Войны Древней Руси. От походов Святослава до сражения Александра Невского

Военная организация Новгорода

В северной части водного пути «из варяг в греки» сложилось государственное объединение – Новгородская земля, центром которой был город Новгород на р. Волхов. Новгород занимал выгодное географическое положение – он стоял в центре речных путей, связывавших бассейны рек Балтийского и Белого морей. Каспийского и Черного морей. Новгород оказался важным экономическим и политическим центром богатых земель, расположенных к северу, востоку и югу от него.
В IX в. в состав Новгородской земли входила Водьская пятина (побережье Финского залива). С севера Новгород был защищен хорошо укрепленной Ладогой, на его западных подступах находился Псков, с юга он был прикрыт Старой Руссой, Великими Луками и Торжком. С XI в. территория Новгородской земли стала расширяться на север – к Ладожскому и Онежскому озерам и к берегам Белого моря, и на восток – к Уралу. Район Северной Двины (Заволочье) и район Урала (Пермь, Печора, Югра), которыми владели новгородцы, были богаты промыслами.
Расположенный в центре речных путей сообщения, Новгород являлся крупным торговым пунктом Северной Руси. Новгородские купцы торговали с арабами, Византией и Западной Европой.
Новгородские купцы имели свои объединения – «сотни», которые были не только коммерческими организациями, но и политической силой. Сам Новгород имел своеобразное административное устройство: город делился на «Купецкую» (Торговую) и «Владычную» (Софийскую) стороны. На Купецкой стороне находился торг и Ярославово дворище, на котором проводилось вече. На Владычной стороне находился Детинец – крепость с храмом св. Софии Стороны делились на «концы», а «концы» – на улицы. Улицы имели своих «уличанских» старост, во главе «конца» стоял выборный «кончанский» староста.
Политическое устройство Новгорода имело свои особенности. Верховной властью было вече, которое, однако, лишь внешне представляло собой демократию. Фактически все вопросы решали имущие классы. Борьба шла между богатыми и бедными, а также между различными группировками внутри господствующего класса.
Политической силой Новгорода являлось новгородское боярство, выделявшееся не знатностью рода, а своим богатством. Это была купеческая знать.
Новгород представлял собой городскую аристократическую республику. Вече призывало или отстраняло князя, выбирало посадника и тысяцкого, а с середины XII в. и владыку (епископа). Князь был военачальником; посадник являлся исполнительным органом вече и обязан был следить за князем, а при его отсутствии возглавлять новгородское войско. Владыка имел свою собственную дружину, которую содержал на свои средства. В подчинении у посадника были «гриди». Они несли гарнизонную службу, за что получали от посадника жалованье. «Гриди» посылались в качестве «засады» (гарнизона) в пригороды (Новгород имел до 30 пригородов: Псков, Ладога, Изборск, Корела и др.).
Таким образом, в состав новгородского войска входили дружина князя, дружина владыки, «гриди», кончанские полки и ополчения посадов. Кроме того, имелись дружины «повольников» (из вольных людей), являвшиеся частными организациями богатых бояр и купцов.
* * *
Новгородское войско состояло из конной и пешей рати. Конная рать иногда спешивалась и вела бой в пешем строю. Пешая рать часто передвигалась по рекам на ладьях, и тогда она являлась ладейной ратью.
Особенностью новгородской рати было то, что в ее составе не имелось специальных лучников, что влияло на характер, завязки боя. Почти все новгородские воины имели луки. Выпустив стрелы, они бесстрашно врубались в ряды противника. В бою с закованными в латы рыцарями они пускали в ход копья с крючками, чтобы стаскивать рыцарей с коней, а также ножи – «засапожники», которыми распарывали животы лошадям.
Новгородское войско по решению веча снаряжалось только на один определенный поход. Основой расчета комплектования была «соха» – площадь земли, которую мог запахать владелец сам-третий и на трех лошадях. Несколько «сох» выставляли полностью снаряженного конного воина. Если Новгороду угрожала опасность, конного воина выставляли четыре «сохи»; в других случаях десять «сох» давали одного воина.
Несостоятельные слои населения комплектовали пешую рать. При этом двое жителей «покручали», т. е. снаряжали, третьего, который отправлялся в поход. От участия в походе освобождалось только духовенство.
Организация новгородского войска определялась административным устройством Новгорода и его пригородов. Войско состояло из пяти полков, выставлявшихся пятью «концами», на которые делился город. Каждый полк делился на две сотни, сотню комплектовали несколько улиц. Полки возглавлялись избранными на вече воеводами.
Князь сам командовал своей дружиной. Ему подчинялись воеводы. В Пскове (в XV в.) было шесть «концов» и поэтому обычно назначалось шесть воевод, из которых каждый командовал двумя полками (один полк – городской, другой полк пригорода).
Если от «конца» назначалось по два воеводы, то каждый из них командовал одним полком. Во главе шести воевод назначался один, «что наибольшой воевода», а городским полком командовал «главный воевода». Сотнями командовали сотники.
Такая организация новгородской рати и пригородов Новгорода обеспечивала управление войскам как на походе, так и в бою.
Каждый воин имел с собой на определенный срок продовольствие. Когда запасы кончались, из войска выделялись специальные отряды и посылались в «зажитье», т. е. на фуражировку. Эти отряды назывались «зажитниками». Запасы продовольствия и оружия, шатры, стенобитные и метательные машины возились в «товарах» (в обозе).
Боевой порядок новгородской рати состоял из полков, являвшихся тактическими единицами. Каждая рать включала в себя несколько полков организованного (административного) порядка. По тактическому назначению полки делились на сторожевой полк, «чело» и «крылья» (правое и левое). Строились полки в «полчный ряд», имея впереди сторожевой полк.
В рати южных княжеств завязывали бой стрелки, выделенные от всех полков. В новгородском войске бой начинал сторожевой полк, затем в атаку шла пешая рать, за которой в бой вступали конная рать и княжеские дружины. Когда новгородцы «досекались» до «товаров», т. е. обозов, противник «вдавал, показывая плечи». На войне широко применялись «подсады», «засады», «западные рати» для внезапного нападения на походе или во время боя.
В новгородской рати, как и в войсках других русских княжеств, большое значение имели «стяги» – знамена и военная музыка. Стяги в мирное время хранились в храмах, а на войне тщательно охранялись. У каждого полка или дружины имелся свой стяг. В липецком бою в 1216 г. у суздальского князя было 17 стягов, у новгородцев – 13 стягов. «Поставите или «наволочить» стяг означало построить войско для боя. Войско стремилось «подрубить стяг» у противника, что часто означало победу. Стяги оказывали моральное влияние на войско и играли организующую роль.
Рать имела инструменты войсковой музыки – трубы, накры и бубны. В липецком бою у новгородцев было 60 труб и бубнов, у суздальцев и владимировцев – 80 труб и бубнов. В походе против камских болгар в 1220 г. русское войско имело трубы, бубны, сурны и сопели.
* * *
В XIII в. новгородскому войску пришлось сражаться с сильным врагом. Это были немецкие и шведские рыцари.
Рыцари были в это время грозной силой. Развитие и усовершенствование обработки железа позволило феодалу-рыцарю иметь доспехи, защищавшие его от стрел, меча и копья. В этот период был создан крепкий и гибкий клинок; меч удлинился и превратился из рубящего в колющее оружие (шпага); тяжелым стало копье конного воина; совершенствовались, но одновременно и утяжелялись защитные доспехи.
Рыцарское вооружение состояло из меча и тяжелого копья, представлявшего собой металлический наконечник ромбической формы, насаженный на длинное древко. Копье применялось для удара; метание копий с коня не практиковалось. Оружием рыцаря служили также булава и топор.
Булава (или палица) была излюбленным оружием духовных феодалов-епископов и аббатов. Так как церковь запрещала им проливать кровь, они действовали не мечами и копьями, а били своих противников по голове булавой. В бою при Бувине (1214 г.) один французский епископ, добравшись до английского командующего, так ударил его булавой по голове, что тот без чувств повалился с коня на землю.
Защитные доспехи рыцаря состояли из панцыря, кольчатой рубашки, заимствованной у славян, сменившей прежние неудобные кожаные латы с металлическими пластинками, шлема, металлических перчаток и таких же чулок. Рыцарский шлем в XI в. был простой, без забрала, лицо оставалось открытым, и лишь нос защищался металлической пластинкой. К XIII в. шлем стал прикрывать все лицо рыцаря; в шлеме оставались только узкие щели для глаз и мелкие отверстия для дыхания.
Рыцарь XIII в. был весь закован в доспехи, и его защитное вооружение не оставляло открытым ни одной части тела. Когда в бою при Бувине французский король Филипп Август был сбит с коня, враги не могли найти в его снаряжении ни одной щели, через которую можно было бы поразить короля кинжалом. Пока они тщетно пытались это сделать, подоспевшие на помощь французские рыцари освободили короля.
Рыцарь имел щит, который сначала был круглым, а потом продолговатым. Этот щит во время боя закрывал почти всего рыцаря. Боевой конь рыцаря тоже был защищен железом. Коня можно было поразить только снизу в живот. В своем защитном вооружении рыцарь был настолько неуклюж, что если его сбивали с коня, то он сам без посторонней помощи не мог встать на ноги. Рыцарская лошадь также была чрезмерно перегружена. Документы того времени отмечают жалобы на худоконность и малое число лошадей, годных для боя. Кавалерия рыцарского типа была неповоротливой. Это были тяжелые, медленно двигавшиеся войска. В атаку рыцарь шел шагом, в лучшем случае рысью.
В бою рыцарь выступал в окружении нескольких всадников (оруженосец, конные лучники, слуги) и вместе с ними составлял самостоятельную низшую боевую единицу, которая в XIV в. получила название рыцарского «копья». Численность «копья» определялась состоянием феодала. «Копье», возглавляемое богатым феодалом, могло насчитывать несколько десятков человек, в том числе несколько рыцарей. Внизу феодальной иерархической лестницы стояли так называемые «однощитные рыцари», совсем не имевшие свиты. Высшей административной и тактической единицей феодального войска было «знамя» – отряд из нескольких десятков «копий».
Рыцари перед началом боя обычно выстраивались в линию. За рыцарями стояли их оруженосцы. Это построение не являлось боевым порядком в полном смысле этого слова, так как бой представлял собой единоборство. Рыцари наступали сначала линейным строем, а затем бой распадался на ряд поединков с рыцарями противника или превращался в истребление пехоты противника. Атака производилась или развернутым строем или в глубокой колонне. Спешиваясь в бою, рыцари образовывали неповоротливую фалангу.
Средневековая пехота комплектовалась из феодальной челяди и частично из крестьян; она состояла из копейщиков и отличалась низкой боеспособностью. Пехота имела, кроме копья и меча, еще и лук. Часть пехоты была вооружена арбалетами (самострелами), удар стрелы которых был очень сильным. Но арбалеты имели меньшую скорострельность по сравнению с луком; тетиву лука можно было натягивать быстрее, чем тетиву арбалета. Применялись также аркбалисты, стрелявшие свинцовыми пулями.
Вооружение и снаряжение средневекового воина, а также способ ведения боя требовали от рыцаря большой физической силы, выносливости, смелости и ловкости. Рыцаря обучали ездить верхом всеми аллюрами, вольтижировать на лошади и на всем скаку с земли поднимать груз, хорошо плавать, стрелять из лука и самострела, колоть и выбивать противника из седла, защищаться оружием и прикрываться щитом, бороться, фехтовать обеими руками, ловко прыгать.
К своей будущей боевой деятельности рыцарь готовился с малых лет, вырабатывая необходимые навыки. Служба пажем у сеньора в течение 10–12 лет являлась для рыцаря практической школой. После окончания срока этой службы производилось посвящение в рыцари. Рыцарь должен был владеть семью рыцарскими искусствами: верховой ездой, плаванием, стрельбой из лука, кулачным боем, соколиной охотой, игрой в шахматы и сложением стихов.
Необходимые рыцарские навыки совершенствовались в войнах, которые вели феодалы. Кроме участия в войнах, достойным для себя занятием рыцарь считал только охоту и турниры. Турниры – это своего рода примерные бои, первоначально занимавшие важное место в военной подготовке молодых рыцарей. Вот как один средневековый писатель охарактеризовал значение турниров: «Рыцарь не может блистать на войне, если он не приготовился к этому на турнирах. Ему надо видеть, как течет его кровь, как хрустят его зубы под ударами кулаков. Ему необходимо быть сброшенным на землю, чтобы чувствовать тяжесть тела своего неприятеля. Необходимо, чтобы, выбитый двадцать раз из седла, он двадцать раз поднимался вновь, еще более ожесточенный для боя. Только таким образом он может вступить в серьезную войну с надеждой быть победителем».
Родиной турниров была Франция, откуда этот обычай распространился по всему Западу. Вначале на турнирах рыцарь тупым копьем выбивал из седла своего противника. Затем стали применять острые копья с дисками на конце, чтобы рана была не слишком глубокой. Впоследствии сражались и боевыми копьями. Турниры служили не только для военной выучки, но, как и при настоящей войне, давали победителям большие материальные выгоды, так как им доставались оружие и кони побежденных, а иногда побежденные платили за себя денежный выкуп. С XIII в. турниры приобрели кровавый характер. Так, в одном немецком турнире XIII в. погибли, будучи сбиты с коней, 60 рыцарей.
Рыцарское войско имело однородный классовый состав (феодалы) и являлось замкнутой кастой. В рыцари посвящались только сыновья рыцарей. «Если король, оказывая крестьянину милость, делает его рыцарем и при этом вместе с рыцарским достоинством жалует ему и рыцарские права, то этим он нарушает закон. Даже посвященный в рыцари крестьянин таковым не станет никогда». Таково было феодальное право, и оно строго охранялось. По указу Барбароссы право на поединок имел лишь тот, кто был рыцарем по происхождению.
Перевязь, рыцарский пояс и золотые шпоры являлись высшими признаками отличия рыцаря. Французский король Людовик VI в 1137 г. издал указ, по которому у всех посвященных в рыцари не рыцарского рода были отбиты шпоры на навозной куче.
Средневековое войско состояло не только из рыцарей, но и из «кнехтов», которые во всех отношениях, в том числе и в боевом, обеспечивали деятельность рыцаря. Кнехты – это не только слуги, но в широком смысле слова воины, помогавшие рыцарям, – конные и пешие лучники и арбалетчики. Пехота в феодальных армиях была многочисленнее кавалерии. Но эта пехота «являлась не чем иным, как плохо вооруженной толпой, организовать которую почти не делалось никаких попыток. Пехотинец даже не считался воином; слово miles [воин] сделалось синонимом конного воина».
Более мощной военной силой оказались духовно-рыцарские ордена, созданные в виде постоянных военных организаций.
Первым из них был основан в 1119 г. Орден тамплиеров, или храмовников; затем появился Орден иоаннитов и в конце XII в. возник Тевтонский орден немецких рыцарей.
Это были военно-монашеские организации, члены которых не могли иметь семьи; от них требовалось строгое выполнение устава ордена и беспрекословное подчинение великому магистру – главе ордена.
В предисловии к уставу Ордена тамплиеров говорилось, что светские рыцари занимались грабежом и разбоем, а рыцари ордена должны служить церкви. Устав требовал от тамплиеров в первую очередь послушания, т. е. дисциплины, обязывал избегать излишеств и сохранять единство. По уставу тамплиеров, каждый рыцарь должен был уметь побеждать в бою трех врагов.
Во главе Ордена стоял магистр, которому подчинялись комтуры, управлявшие областями и являвшиеся комендантами укрепленного города или замка – опорного пункта данной области. Комтуру подчинялись рыцари, носившие белый плащ с черным крестом (Тевтонский орден).
В состав Ордена входили также милосердные братья, ухаживавшие за ранеными и больными, полубратья, которые сражались под знаменами Ордена без права на добычу, и священники. Вся эта организация была спаяна орденской дисциплиной на религиозной основе и являлась орудием самого крупного феодала – католической церкви во главе с папой.
Орденская организация обеспечивала довольно высокую по тому времени воинскую дисциплину. Этим войско Ордена отличалось от ополчений светских феодалов. Рыцари имели лучшее защитное снаряжение и тяжелое вооружение – копья и мечи.
Как правило, рыцари Ордена сражались в глубоком строю, по своей форме напоминавшем трапецию, верхнее основание которой было обращено к противнику. Это был «клин», или «свинья», как его называли новгородцы.
Как уже говорилось, светские феодалы на Западе выстраивались для боя в линию: каждый рыцарь-феодал считал себя равным среди остальных рыцарей и поэтому считал унизительным встать позади другого рыцаря. Феодальные отношения исключали подчинение одного феодала другому, а следовательно, и воинскую дисциплину. Орденская дисциплина позволяла применять глубокое, т. е. более целесообразное для того времени, построение рыцарей.
«Клин» врезался в центр боевого порядка противника, прорывал фронт и разобщал его силы, что способствовало поражению войска противника по частям.
Это был своего рода таран, в голове которого выстраивались самые сильные и хорошо вооруженные рыцари. В основании «клина» размещались «полубратья» и остальные конные воины. Пехота, набранная из местного населения, строилась в центре боевого порядка.
Таким образом, немецко-рыцарские агрессоры имели самую лучшую для того времени в Западной Европе военную организацию.
* * *
Немецко-рыцарская агрессия в Прибалтике началась в 1200 г., когда по призыву римского папы был организован Крестовый поход с целью покорения ливов. В следующем году был построен город Рига, который стал опорным пунктом агрессоров. Народы Прибалтики оказывали упорное сопротивление завоевателям, тогда, по опыту крестовых походов в Малую Азию, в 1202 г. в Прибалтике был учрежден Орден меченосцев, содержавший постоянное рыцарское войско, которое к 1208 г. покорило ливов, а к 1228 г. и эстов. Одновременно немецкие рыцари начали наступление на русские земли.
Немецко-рыцарская агрессия в Прибалтике создавала реальную угрозу землям и торговле «господина Великого Новгорода». С другой стороны, эсты в своей борьбе с рыцарями искали поддержки у Новгорода. В 1212 г. новгородский князь с 15-тысячным войском провел удачный поход, пройдя «сквозе землю Чюдскую к морю». В 1224 г. меченосцы захватили Юрьев (Дерпт). Это выводило их на подступы к Пскову и Новгороду и создавало угрозу всей Северо-Западной Руси как раз в то время, когда на юго-востоке уже появились татаро-монголы (поход Субедэ).
Теперь борьбу с немецко-рыцарской агрессией возглавили великие князья владимирские. В 1234 г. брат великого князя Ярослав со своей переяславской дружиной, с новгородским и псковским ополчением не только освободил захваченный немцами Изборск, но разбил немцев под Юрьевом и заставил их заключить мир «на всей правде своей». «И поклонившася немца князю», – пишет летописец.
В 1236 г. меченосцы при своем последнем магистре Фолькуине предприняли крестовый поход против Литвы. Этот поход закончился полным разгромом крестоносцев.
Ордену меченосцев оказалась не под силу борьба с народами Прибалтики, которых поддерживала Русь. Меченосцы при посредстве папы вынуждены были объединиться с Тевтонским орденом и стали его филиалом под именем Ливонского ордена.
Тевтонский орден был основан в 1128 г. в Палестине немецкими крестоносцами. По призыву папы в 30-х годах XIII в. тевтонцы начали наступление против пруссов, грабя и порабощая их. Пруссы храбро сопротивлялись, но тевтонцы, имевшие большие силы, их одолели.
Пруссы, ливы, эсты и другие народы Прибалтики оказались под игом крестоносцев. Что определило такой исход борьбы? Прежде всего разрозненность сопротивления племен. Вторая причина успехов крестоносцев – хорошая военная организации Ордена, в которой отчасти преодолевалась феодальная анархия. Третья причина – непрерывный приток рыцарей со всей Западной Европы.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий