Ветер с севера

Книга: Ветер с севера
Назад: Глава 10
Дальше: Глава 12

Глава 11

– Началось! – пискнула Дере и тут же получила плюху от соседки:
– Заткнись! Тебе сказали – хранить молчание! Стой и жди! Игар, будь наготове – сейчас пойдем в здание.
– Девочки, ждем команды! А забавное зрелище, посмотрите-ка! Хи-хи-хи!
А посмотреть и вправду было на что – из двух входов, расположенных в двухстах шагах друг от друга, валом валили люди. Широкие проходы, в которые при желании мог въехать фургон, запрудил людской поток, состоящий из голых и полуголых людей! Мужчины, женщины в разной степени раздетости – все вопят, визжат, завывают и бегут, бегут, бегут, спасаясь от неведомого страха, притаившегося внутри. Что их напугало, какой такой страх – они и сами не знали.
Как потом выяснилось – когда начался переполох, посетители ринулись к выходам из комнат. Но эти выходы были закрыты охраной заведения, открыть изнутри их было невозможно. Охрана и персонал сбежали первыми. Тогда люди рванулись в центральный зал, откуда можно было выйти наружу, но только через помещение администрации, что и было сделано. Вся эта толпа, уплотненная ужасом, давя тех, кто послабее, бросилась на выход, сметая столы, перегородки, выбивая окна. Во время бегства погибли двадцать с лишним человек, задавленные, убитые посетителями, объятыми животным страхом.
* * *
Поток страха… нет, не страха – ужаса, первобытного, древнего, как сам мир, навалился на Неда, покачнувшегося под ударом эмоций Хелды. Его сверхчувственное восприятие стало таким мощным, таким тонким, что Нед серьезно опасался за свой мозг, подвергающийся таким перегрузкам. Но… дело есть дело.
Вобрав в себя весь этот ужас, Нед усилил его в десятки, в сотни раз, настолько, насколько он мог это сделать, и выбросил наружу, став излучателем страха, солнцем страха, вулканом страха!
В здании закричали, завыли, зарыдали, завизжали люди, затопали ноги, послышались удары, грохот, но Нед продолжал и продолжал «сиять», глядя в глаза Хелде, прижавшей к груди свои сильные, привычные к мечу руки, которые могли на мелкие кусочки порвать эту жалкую крысу, издохшую несколько часов назад.
Нед поручил поймать крысу охранникам, взяв с них слово молчать и пригрозив страшными карами за разглашение секрета. Им он заявил, что крыса нужна для особо злостного магического эксперимента. А если об этом узнает кто-то еще, чистота опыта будет нарушена и он, Нед, станет злым, гадким, недобрым колдуном, способным порвать любого, кто помешает ему колдовать. Охранники сразу стали серьезными и деловитыми – кому охота связываться с черным колдуном?
Нед продолжал психическую атаку еще минуты три, и эти минуты тяжко дались как Хелде, завывавшей от страха, так и самому Неду, сделавшему из себя усилитель ужаса.
К концу этих трех минут несгибаемая Хелда находилась в полуобморочном состоянии, а у Неда заболела голова – даже не заболела, а просто разламывалась от боли. Сейчас он работал на пределе, поэтому немудрено, что его организм протестовал против таких издевательств над только что восстановленным, открытым для магии мозгом.
Спасло только то, что теперь Нед не мог выжечь себя, как когда-то сделал это, воспользовавшись заклинанием высшего уровня, – выжечь себя можно только один раз. Это Нед знал точно. Не знал только, что теперь он мог просто убить себя, захватив магии больше, чем мог «переварить». Теперь его мозг не имел «защитного клапана», закрывающего каналы передачи магии во избежание гибели колдуна. Такой клапан срабатывал только один раз. И Нед этот раз уже использовал.
Но все обошлось. Головная боль – невеликая плата за тот эффект, который произвел черный маг. В здании остались только те, кто был прикрыт магическими амулетами, и то не все. Амулеты, сделанные магами низкого и средних уровней, задымились, вспыхнули огнем, обжигая своих хозяев, и те галопом выбежали из заведения следом за толпой. Удержались от бегства только обладатели амулетов, созданных магами от девятого уровня. Но и эти счастливцы испытали безотчетный страх, хоть и ослабленный защитной магией.
Нед брезгливо отбросил крысу, отправив ее в дальний угол, чтобы она не была видна Хелде, потом обнял девушку и прижал к себе, уткнув ее носом себе в шею:
– Ну все-все… так нужно было. Я не мог тебе сказать – не было бы чистоты эмоций. Все, соберись, пора!
Хелда всхлипнула, по ее телу прошла дрожь – видимо, она вспомнила этот страшный, ужасный объект, едва не прикончивший ее своим мерзким видом, потом отстранилась и, вытерев слезы, кивнула, хрипло подтвердив:
– Все, конор. Я готова.
– Все готовы? Девчонки, вы как?
– Ужасно! – пожаловалась Гелда. – Бедная Хелда! Мне ее так жаль! Какая гадость эта крыса! Бррр!
– Пошли! – скомандовал Нед и, подойдя к запертой двери, прошептал заклинание отпирания. Снаружи – медленно, неуверенно дернулся засов, отползая в сторону, стукнул ограничителем, и Нед толкнул дверь наружу. Массивная створка мягко открылась – путь был свободен.
После того как Нед прекратил излучать страх, прошло меньше минуты. В коридорах было уже пусто, но Нед на всякий случай приказал:
– Активировать невидимость! Пошли!
Друг за другом они вышли из комнаты в мраморный коридор, и Нед побежал туда, где, по его расчетам, находилась комната номер восемь.
Расчеты не подвели. Номера на дверях комнат уменьшались, и меньше чем через минуту Нед стоял перед нужной дверью. Теперь все зависело от удачи – Сура должен быть прикрыт амулетом, как его приближенные и охрана. А значит, они должны быть на месте. По крайней мере, Нед на это надеялся. Если они все-таки сбежали, он рассчитывал на тех, кто стоял снаружи, – девушки из его охраны с мощными луками в руках. Виртуозными стрелками назвать их было трудно, но с десяти шагов попасть в голову человека они могли. Нед проверил это, перед тем как отправиться на операцию. Стрелки стояли напротив дверей и ждали, когда оттуда выйдет что-то вроде отряда, охраняющего некую важную персону. И тогда они должны были поразить эту персону насмерть.
Да, план хромал на обе ноги, Нед это прекрасно понимал, но лучшего предложить не мог. Главное отличие Суры от остальных посетителей должно состоять в том, что предводитель преступности города будет обязательно одет, как и его охрана. Нед был уверен в том, что на деловой встрече со своим подчиненным, отряд которого недавно практически полностью уничтожили, Сура будет в полной боевой готовности. Вряд ли он встретит шатрия с голым задом. Вниз ему не уйти – люки заварены, наружу он может уйти только через два входа – а там отряды стрелков, рядом с комнатой – Нед.
Уже стоя возле искомой двери, Нед хлопнул себе по лбу:
– Вот болван! Все предусмотрел, а тут… Васаба, Магар, девушки, быстро к центральному бассейну и блокируйте выход из этой комнаты! Харалд, стой тут, без команды не входи. Бегом!
Нед услышал топот ног, выждал время, достаточное для того, чтобы подчиненные добежали до выхода из комнаты, и, подойдя к двери комнаты номер восемь, взялся за дверную ручку, уже готовясь применить заклинание отпирания. И тут же замер – дверь в комнату была не заперта. Нед постоял секунды две, собираясь с духом, потянул дверь и вошел, прикрыв ее за собой.
Комната ничем не отличалась от той, в которой они провели несколько часов. Отличие состояло лишь в том, что на столе не было остатков угощения, изрядно подчищенного молодыми здоровыми организмами, утомленными парилкой и любовными утехами.
За столом сидели трое мужчин, они о чем-то тихо говорили, не обращая внимания на Неда, и он, включив сверхчувственное восприятие, ощутил их нетерпение, ожидание – эти чувства были главными.
А еще Нед увидел вокруг двоих мужчин, сидящих лицом к нему, мощную ауру магов, такую мощную, какая бывает только у колдунов высших уровней, – память Юрагора выдала ему эту информацию.
Нед удивился – раньше он не мог так отчетливо видеть ауры! Без всякого усилия, без подготовки! Для него это явилось неожиданностью. Почему именно сейчас? Вероятно, использование магии на максимальном уровне дало толчок к следующему шагу в ее развитии.
Нед ощутил, как нагрелся его амулет невидимости. Это означало, что в комнате активировано заклинание, снимающее невидимость, чего, впрочем, и следовало ожидать.
Человек, сидевший спиной к Неду, был одет в длинный плащ, с капюшоном, надвинутым на лицо. Такие носили жрецы некоторых храмов, и с некоторых пор эти плащи вошли в моду среди любовников, отправляющихся на свидание с любимой – чтобы никто не увидел их лиц. Его так и называли «любовный плащ».
Когда Нед вошел, маги замолчали, внимательно глядя на Неда спокойными, пустыми глазами. Сполохи черного и синего переливались в их ауре, склоняясь к синему цвету, и Нед сразу понял, узнал – демонологи. Атроки!
После того как Нед вошел в комнату, прошло секунды три, не больше. За это время он успел рассмотреть практически все и сумел сделать вывод – бежать надо, и как можно быстрее! А потом, снаружи, выкуривать этих паскудников всеми доступными методами!
А еще – пришло понимание, что влип в ловушку и сейчас придется туго, очень туго. Это подтвердили и стальные листы, со стуком, грохотом опустившиеся сверху и запечатавшие оба пути к отступлению. Дорога закрыта. Теперь – только драться. Одному.
«Они в амулетах защиты, уверен. Значит, только мечи. Почему не нападают? Чего хотят?»
– Привет, Нед, – послышался знакомый голос, и человек у стола обернулся. – Не хватайся за мечи. Давай поговорим.
– Ты?! О чем нам с тобой говорить? Как ты тут оказался?
– Не догадался? – довольная усмешка во все лицо, к Неду пришла волна радости, гордости. – Я все-таки тебя переиграл! Не такой уж ты и умный! Не такой и предусмотрительный! Как был пастухом, так и остался! Сядь, Нед. Без нашего позволения ты отсюда никуда не выйдешь. И пусть твои дружки с девками не ломятся – не пройдут. Дурак ты. Это моя операция, я ее разработал, я! Один! Ты решил, что я так просто откажусь от денег, от власти? Уйду неизвестно куда? Это мой город, мой! Я его завоевал и не собираюсь отдавать никому! А уж тем более тебе, выскочке!
Нед подошел к столу, сел на стул, внимательно наблюдая за теми, что сидели напротив. Двое магов с отрешенными, спокойными, как у покойников, лицами, и ОН… счастливая мальчишеская улыбка, радость, чистая радость маньяка, добившегося своей цели…
«Что с тобой стало, парень?! – удивлялся Нед. – Как ты стал таким? Ведь все мы рождаемся чистыми, невинными душами! Почему из одних получаются герои, а из других – завистливые, подлые твари, стяжатели, клятвопреступники?.. Не о том, не о том думаю! Он хочет поговорить – надо использовать этот момент. Ему нужно самоутвердиться, доказать, что превзошел меня.
М-да-а… и что, все это было устроено ради такой мелкой, ничтожной цели? Впрочем, для меня такая цель мелкая и ничтожная, а для него – великая! Но ведь ты был хорошим парнем, хорошим товарищем! Как это случилось? Почему? А может, я просто не замечал, вернее, не хотел замечать гнильцы, которая перла у тебя из всех щелей? А когда ты получил деньги, огромные деньги – у тебя вскипел мозг, да? Деньги, все деньги…»
– Как ты стал Сурой? Не поделишься? Просто интересно. Обычный парень, и вот – предводитель преступного мира всего Шусарда! Как ты сумел этого добиться? Не имея магических способностей?
– Да, это было нелегко, – довольная улыбка, а в уголке рта белая капелька пены – не признак ли сумасшествия? – Нед, прежде чем мы поговорим, попробуй зажги магический фонарь. Зажги-зажги… не бойся. Не получается? Знаешь, почему? В этой комнате нет магии. Комната отрезана от магии амулетами. Здесь все без магии – и они тоже. Все! И я здесь главный. Они – мои гости. Посланцы из столицы. Ты там начудил, говорят – ты должен умереть. Ну да ладно, к этому мы еще вернемся. Думаешь, зачем я болтаю, да? Ты никогда не любил много болтать. А я любил. И люблю. Только вот случая поболтать никак не нахожу. Не с кем. Все тупые твари… ты поумнее, но тоже дурак.
– Твои гости? – перебил Нед. – Атроки – твои гости? Или хозяева?
– Нет. Мои гости и мои подчиненные. Как так, да? Атроки – и подчиненные простого смертного, даже не мага? Ничего – это ненадолго – то, что я не маг. Я стану магом. Есть способы… мне обещали. А этих парней прислали ко мне на помощь. Я умный, хитрый – меня уважают в столице! Великий Атрок прислала ко мне своих людей не зря! Я делаю большой доход, я выгоден! Ты не в курсе, что Великий Атрок теперь на легальном положении? Что Ширдуан теперь разрешены?
– Он знает, – хмуро пояснил один из атроков, держа руку рядом с мечами на поясе, – он все знает. Сура, не пора ли заканчивать? Много слов.
– Не перечь мне! – На губах Суры запенилась слюна, и Нед снова подумал о том, что парень не совсем нормален. – Я Сура! А ты мой подчиненный! Молчи, пока я не позволю говорить!
Атрок подчинился, не сказав ни слова, и Нед снова удивился: как это так, атроки подчиняются обычному парню? Это невозможно! Атрок, подчиненный шатрию! Все рушится, все устои Ширдуан, все их законы! Что же это творится?
– Ну что, Нед, ты такой умный? Может, расскажешь, как я сумел подмять город? – снова улыбка, глаз дергается.
«Парень, ты болен! Почему этого никто не видит? Те же атроки?»
– Легко, – пожал плечами Нед. – Добрался до города, воспользовался своими связями у преступников, вышел на руководство банды и грохнул Суру. Сам стал Сурой. Правишь из тени – тебя никто не видит и не знает. Передаешь инструкции и приказы через тайные закладки. Караешь тех, кто не подчиняется, через других своих подчиненных. Так?
– Примерно так… – От Суры пошла волна легкого разочарования, досады.
– Одного я не пойму – зачем сбегать? Зачем отдавать мне деньги? Зачем переписывать на меня имущество? Зачем все так сложно?
– Не понимаешь? Значит, не такой умный, как я! – Волна радости, удовлетворения. – Я же не могу сравняться с тобой в открытом бою. И ты это доказал. Ты убил атрока – и я ждал, когда прибудут другие. Вот они и прибыли. Я знал, что атроки приедут. И дождался. Я ответил на твой вопрос?
– То есть ты меня боялся? – усмехнулся Нед. – Ждал подмогу, чтобы устроить ловушку. Так?
– Нет, не так. – Волна раздражения, гнева, ненависти. – Я все подготовил, все продумал! Ах, какое прочувствованное письмо я тебе написал! Писал и плакал, плакал и писалл! Мне бы баллады писать, хе-хе-хе… Я умный! Я…
– Дерьмо ты, – лениво заметил Нед, пренебрежительно оттопырив губу. – Дерьмо. Клятвопреступник, предатель, вор. Строишь из себя умника, а сам… жалкий мальчишка, трусливый, подлый! Почему я не рассмотрел это раньше?
– Специально злишь меня, – радостно усмехнулся Ойдар. – Надеешься, что я совершу ошибку? Знаешь, почему меня ценят? Почему Братство Ширдуан оставило меня во главе организации? Потому что я не делаю ошибок!
Сейчас к зданию стягиваются войска, стража. Твои люди на улице под моим контролем. Твои люди внутри здания тоже под наблюдением – бьются о дверь, дураки! Колдуют, понимаешь ли! Одно я не учел – как ты выгнал всех из здания? Раньше я за тобой такой способности не замечал! Когда ты положил весь мой отряд на улице, утащив с собой одного из шатриев, я понял – сейчас ты выцедишь из него все знания, всю информацию. И все места закладки были взяты под контроль. И тебя вели с той минуты, как твой Харалд положил записку! Глупец! Судьба не по праву дала тебе могущество, но ты, осел деревенский, не смог им воспользоваться, ума не хватило!
– Что тебе от меня нужно?! Хватит болтовни, – резко бросил Нед, как бы невзначай взявшись за рукояти мечей, – чего ты от меня хочешь?
– Чтобы ты умер, чего же еще? – мелодично рассмеялся Ойдар, прикрыв глаза от удовольствия. – Сейчас возьмут штурмом мой дом, где засел Бордонар, – он очень нужен Великому Атроку, твои друзья или погибнут, или сдадутся – другого не дано. Скорее всего, они уже мертвы. Ну а ты… ты умрешь. Осознав, что по своей глупости ты погубил не только себя, но и своих друзей. И никто не узнает, что с тобой случилось. Я рад, очень рад. Я ждал этого момента. Ну какая же у тебя смешная физиономия! Убейте его.
С этого момента все пошло очень быстро.
Нед ждал чего-то подобного и был готов к бою, но команда все-таки прозвучала как гром с ясного неба. Он до конца так и не смог поверить, что все это – вся сложная, многоходовая операция, продуманная до мелочей, – все ради того, чтобы один человек самоутвердился, доказал, что он сильнее, умнее своего бывшего друга, ставшего самым главным врагом его жизни.
Почему Ойдар так возненавидел Неда? Ну да – зависть, ну и что? Мало ли кто кому завидует! Вероятно, все-таки здесь имело место чувство вины – сделал подлость, обокрал, а чтобы оправдать себя, вывел образ Неда как заносчивого, тупого типа, не по праву получившего дар богов и за то достойное наказание. Наверное, так. Только теперь было не до рассуждений.
Первые отравленные дротики ударили в грудь – кольчуга привычно приняла удар на себя, и они безжизненно повисли в складках одежды.
Следующие снаряды полетели в руки, в лицо, и Нед с трудом сумел уклониться от этого потока – часть отбил мечом, остальные, увернувшись, оставил в стороне.
Заклинания точно не работали. Не работала и концентрация эмоций – Нед попробовал воспользоваться этим оружием – пшик, ничего, только время потратил и чуть не пропустил дротик прямо в глаз. А это закончилось бы стопроцентно смертельно.
Его бывший друг не терял времени зря, это доказали два тяжелых арбалетных болта, оставившие на груди и боку Неда здоровенные синяки, – похоже, один болт сломал ему ребро, потому что оно противно хрустнуло и бок сильно заболел, так, как если бы обломок ребра вонзился в мышцы и немилосердно их рвал.
Нед зажал душу в тиски, не позволяя думать о том, что на улице гибнут его девчонки, что за стальной дверью сражаются друзья, истекая кровью, пытаясь пробиться к нему на помощь, – главное сейчас – выжить. Выжить, несмотря ни на что. А тогда… если он выживет, все расставит по своим местам. Всем воздаст по заслугам!
«Как хорошо все начиналось и как бездарно, глупо попался! – корил себя Нед. – Расслабился, решил – умнее всех?! Могучий маг, могучий боец? А если найдется кто-то, кому на это плевать? Кто-то, желающий его гибели так, что пойдет на все ради этого?»
Нед кружился, вертелся, отбивая удары атроков и Ойдара, показавшего, что сильно продвинулся в боевом искусстве за то время, что они не виделись, очень сильно продвинулся. Ойдар теперь фехтовал на уровне атрока. Несколько часов тренировок в день с применением специальных снадобий делают чудеса.
Ойдар применял эти средства, точно. Его пена на губах, его легкое безумие – результат применения снадобий, а еще – заклинания, усиливающего скорость и силу.
Нед уже сталкивался с таким эффектом, когда бился со своим братом-близнецом. Но тот был один. Этих – трое. И каждый был равен Неду по скорости, силе, а возможно, и превосходил его.
Если бы не древняя кольчуга, уже не раз спасавшая Неду жизнь, он бы упал уже в первые секунды боя, отравленный ядом дротиков и пробитый арбалетными болтами. Да и после, когда Нед «танцевал» в стальном вихре острейших клинков, он бы простоял максимум секунд пять. За эти пять секунд Нед получил три тяжелейших удара – в спину, в плечо и в бок. Каждый из них мог рассечь и кольчугу, и тело Неда, нанеся смертельную, тяжкую рану. Нед отчетливо почувствовал удивление противников, когда устоял после таких ударов.
Одежда свисала клочьями, и сквозь прорехи была вина серебристая кольчуга, прикрывавшая тело. Противники, конечно, поняли, в чем секрет неуязвимости Неда, и теперь стремились нанести рану в конечности и голову. Истекая кровью, не долго навоюешь, а если удастся лишить Неда подвижности – тут ему и конец.
Нед слегка запаниковал – привык, понимаешь ли, к своей неуязвимости, к тому, что он сильнее, быстрее, чем все противники, что встречал до сих пор. В его душу стал закрадываться страх – липкий, тягучий, сковывающий тело и леденящий ноги.
Бой продолжался уже минуту, и за это время Нед так и не смог нанести ни одного серьезного удара, достать противников, они же достали его с десяток раз, нанеся раны в руки, не прикрытые кольчугой, в ноги, по которым теперь стекали ручейки крови.
Если Нед не сможет зацепить хоть одного из них, откачав жизненную силу, то судьба его плачевна – чем дальше, тем больше он теряет крови, тем больше сил уходит из него с тонкими струйками горячей соленой жидкости.
Теперь он уже не паниковал – он был в отчаянии, и противники это чувствовали. На лице Ойдара расплылась широкая, радостная улыбка, и «друг» увеличил скорость до максимума, показывая такие результаты, которых Нед от него не ожидал.
Ойдар на самом деле стал великолепным бойцом, феноменальным бойцом – не зря все-таки у него был тарк по уацу. Снадобье ускорения довершило остальное.
Как ни странно, именно эта торжествующая улыбка вывела Неда из отчаяния, подстегнула его – гнев, всесокрушающий, кипучий, огнедышащий, как лава в жерле вулкана, вот какой гнев охватил его, подчинив волю, вызвав из глубин памяти Юрагора-убийцу, Юрагора, с детства взращенного на специальных снадобьях, Юрагора, впадающего в боевой экстаз, не чувствующего ран, смертельно опасного, как атакующий юраг, в честь которого и назвали древнего воителя. Этот юраг в одиночку мог разогнать охотников, истыкавших его стрелами и копьями, разорвать всех, кто попадется на его пути, и, лишь победив, заползти в непроходимую чащу и умереть, скаля огромные клыки, торчащие из пасти, как стальные кинжалы.
Заревев, как зверь, Нед бросился вперед, не обращая внимания на сыплющиеся удары. Его накрыло красной пеленой, он почти ничего не видел и лишь каким-то шестым чувством определял, где находится противник. Теперь ему было все равно, что станет с ним, что станет с друзьями, с Сандой, с Амелой, главное – убить, убить во что бы то ни стало тех, кто посмел встать на его дороге, тех, кого он сейчас ненавидел больше всего на свете! И пусть он умрет – но им не жить!
И мечи запели, завыли, чувствуя настрой своего хозяина, они впились в плоть врага, высасывая жизнь, подкармливая своего господина, своего хозяина.
Первый удар пришелся в руку атрока, стоящего справа, – Нед начисто отсек ему эту руку, несмотря на то что тот был в каленой кольчуге, стоившей больших денег.
«Правый» отсек врагу руку по локоть, и, прежде чем атрок успел отскочить назад, разрубил ему бедро, со скрежетом пройдясь по кости.
Фонтаном брызнула кровь, атрок повалился вперед, пытаясь в падении ударить Неда в пах. Он тоже не чувствовал боли и тоже был нацелен на одно – убить во что бы то ни стало. Выпад прошел мимо, а Нед добил врага, разрубив голову пополам.
Вторым пал другой атрок – Нед ногой врезал ему в колено так, что нога хрустнула и подломилась, «Левым» разрубил колено, а «Правым» ударил снизу, в мозг, через подбородок, когда тот падал на спину, безуспешно пытаясь удержать равновесие на здоровой ноге.
Ойдар отпрыгнул назад, когда пал второй атрок, подскочил к стене и дернул за толстый шнур, отбросив ногой ковер на полу. Под ковром обнаружился люк – видимо, один из тех, что вели в канализацию. Люк не открылся, Ойдар дернул шнур еще раз – безрезультатно. Заваренный металл отказывался подчиниться механизму открывания. Ойдар взвыл и снова бросился на Неда.
На губах бывшего друга белела пена, глаза вращались в орбитах, а молодое, мальчишеское лицо стало страшным, искаженным, будто кто-то, сидящий у него внутри, дергал за ниточки, управляя человеческим телом.
Скорость Ойдара была невероятной! Он увеличил ее раза в два в сравнении с тем, что было раньше! Ярость, снадобья, заклинание, гнетущая душу злоба – все перемешалось, вырвалось наружу, захлестнуло это существо, бывшее когда-то человеком, и бросило его вперед с одной-единственной целью – на последнем своем дыхании убить, порвать, растерзать!
Впрочем, Нед был ему под стать.
Два ревущих, хрипящих юрага, сошедшихся в безумной схватке, которая должна окончиться гибелью одного из них, – им двоим нет места на этой земле! Должен выжить только один – самый сильный, самый жестокий зверь!
Они столкнулись посреди комнаты, отбросив мечи, – вцепились друг другу в горло, пытаясь вырвать ненавистную плоть, порвать, как старую трухлявую шкуру!
Ойдар вцепился зубами в ключицу Неда выше того места, которое прикрывала кольчуга, и, рванув, вырвал кусок мяса, торжествующе завывая и клекоча, как стервятник над свежим трупом!
Нед вцепился в его щеку и сорвал половину лица, повисшую слева, как окровавленная тряпка, до самого плеча. Были видны белые зубы Ойдара, а кровь текла ручьем, отчего Ойдар захлебывался и кашлял, пуская на Неда облачко красных капель.
«Звери» рыкнули и снова сошлись в схватке – забыты все боевые искусства, забыт рукопашный бой и фехтование. Клыки, когти – вот что решает сейчас, когда сброшен налет цивилизации, когда нет ничего, кроме двух зверей, борющихся за свою территорию!
А-а-арргхх! Ррра-а! – они свалились на пол и рвали, грызли, душили…
Нед опомнился только тогда, когда теплое тело под ним перестало шевелиться, и только тогда он разжал зубы, сомкнутые на горле Ойдара.
Нед вырвал Ойдару кадык, разорвал горло, вгрызаясь до самого позвоночника. Он смутно помнил, как глотал кровь, куски мяса, попавшие в рот, и, вдруг осознав, что грызет человека, отвалился в сторону, извергнув из желудка то, что туда попало за последние несколько часов. В луже, окрашенной красным, лежали кусочки мяса, кожи, хрящей, и Нед отвернулся, чтобы не видеть мерзкой картины, – впрочем, это не помогло избежать второго «фонтана».
Посмотрев налево, Нед увидел прямо перед собой свой меч, потянулся, взял его за рукоять, приподнявшись, вонзил в тело Ойдара. Тот уже фактически умер, но в теле задержались остатки жизненной энергии – организм не умирает сразу, довольно долго сопротивляясь смерти.
Меч тут же выкачал остатки жизни, и Неду сразу стало легче – рана на ключице, на щеке, на руке… в общем, все раны, заболевшие со страшной силой после того, как Нед вышел из звериного режима, притихли, начали заживать.
Нед поднялся – вначале встал на колени, потом, опираясь на меч, на ноги. Подошел к лежащим на полу атрокам и поочередно вонзил меч им в грудь. Клинок затрепетел, высасывая последние капли жизни из людей, и Неду полегчало. Кровавый туман в голове стал рассеиваться, теперь можно было кое-как думать.
Первое, что пришло в голову, – что с ребятами? Харалд, Магар, девчонки – все, кого он так опрометчиво привел сюда на погибель, где они? Нед слышал удары, когда бился с атроками – кто-то долбил в стальные плиты, перекрывшие выходы, но ничего не мог поделать. Теперь удары стихли.
Нед не знал, как это понять, – то ли всех уже убили, то ли они просто оставили свои попытки пробиться к Неду. В любом случае надо было что-то решать – и срочно.
Встал, пошевелил руками, ногами – тело болело, избитое, как мясо для жаровни, но двигалось исправно, суставы работали, пальцы на месте. Болело разорванное ухо, но на боеспособность это не влияло. А раз пальцы на месте – кастовать можно и нужно. Вот только как кастовать, когда нет магии? Где запрятаны амулеты антимагии?
Искать их не было времени, и Нед принялся за поиск механизма открывания стальных плит. Прошел к тому месту, где сидел Ойдар, поймал рукой толстый шнур, дернул… и ничего не произошло. Дернул еще раз – никакого результата. Два, три раза – ничего.
Сел, заставил себя успокоиться и подумать. Посидев секунд двадцать, снова взялся за шнур и, потянув, уже не отпустил его, держа в натяжении секунд пять. И тут, наконец, случилось чудо! Стальные плиты медленно, под скрежет блоков и звон тросов, начали ползти вверх. Так медленно, что Нед закусил губу от нетерпения.
– Ну, давай! Давай! Давай, гадина!
Посмотрел по сторонам, накинув конец шнура на спинку скамьи, намертво захлестнул узлом. Закрепив, бросился к дверям, ведущим в центральный зал, и одним ударом распахнул их, чтобы оказаться… за спиной атакующих солдат.
Друзья Неда бились молча, спина к спине, стоя кружком между административным выходом и бассейном. Магар лежал в центре кружка – то ли живой, то ли мертвый, Васаба стоял, но из его груди торчал армейский дротик. Чернокожий отбивался своим длинным копьем, но все удары приходились в щиты солдат, те же легко доставали до обороняющихся длинными копьями. Знакомое дело. Нед сам был копьеносцем первого ряда, так что понимал толк в копьевом бое.
Две девушки-ардки тоже лежали на полу в луже крови, кто именно – Нед не успел рассмотреть.
Харалд рубил огромным мечом, но на его рубахе уже расплылись кровавые потеки – он был ранен, и не один раз.
Две оставшиеся на ногах девушки стояли спиной к Неду, их мечи сверкали, как молнии, но… результата не было видно.
Солдаты напирали, теснили. Еще несколько минут – и они сомнут жалкую кучку бойцов, отчаянно сопротивляющихся в сотню раз превосходящему их по численности противнику.
Нед с ужасом посмотрел на погибающих друзей, сосредоточился и, собрав всю свою боль, все свое отчаяние, страх, умножил его в сто, в тысячу раз и бросил в пространство – нате, жрите!
И мир взорвался криками.
Солдаты бросали оружие, щиты, падали без сознания, плакали, корчились от невыносимой боли – умерло не менее двух десятков человек, не перенеся страшной, невыносимой боли. На ногах остались только те, кто был прикрыт амулетами против магии, – два офицера, тут же павшие под тяжелыми ударами меча Харалда. Несколько сотен солдат, набившихся в зал, были выведены из строя магией. Ни один из них не то что не мог продолжать бой – даже стоять на ногах было для них проблематично.
Нед подошел к друзьям, с недоверием таращившимся на окровавленного, избитого товарища, протянул руки и обнял всех, до кого дотянулся. Потом отпрянул и с замиранием в сердце спросил:
– Магар?
– Тяжелый. Но жив. Айна и Гелда погибли, – хрипло, откашлявшись, ответил Харалд. – Нам не предложили сдаться – сразу напали. Они были нацелены на наше убийство. Мы думали, тебя уже нет в живых. Они кричали, что ты убит.
– Берите Магара – и быстро наружу. Может, Игар еще жив. Может, я успел…
Нед наклонился к Магару, нащупал пульс – да, жив. Протянул руку к Гелде и тут же опустил – в груди девушки зияла огромная рана, видимо, от копья. То же самое у Айны – только рана не в груди, а в животе. Против тяжелого копья не спасет никакая кольчуга… латы не спасают, куда уж кольчуге.
У Неда защипало глаза и запершило в горле – бедные девочки… что он наделал! Они доверились ему, а он, скотина, их погубил!
Выпрямившись, Нед зажмурился, прогоняя нахлынувшую тоску, а когда открыл глаза, перед ним стоял бледный Васаба, пытающийся вырвать из себя стальной дротик.
– Не трогай, – предупредил Нед, – иначе кровью изойдешь. Дай-ка я…
Нед выхватил меч и одним ударом отсек деревянное древко, оставив наконечник торчать в ране:
– Вот так. Потом вынем, когда Игар будет рядом. Пока не трогай! Хара, бери Магара. Хелда, помогай. Я пойду вперед, для каста нужны свободные руки, и я не могу вам помочь.
Магара подняли. Он был без сознания, а через всю щеку до самой макушки виднелась кровавая полоса – след рубящего удара. Других ран вроде не было, и Нед немного успокоился – даже без лекаря-мага такие раны не очень опасны – сотрясение мозга, череп слегка задет, но не смертельно. Просто потерял сознание. Похоже, перед тем как упасть, Магар хорошо поработал – в зале валялись обугленные трупы, а в воздухе пахло жареным мясом.
Весь путь был устелен стонущими и лежащими без сознания солдатами – Нед с благодарностью подумал о защитных амулетах, которые он надел на своих друзей.
Улица, заполненная стражниками и солдатами пехоты, была похожа на зал, из которого только что выбрались друзья, – бесчувственные тела, трупы и стонущие, держащиеся за голову люди.
Игар нашелся почти сразу – как и все девушки. Они мирно лежали возле стены, связанные по рукам и ногам, как овцы, приготовленные к закланию. Обломки стрел, торчащие из плеч и ног, показывали, как их сумели обездвижить.
«Удивительно, почему в зале не сделали то же самое?» – подумал Нед. И тут же вспомнил – возле одного из обгоревших трупов лежал арбалет. Похоже, что Магар выбивал тех, у кого в руках замечал арбалет или лук. Позднее Нед узнал, что именно так и происходило.
Все были живы и в сознании, но ничего не могли сказать заткнутыми ртами. Рядом лежала толстая сеть – как оказалось, их, как косяк рыбы, сгребли этой сетью и уже потом навалились и связали, как скот. Но перед тем расстреляли из луков – издалека, из укрытий. Но и это Нед узнал уже потом.
Он выдернул кляп изо рта Игара и скомандовал:
– Лечи себя и скорее – Магара. Не знаю, насколько глубока его рана! Может быть, опасна – черепные раны всегда опасны.
– Потом вылечусь, – поморщился Игар, глянув на стрелу, застрявшую в бедре. Сейчас – брата. Только поглядите, чтобы мне еще что-то не прилетело – теперь уже в задницу. Это очень больно, могу вам честно признаться…
– Поднимай его, скорее, нам нужно к дому! Его штурмуют – Бордонара хотят забрать.
– Я быстро, – кивнул Игар и начал творить заклинание.
* * *
– Девчонок заберем?
– Потом вернемся. Само собой, не оставим там лежать. Похороним. Но потом! Наддайте, ребята, наддайте! Скорее!
Отряд мчался по улице, разбрасывая прохожих, попадающихся навстречу.
А попадалось много: любопытствующие стягивались со всех концов города – посмотреть, поучаствовать в беспорядках. Горожане всегда любили побунтовать, Нед это прекрасно помнил. Прошли сотни лет, сообщала ему память Юрагора, но люди ничуть не изменились: есть, пить, развлекаться, бунтовать – вот любимое занятие городских жителей.
Амулеты невидимости с группы Игара сорвали, амулеты невидимости группы Харалда разрядились, так что отряд мчался по улице во всей красе – окровавленные, в разорванной одежде, покрытые рубцами от затянувшихся ран. Некогда было лечить до конца, убирая уродливые рубцы, – все потом. На боевое умение рубцы не влияют, а времени катастрофически не хватает.
– Бам! Бам! Бам! – тяжелое бревно, увенчанное стальным набалдашником, размеренно долбит в дверь дома. Рядом с дверью видны следы ударов – пробовали бить в стену, но не добились ничего, кроме небольших выбоин и пятен, «украшенных» белой пылью от растолченных ударами камней. Стены сложены из мощных каменных глыб – крепость, а не дом.
Солдаты с гиканьем раскачивали таран, и дверь вздрагивала, покрываясь выбоинами. Прочное дерево, окованное металлом, пока еще сопротивлялось ударам, но даже издалека было видно – еще десятка три таких ударов, и вход будет свободен.
Завидев бегущий отряд, солдаты закричали, зашумели и стали выстраивать стену щитов, из-за которых высовывались острые стальные жала копий. Нед остановился шагов за двадцать до солдат, раскинул руки в стороны, останавливая своих людей, потом поднял ладони над головой:
– Командира! Командира ко мне! Я буду разговаривать с командиром! Я не хочу крови!
Какое-то время было тихо, потом из-за стены щитов раздался громкий хрипловатый голос:
– Кто ты? И чего хочешь?!
– Сюда выйди! – повысил голос Нед. – Я Нед Черный, маг, конор Черного клана ардов. Вы ломитесь в мой дом, и я хочу знать – зачем? Я могу уничтожить вас прямо здесь – сжечь или выпустить на вас демонов, – но не хочу! Я бывший сержант армии Замара, такой же солдат, как и вы, зачем нам кровь? Зачем вам умирать? Выйди, командир, и мы спокойно поговорим! Тот, кто отдал тебе приказ, или дурак, или преступник! У меня грамота от главы города Шусарда, а в доме находится принц Замара Бордонар, – вы совершаете преступление, вламываясь в мое частное владение!
– Хрень какая! – отчетливо буркнул кто-то из солдат. – Парни, я его знаю! Он всю агару магов убил, когда нас посылали на ардов! И чего это мне так захотелось пожить?!
– Разговоры в строю! – рявкнул хриплый голос, и, раздвинув стальным плечом солдат, вперед вышел плотный широкоплечий человек, чуть выше среднего роста. Взгляд его темных глаз из-под надвинутого стального шлема был острым и хмурым, а седые усы, свисающие до подбородка, торчали вниз, как клыки морского зверя – старого, но сильного, покрытого шрамами от многочисленных битв с соперниками.
– Я командир. Капитан Ракон. Слушаю! – Вояка сдвинул шлем назад, открыв лицо.
Нед помолчал, посмотрел в колючие глаза капитана и прощупал его сверхчувственным восприятием. Спокойствие, уверенность, раздражение, досада, любопытство, покорность судьбе. Привкус железа и соли.
Неду этот человек напомнил сержанта Дранкона – циничный старый вояка, жесткий, как просоленная кожа сапога морского пехотинца.
– В общем-то, я все сказал, – пожал плечами Нед. – Вы зачем ломитесь в мой дом? Я хозяин дома, и я здесь. Что вам надо-то? Кто отдал приказ на штурм и почему?
– Ну, кто мне может отдать приказ? – угрюмо пробурчал капитан. – Полковник, конечно. Приказано войти в дом, забрать оттуда некоего Бордонара, называющего себя принцем Замара, и доставить его в столицу. Вот все, что я знаю. Я знаю, что вы хозяин дома, поэтому предлагаю – выдайте Бордонара. На ваш арест у меня нет приказа.
– И на этом спасибо, – устало вздохнул Нед. – Капитан, а если я не выдам Бордонара, вы продолжите осаду?
– Вы же сержант, сами сказали, – пожал плечами капитан. – У меня есть приказ. И я должен его выполнить, чего бы это ни стоило. Потому мы возьмем здание штурмом, а если вы попробуете на нас напасть, мы дадим отпор. Если сможем…
– Капитан, это же самоубийство! – Нед укоризненно покачал головой. – Вы погибнете, чтобы исполнить заведомо глупый приказ? Приказ, который отдан или идиотом, или предателем Замара?
– Дело чести… – прошептала одна из девушек позади Неда.
Капитан услышал ее слова и подтвердил:
– Да, дело чести. Я старый служака, и никто не может сказать, что я не исполнил приказ. Что касается того, глупый он или умный, не мне судить. Я должен выполнить приказ.
– Демонизм какой-то! – растерянно покачал головой Нед. – Мне не хочется вас убивать, не хочется убивать этих ребят – что нам делать? Давайте придумаем какой-то выход?
– Я не вижу выхода, – помрачнел Ракон, – если пришло время умереть, значит, умру. И они умрут.
– Ну это же глупо! – вскипел Нед. – Отправьте гонца к главе Шусарда! Пусть он скажет, надо ли штурмовать дом одного из самых уважаемых жителей города!
– Глава мне никто. – Лицо капитана стало жестким, как камень. – Ему подчиняются стражники. Мы – солдаты. У нас свой командир. Не вижу возможности достижения согласия.
– Так… капитан, давай на «ты», да? Не против? Ага, хорошо. Послушай, сегодня уже погибла куча народу. Сотни людей. В том числе и солдат. По преступному умыслу одного человека, который… В общем, меня и моих людей пытались убить. Я убил напавших.
– Второй батальон, – грустно констатировал капитан, – им командовал приятель мой, Эссок. Жаль парня.
– Ты знал о нападении, да? Знал. Что ему сказали в приказе?
– Не могу разглашать. Это закрытые сведения, – отрезал Ракон.
– Ну что ты такой… тяжелый, – досадливо протянул Нед, – ладно, слушай внимательно: тебе поставлены сроки, в которые ты должен захватить Бордонара?
– Хм… нет. Приказ – захватить. Взять штурмом дом, если откажутся выдать мошенника, а потом доставить мошенника в дом полковника.
– А это не закрытая информация? – не удержался Нед.
– Эта – нет. Ты же хозяин дома. Тебя нужно известить. Кстати, странно, что никаких распоряжений насчет тебя не было отдано.
– Что здесь странного-то? – скривился Нед. – Считали, что из общественной мойни я не выйду. Не рассчитывали, что вернусь. Ладно, к делу. Итак, никакого срока на штурм тебе не установили. Значит, двумя часами раньше, двумя часами позже – никакого значения не имеет. Так?
– Ну… так? Хочешь сходить к полковнику? – усмехнулся капитан. – А что, неплохо было бы его побеспокоить! Небось со шлюхами пьянствует, пока мы тут башку подставляем! Сходи к нему, побеседуй… Принесешь приказ на отмену штурма – мы уйдем. Только сомневаюсь, что ты получишь приказ. Скорее всего, тебя встретит охрана и попытается уничтожить. Но попробуй, почему нет? Учти, даю тебе два часа. Через два часа я продолжу штурм. Кстати, я давно бы выкурил твоих людей из дома – просто сжег бы его, но у меня приказ – взять Бордонара живым.
Капитан кивнул Неду, повернулся и пошел к рядам солдат. Через пару шагов остановился, обернулся и с кривой усмешкой сказал:
– Боюсь разочаровать твоих воительниц, но дело не в чести. Плевал бы я на приказ, если бы видел, что дело безнадежно. А оно безнадежно – или про тебя все врут. Но полковник – человек мстительный и последовательный. Раз обещал казнить меня, если я откажусь выполнить его приказ, – значит, так и сделает, рано или поздно. А у меня семья, дочери на выданье – если сдохну в бою, хоть пенсию за меня дадут. Вот так…
Капитан ушел к ряду солдат, а Хелда пренебрежительно фыркнула:
– А я-то думала… а он – обычный замарец! Нет тут людей чести… Хмм… прости, конор. Но ведь ты ард!
– Демон меня задери! – выругался Нед. – Я забыл спросить, где живет этот гад! Полковник этот демонов!
– Бежит кто-то, – заметил Харалд. – Чего хотят?
– Капитан прислал! Говорит, проводить вас к дому полковника, если надо, – слегка задыхаясь от бега, сообщил молоденький солдат лет шестнадцати-семнадцати от роду. – Знаете, где живет полковник?
– Веди… – с облегчением кивнул Нед, переглянувшись с Харалдом. – Показывай, где обитает полковник.
* * *
– Стойте тут. Я один схожу.
– Опять? – недоверчиво хмыкнул Харалд. – Уже ходил сегодня. Не хмурься, стоим тут. Не забудь, у тебя час с небольшим. Колокол на управе недавно отбил время, следи за временем. Если не выйдешь через час – мы штурмуем дом.
– Штурмовики, – укоризненно покачал головой Нед. – Ты видишь, сколько гвардейцев?
– Нед, может, не стоит туда лезть? Может, выгонишь всех наружу, как в мойне? – предложил Магар, выковыривая из уха засохшие частички крови. – А мы тут их и прихватим.
– Крысы нет, – усмехнулся Нед, не глядя на фыркнувшую Хелду. – Кстати, Хелда, какого рожна ты так боишься крыс?
– Не знаю. У меня и мама их боялась, хотя была бесстрашной воительницей, каких еще поискать! В роду так передается. Боюсь – и все тут. Все женщины боятся – меньше или больше. Я – больше. Конор, можно я с тобой пойду, а? Амулеты ведь ты активировал, какая разница, сколько человек пойдет?
– Тогда уж всех тащить, чего там! Нет, ждите здесь. Ходить бесшумно умеем только я да Харалд. Нас этому учили. А вы будете топать, как стадо коров, и нас засекут. Все, время теряем! Пошел я.
Нед активировал амулет невидимости и вышел из-за угла, направляясь к высокому белому зданию у края площади. Командир гарнизона Шусарда жил в самом центре, в огромном особняке, и этот особняк теперь был окружен цепью солдат, скучающе переминающихся с ноги на ногу. Стояли они уже давно, им было жарко, скучно, на лицах так и написано: «А пошли бы вы все куда подальше!»
Впрочем, все как обычно. Кому хочется стоять в оцеплении, когда можно было бы отдыхать в тени дерева с холодным кувшином пива и горячей девицей? Или хотя бы задрать ноги на спинку кровати в солдатской казарме – что гораздо реальнее фантазий с пивом и девкой.
Нед легко просочился через редкую цепь, но, когда шел к парадной двери, находящейся на расстоянии пятидесяти шагов от оцепления, его заметил один из гвардейцев, стоящих возле входа. Охранник, не веря своим глазам, посмотрел на парня, прошедшего через цепь гвардейцев, покрепче ухватился за древко копья и озабоченно сообщил своему напарнику:
– Человек! Там человек! Я видел человека!
Нед рванул вперед, за несколько долгих мгновений достиг входа и, пока напарник переспрашивал: «Где?! Где ты увидел?! Кто?!» – толкнул дверь в дом и, как только она приоткрылась, скользнул внутрь.
– Дверь открылась! – снова сообщил охранник, напарник повернулся, но к тому времени створка двери закрылась и тот ничего не увидел.
– Ты чего? С похмелья, что ли? А что еще ты видишь? Красных дракончиков, что ли? Шерет на той неделе видел богов, летающих вокруг лампы! У него видения покруче твоих будут! Слабовато ты что-то…
– Дурак ты, – нахмурился первый, – говорю тебе, мужик какой-то бежал через площадь. С двумя мечами, весь в крови, в изорванной одежде! Потом исчез! А дверь? Что, ветром открылась и закрылась?
– Может, и ветром, – хмыкнул второй стражник. – Вообще-то знаешь, поговаривали, что в этом доме призраки водятся. Тут, бывало, исчезали и появлялись люди. Идет, идет – и раз! Исчез! Или вдруг из ниоткуда появляется! Потому я ничему уже не удивляюсь.
– И как полковник в таком жутком месте живет? – поморщился первый. – Как представишь: спишь, а он подходит к тебе и холодными руками… за горло! И душит, душит…
– Кто он-то? – поежился второй.
– Ну кто… Черный человек. Я тоже слышал – тут живет дух Черного человека. Вроде как жил здесь один дворянин – много, очень много лет назад. Его предательски убили, а тело разрезали на куски и скормили свиньям. А дух остался. Всем известно, что, если не упокоить человека как следует, не предать земле, дух остается между мирами и не попадает на небеса. Или в преисподнюю, для искупления грехов. Он обречен вечно скитаться! И вот тот дворянин ходил и не знал, что его тело давным-давно вышло жидким дерьмом из дворовых свиней! Представь себе – ходит, ищет тело, но не находит! Стонет жалобно: «Тело мое, тело! Отдайте!» Жуть…
– Постой… хрень какая-то! Как это он ищет тело, а сам не знает, что убит? Какое он тогда тело ищет-то? С хорошими сиськами и задницей в обхват? Я прошлый раз в трактире такое тело нашел! Ой-ей!
– При чем тут шлюхи? – сплюнул первый охранник.
– А они всегда при чем. Как морду кому бьют – ищи рядом какую-нибудь шлюху! Все зло от них! И ведь нельзя без этих стерв… сколько денег уже на них спустил!
– Да-а… – протянул первый стражник, и оба замерли в глубоком раздумье: как жить дальше, если шлюхи дорожают не по дням, а по часам? Где на них жалованья напастись? Королевство платит прижимисто… да еще и задерживают жалованье.
Забыт был окровавленный призрак, забыты легенды – они распались при столкновении с грустной действительностью и серыми армейскими буднями. Оба стражника начали с жаром обсуждать свою нелегкую жизнь – теперь им было не до мужика с двумя мечами…
Назад: Глава 10
Дальше: Глава 12
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий