Ветер с севера

Книга: Ветер с севера
Назад: Глава 9
Дальше: Глава 11

Глава 10

– …Все, что нужно, и сверх того, – несколько команд каменотесов, каменщиков высшей квалификации. Не знаю, одобришь ли, но мне показалось, что так будет быстрее. Конечно, придется набрать работников из наших, но… сам понимаешь, откуда мы знаем, насколько высока квалификация ардов? Вот драться они умеют, да. Но строить крепости… Я не рискнул, в общем.
Что еще… корабли наши догружают, они скоро будут готовы к выходу. Что хочу предложить: есть еще два корабля по сходной цене – может, прикупим? Свой флот – великая вещь. Имея команду из ардов, много можно «натворить». Один «купец» – трехмачтовый, вместительный – для грузов самое то. Второй – двухмачтовик, вроде как сторожевиком был. Крепкий! Оснастить его – и будет на ходу.
– Когда первые корабли смогут отправиться в Черный город?
– Завтра утром. Муку поздно подвезли, а то бы и в ночь можно было выйти. Грузят. Я пряностей еще прикупил – арды очень любят острое, пряное, ты знаешь. У них это считается большой роскошью. Пусть порадуются.
– Хорошо. Завтра с утра пусть выходят. Команды готовы?
– Да, подобрали. Потом на своих людей сменим. Нед… можно спросить?
– Чего ты? Как чужой… Спрашивай, ясно дело.
– Ты девчонок… полечишь? Вернее, разрешишь полечить? Жаль их… Позволь, я отправлю Игара в темницу к девушкам? Пусть с ними займется.
– Какая к демонам темница-то, – пробурчал Нед. – Обычная комната. Только с замком. Кладовая. Отправь, пусть вылечит. И скажи – пусть собираются. Завтра они отправляются в Черный город.
– Решил от них избавиться? Почему?
– Я не могу доверять тем, кто может нарушить мои приказы. Это будет урок всем.
– М-да. Жестко. Ну что же, тебе видней.
Харалд кивнул и пошел к двери. Уже подойдя, обернулся:
– Как стемнеет, схожу к закладке. Ты подумал, с кем пойдешь на встречу? Не один же, надеюсь?
– Один, – отрезал Нед, – я не могу никем рисковать.
– Не согласен, – мотнул головой Харалд, – я должен пойти с тобой, подстраховать. Не забывай, я тоже шатрий. Умею быть незамеченным. Если ты пропадешь в неизвестности, где мы тебя будем искать? Ты неправ.
– Хорошо. Согласен. Но на встречу пойду я один, ты только подстрахуешь.
– Давай на месте определимся? Сейчас мы гадаем ни о чем. Где будет встреча, как она будет проходить – ничего еще не известно, а мы уже строим планы! Мне кажется это глупым занятием.
– Хм… возможно, – кивнул Нед. – Попозже зайди, я сейчас напишу тебе несколько заклинаний демонолога – тебе их надо выучить наизусть. Самые простейшие, заклинания высшего уровня ты пока не потянешь. Но хоть что-то будет в запасе.
– Это отлично! – просиял Харалд. – Давно тебя хотел попросить меня поучить, но как-то… стеснялся. А ведь глупо, имея способности демонолога, использовать только меч да кулаки. Магия есть магия… Если бы не твоя магия, туго бы нам пришлось тогда, на улице. Ну, все, ушел. Жаль девчонок – расстроятся сильно…
Харалд вышел и прикрыл за собой дверь. Нед посмотрел ему вслед, вздохнул и, встав с кресла, подошел к бюро с письменными принадлежностями. Взял чистый лист бумаги, пододвинул высокую табуретку, достав ее носком сапога, и сел, соображая, с какого заклинания лучше начать. Через минуту он уже писал, макая заточенное птичье перо в чернильницу-невыливайку, покрытую позолотой.
Строки ложились неровно, рука, отвыкшая от писанины, снова вспоминала, как надо выводить буквы и слова, но пока получалось довольно убого.
Нед досадливо морщился, однако продолжал писать, уйдя в процесс с головой. Нужно было не только записать слова заклинания, но, кроме того, дать описание пассов, необходимых для закрепления процесса. Нед при заклинанях такого уровня уже обходился без пассов, но для Харалда, пребывающего где-то на третьем уровне магии, пассы необходимы, иначе ничего не получится.
Уйдя с головой в описание фигур из пальцев и поворотов ладоней, Нед не сразу услышал, как в дверь постучали. А услышав, кивнул одной из «теней»:
– Открой. Кто еще ломится?..
Дверь открылась, и в комнату вошли Харалд с Игаром. Их лица были хмуры, и Нед понял – случилось что-то непредвиденное.
– Ну что еще? Что-то серьезное? Вылечили девушек?
– Нет, – помотал головой Игар. – Они отказались лечиться.
– Это еще что такое? – удивился Нед. – Что происходит? Почему отказались?
– Я сообщил им то, что ты сказал, – вмешался Харалд, – передал, чтобы они завтра отправлялись домой. Тогда девушки отказались лечиться. И просят тебя принять их.
– Зачем? – нахмурился Нед. – Все решено. Чего им надо? Не хотят лечиться – их дело. Пусть едут с разбитыми мордами. Дома Герлат вылечит.
– Тебе не кажется, что стоит хотя бы поговорить с теми, кто стоял рядом с тобой в бою? Кто защищал твою жизнь? Мою жизнь? Жизнь твоих друзей?
Нед помолчал, потом со вздохом отложил перо:
– Ну, занят я, не видишь, что ли?! Тебе же пишу заклинания! Зови! Демон вас задери…
Харалд кивнул, в несколько широких шагов дошел до двери, высунулся из нее и негромко позвал:
– Войдите. Конор согласен вас принять.
Харалд отступил в сторону, и в дверь, понурив головы, вошли все три девушки, посаженные Недом под арест. Выглядели они ужасно – покрытые синяками, кровоподтеками, в рубцах и ссадинах, испачканные в крови. Они так и остались почти голыми, в одних трусах. Девушки сбросили сапоги – у двух распухли отбитые ноги. Если не снять обувь с распухающих ног, будет еще хуже – потом сапоги резать придется.
Нед поморщился – неприятно смотреть на дело своих рук. Девушкам, конечно, очень больно.
Ардки подошли к Неду на расстояние двух шагов, молча опустились на колени и уткнулись головами в пол. Наступило тягостное молчание. Девушки сопели в пол распухшими носами, «тени» замерли в своем углу, Харалд застыл у двери. Игар вцепился в край бюро так, что побелели пальцы, закусил губу, и по его лицу было видно, что он едва сдерживается, чтобы не прослезиться. Одну из этих девушек видели в его комнате… и не раз.
– Что хотели мне сказать? – холодно спросил Нед.
– Мы не можем ТАК вернуться, – глухо сказала Гелда, не поднимая головы. – Лучше убей нас, конор! Изгнание – позор. Мы не сможем жить с таким позором. Если ты не убьешь нас, мы сделаем это сами. Покончим с собой.
– Хм… – слегка растерялся Нед. – Ну что такого-то – вернетесь домой и все. Будете жить, служить, только не будете состоять в моей охране. Что такого страшного-то?
– Нас отбирали как лучших. И когда мы вернемся – все скажут: «Это клятвопреступницы! Они нарушили приказ конора, он их прогнал! Они никуда не годятся, им доверять нельзя!» Мы не найдем мужей, нас никто не возьмет в свою компанию, в свой отряд. Все будут смотреть на нас как на больных. Мы не хотим так жить. Лучше ты нас убей, тогда мы попадем на небеса. Если мы сделаем это сами – придется тысячу лет жариться в преисподней, пока не отмоем наши грехи.
– Почему вы отказались лечиться? – нахмурился Нед. – Чтобы маг зря не тратил силы на ваше лечение? Все равно, мол, умирать? Ну-ну…
Нед смотрел на голые спины коленопреклоненных девушек и думал о том, как сильно изменился он сам. Ему уже кажется нормальным, что перед ним стоят на коленях, что люди ждут его решения, того решения, которое властно над их жизнью и смертью. Когда так вышло? Когда он стал тем человеком, который вершит судьбами людей? Он, невластный не то что над чужими, даже над своей судьбой!
И что делать? В самом деле, не убивать же девчонок?
– Хелда где? – негромко спросил Нед, и начальница охраны выскочила из-за двери, будто ждала его вопроса. Впрочем, и ждала. Он чувствовал ее, стоящую за дверным косяком.
Девушка подошла к Неду и тоже опустилась на колени, уткнувшись головой в пол, рядом со своими соратницами. Она была в легкой одежде и босиком, будто только что выскочила из постели.
Нед потянулся чувствами к девушкам, стоящим перед ним на коленях, и чуть не пошатнулся – эмоции были такими сильными, что они буквально ударили его по голове. Отчаяние – вот что чувствовали провинившиеся, бесконечное отчаяние. И они покорялись судьбе. Вероятно, то же самое чувствуют животные, идущие на убой.
А еще в глубине души девушек шевелилась маленькая, слабая надежда – а вдруг? А может, простит? И все это на фоне такой всепоглощающей любви, обожания своего конора, своего властителя, что Неда чуть не затошнило – с какой стати они так его любят?! Неужто это он виноват – вбил им в голову некий посыл-приказ «любить Неда»?! Или же они сами вбили это себе в душу?.. Неясно. Ясно только одно: они не лгут – покончат с собой, если Нед их отошлет. А еще ясно, что нельзя разбрасываться такими людьми. Верными ему людьми.
В мире, если что-то и ценится, так это верность. Верность дружбе, верность слову.
Увы, подумалось Неду, как раз в отношении верности он не особенно преуспел. Прошло всего ничего после того, как его любимая женщина упокоилась в виде живой статуи, а он, Нед, уже кувыркается с другой женщиной. И оправдания, что это его мужская сущность, что это нужно для того, чтобы его не заподозрили в подозрительных наклонностях, – нелепы. Все объясняется просто: ему очень захотелось женщину, и он себе не отказал в удовольствии ее взять. И намерен это же самое делать потом, желательно – каждый день. Не нужно придумывать себе оправдания, подводить под решение базу – с некоторых пор он делает так, как ему удобно. Не обращая внимания на то, что подумают окружающие. Человек-демон? Вероятно. Но так вышло…
И вот еще что, казнил себя Нед, раз он сам не может быть верным, какой верности он требует от этих девчонок, которые младше его или его ровесницы, если и он не особенно преуспел в верности?
Ну да-да – нужно было преподать урок. Показать, что будет с теми, кто нарушит его приказ. Сегодня они нарушили приказ о поединках, а завтра? Завтра они откажутся выполнить что-то еще, что жизненно важно для дела? Это неповиновение нужно пресекать в зародыше. Тут сомнений нет.
Прислушался – в доме тишина. Все будто замерли, ожидая его решения. Впрочем, действительно замерли.
«Тени» тоже переживают – от них к Неду идут волны сложных чувств, от жалости, до… До гнева?! Они сердятся на этих девчонок? Почему?
Попытался разложить эмоции на составляющие. Получилось не очень внятно – слишком много в комнате людей, глушат друг друга. Все, что понял, – от «теней» исходит боязнь оказаться в том же положении, что и эти «преступницы», жалость, этакая брезгливая жалость, как к больному, покрытому лишаями животному. И жалко, и хочется убить, чтобы не разносили заразу. И опять – обожание, восторг, восхищение Недом!
«Это хрень какая-то! – задумался Нед. – Да с какой стати они так в меня втюрились? Нет, не обошлось без колдовства. А если так рассудить – я, когда занимался любовью с Гелдой, усилил и бросил в пространство ее чувства. А она на самом деле в меня по уши влюблена – я чувствовал это еще до того, как она залезла ко мне в постель. И вот эти усиленные чувства ударили по девчонкам и вбили им в голову посыл: «Я люблю конора!» А что – запросто! Умеют же некоторые люди внушать мысли и желания другим людям – и без всякой магии. А тут посыл подкреплен ударом магии уровня двенадцатого, не меньше.
Двенадцатого ли? После того как очистились каналы, проводящие магию в моем теле, явно я стал сильнее, и теперь мой уровень… хм… очень высок, да. Тьфу! О чем я думаю! Я стал похож на Бордонара – по любому поводу научные рассуждения. А тут надо просто решить с этими тремя девчонками – жить им или умереть. Просто! Вот это ни хрена себе «просто» – жить или умереть! Я превращаюсь в Юрагора?..»
– Ну что же… Я принял решение…
В комнате повисла тишина – звенящая, осязаемая, ее можно было потрогать, и эта тишина гудела, как натянутая тетива.
– Я решил, что прощаю вас.
Вздох, волна облегчения, радости, любви, обожания и щенячьего восторга.
– Но ваши жизни теперь принадлежат мне. Пока я не решу, что вы искупили свою вину. А может, я и никогда не решу, что вы искупили, и вы будете служить мне до конца жизни. Готовы ли вы на такое?
– Готовы, конор! – нестройно сказали наказанные девушки. – Мы служим тебе столько, сколько тебе нужно. Мы умрем за тебя!
– А со мной что, конор? – спросила Хелда, не поднимая головы. – Ты же вызвал меня, чтобы наказать? Ты не прощаешь меня?
– Хм… прощаю, – нашелся Нед, который вызвал Хелду только для одного – посоветоваться насчет ее подчиненных. Но раз она сама лезет в ярмо – почему и нет? Она вбила себе в голову, что виновата, плохо командовала подчиненными. Впрочем, так оно и было.
– Прощаю на тех же условиях, что и остальных. Согласна?
– Да! – Неда обдала волна чистой радости, восторга, и Нед снова затрепетал под напором чужих эмоций, мысленно грязно выругавшись и решив потренироваться с перекрыванием потока чужих чувств. Эдак жить невозможно будет, если каждый человек наполнит его своими эмоциями, словно он пустой сосуд. С ума так сойдешь.
– Раз согласны, слушайте мой приказ! Встать, дать себя вылечить, потом идти в мойню – отмыть грязь и кровь. Ужинать. Отдыхать. И приступать к своим обычным обязанностям. Все ясно?
– Ясно, конор! – откликнулись «преступницы», не вставая с колен, и по щекам двух из четырех девушек потекли слезы, оставляя размытые дорожки на окровавленных щеках, падая на обнаженную грудь, волей-неволей притягивающую взгляд Неда.
«Может, я стал сексуальным маньяком? Да, я гадкий маньяк! Тьфу! – корил себя Нед. – Такой торжественный момент, а я впериваюсь в их сиськи! О! А теперь в ляжки! Кстати, они классные… Тьфу!
Кого сегодня взять в постель? Может, Гелду? Она такая страстная… А если Хелду? С ней вроде Харалд спит… вообще-то тот, скорее всего, не обидится, но кто знает? Зачем обижать друга? Или кого-то еще взять? Вот… не знаю даже, как назвать себя! Когда-то мечтал подержаться за женскую грудь, а теперь в женщинах, как в вещах, роюсь. И замечу – в любящих женщинах. И никак не могу выбрать… Когда чего-то слишком много, даже вкусного – это не очень хорошо.
Хех! А может, сразу двух взять! А если трех – слабо, Нед Черный?! А если всех?! Ой-ей, десять женщин за раз – не помереть бы от таких усилий! Да ладно, хватит дурью маяться…»
– Гелда, придешь ко мне вечером. Не против?
– Как я могу быть против, конор?! Спасибо тебе! За все спасибо!
Нед почувствовал, что ее переполняют восторг, счастье, гордость и ехидство – мол, он вас не взял, а меня взял! Другая волна принесла зависть подруг избранницы, их надежды на счастье…
«Точно, я маньяк! Проверить себя нужно – может, мне нравится мучить женщин, пытать их? Ну-ка, представлю, как я их пытаю… Бррр… Вроде нет. Нет, точно не нравится.
А что же тогда со мной происходит? Откуда у меня такое сладострастие? Одержим демоном, как у нас говорят?
Хе-хе… да я сам почти демон! Хотя так и не ясно, что я такое вообще… и зачем. Воплощение богини любви! Уржаться – что это такое!
Уржаться… только что-то ржать-то и не хочется. Зачем мне такое могущество? Становится немного страшно… Может, и правда боги дали мне все это для какой-то цели? Только какой? Богов понять трудно, порой даже невозможно.
Какая-то мысль не дает покоя… Если я так привязал к себе девчонок, внедрил им чувства, любовь к себе, а что с парнями? Хе-хе… вот будет интересно, если Игар с Магаром будут домогаться моего тела!
Ффу-у! Затошнило! Какая чушь в голову лезет! Ну – плотская любовь вряд ли, конечно, но лояльность типа «братской любви» – это могло в них вселиться? Или в Бордонара? Или в охранников, садовника и… нет! Влюбленной кухарки мне только не хватало! Давно таких толстых баб не видал. Впрочем, кухарка и должна быть толстой. Если она свою еду не ест – как сможет вкусно готовить? Обязательно должна быть толстой!»
– Нед, очнись, Нед! Ты опять застыл, как каменный! Что с тобой?
– Задумался, – признался Нед, – девчонки ушли?
– Давно. Ты уже минут десять стоишь молча, как статуя. Я уж беспокоиться начал. Брось ты это дело!
– Какое дело? – не понял Нед.
– Думать! Много будешь думать, с ума сойдешь, правда, девчонки?
«Тени» захихикали, но промолчали, не решаясь вмешиваться в беседу конора.
– Шутник, – хмыкнул Нед, – иди узнай насчет ужина. Я что-то есть захотел. Скоро тебе идти… сам знаешь куда. Поторопись, тебе еще отдохнуть нужно перед выходом. Что, намотался за день?
– Да ладно, – махнул рукой Харалд, – нас дед так гонял, что мы в конце дня еле ползали, как червяки! От чего сегодня можно было устать-то? Я сейчас поужинаю, пару девиц окучу, схожу в город, приду – и еще пару возьму! Вот!
– Хвастун, – явно послышалось из угла, – той ночью больше чем на раз и не хватило. Разговоры одни.
– Эй, не клевещите на лучшего любовника всех времен и народов! – возмутился Харалд. – Не принижайте его в глазах конора!
– Вот когда ты станешь воплощением богини любви, как наш конор, тогда и будешь говорить о себе, что ты лучший любовник всех времен и народов. А пока что ты одноразовый болтун!
– Ну вас, – хмыкнул Харалд, – врут они все, не верь! Пошел я, узнаю насчет ужина. Извини, что оторвал тебя от научной деятельности. Пиши-пиши. Как будет готов ужин, я пришлю к тебе гонца. Где будем есть? Где столы накрывать? В саду или в гостиной?
– Дождя нет? Тогда лучше в саду. Посидеть на воздухе – одно удовольствие. Все, не мешай! Мне еще три заклинания надо на бумагу перевести…
* * *
– Ты ничего не путаешь? Точно – общественная мойня?
– Ничего не путаю. Общественная мойня, комната восемь, полдень.
– Вот демонство… и что делать? – Нед растерянно почесал затылок и, схватив со стола кружку с отваром, отпил большой глоток. Закашлялся, минуту успокаивал дыхание, потом сел прямо, недоверчиво глядя на Харалда.
– Почему-то я тоже думал, что это будет выглядеть немного по-другому… ночью, тайное место, подземелья… Но мойня?! Средь бела дня?! Нед, ты уверен, что шатрий сказал нам правду? Встреча в публичном доме?! Ведь фактически это публичный дом – эти комнаты служат для встреч парочек или для уединения с девицами.
– Откуда знаешь? – прищурился Нед. – Что, бывал там?
– Ну… бывал не бывал, но знаю, – уклончиво ответил Харалд. – Игар с Магаром рассказали.
– Вот поганцы! Они и там уже побывали! Что им, наших девчонок мало, что ли? Интересно, наши знают, что парни бегают по публичным домам? Мне кажется, девушки не оценят такое трудолюбие. Еще заразу какую-нибудь занесут…
– Не знают. Может, не оценят. А может, им наплевать, девушкам-то. А насчет заразы – не забывай, кто такие наши парни. Каждый раз после посещения обрабатываются заклинанием против заразы. Игар отлично это делает – потом ходишь спокойно, только слегка пощипывает… Хм…
– Харалд, а? Не бывал? Не стыдно врать другу?
– Ну – бывал, бывал… пару раз. Но так – посмотреть. Ничего такого особого… хотя девочки есть хорошенькие. Молоденькие такие… мм…
– Харалд! Прекрати! Мы что обсуждаем?
– Ну это так… отступление для отдыха. Кстати, тебе советую сходить! Там массажистки есть просто ай-ай-ай! Вначале руками, потом попкой массирует, потом сиськами – это нечто!
– Тьфу! Прекрати сейчас же! Дело обсуждать надо, а не твои походы по злачным местам! Дорого берут?
– Пять серебреников за сеанс с продолжением. Но это стоит того, ага, – Харалд расплылся в улыбке. – Сходим как-нибудь?
– К делу давай, – хмыкнул Нед, отбрасывая сладострастные картинки. – Раз был там, рассказывай, что видел. Стоп! Задницы и сиськи описывать не надо! Вообще-то я имел в виду расположение помещений, окон, входы. И потише – девчонки вон как уши насторожили, смотри, устроят тебе как-нибудь… поход в мойню. Чтобы не растлевал конора.
– Да я тихо говорил, – хихикнул Харалд, – боюсь, однако. И не зря. Девки у нас серьезные… за тебя порвут. Ну, к делу. Итак, что представляет себой общественная мойня. Попробую описать. Круглое здание, большое. Просто огромное какое-то. В столице, кстати, три таких, но, мне кажется, здешняя мойня получше качеством…
– И там успел? – хмыкнул Нед. – Там-то как лечился?
– Лекари на то есть… – скривился Харалд. – Букаха сдала, что ли? Доносчица! Ладно-ладно – не зыркай! Это тебе она любимая женщина, а мне вредная сестренка, которая подглядывала, совала нос куда не надо и вредничала. Правда, надо отдать ей должное, деду не закладывала. Но грозилась заложить, шантажистка! Помню, пошли мы как-то с парнями в мойню… Ладно-ладно, помню я, к делу! Как смотришь-то… просто мороз по коже! Нед, ты специально вырабатывал такой злой взгляд или это наследство демонов?
– Нет! Это у меня запор! Хара, я сейчас тебе врежу, если не перейдешь к делу! Это на тебя Игар с Магаром дурно влияют! Вместо того чтобы их перевоспитывать, как старший и умный товарищ, ты снижаешься до их уровня! Стоп! Ну-ка давай их сюда! Давай-давай, чего вытаращился? Ты что-то запомнил, они что-то запомнили – вот и будет картинка. Вы же в разных комнатах были?
– Ну… когда как. – Харалд состроил гримасу. – Вместе даже интереснее…
– Извращенцы! Тащи сюда их. Поговорим. И не болтай им ничего. Ни слова.
Харалд вышел из комнаты, а Нед снова начал записывать заклинания – чего время терять? За весь вечер сумел в подробностях описать кастование всего трех заклинаний. То одно отвлекает, то другое, мысли куда-то в сторону скачут. Запишешь неправильно – эффект может быть непредсказуемым, иногда – смертельным для самого кастующего. Демоны есть демоны, с ними шутки плохи.
Через десять минут послышались голоса, стук в дверь. Когда по кивку Неда одна из «теней» открыла дверь, осторожно вошли оба близнеца, настороженно кося глазом на Неда.
– Нед, вызывал?
– Не Нед, а конор! – отрезала охранница.
– Кому конор, а кому Нед! – огрызнулся Магар. – Не лезь не в свое дело!
– Хорошо. Только и ты никуда больше не полезешь. И ни к кому из нас тоже! – прищурилась девушка и, замолчав, села на место.
– Вызывал? – упавшим голосом повторил Магар, демонстративно не глядя на охранницу, всем своим видом выражающую неодобрение гнусным повадкам мага.
– Пойдемте, пошептаться надо, – усмехнулся Нед, с удовольствием откладывая перо и бумагу. Что ни говори, а научная работа не входит в перечень тех занятий, от которых он получает удовольствие.
– Девушки, в том углу посидите, нам поговорить надо с ребятами. Секретно! Мужские дела! – Нед отрицательно помотал головой, видя, как охранницы собираются подойти поближе.
– Мужские! – обиженно фыркнула одна из девушек. – Какие еще мужские? Валяться на кровати, что ли?
Но на место села. Не подчиниться конору – себе дороже. Это уже доказано.
Нед подумал, пошел к бюро и взял чистый лист бумаги, перо и чернильный прибор – без этого не обойтись. Подошел к недоумевающим близнецам, стоящим в углу рядом с Харалдом, и кивнул:
– Садитесь. Нужно кое-что обсудить. Сюда, за стол. Так… Игар, Магар, вы были в городской мойне?
– Ну… были… – Магар бросил яростный взгляд на Харалда – мол, сдал?! – А что такого? Ты нам денег дал, погуляли немножко. Помылись… так сказать.
– Вот это «так сказать» меня в основном и занимает, – хмыкнул Нед. – Расскажите, как там внутри?
– Хочешь тоже сходить?! – оживился Магар. – Там есть такие девочки! Сиськами трутся! Попками елозят! Класс! Пошли, а?! Если что, у нас Игар есть – вылечит! Но так-то они вроде чистые, девочки эти! Пошли, Нед?!
– Про попки с сиськами я уже знаю, – холодно сказал Нед, не глядя на ухмыляющегося Харалда. – Меня интересует расположение комнат, дверей, окон – в плане ведения там боевых действий.
– Ты хочешь взять приступом мойню и забрать девочек? – выдохнул Магар. – Здорово!
– Слушай, Мага, не строй из себя дурака, а? – хмыкнул Нед. – Или из меня. Сейчас получишь в ухо. Или попрошу девчонок тебя отлупить. Быстро сообщи мне обо всем, что видел в заведении, – сиськи оставляем в стороне. Рассказываю: мне придется пробраться в это заведение, и мне хочется уйти оттуда живым. И от вашего рассказа зависит, выйду я оттуда своими ногами, или… не выйду вообще. Игар, ты тоже вспоминай.
– Круглое здание. В центре – бассейн. Круглый. В нем все купаются. Все, кто не хочет купаться в своих персональных бассейнах. Или у кого нет денег на комнату с бассейном. Вода горячая такая… серой пахнет. Наверное, прямо из преисподней идет…
– Серные источники, похоже на то, – вставил слово Харалд. – Бордонар говорил…
– И Бордонар там был? Надо понимать, и Васаба, – нахмурился Нед. – Игар, тащи их сюда. Давай-давай, не строй рожи! Не ленись!
– Маг на побегушках! – страдальчески возвел глаза к небесам Игар и, неохотно поднявшись, пошел к двери.
– Итак – бассейн, вода горячая, – ухмыльнувшись, продолжил Магар, – а в ней плавают…
– Куски дерьма! – вспылил Нед. – Мага, я что, неясно сказал?! Или тебя вызвать на тренировочный поединок?! Тогда, может, у тебя башка начнет работать как надо?!
– Ну ладно, ладно, – опасливо вытаращил глаза парень, – бассейн… тьфу! Ну извини! Как представлю – они там, как рыбки, с такими попками! Да все, все! Глубина – полтора роста. Ширина – не мерил. Но плавать можно. Вокруг бассейна площадка, где отдыхают на простынях те, кому надоело плавать.
– Комнаты – что там, в комнатах? Окна? Входы где?
– Из комнат выходы в этот зал с бассейном, а еще – в коридор, который обходит эти комнаты по кольцу с наружной стороны. Входов с улицы два – один для важных гостей, другой для всяких там ослов с верхнего рынка. Мы, конечно, вошли через вход для важных гостей. Комнат много, есть простые, есть с бассейнами. Ну что еще… в комнатах окошки – наверху, маленькие, еле пропускают свет. Кровать – широкая, а в больших комнатах – просто огромная. Можно уместиться на ней и вдесятером.
Магар незаметно подмигнул Харалду, улыбающемуся в кулак.
– Ну что еще сказать… да все вроде как, – пожал плечами парень. – Может, кто-то что-то и добавит, но я больше не знаю ничего. Могу девиц описать. Или их упражнения… там есть такие штучки!
– Девочки-девочки… штучки… – задумчиво протянул Нед, опомнился и, криво ухмыльнувшись, покачал головой. – Теперь я понимаю, как дурно вы с Игаром воздействуете на людей! Харалд, давай ты лучше рассказывай, что там за народ, кто работает в мойне – про девок не надо! Меня интересует охрана и все такое прочее.
– Охрана на входе – двое. Кроме того, человек десять в зале с бассейном. Сколько еще, не знаю. Много. И все здоровенные, опасные. Массажистов человек пять. Может, больше. Ну что еще…
– А что, они парятся в бассейне? А моются где? Тоже в бассейне?
– Парная есть, – кивнул Харалд, – большая такая. С раскаленными камнями. И там массажисты есть – они похлопывают тебя такой небольшой лопаточкой и обдувают паром с помощью опахала… здорово!
– Здорово. Только помогает нам меньше, чем никак, – сухо заметил Нед.
– Есть помывочная, да… и в номерах – тоже есть.
– Есть ли тайные выходы? Как можно свалить из номера? Вот что меня интересует! Что вы заладили про девок и горячую воду! Парни, вы настоящие болваны! – рассердился Нед. – Быстро вспоминайте, откуда кто выходит, как заходит, куда ведут переходы, куда сливается вода и так далее! А еще – кто знает, кому принадлежит эта мойня? Кто хозяин?
– Спроси чего полегче… – пожал плечами Харалд. – Мы что, документ на владение мойней спрашивали… как-то и в голову не пришло. Что касается тайных выходов – тоже не видел. Может, парни рассмотрели – вон и Бордонар с Васабой идут! Можешь приступать к допросу. Честно сказать, кроме девок и горячей воды, меня там ничего не интересовало. И эти два обстоятельства я рассмотрел очень хорошо. Насчет остального – извини…
* * *
– Ну и что? Пришло что-то в голову?
– Пока нет. Перемещения по мойне только голыми, с оружием перемещаться запрещено, амулеты оставлять в комнате – чем защищаться? Голыми руками? Ловушка? И ты на самом деле туда полезешь? Я бы не советовал. Повторю, слишком много стоит на кону, чтобы не думая лезть в такую нору, вырваться из которой будет проблематично, ты же понимаешь. Даже для тебя проблематично. Где располагаются тайные ходы – неизвестно, но они точно есть – в этом я уверен. Ну и что делаем? Как ты будешь бороться с неизвестным, могущественным человеком, как захватишь его в плен или убьешь? Скорее всего, он под надежной охраной. Ну да, можно попробовать выпустить демонов. Но они тогда поубивают столько народу, что нам придется из этого города бежать. Или поубивать оставшихся. Но это непрактично. Да и не пойдешь ты на такое дело, я же тебя знаю.
– М-да. Дело кажется безнадежным. На первый взгляд. Но… давай-ка подумаем как следует. Не так все и плохо, как кажется на первый взгляд.
– Считаешь? Расскажи…
* * *
– Воняет. Дышать нечем.
– А ты думал – будет пахнуть цветами? Хватит болтать, шагай! Расстояние засек?
– Ну да… вроде подходим. Но я не уверен.
– В чем ты тогда уверен, демон задери!
– Нед, не злись – ну как я могу точно определить расстояние шагами? Улицы ведь извиваются! Ну что ты в самом деле? Набрасываешься, как зверь! Я что, виноват в том, что этот поганец такой предусмотрительный?
– Смотри вперед, а то в какую-нибудь гадость наступишь… Не виноват ты. Смотрим внимательно.
– Я потом месяц буду отмываться… сейчас вырвет.
– Ты-то еще чего? Нежная какая!
– Не сердись, конор. Я за тебя в огонь и в воду… но в дерьмо?! Это выше моих сил! Бу-уа-а… крыса! А-а-а!! Крыса! Вон, смотрит!
– Чего ты трясешься-то?! Хелда, ты стояла против десятка противников и не тряслась, а какая-то поганая зверюшка тебя привела в ужас? Ты чего?
– Конор, это выше моих сил! Меня вырвало…
– Этого еще не хватало! Вся блевотина на мне! Ее ко мне отнесло! Ффу-у!
– Может, ты хоть крыс не боишься, а, Васаба? Наше доблестное войско переблевалось и на стену от страха запрыгнуло. Вся надежда на тебя, великий чернокожий воитель!
– И нечего смеяться! Да, я великий! Кстати, во всех отношениях великий! Помнишь, что та девка сказала: ты против меня – как дождевой червь против змеи! Насчет чего она так сказала, не припомнишь?
– Конор запретил говорить о девках, – сдавленным голосом парировал Харалд, – а то бы я тебе сказал… хотя – кто это там уснул, вместо того чтобы…
– Заткнитесь! Если сейчас не замолчите – я сам вас в дерьмо окуну, с головой! Подходим. Я чувствую людей наверху. Много людей – мужчины, женщины. Многие пьяны. Похоже – то самое. Смотрим внимательно – ищите лесенки, двери, что-то такое. Хелда, смотри внимательно – завтра тут будете стоять.
– Зачем?
– Если кто-то пойдет к тайному ходу или из него – будете рубить всех. Подряд. Боги рассортируют. Хорошие люди тут не ходят. Тут только крысы и разбойники. А ни тех, ни других жалеть не надо.
– Теперь ясно, конор, зачем ты меня сюда потащил, – хмыкнула девушка. – Хм… неприятно умирать, плавая в дерьме. Ай! Что это льется сверху? Бббу-у-уа… э-э-эу-у-у…
– Прекрати, а?! Ну что такое? Мало того, что меня обгадили, так еще и ты облевала! О боги! Зачем вы занесли этих белых в мою благословенную страну! О белые вонючки, собирающие свое дерьмо в трубах, вместо того чтобы нормально сесть под кустик! О моя судьба…
– Заткнись, Васаба! Тихо все! Сейчас я зажгу большой фонарь – смотрим наверх и по сторонам!
Нед сделал пасс, пару слов – и над его плечом зажегся здоровенный яркий фонарь, затмивший тот, что висел над плечом Харалда. Харалдовский светильник был маленьким, едва с горошину, и светил каким-то тусклым, желтоватым светом, похожим на пламя свечи. Недовский магический шар сиял, как солнце.
– Ух! Силен! – прищурился Харалд. – Вот это да! Видать на сто шагов!
– Лучше бы я не видела, – слабым голосом ответила Хелда, стоящая почти по колено в потоке воды и нечистот.
– Я выше по течению встану! – заторопился Васаба. – Пустите!
Чернокожий прошел вперед, загребая ногами и поднимая со дна огромной трубы клубы мути. Нед проводил его взглядом, осуждающе покачал головой и пошел вперед, глядя направо и налево.
– Вот! Есть! Вот оно! – возбужденно сказал чернокожий, указывая на металлическую лесенку, спускавшуюся по стене кирпичной трубы, – если это не выход сверху, из мойни, то я ничего не понимаю в тайных ходах!
– Да, похоже, это тайный ход. – Нед задумчиво посмотрел вверх, на квадратный люк, врезанный в стену. – Васаба, можешь попробовать, как он открывается? Стой! Не надо. Толку-то, что мы его откроем. Ну и откроем, и что? Зачем? Кстати, вон еще пара люков. Ищем еще люки! Нужно найти все. Одна мысль возникла…
Отряд рассыпался в стороны – здесь канализация шла полукругом, разветвляясь к тому же на два тоннеля. Вода в тоннелях была теплой, почти горячей, что было еще хуже для обоняния – запах нечистот, смешанный с запахом серы, просто невыносим.
Через полчаса страданий нашли еще пять люков. Похоже, что они служили не только для того, чтобы незаметно войти и выйти из мойни, – под одним из люков был найден не очень свежий труп с перерезанным горлом – он распух и выглядел ужасно. Горячая вода полуразложила тело, и невозможно было разглядеть черты лица несчастного. Да и крысы не дремали… Хелду, само собой, опять вырвало, и Нед отослал ее подальше от страшной находки.
– Вот что, Вас, ты умеешь работать со структурой камней и металлов, так? Я тоже умею. В общем, задача такова: нужно сделать так, чтобы эти люки не открылись. Заплавить их наглухо. Видишь, они лежат на рамках из металла? Запор, похоже, изнутри. Сплавить с рамкой – ни одна сволочь оттуда не вылезет. Хватит умения?
– Если сплавлять сплошным швом, я не выдержу. Но нам же надо точками? Лишь бы не открыли? Тогда смогу.
– Ну и отлично. Отсюда достанешь?
– Достану.
– Ну и славно. Начали!
Металл люка по краю начал нагреваться, вначале покраснел, потом стал белым и потек, сплавляясь в одно целое с рамой. Нед тут же остановил каст и выпустил охлаждающее заклинание, мгновенно вытянувшее из металла тепло. Последний люк… Нед надеялся, что люки сверху не покрыты коврами…
– Все, можем уходить, – облегченно выдохнул он, подходя к отряду. Васаба уже был тут и радостно скалил зубы:
– Все, конор! Готово! Только пусть Хелда впереди идет, ниже по течению – она опять чего-то задумалась. Как бы не…
– Пусть, – кивнул Нед. – Кстати, успокою ее: завтра ты сюда не будешь спускаться, Хелда. Нечего пока что тут делать.
– Слава богам! Конор, за такие муки ты должен простить мне три… нет, семь грехов!
– А уже есть? – улыбнулся Нед.
– Пока нет! Но если будут!
– Нет уж. Не надо грешить, – покачал головой Нед.
– Интересно, а что ты считаешь грехом? – хихикнул Васаба. – Что у вас, белых, считается грехом? Насколько вы отличаетесь от нас, нормальных людей?
– Вы-то нормальные? – возмутился Харалд. – А кто людей приносит в жертву богам?
– И что? Есть люди, которых обязательно надо принести в жертву! Скажешь – не так?
– Хм… что-то в этом есть, да, – признался Харалд, – некоторым жить точно нельзя. А что касается греха – все как обычно. Грех – это… это…
– Ну-ну, давай, чего ты? – хохотнул Васаба. – Мозгов не хватает, что ли? Тогда пусть Нед ответит!
– Ну и место вы нашли для философских споров! Нет у меня желания говорить на такие темы в потоке дерьма! Хелда пусть вам расскажет, – буркнул Нед, глядя на то, как продолговатый объект подозрительного цвета, ткнувшись в его ногу, поплыл дальше, к шагающей впереди Хелде. Нед надеялся, что та не заметит этого предмета.
– Грех – не выполнить приказ конора. Грех – предательство. Грех – бросить товарищей в бою и бежать, как последний трус. Вот что такое грех! – сказала Хелда, держась за горло. – И я согласна, здесь не место для рассуждений! Скорее бы выбраться отсюда! Наверное, я никогда теперь не отмоюсь, вечно буду вонять!
– Хе-хе… если конор прикажет – нырнешь с головой в эту пахучую жижу? – коварно осведомился Васаба. – Грех ведь, если откажешься!
– Бббу-уа-а-а… скотина! – Хелда перегнулась вперед и несколько секунд не могла разогнуться. – И не подходи ко мне ближайшие полгода! И так тошно, а ты… негодяй!
– Хорошо, что она идет впереди, – задумчиво сказал Васаба и тоскливо вздохнул: – Забрать бы ее, да на родину! Под жаркое солнце! А потом в прохладный бассейн! А потом лежать на коврах, а рабы обмахивают нас опахалами… а мы – такие красивые, страстные…
* * *
– Какие комнаты у вас свободны? Я хочу лучшую комнату! С бассейном! И широкой кроватью!
– Вот тут, господин – выбирайте! – Служитель пододвинул к Неду рисунок мойни, вид сверху. – Вот тут красные цифры – это комнаты высшего уровня. Вам на сколько человек?
Служитель обвел взглядом группу рядом с Недом и смущенно помотал головой:
– Извините, вижу. Вам нужна большая комната, да. Итак, вон там, в углу, значок – он показывает размер. Вам нужны комнаты со звездочкой. Это как раз на такое количество посетителей. И, господин, я напомню вам правила – вы идете до своей комнаты, там оставляете оружие. Все передвижения по мойне только невооруженными. Если вы обнажите мечи на территории нашего заведения – охрана имеет право стрелять без предупреждения. Как и рубить. Как и колоть. Это частное заведение, и тут мы устанавливаем правила. Девочек будете заказывать? Мальчиков?
– У нас свои есть, – хмыкнул Нед.
– Вижу, – с оттенком неудовольствия сказал служащий. – На сколько часов будете заказывать комнату?
– На весь день, – не задумываясь, отрезал Нед, – двенадцать часов.
– Тогда с вас… восемь золотых, – кивнул служащий. – Напитки, еду вам принесут, надо только дернуть за шнур, слуги сразу появятся. Со своими напитками и едой нельзя. Это тоже наше правило. Если понадобятся девочки или мальчики – тоже дерните шнур. Выбрали комнату?
– Выбрал. Вот эту – номер девять.
– Простите, эта комната уже заказана. Как и комната восемь, десять, семь и одиннадцать. Простите. Выберите другую.
– Ну хорошо… комната двенадцать не заказана?
– Нет. Пожалуйста деньги!
Нед отсчитал восемь золотых, подумал и добавил еще один:
– Сразу нам принесите обед поприличнее – на всех. Сладкого вина девушкам, нам пива – похолоднее. Закусок, фруктов – побольше. Вот, еще возьмите. – Нед бросил еще пару золотых, и взгляд служащего сразу смягчился:
– Хорошо-хорошо! Сейчас сделаем! Массажистов прислать? Или массажисток?
Харалд начал гримасничать и подмигивать, но Нед, усмехнувшись, отказался:
– Пока нет. Может быть, позже… пока мы хотим просто отдохнуть и позавтракать.
– Сейчас вас проводят, – кивнул мужчина, дернул за шнур, и через несколько секунд дверь в стене отворилась. Из нее вышел охранник, комплекцией напоминавший охранников Неда, – огромный плечистый детина, лет тридцати, вооруженный дубинкой. На его поясе висел короткий тесак.
– Проводи господ с девушками в номер двенадцать! Господа, помните о наших правилах, чтобы не было неприятностей! Приятного вам отдыха!
Длинный коридор. Он светлый из-за множества окон, украшенных мозаичными стеклами. Яркие – красные, синие, желтые – стекла, на которые падал солнечный свет, создавали атмосферу радости, предвкушения праздника… если только ты не идешь убивать неизвестного тебе человека, а сзади не тащатся мордовороты с заряженными армейскими арбалетами в руках. Даже будучи одетым в непробиваемую кольчугу, Нед с отвращением ощущал себя беззащитным – те, что шли сзади, легко могли прострелить ему голову – на таком расстоянии промахнуться трудно. Четверо спереди, четверо сзади – как раз по количеству «отдыхающих».
«Знали бы они, кто мы такие, – созвали бы охрану со всего здания! – усмехнулся Нед. – А вообще красиво здесь. Парни знают толк в развлечениях, не зря сюда ходили. Хотелось бы когда-нибудь прийти в эту мойню – просто отдохнуть, попариться… В ванне не очень-то напаришься. Пол мраморный, стены мраморные – не мойня, а дворец!»
– Вот здесь. Проходите, пожалуйста! – Старший группы охранников открыл дверь и кивнул Неду: – Не забыли? Дернуть за шнур, и вам принесут все, что нужно. Мы вас запрем снаружи, ходить по коридору можно только с разрешения охраны и под нашим наблюдением. Захотите выйти – дергаете шнур. Что-то спросить – шнур. Вход к внутреннему, общему бассейну свободный, но только без оружия. Если войдете туда с оружием – вас застрелят. Приятного отдыха!
Нед вошел в комнату и остановился, сраженный зрелищем, – комната была великолепна!
Наверху, над головой, – стеклянный мозаичный потолок, сквозь который просвечивало солнце.
Огромная кровать – даже не кровать, а возвышение, застеленное пушистыми коврами, на которых могли кувыркаться не то что восемь – двадцать человек! Тридцать!
Прямоугольный бассейн, от которого шел парок и запах серы, рядом небольшой бассейн с прозрачной водой, в который лилась струя из каменной трубы.
Дверь возле бассейна с нарисованным на ней горшком ведет, надо понимать, в туалет. Дверь, на которой нарисовано облачко пара, ведет в парилку, само собой.
Огромный стол, на котором разместилась бы еда для целой роты солдат!
Деревянные скамьи, украшенные узорчатой резьбой, изображающей любовников в различных позах своего жизненного пути!
Нед нахмурился, напомнив себе, где он находится и зачем. Ощущение отдыха, навеянное обстановкой, сразу притухло, уменьшившись практически до нуля. Это публичный дом, в котором надо добраться до врага, а не место для отдыха усталых путешественников… Его спутники и спутницы, похоже, об этом забыли. Как только за охранниками закрылась тяжелая, окованная сталью дверь, Васаба издал радостный вопль и начал сбрасывать с себя одежду, через несколько секунд раздевшись донага. Он с разбегу бросился в горячий бассейн, подняв тучу брызг, нырнул и через секунду уже плавал наверху, раскинув руки и отдуваясь, как кит.
Девушки последовали его примеру, освобождаясь от ярких юбок и рубах, указывающих на принадлежность к девицам легкого поведения. Лица девчонок были раскрашены соответственно. Мечи, которые девушки прятали под одеждой, устроились под юбками, закутанные так, что их не было видно.
Через минуту в бассейне плавали все, кроме Неда, – Васаба, Харалд, Хелда, Айна, Шарда, Гелда и Магар. Они фыркали, отплевывались сернистой, маслянистой водой странного, серого цвета и махали Неду руками:
– Конор, к нам! Тут так хорошо! Нед, плыви к нам!
– Сейчас! – крикнул Нед и пошел к двери, в которую кто-то постучал. Когда Нед и его спутники вошли, они заперли дверь изнутри на засов. Снаружи ее запирали служители. Впрочем, особого значения это не имело, так как дверь, выходящая к общему бассейну, не запиралась.
Нед отодвинул засов, на всякий случай взявшись за рукоять меча, но это были всего лишь слуги, которые, не поднимая глаз, прошли в номер, спросив разрешения, и споро расставили на столе еду и питье, не глядя по сторонам, – они были отлично вышколены. Расставив тарелки, они тут же исчезли в коридоре, и лишь один задержался на пороге, чтобы спросить – не угодно ли чего господам? Нед ответил, что нет, не угодно, и снова задвинул засов.
Пошел к столу, схватил кусок пирога, сунул его в рот, глядя на то, как беззаботно плещутся его друзья, поморщился и… начал раздеваться. Ужасно хотелось поплавать, и демон с ней, с субординацией! Друзья же все-таки, что они, его голым не видели, в самом деле? Хватит играть в великого властелина!
Короткий разбег, и… брызги, визг, гладкое девичье тело, прижимающееся к спине, горячая вода, проникающая в поры, вымывающая усталость, проблемы, боль… До полудня еще далеко – три часа. Почему не воспользоваться случаем и не расслабиться?
* * *
– Видал? – Харалд расслабленно лежал рядом на деревянной полке, застеленной простыней, предохраняющей от ожога, – тут хрен куда пройдешь! Ты уже продумал, как нам поступить?
– Тише, – предупредил Нед, – говори тише. Я засек – номер восемь дальше по коридору. Люки точно были под теми номерами, что якобы заняты.
– Почему якобы? – может, и заняты. Охрана, бойцы – всякое такое прочее. Только лишь мы туда пройдем, и… башки нам поотрубают. Несмотря на наши амулеты невидимости. Скорее всего, у них есть защита от невидимок, не дураки же они? Должны были предусмотреть. А что ты там в пакете нес? Маленький такой пакетик – чего там?
– Узнаешь, – усмехнулся Нед. – Секретное оружие.
– Ну-ну, – расслабленно сказал Харалд и перевернулся на спину. – Даже неохота знать. Оружие, войны, негодяи – где-то далеко… так тут хорошо! Расслабляешься – и не хочется ни о чем думать. Теперь ты понимаешь, почему мы сюда ходили?
– Понимаю, – усмехнулся Нед, – понимаю…
– Конор, сделать тебе массаж? – Сильные руки коснулись плеч Неда, и он на мгновение замер, потом расслабился – почему и нет? Гелда начала мять ему мышцы, усевшись на поясницу.
Харалд покосился на ее грудь, колышущуюся на расстоянии протянутой руки, и, хмыкнув, сдавленным голосом сказал:
– Пойду-ка поныряю… а вы тут… массируйте… чего хотите. Может, и меня кто-нибудь помассирует. Как следует.
* * *
– Готов?
– Готов.
– Стены осматривал? Дырок, глазков нет?
– Нет, как ни странно. Ты слушал вокруг?
– Слушал. За стеной какие-то люди. Подошли полчаса назад. Но не похоже, чтобы бойцы, – похоть, радость, удовольствие. Трудно понять точнее – тут такой фон… по голове бьет. Девчонки, готовы? Васаба с Магаром?
– Готовы. Жаль уходить… Может, когда-нибудь сюда вернемся? Давно не получал такого удовольствия… и девчонкам понравилось…
– Еще бы, вон как вы старались!
– А сам-то? Сам тоже не промах – Гелда аж светится вся.
– Хватит ерунду всякую нести… к делу! Пошли к столу.
– Все оделись? Готовьтесь. Амулеты активируете по команде, как только я открою замок двери. Хелда, иди поближе, я кое-что тебе покажу… сейчас найду… где же он… ага, вот – гляди сюда!
Глаза девушки расширились, вытаращились, грозя выпасть из орбит, и она завизжала так дико, что у всех в комнате заложило уши…
Назад: Глава 9
Дальше: Глава 11
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий