Трилогия о Хане Соло

ГЛАВА ВОСЬМАЯ
«КОРОЛЕВА ИМПЕРИИ»

Боба Фетт стоял в очереди на посадку на роскошный лайнер «Королева Империи», совершавший круиз до Велги-прайм с несколькими остановками по пути. По размерам и фешенебельности лайнер не уступал своему двойнику «Звезде Империи», также принадлежавшей «Судоходным линиям Хадж».
Посадочная платформа, с которой Боба Фетт готовился взойти на борт, висела в орбитальном пространстве, и посадки ожидали около тысячи пассажиров: по нескольку сотен в каждой очереди. Охотник прикинул скорость продвижения очереди и счел, что пройдет по меньшей мере десять минут, прежде чем он сможет втащить в каюту свой внушительный дорожный чемодан.
Очередь продвинулась на несколько шагов, и охотник пихнул тяжелый чемодан вперед, шагнув вслед за остальными. На мгновение он позволил себе представить, что было бы, окажись он сейчас собой — Бобой Феттом в мандалорской броне, а не переодетым аномидом.
Но иногда казаться кем-то иным — дело необходимости. Замаскироваться под аномида можно было без труда, так как их обычная уличная одежда практически полностью скрывала тело. Гибкие, тонкие гуманоиды родом из системы Яблари обычно одевались в просторнейшие плащи, которые наряду с капюшоном покрывали их с головы и до шестипалых ног. Еще они носили перчатки и голосовые маски, и едва ли где- то проступал хотя бы малый участок их прозрачной белесой кожи. У аномидов были тонкие сероватые волосы, листовидные уши и большие серебристо-голубые глаза.
Боба Фетт, разумеется, носил под голосовой маской еще одну, на все лицо — тщательно подогнанную под его собственные черты и способную передавать естественную мимику. Благодаря ее особому строению охотник видел в ней почти так же хорошо, как и собственными глазами.
И все же без брони он ощущал себя словно голым. Несколько режимов обзора, улучшенные датчики звука и внутренний дисплей шлема, отображающий сенсорные данные, — от всего этого пришлось на время отказаться. В аномидском плаще с капюшоном, маске и перчатках он чувствовал себя уязвимым — даже слишком уязвимым.
Но так было необходимо. Явись Боба Фетт на «Королеву» в привычном облике, поднялась бы паника. Каждый пассажир на борту и половина экипажа были бы убеждены, что охотник явился по их голову.
Фетт давным-давно обнаружил, что все обыватели в чем- то да виновны. Практически каждый разумный индивид в Галактике совершил в прошлом какой-то проступок, о котором впоследствии мог вспомнить и счесть причиной для «заказа». Охотник годами наблюдал за реакцией людей и инородцев, попадавшихся ему на охотничьей тропе. Он видел лицо молодой матери, прижимающей к груди дитя так, словно он, Боба Фетт, собирался выхватить ребенка у нее из рук и растерзать у нее на глазах. Сколько раз обыватели впадали в панику, лишь завидев его, и бросались на пол, каясь во всех смертных грехах (большей частью мнимых) и умоляя о пощаде... А потом поднимались, со смесью облегчения и растущего негодования осознавая, что добыча Фетта отнюдь не они, — зато как унизили себя, выболтав без причины все секреты!
Очередь снова сдвинулась. Боба Фетт изучал толпу вокруг себя, скорее машинально, чем на полном серьезе, ожидая встретить здесь свою добычу. Брия Тарен взошла на борт «Королевы» на предыдущей остановке — Кореллии. И вряд ли она покинет лайнер во время короткой стоянки на Джиндайне.
Охотник упустил шанс перехватить добычу, когда она только села на «Королеву»: Тарен взошла на борт по фальшивым документам лишь в последние минуты перед отлетом корабля. «Судоходные линии Хадж», внешне лояльные Империи, не гнушались оказывать услуги и Альянсу — когда их это устраивало. Тарен смогла купить билет в последнюю минуту — без сомнения, в результате происков кого-то из официальных лиц.
К тому же добыча взяла себе совсем новую подставную личность. Нынче она путешествовала как Брия Лаввал, мелкая певичка кабаре, летевшая выступать в «Замке удачи», одном из крупных казино на Нар-Шаддаа.
Боба Фетт имел доступ к огромному числу информационных источников по всей Галактике. А поскольку он время от времени выполнял заказы от Империи, ему были доступны и некоторые имперские базы данных среднего уровня секретности. Также он получал сведения из многих новостных каналов и баз данных Гильдии охотников.
По его запросу система реагировала на характерные имена н описания внешности, отлавливая их в официальных реестрах. Однажды утром в перечень пассажиров лайнера «Королева Империи» добавилось имя Брия Лаввал, и именно этим утром лайнер покинул Кореллию. Быстрая сверка ИД-карты и описания внешности подсказала Фетту, что с вероятностью, превышающей семьдесят процентов, это Брия Тарен, командир кореллианского сопротивления.
Удостовериться в этом он мог только лично... и потому стоял сейчас в очереди на борт гигантского лайнера.
«Королева» в длину составляла полных два километра и вмещала пять тысяч пассажиров. На борту предлагались любые удовольствия, каких только могли пожелать пассажиры: бассейны, минеральные источники, казино, арены для борьбы в невесомости, спортзалы и дорогие бутики, в которых любой состоятельный житель Галактики мог потратить внушительную сумму денег.
Фетт, волоча чемодан, еще раз продвинулся вперед. В его потайных отделениях была спрятана мандалорская броня и кое-что из оружия. Стенки чемодана были усилены дюринием — сплавом, не пропускавшим лучи сканера. Во внешней оболочке чемодана скрывались миниатюрные проекционные устройства, которые генерировали фальшивые данные о содержимом, способные обмануть любое сканирующее устройство.
Наконец Фетт достиг начала очереди и предъявил ИД-карту, билет и кредитный чек. Служащий корабля, сверявший данные, предложил позвать дроида-носильщика, но Фетт вежливо отказался хриплым, вибрирующим в маске голосом.
Между собой аномиды изъяснялись не устной речью, а точным и очень изящным языком жестов. Они слыли чрезмерно общительными, и Боба Фетт понадеялся, что на борту не встретит настоящих аномидов. Иначе ему придется сказаться больным и постоянно прятаться в каюте, поскольку аномидский язык жестов был ему неведом.
Но никто из пассажиров в анкете не указал Яблари как место происхождения.
Достигнув безопасных переборок своей каюты, Фетт активировал защиту от воров и убрал чемодан на полку. Если кому-то придет в голову неудачная мысль вынести чемодан из каюты или попытаться его вскрыть, этот несчастный останется без пальцев — при большом везении.
«Королеве» предстояли остановки еще в нескольких портах. Путь пролегал по довольно опасным территориям, включая остановку в космосе хаттов на Нар-Хекке. Эту планету едва ли можно было назвать райским садом Галактики, но все же Нар-Хекка была на порядок приятнее Нал-Хатты или Нар- Шаддаа. Фетт подозревал, что Брия Тарен выбрала «Королеву» потому, что та была одним из самых крупных и, вероятно, безопасных лайнеров. В последнее время очень уж активизировались пираты.
Следующие три дня Фетт исследовал корабль, не выходя из аномидского образа. В первый же день он разыскал Брию Тарен и последовал за ней, чтобы выяснить, где ее каюта. Оказалось, она занимала апартаменты в несколько смежных кают, которые она делила с тремя мужчинами. Двое из них были сильно старше, и в них угадывались офицеры кореллианского сопротивления. Третьему было чуть за тридцать, и, судя по выправке, это был ветеран сражений, сейчас исполнявший обязанности телохранителя офицеров-кореллиан.
Как и Брия Тарен, оба офицера и телохранитель были одеты в штатское. За пределы каюты Тарен редко выходила одна. Ее часто окружали поклонники, но, как заметил Фетт, в каюту она никого не водила — только одаривала улыбками и небрежно флиртовала. Временами она садилась играть в сабакк, никогда не ставя по-крупному. А еще прохаживалась по магазинам, но ни разу не сделала серьезной покупки.
Фетт держал ее под наблюдением, тщательно выстраивая планы...

 

 

Лэндо Калриссиан любил путешествовать на круизных лайнерах и, с тех пор как проиграл «Сокол» Хану Соло, делал это довольно часто. После того как Хан и Вуффи Раа обучили его кое-каким премудростям, он стал неплохим пилотом и мог сесть за штурвал любого из имевшихся у него кораблей. Но Лэндо не интересовал ни один из них: он ждал исключительного по своей сути корабля, единственного и неповторимого.
Его идеальный корабль должен быть более роскошным, чем практичный «Сокол», но при этом быстрым и обороноспособным. Лэндо искал хорошую яхту за хорошую цену. Пока что ничего подходящего не подворачивалось.
К тому же на частных кораблях не было казино. А Лэндо казино любил. За прошлый год он провел за игорными столами немало времени, восстанавливая свои столь недолговечные денежные запасы. Турнир по сабакку сильно пошатнул благосостояние игрока, но с тех пор ему удалось многократно приумножить занятые у Хана Соло полторы тысячи. Лэндо имел все возможности вернуть Хану долг еще за несколько месяцев до того, как его друг усвистал в Корпоративный сектор.
«Королева Империи» и ее сестра «Звезда Империи» были у Лэндо двумя излюбленными средствами передвижения по Галактике. Они были не так быстры, как некоторые из новейших кораблей, но «Судоходные линии Хадж», без сомнения, знали толк в том, как строить роскошные лайнеры. И «Королева», и «Звезда» были огромны — а в нынешние дни это было очень кстати, если принять во внимание участившиеся пиратские набеги.
На этот раз для возвращения домой он выбрал «Королеву». С Нар-Хекки он легко мог добраться до Нар-Шаддаа на общественном челноке. В этот вечер Лэндо вырядился по последней моде: алая рубашка с черной отделкой, узкие черные брюки и черно-красный короткий плащ, элегантно-небрежно спадавший с плеч. Темные волосы и усы были безукоризненно подстрижены по результатам вчерашнего похода к корабельному парикмахеру. Мягкие черные ботинки сияли матовым блеском настоящей нуматрской змеиной кожи. Калриссиан выглядел превосходно, и от него не ускользали восхищенные взгляды отдельных посетительниц клуба.
А находился Лэндо в самом роскошном ночном клубе «Королевы» под названием «Пристань звездных ветров», где только что провел весьма успешную партию в сабакк. Его кошелек был тщательно спрятан в потайном кармане поближе к телу и радовал приятной тяжестью. В этом путешествии он заработал примерно в четыре раза больше, чем стоил ему весьма дорогой билет. Выгода, что и говорить, была солидная.
Пока Лэндо вел игру — а это дело серьезное! — он был весьма сдержан и редко принимал алкоголь. Но сейчас он позволил себе расслабиться и потягивал таркенианский коктейль «Ночной цветок», закусывая пригоршней сушеных подсоленных корешков джер. Музыканты в «Звездных ветрах» знали свое дело туго и играли все — от старых шлягеров до модных хитов. Многие посетители танцевали. Лэндо разглядывал одиноких дам в зале, размышляя, кого из них было бы неплохо пригласить на танец.
Его взгляд все время возвращался к одной и той же женщине, сидевшей за столиком с двумя спутниками. Человеческой расы и ошеломительной внешности. Длинные, чуть рыжеватые волосы, убранные сверкающими сапфировыми гребнями, очаровательное лицо и фигура, мимо которой пройти было просто невозможно. Лэндо не смог определить, состоит ли она в романтических отношениях с кем-то из своих спутников. Она сидела рядом с ними, улыбалась и наклонялась ближе, когда кто-то из них говорил ей что-то на ухо. Но чем больше Лэндо наблюдал за ней, тем больше убеждался, что ни один из них ей не кавалер. Ее улыбки были больше товарищескими, чем романтическими. Иногда их плечи кратко соприкасались, но в этом не было и намека на интимность.
Лэндо покончил с коктейлем и почти уже решился позвать очаровательную незнакомку на танец, когда превосходный ансамбль ругхджей — Умжинг Бааб и его «Трио виртуозов» — закончил текущий сет. В коллективе было всего три участника, но, так как все ругхджи имели по пятнадцать гибких конечностей, каждый из них мог играть по меньшей мере на десяти инструментах одновременно, и вместе они звучали как настоящий оркестр. Фактически, глядя на Умжинга Бааба и двух его коллег, трудно было разглядеть хоть что-то, кроме рук с инструментами, хотя иногда сквозь это переплетение мелькали не менее многочисленные глаза музыкантов.
Группа была очень разносторонней и играла все, от свинг-бопа до современного джизза. Калриссиан вежливо похлопал, когда они завершили «Лунное настроение», и откинулся на спинку стула. Тем временем фронтмен группы Умжинг Бааб отложил рожок клоо, высвободился из наларгона и струящимся движением подполз к микрофону. Голос ругхджи имел механический оттенок — по понятным причинам, ведь он был искусственно сгенерирован. Естественное общение ругхджей гуманоиды не могли воспринимать на слух. Пока Умжинг Бааб говорил, свет прожектора отражался от его блестящих розово-лиловых верхних конечностей.
— Добрый вечер, господа. Сегодня среди нас почетная гостья, звезда, которая, я надеюсь, почтит нас своим выступлением! Поприветствуйте вместе со мной — госпожа Брия Лаввал!
Лэндо похлопал из вежливости, но его аплодисменты скоро стали вполне искренними, когда он обнаружил, что музыкант говорит о той самой прелестной незнакомке. Вспыхнув, она с улыбкой привстала со стула, чтобы поклониться, но потом, повинуясь аплодисментам и возгласам публики, подобрала юбку длинного облегающего платья, которое искрилось голубизной и ярко контрастировало с ее волосами, и поднялась по ступенькам на сцену, где стоял ансамбль.
Кратко переговорив с Умжингом Баабом, она шагнула к микрофону и начала отстукивать ритм носком сверкающей туфли. Группа заиграла медленную версию прошлогоднего хита «Мечта с запахом дыма».
Брия Лаввал запела. Лэндо слышал много певиц на своем веку, и ей было далеко до лучших. Дышала она неровно и из-за этого обрывала некоторые высокие ноты. Но голос был сильным и мелодичным, а контральто девушки обладало приятной хрипотцой. За фигуру, лицо и улыбку Лэндо готов был простить ей недостаток профессионализма. Через несколько секунд от начала песни все мужчины гуманоидных рас были у ее ног.
Она проникновенно пела о потерянной любви, о нежной грусти, о далеких воспоминаниях, гаснущих во времени...
Лэндо был совершенно очарован. Когда она закончила выступление, он аплодировал наравне со всей публикой. Улыбнувшись и чуть покраснев, певица позволила Умжингу Баабу проводить ее до столика. Тот отвесил ей глубокий поклон, а затем вернулся к ансамблю.
Когда «Трио виртуозов» заиграло танцевальный мотив, Лэндо не мешкая вскочил на ноги и подошел к певице, едва опередив состоятельного алдераанского банкира, которого ранее этим вечером избавил от некоторой суммы лишних кредитов.
Дойдя до столика госпожи Лаввал, Лэндо поклонился и представился ей, сверкнув своей самой обворожительной улыбкой.
— Позволите? — спросил он, протягивая руку.
Она секунду помедлила, успев бросить взгляды на каждого из троих мужчин, сидевших с ней, но потом едва заметно пожала плечами.
— Благодарю, — произнесла она и встала.
Лэндо вывел ее на танцпол. Она огляделась по сторонам и с легким испугом нахмурилась.
— Ох! Боюсь, я не знаю, как это танцевать.
Игрок несказанно удивился. Маргенгаи-глайд был популярен по меньшей мере последние пять лет.
— Это просто, — пообещал он, кладя руку ей на плечо и переплетая свои пальцы с ее. — Я вам покажу.
Она пропустила несколько шагов и раз или два наступила ему на ногу, но через пару минут, под опытным руководством Лэндо, начала осваиваться. У нее была хорошая координация и чувство ритма. Как только девушка запомнила замысловатую последовательность шагов, танец тут же пришелся ей по сердцу, что не ускользнуло от Лэндо. Она была ростом почти с него, и, скользя по танцполу, они начали ловить восхищенные взгляды зрителей, сидевших за столиками.
— У вас отлично получается, — похвалил Лэндо. — Вы прирожденная танцовщица.
— Я не танцевала уже несколько лет, — призналась она, немного запыхавшись.
Мотив сменился, став значительно быстрее. Лэндо закружил ее в три-степе. Она немного отставала, но было очевидно, что этот более старый танец ей знаком.
— Вы чудесны, — заверил он ее. — Мне ужасно повезло, что я нашел такую партнершу, как вы.
Она ослепительно улыбнулась, и щеки ее зарделись от танца и комплимента.
— Вы — льстец.
Лэндо состроил притворно-обиженное лицо.
— Я? Я скован клятвой говорить только правду, госпожа Брия... Брия... какое чудесное имя. Вы кореллианка, не так ли?
— Да, — ответила она с неожиданной настороженностью во взгляде. — А что?
— Я просто подумал, что уже слышал это имя однажды. Оно распространено у вас на родине?
— Нет, — сообщила она. — Мой отец составил его из первых слогов имен моих бабушек: Брюселы и Ияфагены. Он не желал называть меня каким-то одним из них, но хотел уважить их обеих.
— Умно, — усмехнулся Лэндо. — Очевидно, он человек большой дипломатии и такта.
Девушка рассмеялась, но под налетом веселья скрывалась нотка грусти.
— Да, он такой, — согласилась она. — Лэндо, я удивлена, что вы встречали еще одну Брию. Я думала, что я единственная.
— Возможно, так и есть, — допустил Лэндо. — Другой известной мне Брией называли корабль. Мой друг Хан назвал так свою яхту от «СороСууб», которую арендовал у меня.
Она сбилась с ритма, но быстро поправилась.
— Хан? — переспросила она. — Я знавала кореллианина по имени Хан. Ваш друг — кореллианин?
Лэндо кивнул и закружил ее вокруг себя. Когда они снова взялись за руки, он сказал:
— Мы с Ханом Соло давние друзья. Не говорите мне, что вы его знаете.
Она задорно рассмеялась.
— Знаю. Должно быть, это один и тот же человек. Темно- русые волосы, карие глаза с оттенком зеленого, ростом чуть выше вас и с обаятельной ухмылкой?
— Вот оно как! — присвистнул Лэндо, подняв бровь. — Вы очень хорошо его знаете, не так ли? Этот парень умеет понравиться девушкам, да?
Ее лицо вспыхнуло от его многозначительного взгляда. Брия отвела глаза и на секунду сосредоточилась на сложных движениях танца. Когда она снова посмотрела на него, взгляд ее был спокоен и слегка задумчив.
— Он просто часть моего прошлого, как и многие другие, — проронила она. — У каждого в шкафу свои скелеты, ведь так?
Лэндо, поняв, что затронул больной вопрос, был рад оставить тему.
— Это точно, — кивнул он.
Они не расставались еще несколько танцев, и Лэндо получил невероятное удовольствие от ее общества. Бросив взгляд на столик, игрок заметил, что ее спутники покинули зал.
— Кто эти люди, что сидели за вашим столиком?
Она пожала плечами.
— Деловые партнеры. Фелдрон — мой агент, а Ренков — менеджер.
— Понятно, — сказал Лэндо, в душе возликовав. Значит, ни один из них не представляет для нее романтического интереса.
— Тогда... может быть, выпьем что-нибудь? В более... уединенном месте?
Она оглядела его оценивающе, потом кивнула и сделала шаг назад, отпуская руки.
— Хорошо. Я не откажусь. Мы можем поговорить о наших... общих знакомых.
Лэндо взял ее запястье и поднес к губам.
— Как вам будет угодно, — произнес он.
В моей каюте номер сто двенадцать, скажем, через тридцать минут, — предложила она. — Сойдет?
— Тридцать минут, — подтвердил Лэндо. — Я буду считать каждую из них.
Она улыбнулась — той улыбкой, в которой проглядывала и радость, и грустная задумчивость. Затем повернулась и оставила Лэндо стоять на краю танцпола. Он не без удовольствия проводил ее взглядом. Девушка дошла до двери, скользнула мимо шатавшегося без дела аномида и исчезла из виду.
Калриссиан лучился улыбкой. «Теперь найти лучшую бутылку вина и каких-нибудь цветов, — подумал он, быстро следуя в бар. — Двадцать девять минут, отсчет продолжается...»

 

 

Спеша по коридору к каюте, Брия велела себе успокоиться. Но она была взволнована тем, что наконец-то узнает новости о Хане! Лэндо Калриссиан, очевидно, не просто его случайный приятель. Брия почти бежала, чуть не расталкивая пассажиров. Наконец-то! Кто-то, близко знающий Хана, сможет рассказать ей, как он, что он поделывает, где обретается...
Добравшись до двери каюты, Брия внезапно подумала, что Хан может оказаться на Нар-Шаддаа — там, куда она летела. Уж не доведется ли ей увидеть его через двое суток? Мысль ее взволновала и вместе с тем наполнила дрожью. Каково это будет — снова оказаться рядом с ним спустя почти девять лет?
Трясущимися руками она открыла дверь каюты. Девушка была так поглощена воспоминаниями о Хане, что напрочь утратила бдительность. Дверь распахнулась, и в следующий миг ее втолкнули внутрь с такой силой, что ей даже не хватило дыхания вскрикнуть.
Туфли на высоких каблуках скользнули по полированному полу, и она покачнулась, пытаясь удержаться. Начиная падать, Брия почувствовала, как что-то острое вонзается ей в спину.
У нее была только секунда, чтобы осознать — это был выстрел усыпляющего наркотика. При падении ей из последних сил удалось повернуться, и в дверях за спиной она разглядела силуэт странного аномида. Она попыталась предупредить друзей, но с губ сорвался лишь тихий хриплый крик, а потом ее сознание стал заволакивать туман...
Туман...
И темнота.

 

 

Тарен осела на пол и замерла без движения. Боба Фетт быстро закрыл дверь в коридор и шагнул вперед — ровно в тот момент, когда старшие спутники женщины выбежали из спальной комнаты справа.
Охотник вытянул руку и согнул кисть. В горло старшего из двух офицеров вонзился дротик — смертельный, в отличие от снотворного, усыпившего Брию. Человеку хватило сил лишь на сдавленный вздох: он умер прежде, чем его тело коснулось палубы.
Второй не стал медлить и сразу ринулся в бой. Боба сбросил аномидский капюшон, готовый встретить противника, атаковавшего с беззвучным криком.
Офицер повстанцев был, вероятно, неплохим стратегом и командиром, но оказался беспомощен, когда дело дошло до рукопашной схватки. Боба Фетт одной рукой блокировал его атаку и тяжелым ударом переломил кореллианину гортань.
Охотник бесстрастно наблюдал за тем, как умирает офицер повстанцев. Это заняло не более минуты.
Он склонился над мертвыми, намереваясь оттащить тела в угол комнаты и укрыть простынями — не столько для сокрытия улик, сколько для того, чтобы приглушить запах.
Периферическое зрение Бобы Фетта сужала маска. Без мандалорского шлема и специальных датчиков охотник мог полагаться только на собственное чутье и рефлексы. Не изменили они ему и сегодня: Фетт увернулся за мгновение до того, как телохранитель повстанцев нанес удар. Он напал бесшумно, выказав мастерство, которого не хватало двум старшим офицерам.
Охотник сорвал с себя тяжелый аномидский плащ и бросил противнику в лицо. Тот стремительно высвободился и снова пошел в наступление. Человеку было слегка за тридцать, он был гол по пояс, бос и в одних шортах. Очевидно, он спал в другой комнате, когда офицеры столь неудачно бросились помогать своей спутнице.
Фетт моментально понял, что перед ним тренированный боец, чье излюбленное оружие — собственные руки и ноги. И он умело обращался с вибромечом, который сейчас сжимал в руке. Боба Фетт улыбнулся за двумя масками, довольный, что наконец встретил достойного противника. У него в запасе остался еще один смертельный дротик, но охотник отказался от мысли пустить его в ход. Небольшая разминка не помешает. Он давно не дрался в рукопашной: слишком мало врагов стоили его времени.
Противник уже подступал к нему, в глазах читалось спокойствие, вибромеч был готов к смертоносному удару. Боба Фетт дал ему приблизиться и в последнюю секунду уклонился — гибко, как танцор, — а затем развернулся вокруг своей оси, вынес руку вперед и обрушил на солдата сокрушительный удар под правое ухо.
Тот исхитрился в последний момент убрать голову, и удар, который должен был лишить его сознания, только заставил его пошатнуться. Боец встряхнул головой и снова пошел в атаку.
Боба Фетт был этому только рад. Они кружили в точности как Лэндо Калриссиан и Брия Тарен в «Пристани звездных ветров» всего несколько минут назад.
Охранник снова сделал выпад, и опять Боба Фетт выжидал до последнего, прежде чем уклониться. От его ответного хода кореллианин охнул — ступня охотника врезалась ему под колено. Нога солдата подогнулась, и впервые Фетт различил в его глазах страх. Теперь противник понимал, что неминуемо проиграет, и все же поднялся, преодолевая боль и слабость. Человек, который знает свой долг и не бежит от него, достоин восхищения. Наградой за смелость ему будет быстрая и легкая смерть...
На этот раз Фетт первым пошел в атаку. Нога взметнулась и с огромной силой вонзилась человеку в запястье. Вибромеч отлетел в сторону. Еще удар под колено — и человек осел на пол, не чувствуя под собой ног. Но они уже и не требовались: Фетт держал его за шею, и хватка была крепка и беспощадна, как дюрасталь. Один быстрый рывок — и тело охранника безжизненно обмякло в его руках.
Боба Фетт отволок солдата в угол, потом подтащил туда же остальных. Сдернув покрывала с одной из кроватей, он набросил их на тела — и в этот момент заметил, что Тарен начала шевелиться.

 

 

Придя в сознание, Брия обнаружила, что связана — да так крепко, что поначалу даже не пыталась освободиться. Она была одна в гостиной, на пышном ковре, привязанная к одному из кресел. В голове стоял туман, рот пересох от жажды, но в остальном девушка была невредима.
Однако сознание сковывал страх. Брии случалось попадать в непростые ситуации, особенно в бою, но ее никогда не захватывали так, как сейчас. Она ощущала вселенскую беспомощность, сидя в одиночестве и гадая, кто с ней это сделал... и зачем?
Должно быть, постарался тот аномид, но Брия никогда не имела дел с его расой и не могла представить, почему кто-то из них мог желать ей зла. Возможно, аномид был охотником за головами. Это было единственное разумное объяснение...
Она облизнула губы, набрала в грудь воздуха и приготовилась закричать так, чтобы было слышно даже за закрытой дверью каюты. Но тут она заметила две вещи: тела своих спутников, накрытые покрывалами и убранные подальше от посторонних глаз, и звукопоглотитель. Маленькое устройство стояло рядом с ней, и мигающий огонек наглядно показывал, что оно включено. Устройство полностью заглушит любой ее выкрик.
Брия закрыла рот и глаза и прислонилась головой к креслу. Великолепно. Кем бы ни был этот аномид, он все предусмотрел.
Кто это мог быть? Вторженец расправился с Дарновом, Фелтраном и даже Триской (а Брия знала его опыт в рукопашном бою) за несколько минут. Бросив взгляд на настенные часы, она поняла, что пробыла без сознания всего минут десять.
Пока она сидела, пытаясь придумать, как ей выкрутиться, в каюту вошел аномид и со стуком опустил на пол огромный тяжелый чемодан. Увидев, что Брия очнулась, он направился в ванную и вскоре вернулся со стаканом воды. Присев перед ней, незнакомец отключил звукопоглотитель, чтобы она могла его слышать.
— Снотворное вызывает сильную жажду. Это — простая вода. Я не намерен причинять тебе вред. Награда обещана, только если я доставлю тебя в целости и сохранности.
Он протянул ей воду, и Брия помедлила, наклонившись к стакану. Она не решалась выпить. Что, если это имперский агент? Что, если в воду подмешана сыворотка правды? Несмотря на то что ее рот и горло сжигала жажда, она мотнула головой.
— Спасибо. Я не хочу пить.
— Хочешь, — настаивал аномид. — Мне нет дела до твоих дешевых секретов. — Он сдвинул в сторону голосовую маску и сделал большой глоток. — Вода безопасна, — заявил он, снова протягивая стакан.
Брия, моргая, посмотрела на него, потом жажда взяла верх, и она стала жадно пить. Аномид вернул на место свою маску. От кинувшись обратно на кресло, Брия произнесла:
— Ты не аномид. Они не могут говорить без голосовой маски. Значит, ты замаскированный охотник за головами. Кто ты?
Аномид посмотрел на нее невыразительными серебристо-голубыми глазами.
— Ты наблюдательна, Брия Тарен. Мне твое поведение по нраву. Любая истерика утомительна и бесполезна. Меня зовут Боба Фетт.
«Боба Фетт?!»
Распахнув от ужаса глаза, Брия прислонилась к креслу. Страх вызывало даже случайное упоминание этого имени. Девушка поймала себя на том, что впервые за долгие годы молится богам.
Она облизнула губы.
— Боба Фетт... — выговорила кореллианка. — Это имя я знаю. Не думала, что ты озаботишься мелкими имперскими наградами. То, что имперцы предлагают за меня, не стоит твоего времени.
Охотник кивнул.
— Верно. Клан Бесадии назначил в сотню раз больше.
— Тероенза... — прошептала Брия. — Должно быть, он.
В последний раз награда составляла пятьдесят тысяч, а не сотню.
— После того как ты захватила «Оковы Хелота», Бесадии удвоили ставку.
Брия попыталась улыбнуться.
— Как приятно пользоваться популярностью, — процедила она. — «Оковы Хелота» — корабль работорговцев. Я должна была их остановить. Я об этом не жалею.
— Отлично, — ответил он. — Это должно сделать наше короткое сотрудничество максимально приятным. Хочешь еще воды?
Брия кивнула, и Фетт принес стакан. В этот раз ее не пришлось упрашивать. Брия пыталась вспомнить, чему ее учили. Как поступать при захвате в плен. Она была не в униформе, а значит, не имела под рукой средств оборвать свои страдания. Кроме того, до Нал-Хатты и Илизии было еще лететь и лететь... За это время случиться может всякое. Она решила потянуть время и поддерживать разговор с Феттом, если сможет. Чем больше охотник будет воспринимать ее как личность, тем легче ей будет переносить плен и тем выше шанс, что ее враг потеряет бдительность. По крайней мере, так твердили все учебники.
С другой стороны, чтобы Боба Фетт допустил промашку? Брия понимала, что ее шансы стремятся к нулю. И все же — ей больше ничего не остается, так ведь?
Она старалась не смотреть на тела в углу, укрытые покрывалами.
— Знаешь, — нарушила она тишину, — я о тебе многое слышала. Интересно, все ли, что о тебе говорят, правда.
— Например?
— Что у тебя собственный кодекс чести. Ты превосходный охотник, но не головорез. Ты не находишь удовольствия в причинении боли.
— Это так, — признал он.
— Что ты думаешь об Империи? — спросила она, глядя, как он роется в тяжелом чемодане, который приволок в комнату. Она мельком заметила его знаменитый шлем.
— Империя — морально разложившееся, но законное правительство.
— Морально разложившееся? — переспросила она, склонив голову набок. — В каком смысле?
— В разных.
— Назови хоть один.
На миг она подумала, что он велит ей заткнуться, но после секундной паузы охотник ответил:
— Рабство. Порочное явление, унизительное для всех сторон.
— Именно! — воскликнула Брия. — Значит, у нас есть что- то общее. Мне тоже не нравится рабство. Я была рабыней, и это было ужасно.
— Знаю.
— Ты обо мне многое знаешь, как я погляжу.
— Да.
Брия облизнула губы.
— Ты знаешь, что Тероенза и тот хатт, что сейчас возглавляет Бесадии, намерены убить меня каким-нибудь особенно изуверским способом, ага?
— Да.
Брия умоляющим взглядом посмотрела на охотника.
— Раз ты так много обо мне знаешь, стало быть, тебе известно, что у меня есть отец?
— Да.
— Тогда, может быть... Я знаю, это покажется необычным, но, учитывая обстоятельства... может, ты согласишься... — Брия остановилась, справляясь с дрогнувшим голосом. Суть происходящего наконец стала доходить до нее, и она понимала, что ей из этой переделки не выбраться.
— С чем?
Она глубоко вздохнула.
— Я не видела отца много лет. Мы всегда были близки. Мои мать и брат значат для меня немного, но отец... — Брия пожала плечами. — Ты понимаешь, когда я вступила в сопротивление, то отчетливо понимала, что видеться с ним будет слишком опасно — для нас обоих. Но я находила способы дать ему знать, что я жива. Пару раз в год он окольными путями получает от меня весточки. Просто «Брия в порядке». Вот так...
— Продолжай. — В голосе охотника не было ни малейших эмоций.
— В общем... Я не хочу, чтобы он продолжал ждать от меня известий. Не мог бы ты... сообщить ему, что я мертва? Он много для меня значит. Он хороший, порядочный человек. Он платит имперские налоги, честный гражданин и все в таком духе. Поэтому... если я дам тебе его имя и адрес, не мог бы ты просто передать послание? Брия мертва. Вот и все.
К удивлению Брии, Боба Фетт кивнул.
— Хорошо. Я все сделаю. Как мне его...
Охотник замолк при звуке дверного сигнала. Брия подпрыгнула, а Фетт вскочил на ноги стремительным движением хищника.
Сигнал раздался снова. Брия услышала из-за двери приглушенный голос:
— Брия? Привет, это я, Лэндо!
— Калриссиан, — тихо процедил Боба Фетт.
Охотник быстро включил звукопоглотитель на полную мощность. Спрятавшись за дверью, он нажал кнопку открытия.
— Лэндо, нет! — крикнула Брия. — Уходите!
Звукопоглотитель погасил все звуки.
Вместо того чтобы наполнить комнату, крик вышел не громче шепота. Сжимая в руках цветы и бутылку вина, Лэндо воодушевленно шагнул в каюту Брии Лаввал.
— Простите, я опоздал на несколько минут, — начал он. — Цветочный магазин был закрыт, и мне пришлось...
Калриссиан умолк, недоуменно глядя на Брию, сидящую па полу у кресла со связанными за спиной руками. Затем его взгляд упал на укрытую простынями кучу в углу. Он попятился, осознав, что сделал очень большую ошибку.
Дверь у него за спиной захлопнулась.
— Что происходит? — потребовал ответа Лэндо, но голос вышел тихим и приглушенным.
Проследив за взглядом Брии, картежник обернулся и обнаружил у себя за спиной аномида.
— Рад новой встрече, Калриссиан, — поздоровался инородец. — Тебе повезло, что я никогда не смешиваю работу и удовольствие.
— Что?.. — начал было Лэндо, но тут заметил в углу большой раскрытый чемодан. Темные глаза неудачливого ухажера округлились.
— Фетт... — выдохнул он.
— Да, — ответил охотник. — И пусть это будет последнее слово, которое я от тебя слышу, Калриссиан. Я здесь не за тобой. Посодействуешь — оставлю тебя в живых. Ты можешь пригодиться.
Лэндо не стал возражать. Он покорно опустил вино и цветы.
Всего через несколько секунд он уже сидел связанный подле Брии.
Боба Фетт не спускал глаз со своей пленницы.
— Завтра после приземления на платформу Нар-Хекки мы вдвоем покинем «Королеву». Я буду вооружен, но мое оружие не выявит ни одна проверка. Ты будешь все время держаться рядом, справа от меня, и помалкивать. Понятно?
Она кивнула.
— Да, но как насчет Лэндо? — спросила она с ноткой страха в голосе. Уловив ее, игрок посмотрел на девушку с благодарностью.
— Жизнь Калриссиана зависит от тебя, Брия Тарен. Если ты дашь слово, что не поднимешь тревоги, я посажу его здесь. Он будет связан, в рот получит кляп, но останется жив.
Брия вскинула брови.
— Ты поверишь моему слову?
— А почему нет? — насмешливо спросил охотник. — Ты ценишь жизни невинных больше, чем собственную. Я знаю таких, как ты. Но чтобы удостовериться... Прежде чем мы уйдем, я снабжу Калриссиана дистанционно управляемым детонатором. Если у нас возникнут неприятности, дроиды-уборщики соскребут его останки с переборок.
Лэндо мучительно сглотнул. Брия ободряюще улыбнулась темнокожему игроку.
— Ты не ошибаешься на мой счет. Я даю слово, что не создам проблем.
— Хорошо, — ответил Фетт. — А сейчас...
Слова охотника прервал разнесшийся по «Королеве Империи» оглушительный вой аварийной сирены. Лэндо резко выпрямился, его глаза округлились. А через пятнадцать секунд вся «Королева» подпрыгнула — иначе это было не назвать. Огромный корабль замотало, как щепку в штормящем море. У Лэндо скрутило желудок, и он упал на бок. Игрок покосился на Брию, которой удавалось держаться прямо, — она сглотнула, борясь с тошнотой.
— Что происходит? — выдохнула она.
Калриссиан, помня приказ Бобы Фетта хранить молчание, попытался подняться.
— Мы вышли из гиперпространства, — определил Фетт. — Защитные системы, должно быть, обнаружили скачок гравитации и автоматически сработали.
Лэндо мысленно похлопал охотнику за сообразительность, пытаясь перекатиться и сесть. Учитывая связанные за спиной руки, это было нелегко.
— Отчего это могло произойти? — пожелала знать Брия. — Сбой в двигателях?
— Возможно, — допустил Фетт. — Но больше похоже на атаку.
— Но зачем имперцам нападать на круизный лайнер? — удивилась девушка.
Лэндо подумал о том же самом, но не смог придумать ответ. Брия нахмурилась, сосредоточившись на напряженной вибрации корабля.
— Похоже на правду, — признала она. — Мы попали в луч захвата.
Схватив чемодан, охотник потащил его за декоративную ширму, украшавшую одну из стен роскошной каюты. До Лэндо донесся слабый шорох скидываемой одежды.
Игроку удалось поймать взгляд Брии, и одними губами он проговорил:
— Верьте мне, госпожа Брия. Когда я найду выход, следуйте за мной.
Ему пришлось повторить это несколько раз, прежде чем она понимающе кивнула и ответила ему дрожащей улыбкой. А через пару минут появился охотник, снова облаченный в мандалорскую броню. Он держал в руках бластерную винтовку, и на первый взгляд другого оружия при нем не было, но Лэндо по опыту знал, что охотник представляет собой ходячий тайный арсенал. Подойдя к Брии, Фетт снял путы с ее лодыжек, затем проделал то же самое с Лэндо.
— Вы двое идите со мной, — повелел он. — И, Калриссиан... запомни: ты можешь пойти в расход. Тарен... если ты что- то предпримешь, Калриссиан умрет. Это ясно?
— Да, — сказала Брия.
Лэндо, несмотря на связанные руки, удалось встать на ноги без чужой помощи. Боба Фетт с гротескной учтивостью помог Брии подняться. Некоторое время она переступала с ноги на ногу в своих туфлях на шпильках, разминая конечности и морщась от мурашек.
Фетт подобрал звукопоглотитель и, отключив его, запихнул в карман брюк. Теперь Лэндо мог слышать звуки выстрелов, крики и топот ног. Система оповещения прогрохотала:
— Всех пассажиров просим сохранять спокойствие и оставаться в каютах. На борт проникли захватчики, но экипаж уже работает над восстановлением порядка. Мы известим вас обо всех изменениях. Пожалуйста, сохраняйте спокойствие. Всех пассажиров...
«Ну еще бы! — подумал Лэндо. — Восстановят они порядок...» Игрок бросил взгляд на девушку, но та лишь слегка пожала плечами.
Они дошли до двери, и Фетт сделал знак Лэндо:
— Открывай.
В коридоре царил хаос. Охотнику и его заложникам пришлось подождать в проходе, пока орущая толпа пассажиров, одетых по большей части в ночные пижамы и сорочки, не пронесется мимо. Фетт посмотрел на маленькое, размером с ладонь, устройство, которое держал в руке.
— Поверните направо, — велел он.
Лэндо и Брия подчинились. Игрок обнаружил, что со связанными за спиной руками идти удивительно трудно. Это мешало равновесию.
Несколько раз им приходилось отступать в проходы, пропуская очередную толпу бегущих с воплями пассажиров. Теперь, когда они приближались к транспортным палубам, звуки выстрелов становились все ближе.
Они оставили позади пассажирские каюты и проследовали по серии самодвижущихся дорожек на палубу выше. Судя по звукам пальбы, около посадочных площадок шла напряженная битва. Коридор, ведущий к ангару для челноков, заполняли распростертые тела. Большинство из них были в униформе экипажа лайнера, некоторые принадлежали пассажирам, но ни на одном не было формы имперцев. Пробираясь по коридору, Брия то и дело посматривала на Лэндо. Он был удивлен ее спокойствию при таком-то побоище — большинство людей от вида мертвых тел впадали в панику.
Темнокожий игрок напрягал зрение, стараясь разглядеть нападавших, но пока что им не попалось ни одного. Он облизнул сухие губы, отдавая себе отчет, что даже со связанными руками должен предпринять что-либо, прежде чем они трое окажутся на борту челнока. В челноке у них шансов не будет. Он искоса взглянул на коллегу по несчастью, оценивая ее способность к действиям.
На какой-то миг он задумался, почему по душу этой очаровательной девушки — на вид ей было немногим больше двадцати пяти — явился сам Боба Фетт. Должно быть, она не та, за кого себя выдает, и пока что наблюдения это подтверждали. Большинство людей перед лицом самого устрашающего охотника в Галактике съежились бы до сгустка протоплазмы. Но Брия была явно не из таких...
Они завернули за угол коридора, ведущего к взлетной палубе, и нос к носу столкнулись с абордажной командой. Лэндо замер, Брия прикрылась его спиной. Перед ними возвышалась дюжина отталкивающего вида типов в кричащих, безвкусных, несочетаемых одеждах, смертельно оскорблявших безупречный вкус Лэндо. Незнакомцы были увешаны яркими драгоценностями.
Брия прошептала:
— Пираты!
Все вдруг встало на свои места, и Лэндо отчетливо понял, что произошло с «Королевой». Он видел этот трюк и раньше. Пираты выдернули «Королеву» из гиперпространства, поместив на пути следования лайнера крупный астероид. Гравитационная тень астероида заставила сработать противоаварийные системы гипердвигателей, резко вернув «Королеву» в обычное пространство. Дерзкий и хитроумный план — и для его осуществления требовались большие корабли. Большие корабли и отчаянный предводитель. Впервые Лэндо ощутил проблеск надежды. Иначе и быть не могло. Никто иной не осмелится напасть на корабль таких размеров...
— Другим путем! — крикнул Боба Фетт, и пленники послушно развернулись. Лэндо и Брия пытались передвигаться бегом, но если Лэндо думал, что идти со связанными руками тяжело, то он и представить не мог, насколько труднее будет бежать. Ему все время казалось, что еще секунда — и он рухнет на палубу, а Боба Фетт тут же пристрелит его за неуклюжесть.
Подгоняемые Бобой Феттом, двое пленников вприпрыжку спешили по коридору. Но когда они достигли следующего поворота, Лэндо заметил блик яркого цвета. Еще пираты!
— Стоять! — рявкнул Фетт. Механические динамики сделали его голос вдвойне резким.
Охотник быстро толкнул Брию в проход, затем подтащил Лэндо и поставил перед ней как щит.
— Не двигайся, Калриссиан, — прошипел охотник и вышел вперед, показавшись врагу полностью.
Топот бегущих ног приближался, и вскоре с противоположных сторон коридора почти одновременно хлынули две группы пиратов. Проверявший свое вооружение Боба Фетт напрягся, готовый к бою.
«Сколько их там? — гадал Лэндо. — Двадцать шесть? Тридцать? Может быть, больше...»
Обе банды приблизились, неуверенно замедлив шаг. Лэндо их не винил. Даже при таком раскладе он не хотел бы оказаться на месте парня, который первым выстрелит в Бобу Фетта. Что бы ни случилось, охотник может многих забрать с собой на тот свет.
— В чем дело? — послышался знакомый альт позади одной из команд. Лэндо испустил вздох облегчения. — Боба Фетт, во имя всех преисподних Бараба, что ты здесь делаешь?
— Охочусь, — уклончиво ответил охотник. — Мне нечего с тобой делить, капитан Рентал. Я заберу свою жертву в челнок и уйду.
Лэндо набрал воздуха в легкие и крикнул:
— Дрея! Это я... Лэндо! Эй, рад тебя видеть!.. — Дыхание Лэндо со свистом вырвалось из груди, когда охотник молниеносно шагнул назад и приклад его винтовки врезался игроку в солнечное сплетение. Калриссиан с хрипом согнулся пополам.
Ряды пиратов медленно расступились, и появилась Дрея Рентал — их капитан и бывшая подружка Лэндо. Крупная коренастая женщина лет сорока пяти щеголяла модно выкрашенными серебряными и золотыми прядями волос. Ее кожа была светлой, а глаза — такого ледяного серого цвета, какого Лэндо не встречал ни у кого. Рентал была разодета в абсолютно дикий наряд: красные полосатые чулки, фиолетовую юбку, подоткнутую сбоку, розовую шелковую блузку и сверху — бронежилет. Короткие, торчащие во все стороны волосы были прикрыты невообразимым беретом, с которого свисало длинное оранжевое перо.
Лэндо мучительно попытался распрямиться. Он хотел помахать ей, но руки, разумеется, по-прежнему были связаны. Да и Боба Фетт, вероятно, мигом пристрелит его за такое безрассудство. Рентал оглядела их с головы до пят и фыркнула:
— Лэндо, ты никогда не говорил, что за тебя назначена награда.
Вообще-то, Лэндо знал о нескольких наградах за свою голову, но то в имперском пространстве.
— Нет никакой награды, Дрея, — проговорил он хрипло, сбившись с дыхания. — Я просто оказался... не в том месте и не в то время.
Рентал перевела взгляд на охотника.
— Фетт, это правда? За Калриссиана нет награды?
Помедлив, охотник кивнул:
— Правда. У меня с Калриссианом старые счеты, но это... личное.
На долгий миг пиратская капитанша задумалась.
— В таком случае, Фетт, ты не должен сильно возражать против того, чтобы отпустить его. Лэндо для меня... кое-что значит. Я буду плохо спать, если позволю тебе его забрать. Вот что я тебе скажу... отпусти его, а я позволю тебе взять челнок и спокойно уйти.
Боба Фетт кивнул.
— Ладно. — Не поворачивая головы, он произнес: — Калриссиан, иди. Мы еще встретимся... когда-нибудь.
Лэндо почувствовал, как Брия отодвигается, позволяя ему пройти. Игрок, больше всего на свете жаждавший оказаться в безопасности рядом с Дреей и ее шайкой, неожиданно для себя услышал собственный голос:
— Нет, Дрея. Я не пойду без госпожи Лаввал. Нельзя позволять Фетту ее забрать.

 

 

Бобу Фетта непросто было застать врасплох, но он слушал Лэндо Калриссиана, почти опешив. В его представлении Калриссиан всегда был щеголеватым трусом, и ничего более. Охотник оценивающе посмотрел на игрока и по решительному выражению на его лице понял: это не пустая болтовня и он взаправду не намерен уходить без Брии Тарен.
Взгляд мандалорского воина вернулся к Дрее Рентал. Что значит для нее Калриссиан? Очевидно, игрок был ее давним возлюбленным. Но Рентал — женщина практичная. Нельзя дорасти до вожака одного из крупнейших пиратских флотов, не будучи прагматичным и безжалостным. Может быть, Рентал просто прирежет Калриссиана за его глупую выходку — да еще и ради другой женщины!
Пиратская капитанша посмотрела в глаза Калриссиану и вздохнула.
— Лэндо, дорогой, ты красавчик и хороший танцор, но ты больно многого от меня хочешь. Почему я должна беспокоиться об этой девице? Она твоя новая подружка?
— Нет, — отрезал Калриссиан. — Между нами ничего нет, Дрея. Но Брия — подруга Хана Соло. Он рисковал жизнью в битве при Нар-Шаддаа, спасая твои истребители и «Кулак Рентал», чтобы их не разнес «Миротворец». Кажется, ты ему кое-чем обязана.
И снова Фетт был удивлен. Брия Тарен и Хан Соло? Вероятно, то были дела давно минувших дней, так как Фетт следил за ней больше года и за это время она ни разу не контактировала с Соло.
Рентал заморгала.
— Брия? Ее зовут Брия? Как корабль Соло? Это та Брия?
Калриссиан кивнул.
— Да. Та самая Брия.
Капитанша скривила лицо и выругалась.
— Лэндо... ты просто обожаешь усложнять мне жизнь. Да я же из тебя всю душу вытрясу, приятель! Хорошо... ты прав: долг есть долг. — Сунув руку под жилет, она вытащила увесистый мешочек. — Драгоценности и кредитные чеки, Фетт. Здесь больше пятидесяти тысяч. Отпусти их обоих и можешь забирать челнок. Я не хочу драки... но я не позволю тебе уйти с добычей.
Боба Фетт оглядел плотные ряды пиратов, оценивая шансы на победу в битве. Тридцать два головореза — не слишком приятный расклад. Крепости брони, вероятно, хватит на то, чтобы уцелеть и сбежать, но Брия Тарен носила открытое вечернее платье. Ее непременно ранят, а то и убьют в перестрелке. А награда полагается только за живую и невредимую.
Боба Фетт перевел взгляд с вооруженных пиратов на Брию Тарен и ощутил, как в душе зарождается смутное чувство, в котором он с отвращением узнал облегчение. Ни сегодня, ни завтра Брия Тарен не умрет в муках. Мерзкий верховный жрец Илизии не будет потирать свои крохотные ладошки, хихикая от радости.
Фетт сделал глубокий вдох.
— За нее назначено сто тысяч, — объявил он.
— У-у! — Рентал посмотрела на Брию. — Дорогуша, что, во имя кашиикских демонов, ты натворила? Ну что ж, Фетт, кровопийца... — Повернувшись к своей банде, она раскрыла мешочек и протянула им. — Эй, ребята. Я хочу забрать свои пятьдесят процентов добычи прямо сейчас. Давайте сюда.
Лишь благодаря репутации Рентал возражений не последовало. Пираты начали рыться в карманах и кошельках, и вскоре мешок Рентал наполнился.
Она повернулась и бросила его охотнику. Фетт легко поймал мешочек, прикинул в руке вес и подчинился неизбежному. Выкуп за Брию Тарен был весомым.
Кивнув Лэндо, охотник произнес:
— В другой раз, Калриссиан.
Зубы картежника блеснули звериным оскалом.
— Буду ждать с нетерпением.
Брию мандалорский воин тоже удостоил кивка.
— До встречи, миледи.
Она выпрямилась, и охотник не мог не восхититься ее спокойствием.
— Надеюсь, что нет. Я буду осмотрительна.
Фетт повернулся к Рентал и сообщил:
— Взлетная палуба вон там.
— Верно, — кивнула капитан. — Мальчики, пропустите господина Фетта к взлетной палубе. Мы же не хотим иметь с ним проблемы, правда?
Подчинившись, пираты расступились, давая охотнику дорогу.
С мрачным достоинством Боба прошествовал мимо их рядов. Пираты на взлетной палубе также уступили ему дорогу. Выбрав корабль, Боба Фетт забрался внутрь, проверил приборы и дал сигнал на вылет, проследив, чтобы путь перед челноком был чист. Мгновение спустя охотник скрылся в черноте космоса.
Один.

 

 

У Брии голова шла кругом от неожиданного поворота событий. В один миг она считала себя трупом, а в другой — уже сидела в безопасности на челноке, везущем ее на флагман пиратов. «Бдительность Рентал» была огромна, в два раза больше корвета Брии. Легкий имперский крейсер типа «Каррака» достался Дрее Рентал как трофей в битве при Нар-Шаддаа. Вкупе с ее кореллианским корветом «Кулак Рентал» и эскадрильями бомбардировщиков флот пиратской королевы поистине впечатлял.
— Как только я опознал в захватчиках пиратов, я тут же понял, что это банда Дреи, — поделился с ней Лэндо, пока их челнок медленно плыл в космосе. Рентал между тем завершала свою абордажную операцию на «Королеве». — Мне уже доводилось видеть, как она проделывает этот трюк с гравитационной тенью астероида. Только у Дреи хватило бы духу и средств взяться за дело таких масштабов.
Брия посмотрела на спутника.
— Лэндо, я вам очень благодарна... Вы вступились за меня, хотя и не были обязаны. Это требует большой смелости.
Лэндо одарил ее самой обворожительной из своих улыбок.
— А что еще я мог сделать? Вы слишком очаровательны, чтобы оставлять вас Бобе Фетту.
Брия рассмеялась.
— Вообще-то, меня волновал не Боба Фетт. Скорее те, кому я нужна. Грязная компания. По сравнению с ними Боба Фетт — джентльмен и академик.
Помолчав, она ткнула большим пальцем в ту сторону, где, по всем прикидкам, должна была находиться «Королева Империи».
— Что будет с пассажирами? Рентал... — она помешкала, — торгует рабами?
Лэндо покачал головой.
— Дрея? Нет. Ей нужны быстрые деньги. Работорговля — слишком хлопотно для нее. Она заберет ценности, обчистит корабль; может быть, возьмет несколько пленников ради выкупа. Как только выкуп заплатят, она вернет их целыми и невредимыми. Дрея — человек деловой. Она беспощадна, когда того требует ситуация, не поймите меня превратно, но она не работорговец.
Она смерила его взглядом. Лэндо протянул ладонь и взял девушку за руку.
— Поверьте мне, госпожа Брия. Я не стану вам лгать.
Брия кивнула и заметно расслабилась.
— Я вам верю, Лэндо, — сказала она. — Как же иначе, вы же защитили меня от Бобы Фетта. Я удивлена, что вы на такое решились.
Лэндо покачал головой, криво усмехаясь.
— Иногда я удивляю даже сам себя.
— Дрея Рентал отвезет нас на Нар-Шаддаа?
— О да, — кивнул Лэндо. — Вы же направляетесь в «Замок удачи», так?
Помедлив, она посмотрела на него искоса и промолвила:
— Ну... вообще-то, я здесь не за этим. С Нар-Шаддаа я возьму челнок до Нал-Хатты. Мне нужно попасть на очень важную встречу.
Лэндо вскинул брови.
— Какие дела вынуждают такую милую барышню, как вы, навещать столь дурно пахнущих бандитов, как хатты?
Она тоже криво улыбнулась.
— Ну-у...
Лэндо немного подождал, но больше она не проронила ни слова. Он тронул ее за руку.
— Брия... вы действительно можете мне доверять. Я хочу быть вашим другом.
Она глубоко вздохнула.
— Я должна поговорить с Джилиак. Я приложила немало усилий, чтобы уговорить ее на эту встречу, и она в конце концов согласилась. У меня к ней... деловое предложение.
Лэндо нахмурился.
— Тогда вам действительно придется взять челнок до Нал-Хатты. Джилиак в прошлом году стала матерью и с тех пор, полагаю, не выбиралась на Луну контрабандистов.
Брия кивнула.
— Я пойду, куда потребуется, и поговорю с тем, с кем будет нужно. — Она подняла взгляд на Лэндо. — Как я понимаю, Хан живет на Нар-Шаддаа? — Она не могла скрыть проблеска надежды в голосе.
Лэндо сочувствующе покачал головой.
— Боюсь, вы опоздали. Около года назад Хан махнул в Корпоративный сектор, и с тех пор о нем ни слуху ни духу. Я не знаю, вернется ли он.
Брия закусила губу.
— Ох! — Она подняла глаза и кивнула. — Ну что ж, раз так... Я все равно не уверена, что он захочет меня видеть.
Лэндо снова улыбнулся.
— Я не могу представить мужчину, который не захочет вас видеть. С его стороны было глупо отпустить вас, если хотите знать.
Брия усмехнулась.
— Уверена, Хан бы с вами не согласился.
Их челнок приземлился в ангаре «Бдительности», и Брия, подобрав юбку, встала с кресла. Лэндо с серьезным видом подал ей руку, чтобы проводить по трапу.
— Кстати, — заговорил он, — каким образом вам удалось заслужить такую награду за вашу прелестную голову?
Она покачала головой.
— Лэндо, это очень-очень долгая история.
— Не сомневаюсь... но у Дреи уйдет еще пара часов, чтобы разобраться с «Королевой», так что у нас полно времени.
— Знаете, многое я просто не могу вам рассказать, — помешкала она.
Он улыбнулся.
— Почему я не удивлен? Знаете что... Я раздобуду вина, а вы мне расскажете то, что не секретно. Идет?
Девушка в ответ рассмеялась.
— Идет.

 

Интерлюдия 2
МЕЖДУ КОРПОРАТИВНЫМ СЕКТОРОМ
И ГЕГЕМОНИЕЙ ТИОН

 

Медленно проснувшись, Хан Соло попытался продрать глаза, саднившие, словно от песка, и справиться с невыносимым натиском дневного света. Голова гудела, как сломанный двигатель, во рту было хуже, чем в кормушке у банты. Он застонал и перекатился на живот, заслоняя глаза от жуткого солнца.
Через несколько минут ему удалось сесть, держась за голову, в которой пребывала лишь одна мысль: на кой хатт он закатил прошлой ночью вечеринку? Одну из многих в длинном ряду...
У него имелись смутные воспоминания, что вчера было весело — очень и очень весело. Полубессознательно он потянулся за рюкзаком, нашарил лекарство от головной боли и всухую проглотил его. Затем лег обратно на кровать и несколько минут лежал с закрытыми глазами не шевелясь, пока оно не подействовало и головная боль не отступила.
Полностью открыв глаза, он оглядел комнату, погруженную в полумрак. Следы разбросанной еды, бутылок и прочие признаки беспорядка наглядно показывали, что вечеринка удалась на славу. Как же звали ту девушку? Вспомнить ему не удалось.
Но время они провели, очевидно, весьма неплохо.
Уже несколько недель Хан жил на широкую ногу — за счет кредитов, которые получил от счетовода государственной службы Корпоративного сектора. Смутно он сознавал, что запасы кредитов стали заметно меньше, чем несколько недель назад, когда он распрощался с Фиоллой.
Вспомнив о ней, он пожалел, что ее сейчас нет рядом. Но когда он собирался лететь прочь из Корпоративного сектора, Фиолла купила билет домой, заявив, что должна вернуться к работе, — тем более что она рассчитывала получить повышение за то, что смогла разоблачить сеть работорговцев.
С тех пор Хан и Чуи побывали по меньшей мере на пяти планетах. Хан мутным взором глядел на солнечный свет, который пробивался из-под занавески гостиничного номера. На фоне белой ткани тот имел слегка оранжевый оттенок. Где же он все-таки находится? Вспомнить кореллианин не мог, как ни старался. Поднявшись с кровати, он отправился в ванную. Головную боль удалось взять под контроль, и теперь он начинал чувствовать голод. Соло встал под душ и с шумным выдохом прислонился к выложенной плиткой стене, позволив горячей воде стекать по телу...
Он обнаружил, что думает о доме. Может быть, пора вернуться на Нар-Шаддаа, пока у него еще остались деньги?
На него нахлынули воспоминания о друзьях. Джерик, Мако... и, конечно, Лэндо. Как этому щеголю живется в нынешнее время? Нашел ли он корабль на замену «Соколу»?
И как там Брия?
Хан вздохнул. Может быть, когда он вернется в Империю, все-таки попробует ее разыскать.
«Да, верно, — решил он. — Это будет совсем просто. Всего лишь найти секретный штаб кореллианского сопротивления, ввалиться туда, потребовать встречи со старой подругой... и заработать выстрел между глаз. Именно так, Соло...»
Почувствовав себя немного лучше, Хан выключил воду и пошел одеваться. Он решил раздобыть что-нибудь съестное, а потом отправиться обратно за «Соколом Тысячелетия» и Чубаккой. Пора покинуть эту планету... как бы она ни называлась.

 

Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий