл глаза, чтобы не видеть покойных. Одно дело, когда хоронят чужих, и другое – своих, близких людей. Только недавно он обладал этим красивым, упругим, желанным телом. Девушка любила его.
«Гелда, Гелда… о боги, что творите?! – мысленно причитал Нед. – Ну почему вы так жесткосердны?! Впрочем, вы никогда не отличались добрым нравом. Для вас мы никто – грязь под ногами! Растоптали – и пошли дальше… по своим божеским делам. Устал я. Забиться бы куда-нибудь в тихий уголок, отгородиться от всего мира – и пошли вы… С Амелой и Сандой. Или – с Сандой и Амелой. В общем – с ними двумя. И местечко есть – заколдованный замок. Чем не норка, в которую можно заползти и отлежаться? Ох, как было бы хорошо… Только вот как бросишь ардов? Как бросишь Харалда, Бордонара, Хелду и Устру с Геором – всех, к кому привык, с кем подружился за это время. У меня такое чувство, будто я за них отвечаю! Будто я приручил щенков и теперь не имею права выбросить их со двора! Они же теперь не чужие. Я должен отвечать за тех, кого приручил. Должен? Почему я так решил? Решил, да и все. И так тому и быть».
– Прощайтесь с покойными! – проскрипел жрец, и каждый из тех, кто был у могилы, поклонился двум воительницам, отдавшим жизнь ради своего конора.
Нед не стал кланяться. Он повернулся и пошел в дом, не в силах смотреть на то, как закапывают девушек.
Их похоронили в саду, под большим орехом, раскинувшим свои широкие ветки в диаметре двадцати шагов. Копать было трудно из-за корней, но могилу копали сами – и Нед тоже, это было данью двум смелым воительницам, нашедшим покой далеко от той земли, где они родились. И это был не самый плохой приют – целые поколения их предков были погребены в море, их тела стали кормом для рыб и морских чудовищ.
Сколько еще их будет – молодых, не видевших жизни, погибших ради кого-то, ради чьих-то непонятных, чуждых интересов? Когда в эту вселенную придет мир?
Вероятно, никогда.
* * *
– Что будем делать дальше, командир? – Лицо Харалда хмуро, глаза, и так глубоко посаженные, запали, ввалились – ему тоже досталось в эти дни. Он, как и другие, остро переживал гибель девушек, хотя старался этого не показывать. Воину не пристало плакать, как… обычному принцу.
Бордонар разрыдался на похоронах. Девушки увели его успокаивать… и разрыдались сами. Потихоньку, чтобы конор не видел. Он ведь не плакал. Конор никогда не плачет – это знали все.
– Надо жить, – просто сказал Нед. – Жить и работать.
– Нед, скажи проще, а? Что-то сейчас не до заумных размышлений о жизни. Что ты собираешься делать в ближайшие дни, к чему нам готовиться? Может, поделишься планами? Или нас это не касается?
Воцарилось молчание. Оно продолжалось минуту, две… потом вмешался Бордонар:
– Ты знаешь, Харалд… тут такая штука… Нед – командир, как ты сказал. И даже выше. На самом деле он как-то незаметно превратился в короля. Конор. Король. И он не обязан докладывать тебе о своих планах. Даже если ты его близкий друг. Тебе нужно привыкнуть к этому, если собираешься быть рядом с ним. Конечно, хотелось бы знать, что нам предстоит, – мне это совсем не безразлично. Я ведь тоже рискую жизнью. Но все-таки в первую очередь он должен думать о народе, который возглавил, а потом уже обо всем остальном.
Принц замолчал, хотел еще что-то сказать, но осекся и откинулся в кресле, положив голову на спинку кресла. Харалд ответил ему:
– Вероятно, ты прав. И Нед не обязан извещать нас о своих планах. Но… Нед, я всегда буду с тобой. Всегда за тебя. И мне кажется – я заслуживаю того, чтобы быть в курсе дел. Хотя бы ради того, чтобы помочь тебе. А там уже сам решай – говорить или не говорить.
– Завтра должен приехать Арнот, – спокойно сказал Нед, не глядя на Харалда. – Я оставлю его здесь, заниматься нашими делами. А мы отправимся в клан. Корабли загружены, следующие будет оснащать уже он. Не обижайтесь, ребята, я и сам пока не знаю, что будет впереди. Как только наладим работу так, чтобы она крутилась без меня, я отправлюсь на поиски медальона Великого Атрока.
– Нед, а нужен ли он? – осторожно осведомился Харалд. – Ты же сам сказал: им безразлично, есть у тебя медальон или нет его. Ведь все изменилось, все стало неправильным. Не таким, как это помнил Юрагор. И кроме того, ты вроде говорил, что сможешь сделать медальон сам?
– Могу. Но будет ли это ТОТ медальон?
– Это как? – неприятно удивился Харалд. – Медальон, он и есть медальон. Ты говорил, что он должен реагировать на другой медальон Великого Атрока, светиться. Голубым светом, что ли. И что можешь его заколдовать как надо. А теперь что – не можешь? В чем дело?
– Бордонар, что тебе известно о медальонах Великих Атроков? Мне интересно, что осталось в памяти людей?
– А что останется, если это засекреченная даже для членов Братства информация, – пожал плечами принц, так и не открывая глаз. – Передается среди атроков – как такие сведения могли попасть в книги? А раз в книгах ничего нет, значит, и я не знаю. Послушаю, если расскажешь. Если нет – значит, нет.
– Что-то ты мне не нравишься, – покачал головой Нед. – Знания перестали тебя интересовать? Раньше ради знаний ты мог влезть в любую дыру. Что изменилось? Тебя подменили, пока шел штурм?
– Нет, не подменили, – слабо улыбнулся Бордонар. – Устал. Слишком много событий было в последнее время. Вам-то что – вы воины, привычны к тому, чтобы махать железками и терять друзей. А я простой принц, мне это в диковинку.
– «Простой принц»! – фыркнул Магар. – Вот это сказанул! Хотел бы я быть простым принцем! Девчонки, вы хотели бы, чтобы я был принцем? Чего таращитесь? Ну да, я не воплощение богини любви, и что? Может, я воплощение какого-нибудь другого бога!
– Бога моря, вероятно, – задумчиво заметила одна из «теней», тихо сидящая возле стены.
– Что, такой могучий, как океан? – приосанился Магар.
– Нет. Мокрый, как мышь. Физические упражнения выжимают из тебя столько воды, что можно подумать – нырнул.
– Э-э… тьфу! – не нашелся, что ответить Магар. – А сама-то, сама!
«Тени» захихикали, а Магар покраснел и осуждающе покачал головой.
Нед усмехнулся и подумал о том, что ардки гораздо легче, чем замарцы, пережили смерть подруг. Ну, жаль, да, поплакали – ну и хватит. Девушки умерли с мечами в руках, как настоящие воительницы, так что сейчас они на небесах, а там хорошо.
Нед даже слегка завидовал их уверенности в том, что после смерти они окажутся в чертогах бога войны, будут пировать и драться, пировать и драться. А между пирами и драками им будут прислуживать красивые молодые юноши, исполняя все их желания.
Кстати сказать, для воинов-мужчин существовали те же чертоги, только с точностью до наоборот – прислуживали не юноши, само собой, а девушки.
Нед же с некоторых пор почему-то сомневался, что существует такое простое времяпровождение для душ погибших. Впрочем, ни он сам, ни девушки не могли знать, что их ожидает после смерти.
Вздохнув, Нед потер лицо, украшенное шрамом от уха до уголка рта, почесал звездчатый шрам на ключице – отсюда Ойдар вырвал зубами здоровый кус мяса. Потрогал ухо, сросшееся не совсем правильно, и с неудовольствием спросил:
– Игар, ты когда мне лицо поправишь? Я как в зеркало гляну – жуть какая-то. Себя не узнаю!
– А девчонки говорят – не надо тебе ничего поправлять, – усмехнулся маг. – Шрамы тебя украшают! Настоящий ардский воин. Девчонки, как вам конор, нравится со шрамами?
– Он нам и со шрамами, и без шрамов нравится, – усмехнулась Дере. – Настоящий мужчина, не то что…
– Ничего спросить нельзя! Ну какие зловредные девки, а? – хмыкнул Игар. – А чем я-то вам не угодил? Конор, выдели мне денег, я пойду в мойню искать себе тех, кто меня полюбит!
– Неприятно небось будет в мойне, после той бойни-то? – покачал головой Харалд. – Я даже видеть не могу это здание. Когда шли вчера вечером мимо этого про́клятого места, у меня просто сердце защемило! Ты знаешь, Нед, я ведь уже прощался с жизнью! И так было себя жалко. Думал, помру, и не останется после меня никого – ни детей, ни жены… Жениться надо, точно. Хоть ребенок будет. Маленький Харалд будет.
– Небось в Черном городе каждая вторая от тебя беременна, – хмыкнул Магар. – Ты пользовался успехом у ардок.
– Это не то, брат Магар, – покачал головой Харалд. – Если и будут от меня дети – они считаются их детьми. Они никогда не назовут меня папой! Они чужие! А я хочу своих детей. Дере, выйдешь за меня замуж?
– Да ты же меня не любишь?
– Люблю! Я всех женщин люблю!
– Дурак. Вот полюбишь по-настоящему, узнаешь, что такое любовь, – вздохнула Дере, покосившись на Неда. – Плохо, когда твой любимый не обращает на тебя внимания.
– А ты разлучницу на меч! – усмехнулся Харалд. – Не́чего уводить любимого!
– Ага… а потом конор башку снесет! Нет уж! Да и не даст это ничего. Одну ночь – даст. Может, две, три… а любовь… ее не купишь и на поединке не выиграешь.
– Вам не кажется, что разговор ушел куда-то в постельную плоскость, – вклинился в разговор Бордонар. – У вас о чем бы речь ни зашла, всегда кончается постелью.
– Это нормально, – возразил Харалд, усмехнувшись уголком рта. – Ведь, в конце концов, назначение человека в чем?
– И в чем же? – оживился Бордонар, встрепенулся и открыл глаза.
– Размножаться. Воспроизводить род человеческий! – отрезал Харалд. – Скажешь, не так?
– Хех! Десятки тысяч лет лучшие умы мира не могли понять, зачем человек в этом мире, зачем он появился и какова его цель! А наш Хара мгновенно вывел правильное определение – человек родился, чтобы трахнуть Дере!
– Ну я и Хелду не против, – невозмутимо пожал плечами Харалд, – чего уж там! И Устра, кстати, очень хороша! И…
– Хватит! – сдерживая улыбку, отрезал Нед. – Хотели услышать про амулет – слушайте. Ну все-все! Ну что вы как дети! Магар! Игар! Сейчас выгоню в другую комнату! Харалд, ты-то? Э-эхх… все, пойду к себе, спать буду. Не хотите – не надо.
– Болваны, дайте послушать, что ли? – Бордонар схватил со стола кусок лепешки и ловко метнул в близнецов, душащих друг друга на скамейке. – Жаль, я не маг! Подпустил бы вам сейчас какую-нибудь пакость, чтобы чесались! Да заткнитесь, что ли!
– Все, все, молчим! – отдуваясь, сказал Игар, отпихивая брата. – Нед, расскажи!
– Можно, да? – иронично спросил Нед. – Успокоились? Тогда слушайте. Медальон сделать можно, и теоретически это свидетельствует о том, что его владелец знает заклинания, которые передаются только Великому Атроку. Но есть одно обстоятельство, которое напрочь перечеркивает все попытки сделать медальон. Единственный оставшийся в живых Великий Атрок может сказать… хм… не единственный, извините. В общем, Великий Атрок может сказать: это новодел! А ты поддельный Великий Атрок! Никто, и звать тебя никак! И знаете, как она это поймет? Бордонар, напрягись-ка, выдай версию. И вы, парни, ответьте, как она поймет, что это новодел?
– Стиль медальона? – неуверенно предположил Харалд. – Тот старый, а этот новый. Или магия… Нет, магия та же.
– Часть! – торжествующе выкрикнул принц. – Это часть одного медальона! Верно?
– Верно, – кивнул Нед, – четверть. Это четверть одного медальона. Заколдовывается один медальон, потом он делится на четыре части – по числу испасов, по числу сторон света. И, соединяясь, они светятся. Кроме того, можно соединить части, и тогда видно, что это единое целое. По пазам. Вот так.
– Что-то не верится, что медальон сохранился, – покачал головой Харалд, – слишком много времени прошло. И как ты вообще его найдешь? Где он может быть?
– Там, где я его спрятал. Не я, конечно, Юрагор. Но он жив, этот амулет. И я надеюсь, что почувствую его.
– Как? Как ты его почувствуешь? – загорелся Бордонар. – Расскажи, не томи!
– Он связан со мной. Я ведь частично Юрагор. Есть специальное заклинание, усиливающее эффект, так что найти талисман можно. А где я его прятал – вспомню. Я же знаю, где когда-то стояла крепость Северного испаса. Ее разобрали на камни, но… вряд ли нашли тайник.
– Только не говори, что крепость стояла на месте… Что? Точно? На месте деревни? Должны остаться руины!
– Все, что осталось, – мост через речку. Видел там старинный каменный мост? Вот. Этот мост остался со времен испаса. И никакой деревни там не было. Она появилась гораздо позже – место удобное, причал, речка, так что люди с удовольствием там поселились. И видишь, как вышло, – мы восстанавливаем крепость там, где она была.
– А где тайник? Ты помнишь, где находится тайник? – закусив губу, жадно спросил Магар. – Обожаю загадки!
– Я помню, где раньше находился тайник… А где он сейчас… хм… будем искать! Ну что же, давайте-ка расходиться по своим комнатам. Спать пора.
Нед встал и пошел к дверям – спать не хотелось, но действительно было уже поздно. Друзья за спиной зашумели, обсуждая сказанное Недом, но он не стал прислушиваться. Чего зря болтать – только воду в ступе толочь. Приедут в деревню, все будет ясно. Найдет – значит, найдет. А не найдет… ну что же – надо будет придумывать другой способ столковаться с Южным испасом. Например, уничтожить его полностью.
* * *
Утро началось со стука в дверь. Нед открыл глаза, чтобы увидеть, как одна из «теней» подходит к двери и тихо спрашивает:
– Кто там?
– Конора спрашивает какая-то женщина! – прогудел из-за двери голос охранника.
– Гони ее прочь, – буркнула «тень» ехидным голосом, – у него хватает женщин!
– Дере, перестань. – Нед сел на постели и стал натягивать рубаху. – Скажи, пусть проведут в гостиную и подадут ей чего-нибудь. Я сейчас выйду.
– Что случилось? – Хелда тревожно приподнялась на кровати, опершись на локоть. – Нападение?
– Нет, спи. Или вставай, если хочешь. Я догадываюсь, кто это, – бросил Нед, поворачиваясь к «теням» задом. Хелда с интересом смотрела, как он натягивает штаны, и слегка удивленно спросила:
– А чего ты стесняешься девчонок? Они же видели тебя и в постели, и вне постели. Так странно… ты такой сильный, жесткий и одновременно такой… нежный, такой… ну как подросток! Но мы тебя все равно любим – всякого.
– Хм… – Нед не нашелся что сказать, навесил на пояс мечи и, не оглядываясь на изогнувшуюся в красивой позе обнаженную Хелду, вышел в коридор.
Ему было немного не по себе – он выдержал всего три дня после похорон, а ведь давал себе зарок – воздержаться, и вот… Хелда пришла вчера, сразу же после того, как он лег в постель. И Нед не удержался. Теперь он досадовал, хотя и признавал, что ему было очень хорошо. Очень. Нежная, любящая партнерша, неутомимая и сильная – что может быть лучше?
Случайно выяснилось: девушки дали обет – пока находятся у него в телохранителях, не будут заниматься любовью ни с одним другим мужчиной. Они считают, что такие связи унижают конора. Вот когда уйдут из телохранителей, тогда да – тут уже как придется. Но пока их жизнь посвящена ему. Это Хелда ему сообщила, успокаивая дыхание после первого захода.
Нед не знал, как относиться к такому известию. Первое, что приходило в голову, – интересно, как же он разберется в этих хитросплетениях любовных отношений? И достанется же ему от Амелы… да и Санда вряд ли одобрит этакий цветник, сопровождающий его по пятам. Но это же не вечно? Вот разберется с Южным испасом – можно будет отказаться от телохранителей. Невозможно представить – он с Сандой в постели, а на их кувырки смотрят две «тени»! Он уже как-то привык, а жена… та не одобрит такие экзотические забавы. Хотя кто знает, может, ей как раз понравится – их, женщин, не поймешь.
В гостиной сидела магиня, которую он видел у полковника в гостях. Сегодня она была не просто красива, а сногсшибательна – она что-то сделала со своей прической. Нед вначале даже не понял, что именно. Потом сообразил – волосы обрезала! Не так коротко, как ардки, предпочитающие короткие прически, но довольно коротко, выше плеч. В волосы вставила заколку с изумрудом, что на фоне черных волос смотрелось очень красиво, тем более что ее глаза тоже были зелеными, как драгоценный камень.
Синее шелковое платье обтягивало ее округлые бедра, и женщина выглядела в высшей степени соблазнительно.
– Приветствую вас, Нед Черный! – Полные красные губы магини приоткрылись, чтобы выпустить приветствие, и Нед ощутил, как «тени» за его спиной выдохнули, – им захотелось тут же разрубить конкурентку на части. А что эта девка была конкуренткой, они не сомневались ни секунды, – такая стерва, за которой мужики будут бегать толпами, как озабоченные кобели, не может не быть конкуренткой!
Нед внутренне улыбнулся, внешне оставшись серьезным, и жестом предложил женщине присесть. Та дождалась, когда сядет Нед, села следом и глубоким грудным голосом спросила:
– Вы не забыли, что пригласили меня в свой город? Черный город, вы его так назвали? Так вот, я пришла напомнить о вашем предложении. Не передумали?
– Нет, не передумал, – усмехнулся Нед, – а вы? Может, одумаетесь? Там сейчас нет тех удобств, к которым вы, вероятно, привыкли. Злые арды… а еще более злые ардки, которые могут вас обидеть.
– Ну… обидеть меня трудно. – Девушка смерила «теней» внимательным взглядом. – Хороши! Ух, хороши! Я такими их и представляла! Какие ножки! Попки! А глазищи… Ой, я умираю – какие девушки!
– Полизунья, – послышался шепот из-за спины Неда, и девушка подняла брови, хихикнув и покачав головой:
– У вас так это называют? Ну… я люблю и женщин тоже. Скажем так. Красотки, да! Вам их специально подбирали? Или все ардки такие красивые?
– Когда вы хотите нас посетить? – нахмурился Нед, не обращая внимания на слова магини. – И на какое время?
– Навсегда! Я хочу приехать к вам навсегда! Можно? – обольстительно улыбнулась девушка.
– Можно. Но вы будете подчиняться нашим законам. И если нарушите закон, будете наказаны так же, как любой другой житель Черного города. Это понятно?
– Давайте я уберу вам шрамы? – Женщина протянула руку и погладила Неда по щеке, рассматривая кривой шрам. – И ухо поправлю. У вас разве нет мага, способного делать такие штуки? Я вам хорошо сделаю…
– Не сомневаюсь, – тихо прошипела Дере, – она «хорошо сделает»! Мы и сами сделаем, сучка!
– Ага! Все-таки это ваши наложницы, – усмехнулась женщина, видимо, имевшая очень тонкий слух. – Успокойтесь, девочки! Я не собираюсь отнимать у вас мужчину! Клянусь! Хотя он и очень-очень…
– Так, к делу! – прервал ее Нед. – Сегодня приходит корабль из Черного города, я уезжаю. Если хотите ехать с нами, собирайте вещи и приходите на причал.
– Она с вещами пришла, – прогудел охранник, удивительным образом умевший оставаться незаметным, и это при его-то габаритах. – Вещи я пока поставил в комнату, до вашего распоряжения.
– Вот как? – Нед поднял брови, внимательно разглядывая магиню.
Ее глаза улыбались, и женщина весело подмигнула Неду, под недовольный вздох «теней» – слишком вольно себя ведет при коноре! Так и просится на урок хороших манер! Палкой ей бы врезать по наглому заду!
– Да, я навела справки и узнала, что вы покидаете город. И решила, что пора воспользоваться приглашением. Вы знаете, я немного провидица, и вижу, что вас ожидает великое будущее. По-настоящему великое. И я хочу быть рядом с вами, если позволите.
Женщина вдруг опустилась на колени, прямо перед Недом, и, глядя снизу в его удивленные глаза, сказала:
– Как там у ардов? Что произносят, когда клянутся в верности? Не знаю, что говорить, скажу своими словами: клянусь в верности Неду Черному, и, если я нарушу эту клятву, пусть меня покарают боги! Так пойдет?
– Хм… пойдет, – усмехнулся Нед. – Встаньте, платье попортите. Красивое платье.
– Ага, грудь подчеркивает и попку, правда? – Она встала и беззастенчиво повернулась к Неду задом. – По заказу шила! Надо же было вас обаять! А то еще передумаете брать с собой! А я пригожусь, я хороша в магии… и во всем хороша!
– Вижу, – ухмыльнулся Нед и тут же получил такую волну неприязни от ардок, что слегка обеспокоился: как бы они лекарку не отдубасили! С них станется.
– Вообще-то я больше люблю такие штаны, как у ваших наложниц… хм… охранниц. – Женщина мило улыбнулась, глядя на «теней», сверкающих глазами. – Простите, я еще не знаю, как к вам обращаться и как вас называть, девушки. Вы очень красивые, у вас такие длинные, красивые ноги – их хорошо подчеркивают штаны в обтяжку. Я всегда считала, что мужские штаны в обтяжку очень идут женщинам. Вы – наглядное воплощение моих слов. Я себе такие же сошью. У вас там есть портные?
– Есть, – хмыкнула Дере. – Хорошие портные, только стоят хороших денег.
– Ничего. У меня есть деньги. Я известная магиня, лекарка. Кстати, могу исправлять недостатки внешности, если такие найдутся. Могу убрать лишний жирок или поправить не очень прямые ноги. Недешево, да, но гарантирую результат.
– Да-а? – заинтересовалась вторая охранница. – А вот родинку вот тут, – она приспустила штаны впереди, – можешь убрать?
– А зачем? Она тебе идет. Мужчины, наверное, любят ее целовать! Или женщины… Но если хочешь, могу ее убрать. Много времени не займет. И для своих – бесплатно. А хочешь, я сделаю тебе красивую форму ушных раковин…
– Я вам не мешаю? – ядовито спросил Нед, встречая взглядом зевающего Харалда, почесывающего голый живот. Он был в одних приспущенных штанах и босиком, а потому, когда завидел незнакомую красотку, тут же захлопнул отвисшую челюсть и умчался одеваться с криком: «Предупреждать надо!»
– Извините, конор, – потупилась улыбающаяся женщина, – мне как, здесь подождать? Девочки, потом поговорим. Как освободитесь, найдите меня, поболтаем!
Нед ухмыльнулся – теперь девицы были настроены очень даже благостно, они уже относились к магине как к близкой подруге. Вот что значит пообещать убрать родинку и сделать красивые уши!
– Моран, найди госпоже…
– Гира Ютиран – мое имя, – улыбнулась лекарка.
– Госпоже Гире Ютиран комнату. Проводи в ванную, если ей надо. И распорядись насчет завтрака.
– Давно готово, – кивнул охранник, – госпожу сейчас провожу.
– Ох ты бедный! – Гира подошла к охраннику и дотронулась до его лица, изуродованного ударами. – А я тебя знаю! Ты в прошлом году победил Жиссора Уруго! Сильный боец! Люблю бойцов арены! Только вот уродуете вы себя нещадно. Хочешь, я поправлю тебе лицо? Хотя бы слегка?
– Ну… я не против, – смутился Моран, – если вам не сложно.
– Пойдем! Ты проводишь меня, а я немного тебя поправлю. Захвати, пожалуйста, коричневый чемодан. А остальное пусть тут лежит. Позволите, конор?
– Иди, – усмехнулся Нед, и, когда Гира исчезла в коридоре, сопровождаемая огромным охранником, долго смотрел ей вслед. Вспомнилось, что женщина назвала себя провидицей. Что она могла видеть в будущем Неда? Если бы можно было заглянуть вперед…
Назад: Глава 11
Дальше: Глава 13
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий