Трилогия о Хане Соло

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ
ПОСПЕШНОЕ БЕГСТВО

Брия в ярости и испуге уставилась на Хана:
— Молодец! А теперь что нам делать?
Кореллианин быстро соображал.
— Бежать. Мы и так много набрали. Брия, ты возьмешь рюкзак, лады? И вот это не забудь.
Он выдернул из-за пояса лишний бластер, сунул девушке в руку, наскоро показал, как прицеливаться и где спусковой крючок.
— Великолепно, — горько бормотала Брия. — Значит, все под контролем, Викк? Все схвачено, да? Совершенно не о чем беспокоиться?
Хан беспомощно пожал плечами. Как ни крути, а на этот раз он действительно дал маху.
— Куда? — пожелал знать практичный Мууургх. — В главный дверь или к жрец?
Решать не пришлось. Обе двери одновременно распахнулись. На пороге одной, фыркая от бешенства, стоял Тероенза, вторые двери перекрывал Заввал и отряд стражников. Хан утащил Брию за чашу фонтана из белого нефрита, тогорианин выбрал укрытием центральную колонну.
— Взять их! — заверещал хатт, выдвигаясь вперед на репульсорных салазках.
Тероенза нагнул голову — рог на изготовку — и помчался на врага, словно обезумевший зверь.
Хан выстрелил, проклял весь свет, увидев синие кольца вместо лазерного луча, перебросил рычажок управления стрельбой. Парализующий заряд не остановил Тероензу, даже не заставил сбросить темп. Мууургх тщательно прицелился, выстрелил и уложил охранника-салластанина. Хан опять спустил курок, но вместо репульсорных саней поразил основание колонны. Столб пошатнулся, но устоял.
Тероенза атаковал Мууургха, но тогорианин прыгнул верховному жрецу на голову и вцепился когтями в складки шеи и рог, что было сил упираясь нижними лапами в ковер. Т’ланда-тиль мотнул головой, встал на дыбы, опрокинулся и со всей дури врезался в ту же самую колонну. На головы собравшихся посыпалась штукатурка. Тероенза поскользнулся и растянулся на ковре. Помещение опять вздрогнуло.
Хан снова выстрелил, один из гаморреанцев с визгом убежал прочь. Брия опасливо выглянула из-за края нефритовой чаши, но выстрелить не успела, ее опередил кто-то из охраны. Заряд оставил на чаше выбоину, брызнуло нефритовой крошкой. Барахтающийся на полу Тероенза протестующе завыл.
Очередной лазерный луч просвистел так близко, что опалил кореллианину волосы. Хан бросился ничком на пол, откатился и дважды выстрелил в салазки Заввала, перерезав кабели антигравитационного модуля. Но вместо того чтобы грузно опуститься на пол, сани взбесились.
Из-за седока, который тщетно пытался взять ситуацию под контроль, они на полной мощности помчались вперед и через пару секунд впечатались в стену. Круша все на своем пути, грависани рикошетом метались по сокровищнице с Заввалом в качестве беспомощного пассажира. Охранник-родианец так был поглощен идеей подстрелить Хана, что не заметил опасности и полег в луже крови. Сани пролетели сквозь витрину, Тероенза завизжал, увидев, что драгоценная коллекция старинных ваз обратилась в пыль. Хатт добрался до противоположной стены, вызвав новое сотрясение и дождь пыльных обломков с потолка. Хан и Брия легли на пол, когда антигравитационные салазки сшибли с фонтана каменную фигуру и разбили ее.
Заввал верещал без передышки, а большинство охранников сочли за благо побыстрее унести ноги. В конце концов сани, усиленные немалым весом хатта, со снайперской точностью врезались в центральную колонну. Она застонала, покачнулась и раскололась надвое. Уже поврежденная Ханом и Тероензой, соседняя колонна последовала ее примеру. Издав предсмертный вздох, репульсорные салазки опустились на пол и заглохли.
Застывший от ужаса Хан смотрел, как медленно, будто в ночном кошмаре, потолок вздулся, пошел трещинами и обвалился. Соло очнулся как раз вовремя, чтобы выдернуть Брию из-под увесистого обломка. Швырнув девушку на пол позади фонтана, Хан упал сверху, прикрывая собой от камнепада. Заввал истошно взвизгнул, когда огромные балки пригвоздили его к остаткам саней. Кашляя и задыхаясь от поднятой пыли, Хан пополз к выходу, волоча за собой Брию и предварительно убедившись, что сверху больше ничего не падает. Кореллианин оглянулся, разыскивая хатта, но увидел только подергивающийся хвост, который торчал из-под обломков.
Тероенза бросился под защиту массивного антикварного стола и отделался легким испугом, почти не поцарапавшись. Когда камнепад прекратился, верховный жрец выполз из-под попорченной столешницы, отряхнулся и, пошатываясь и пуская слюну, направился к Хану, Брии и Мууургху, который пережидал стихийное бедствие в дверном проеме. Пылая жаждой мести, т’ланда-тиль склонил голову, выставил рог и ринулся в атаку.
Хан выстрелил, жрец схватился за обожженный бок и с воплем рухнул на пол. Тошнотворно запахло паленым мясом. Кто-то из набежавших охранников в очередной раз насмерть поразил фонтан, острые кусочки нефрита чирикнули Хана по щеке. Один застрял под кожей, и, когда Соло выдернул его, пальцы окрасились кровью. Хан прицелился тщательнее, спустил курок плавнее, и последний охранник свалился мешком на пол.
— Пошли! — заорал кореллианин, хватая рюкзак и Брию. — Валим отсюда!
Поскальзываясь на каменном крошеве, спотыкаясь о тела, троица воров-неудачников поспешила к двойным дверям, возле которых Хан придержал разогнавшихся подельников и осторожно высунул нос в коридор. Наградой ему был бластерный заряд, который чуть было не лишил Хана уха.
— Мууургх, выводи Брию другим путем! — приказал он. — Идите через комнаты Тероензы, возьмем этих голубчиков с двух сторон. Считаю до пятидесяти!
Тогорианин кивнул и вместе с девушкой пробрался через разгромленную сокровищницу мимо стонущего Тероензы к дверям в личные покои верховного жреца.
Хан тем временем считал про себя. На счет пятнадцать он высунул за дверь руку и четыре раза выстрелил наугад. В коридоре завыли от боли.
Одним меньше...
Кореллианин подождал, тяжело дыша и стараясь не поперхнуться густой пылью. Сорок пять, сорок шесть, сорок семь, сорок восемь, сорок девять... пятьдесят! Хан прыгнул, перекатился и выстрелил. Ответные заряды ударили мимо его ног ч уда, где только что находилась его голова, зато Соло удалось вывести из игры еще одного охранника, вифида. Брия и Мууургх тоже присоединились к пальбе. Еще двое в минусе.
Уцелевшие — деваронец и гаморреанец — дружно ударились в бега, перепрыгнув через не успевшего даже привстать Хана. Кореллианин нетвердо поднялся на ноги и услышал боевой рык Мууургха. Тогорианин сцепился... с кем? Хан никого не видел.
Он что, свихнулся от перенапряжения? И тут Соло заметил красно-оранжевые, налитые кровью глаза, полную пасть зубов и услышал злобное шипение. В воздухе метался бластер.
Затем проявилось бледнокожее, пупырчатое и чешуйчатое существо. Мууургх рычал, шипел, плевался и яростно полосовал когтями врага. Тогорианин был гораздо крупнее аар’аа, так что согнуться ему пришлось чуть ли не вдвое. Переживая, Хан сам скривился, как от боли, когда телохранитель упал на колени. Сейчас его противник был цвета стен в коридоре. Движением атакующей грал-гадюки тогорианин погрузил клыки в горло аар’аа и разорвал его. Брызнула оранжевая кровь.
Мууургх отпрыгнул, предоставив Хану зачарованно наблюдать, как с величественной неторопливостью кулем оседает на пол охранник. Необычное существо лежало на боку, а кожа его медленно изменяла цвет от белесого до серовато-бурого, естественного окраса аар’аа. Не нужно было проверять, чтобы убедиться: оно мертво.
Брия не могла отвести от охранника испуганных глаз.
— Он почти схватил меня... — прошептала девушка. — Если бы не ты, Мууургх...
— Как ты его разглядел, приятель? — Хан сунул бластер в кобуру. — Я ничего не заметил!
— Я не видеть тоже, я нюхать, — буднично отозвался тогорианин, вылизывая лапу. — Мой народ охотится с помощью глаза и нос. Мууургх — охотник, ты забываешь?
— Спасибо, дружище. — Хан обнял Брию за плечи. — За мной должок. А теперь нам лучше...
— Берегись! — воскликнула девушка, и Соло инстинктивно пригнулся.
В ушах зазвенело; это Брия поверх его головы выстрелила из бластера, переведенного в режим оглушения. Кореллианин выпрямился и успел заметить, как на пол мешком валится Ганар Тос, роняя из зеленых пальцев оружие. Хан подошел к престарелому дворецкому и подобрал бластер, заткнув его за пояс. Рядом остановилась Брия.
— У меня одна мысль в голове: если бы ты не вернулся сегодня, завтра я бы стала его женой, — пробормотала девушка.
Брию передернуло, и Хану опять пришлось ее обнять.
— Хорошо, что ты его только оглушила, — сказал кореллианин. — Конечно, он мерзкий похотливый старикашка, но он тобой восхищался. Как я могу винить его?
Он оглядел ее со значением.
Брия потупилась, щеки ее порозовели.
— Замуж за него я не хочу, но рада, что не убила его.
— Ну вот, — подытожил Хан, — теперь я и тебе должен.
— Нет, не должен, — заспорила девушка. — Мы сочлись. Бели бы не ты, меня похоронило бы там, как того хатта.
— М-да, боюсь, старина Заввал нас покинул, — протянул Соло. — Наверное, его родичи теперь на меня обидятся.
Хан тут же вспомнил о Тероензе, который все еще был жив, разве что ранен. Может, вернуться и довершить начатое? Мысль о том, чтобы подойти к беспомощному существу и хладнокровно застрелить его, пришлась кореллианину не по вкусу.
— Пошли-ка отсюда, — сказал Хан, махнув рукой Мууургху, который брезгливо, с отвращением на морде, счищал кровь с лап. — Идем, Мууургх, усы потом причешешь. Нас ждет Мрров.
На улице их глазам предстало феерическое зрелище: фабрика все еще плевалась ярко-голубыми искрами, очень красивыми на фоне выцветшего до синевы неба.
— Скоро рассвет, — бросил Хан. — Пошли!
Они припустили по лесной тропе. На границе летного поля кореллианин велел остановиться и осмотрел окрестности. Стражников видно не было; очевидно, все они по-прежнему сражались с пожаром. И все-таки из-под деревьев беглецы вышли осторожно, с бластерами на изготовку, вздрагивая при каждом звуке.
Добравшись до яхты, Хан ввел коды доступа, и угонщики поднялись по трапу. «Талисман» оказался чуть больше «Илизианской Мечты», имел каплевидную форму и расширялся у киля. Но вместо грузового трюма здесь имелись роскошные пассажирские каюты и всевозможные удобства. Все было рассчитано на габариты немаленьких т’ланда-тиль, поэтому пригодные для человека сиденья отыскались лишь в рубке. В каюте, предназначенной для охранника, наличествовала небольшая койка, а все остальные помещения были оборудованы гамаками, в которых предпочитали отдыхать т’ланда-тиль.
Хан усадил Брию в кресло второго пилота, а Мууургху приказал привязаться к одной из пассажирских лежанок. На этом корабле кореллианину летать пока что не приходилось; Тероенза слишком опасался пиратов и не осмеливался предпринимать даже короткие путешествия, пока не завершат обновление орудийных систем и щитов. Хан поспешно ознакомился с пультом. В вооружении и защите «Талисман» уступал «Илизианской Мечте», но для прогулочной яхты был основательно и добросовестно оснащен.
— Предполетная подготовка завершена, к взлету готовы. Привяжитесь, ребята, поехали! — крикнул Соло, поднимая корабль.
«Талисман» неплохо отзывался на команды и показался Хану послушным, хоть и не скоростным кораблем.
— Теперь за Мрров! — возбужденно мяукнул тогорианин. — Да, Викк?
— Совершенно верно, приятель, — согласился Хан. — До рассвета успеем. Где они собирают паломников для отправки на Кессель?
— У Алтаря обещаний, — подсказал Мууургх.
— У Алтаря нарушенных обещаний, — с горечью поправила телохранителя Брия. — Интересно, выжил ли Тероенза?
— Не так уж сильно ему досталось, — пробурчал Хан. — Наверняка его сейчас с почестями волокут в лазарет в теплые объятия медицинских дроидов.
Он сверился с картой.
— Да, кстати, мне тут надо кое в чем признаться.
— В чем? — одновременно спросили Брия и Мууургх.
— Меня зовут не Викк Драйго. Мое настоящее имя Соло. Хан Соло. Зовите меня именно так.
— Хан? — повторила Брия. — А почему ты раньше мне не сказал?
— Боялся, что случайно проболтаешься и выдашь меня Тероензе и его банде, — буднично, без лишней патетики сказал кореллианин. — Но теперь уже можно, и я решил открыть правду.
— Викк... это прозвище? Псевдоним?
— Угу. В общем-то, один из многих.
— Мууургх приходится привыкать, — проурчал тогорианин. — Сколько лететь еще... Хан?
— Минут пять.
— А как мы будем действовать? — спросила Брия. — Там ведь тоже охрана.
— Понятия не имею! — весело откликнулся кореллианин. — Но чего-нибудь обязательно придумаю.
Он сосредоточился на управлении яхтой, а добравшись до второй колонии, повел «Талисман» над лагерем, едва не срезая верхушки деревьев.
— Ты говорил, что паломников соберут у Алтаря, так? — уточнил Хан у Мууургха.
— Конешшно.
— Ага, ну да... интересно, хватит ли там места... — забубнил Соло, уставившись на обзорный экран и на схематическое изображение местности. — Есть у меня одна задумка...
Колонию номер два от колонии номер один отделяли Горы веры, она была расположена на северо-восточном берегу Зомы Гаванги, мелкого океана, который омывал весь восточный континент.
— По-моему, все получится, — как заведенный бормотал Хан. — Будем надеяться, что репульсоры у нашей малышки в хорошем состоянии. Всех дел — зависнуть, спустить трос... по-моему, места, чтобы сесть, у меня не будет. Мне казалось, что яхты должны быть оборудованы аварийным комплектом, а трос с лебедкой в него входят...
Тогорианин испарился. «Мечта» описывала круг над колонией. Брия разглядывала экран.
— Я их вижу! — возбужденно закричала девушка. — У Алтаря собирается большая толпа.
— Вот и хорошо, — рассеянно откликнулся Хан.
Вернулся Мууургх.
— Трос есть. И некая вещь, походить на упряжь.
— Лады, приятель. Делаем вот что. Я на малой скорости пролечу над амфитеатром, а потом зависну на репульсорах. Мрров понятия не имеет, кто мы такие, вот мы и покажем ей тебя. Да после такого зрелища она стремглав помчится к яхте, верно?
— Да-а... — зашипел тогорианин.
— Поэтому ничего не поделаешь: придется тебе изобразить марионетку. Брия, на твоей совести трос. Будешь следить за ним.
— Хорошо... — девушка запнулась, — Хан.
— Оставайтесь начеку: по нам могут открыть огонь. Щиты выдержат, но, Мууургх, ты-то окажешься снаружи, ты не в счет.
— Я понимать.
— Если охрана перевозбудится, я угощу их из лазерной пушки, — продолжал Соло. — Целиться буду поверх голов, паломникам ничего не сделается, зато выглядеть будет убедительно.
— Мууургх быть готовым, Хан.
— Вот и славно. Начали.
Постепенно снижаясь, Хан аккуратно вел «Талисман» над амфитеатром, ничего так не желая, как еще немного времени, совсем чуть-чуть, чтобы привыкнуть, почувствовать корабль. Он шел по дуге, голографические камеры на брюхе яхты работали, давая пилоту хороший обзор, поэтому Хан был в курсе того, что паломники запрокинули головы и тычут пальцами вверх. Наконец высота позволила задействовать антигравитационные двигатели и зависнуть в двенадцати-тринадцати стандартных метрах над землей.
Позади взбудораженной толпы Хан заметил жрецов и ораву стражников. Очевидно, сакредоты заинтересовались, с чего это вдруг паломников на невольничий корабль с Кесселя будут переправлять на личной яхте верховного жреца.
— Ниже уже никак! — заорал Соло. — Шлепнемся! Опускай Мууургха!
Он не убрал большого пальца с гашетки, но первым начинать драку не хотел. До рубки доносилось приглушенное бормотание Брии и тогорианина, потом одна из камер продемонстрировала болтающегося на тросе Мууургха; бластер телохранителя по-прежнему оставался в кобуре. Звука камера не передавала, но тогорианин разевал усатую пасть — должно быть, звал Мрров.
Стражники все еще топтались на месте, не понимая, что происходит, но уже заметно всполошились. Отправка паломников разыгрывалась явно не по сценарию, что возбуждало подозрение. Кто-то из охраны протолкнулся сквозь толпу, достал оружие и, похоже, потребовал, чтобы нарушитель сообщил свое имя и причину, по которой он тут вытворяет чудеса воздушной акробатики.
— Брия! — завопил Хан, который боялся оторваться от пульта дольше чем на миг, чтобы ненароком не уронить яхту. — Осторожно! Кажется, они...
Одновременно случилось две вещи: из толпы выскочила долговязая фигура в мешковатом балахоне и помчалась к свисающему с каната Мууургху — и прицелился стражник. Хан мельком отметил оранжевые полосы на кремовой шкуре, а потом ему стало не до ксенологии: бластер охранника выплюнул заряд. Брия и Мууургх не остались в долгу.
Еще два стражника присоединились к пальбе. Паломники в ужасе бросились наутек, топча друг друга и охрану. Хан мысленно помянул добром фальшивых пиратов, из-за которых Тероенза переоснастил корабль, и осторожно выстрелил поверх разбегающейся с визгом толпы. Охрана все-таки пристрелялась: Хан услышал жалобное мяуканье. Глянув на экран, кореллианин увидел, как обвис в упряжи Мууургх, прижимая подушечки лап к боку. Но оружия упрямый телохранитель не выпустил. Но тут Мрров ловко подпрыгнула, обхватила нареченного всеми четырьмя лапами и намертво вцепилась в него.
Брия подстрелила одного гаморреанца. Трос медленно наматывался на барабан, поднимая беглецов. Мрров выхватила из вялой лапы жениха бластер и выстрелила поверх плеча Мууургха. Большинство паломников уже спаслись бегством, вокруг Алтаря остались только жрецы и охранники. Правда, не все; многие убежали вместе с толпой, хотя кое-кто все еще изображал из себя защитника веры. Хан взял на прицел Алтарь обещаний, удостоверился, что все правильно, и нажал на гашетку.
Алтарь разлетелся на куски с таким звучным «бум!», что слышно было и внутри яхты. Жрецы галопом пустились наутек в клубах пыли и мелкой щебенки; Хан поразился, какую скорость могут, оказывается, развивать эти четвероногие, с виду неуклюжие гиганты. Маневренность тоже была выше всяческих похвал. Охрана испарилась, как по волшебству.
Внезапно воцарилась тишина. Утекали секунды, но снаружи никто не шевелился. На земле осталось лежать несколько тел — паломники и охранники, затоптанные во время столпотворения. Из недр корабля донесся голос Брии:
— Есть! Летим отсюда!
Хан закрыл грузовой люк и запустил двигатели; камеры в брюхе «Талисмана» показывали изображение быстро уменьшающегося в размерах амфитеатра. Соло деактивировал их, чтобы не отсвечивали, и заложил вираж; сейчас его больше занимало состояние атмосферы, и в основном — на их курсе.
По иронии судьбы, чтобы выйти в расчистившееся «окно», ему пришлось отклониться в сторону первой колонии. Хан вел яхту на юг и вверх... вверх...
Почти уже, думал кореллианин возбужденно, почти на свободе...

 

 

Ударившись плечом о борт «Талисмана», Мууургх героически подавил стон. Тогорианин почувствовал, как его втаскивают в трюм, потом услышал голос Мрров:
— Лучше помоги залезть мне. Его я сама подниму.
Тогорианин цеплялся за «люльку» здоровой лапой; Мрров скользнула мимо, залезая внутрь парящего над амфитеатром «Талисмана». Бок Мууургха горел, словно его рвал когтями ночной демон. Тогорианин мог только осторожно дышать и молчать. Он охотник, а охотники умеют вести себя тихо. Обстрел давно прекратился. «Люлька» медленно пошла вверх; Мууургх открыл глаза и увидел, как Алтарь разлетелся на куски. Наверное, грохот этого взрыва он и услышал. А он-то думал, что почудилось...
Боль накатывала горячими волнами. Мууургх старался не потерять сознание, пока Брия и Мрров хватали его за лапы и втаскивали внутрь. Тогорианин едва заметил, как позади закрывается люк.
— Есть! — услышал Мууургх голос Брии. — Летим отсюда!
Тогорианин лежал на палубе, дышал неглубоко, урывками, но силы уже возвращались к нему, пусть малой толикой.
— На борту есть аптечка? — раздался голос, слышать который Мууургх был готов вечно.
— Я посмотрю!
Шорох быстрых шагов, человеческая девушка убежала, оставив влюбленных наедине. Мууургх с трудом приоткрыл глаза.
Мрров наклонилась и нежно потерлась щекой о его скулу, обмениваясь запахами.
— Мой охотник! — проворковала тогорианка, ласково вылизывая жениху ухо. — Ты выследил меня. Ты — величайший охотник, какого только знает наш народ!
— Мрров... — прошептал телохранитель.
— Молчи, — приказала она. — Не пытайся говорить. Ты серьезно ранен, хотя, я знаю, раны быстро затянутся. О Мууургх! Когда я увидела, как ты спускаешься на тросе, то глазам своим не поверила! Дни, недели, месяцы я думала, сумеешь ли ты отыскать меня... и ты меня нашел!
— Ты знала, что я был здесь? — Мууургх сконфузился. — Но раз так, то почему же...
Бело-оранжевая мордочка сморщилась, Мрров вновь потерлась о его щеку. Усы их переплелись, и Мууургх зажмурился от удовольствия, позабыв про боль.
— Я пробыла здесь какое-то время, а потом сообразила, что творится на планете. Я искала истину, а находила одну только ложь. Тогда я сказала жрецам, что хочу уйти. А они показали мне тебя, о Мууургх. И сказали, что убьют тебя, если я попытаюсь сбежать.
— И ты осталась? Почему не разорвала им глотки?
— Ценой твоей жизни? — Мрров качнула головой; глаза тогорианки сияли расплавленным золотом. — Нет, мой нареченный. Я не посмела. Я только надеялась, что в один прекрасный день ты отыщешь меня и что у тебя будет корабль. И этот день наконец-то пришел!
Мууургх с трудом кивнул:
— Благодари Викка... Хана.
Примчалась Брия.
— Нашла!
Вскоре девушки на пару бинтовали накормленного болеутоляющими таблетками героя.
— Останется жуткий шрам, — недовольно заметила Брия.
— На Тогории охотники с гордостью показывают свои шрамы, — откликнулась Мрров. — Мууургх исцелится, а его шраму все будут завидовать.
Корабль вдруг дернулся. Брия вскрикнула:
— Хан! Что это было?
— Кто-то перепутал нас с мишенью! — раздался ответный крик из рубки. — Мне нужен Мууургх! Кому-то надо пострелять!
Телохранитель предпринял неуклюжую попытку встать, лапы разъехались.
— Нет, — решительно отрезала Мрров. — Пойду я. В нашем мире женщины разбираются в технике лучше мужчин. Я инженер. Я справлюсь.
Мууургх открыл глаза, встретил полный сомнений взгляд Брии и прошептал:
— Это правда... Мууургх стрелять хуже некуда. Спроси пилота...
И вновь опустил веки, отдаваясь мраку, который только и поджидал удобного случая. Больше тогорианин был не в силах сопротивляться... и с легким вздохом Мууургх позволил себе ускользнуть в темноту...
Хан оглянулся на инородца, усевшегося в соседнее кресло.
— Ты не Мууургх, — заявил кореллианин.
— Я — Мрров.
Тогорианка сбросила паломнический балахон, и ее роскошная бело-рыжая шкура переливалась живым пламенем.
— Я буду управлять орудиями. В нашем народе женщины — техники и инженеры.
Она с вызовом глянула на пилота; глаза у нее были ярко-желтые.
— Кроме того, — добавила Мрров, — Мууургх ранен. Он не в форме.
Хан почувствовал укол беспокойства.
— Он поправится?
— Наверняка. Мой народ сильный и крепкий. Брия... твою девушку ведь так зовут?
Хан кивнул.
— Твоя Брия ухаживает за ним. Он отдыхает.
— Ладно. У нашей красотки оружия маловато, но легкую лазерную пушку и ракетную установку предоставить могу. Вот смотри. Лазеры справа, ударные ракеты слева. Система наведения прямо перед тобой.
— Понятно.
Некоторое время тогорианка потратила на изучение пульта, затем удовлетворенно кивнула.
— Я справлюсь, — сказала она. — Кто в нас стрелял?
— Именно это я сейчас выясняю. — Хан тоже пялился на приборы. — Я был уверен, что жрецы не разорялись на противовоздушную оборону, но пусть меня повесят, если я хоть что-то понимаю...
Он расхохотался, не закончив фразу, как раз когда яхта опять содрогнулась. Мрров смотрела на пилота так, будто Соло вдруг сошел с ума. Кореллианин давился хохотом.
— Все в порядке, — выговорил он кое-как.
Тогорианка указала на дисплей, где разворачивались проекции нескольких ураганов, к счастью на безопасном расстоянии. А также там присутствовал небольшой, похожий на каплю кораблик, и он быстро нагонял «Талисман».
— Ты очень странно понимаешь порядок, человек. Нас преследуют, в нас стреляют и очень скоро догонят!
— Ну да... старина Джейлус Небл на «Илизианской Мечте», — отмахнулся Хан. — Должны же жрецы приказать кому-нибудь поджарить нам задницы.
Он опять захихикал. «Талисман» повело в сторону. Мрров явно пыталась определить степень его безумства. Кореллианин только ухмылялся.
— Ты не понимаешь! — весело заявил он.
Это уж точно, — согласилась Мрров. — Может, объяснишь?
Ага. Мы с Джейлусом друзья. Он возьмется стрелять в меня с той же охотой, что я в него. Вот он и мажет всякий раз, а со стороны не заметно — не придерешься. Мы набираем скорость, еще немного — и выйдем за пределы атмосферы, а минут через пять и вовсе выйдем из гравитационного колодца. Мы в полном порядке, Мрров. Верь мне.
Тогорианка фыркнула в пушистые усы:
— Кажется, я начинаю разбираться. Твой друг Джейлус Небл разыгрывает спектакль для тех, кто внизу? И нам не о чем беспокоиться, верно?
— Ну да! — Хан все никак не мог успокоиться. — И если у Небла имеется хоть капля здравого смысла, он угонит «Илизианскую Мечту» и унесет свои обвисшие щечки с этой планеты. Хотя, может, он решил еще немного поводить жрецов за нос и попросить о надбавке к жалованью. У них же остался всего один пилот, так что ребята в отчаянии.
Еще одно «почти попадание» заставило «Талисман» пуститься в пляс.
— Вот это уже было почти по-настоящему, — пробормотал кореллианин, запуская диагностику обшивки и систем корабля. — Наш малыш разбушевался.
«Илизианская Мечта» следом за яхтой вышла в стратосферу, а затем и в тонкий слой ионосферы. Оставался последний барьер — экзосфера. «Талисман» свечой рвался вверх; Хан считал прыжок на навигационном компьютере. Еще несколько минут гравитация Илизии будет им мешать, но лучше подготовиться заранее.
— Вижу на радаре корабль, — сообщила Мрров. — Прямо по курсу, над нами.
— Это космическая станция на стационарной орбите над первой колонией. — Хан, не заинтересовавшись, даже головы не поднял. — Паломников должны где-то пересаживать с кораблей. Ты тоже там побывала.
— Нет, Хан, — беспокойно возразила тогорианка. — Я хорошо помню станцию, но это не она. Это космический корабль! И очень большой!
Оторвавшись от расчетов, Соло все-таки поднял голову, нехотя взглянул на радар — и выругался последовательно на шести языках.
— Кореллианский корвет! Что он тут забыл?
Его пальцы забегали по панели управления, яхта ушла в сторону, выполняя маневр расхождения и одновременно увеличивая скорость. Автоматически Хан заметил огонек на радаре: «Мечта» уходила в другую сторону. «Талисман» вдруг резко дернулся и загарцевал, двигатели жалобно взвизгнули.
— Что случилось? — пожелала знать тогорианка в то же мгновение, когда в рубку ворвалась Брия.
— Хан... что стряслось? — спросила Брия.
Кореллианин пустил в дело дополнительные генераторы — илизианская яхта задрожала от напряжения, но все равно не смогла вырваться.
— Ну уж нет! — сердито заорал Хан, чтобы придушить панику в зародыше. — Нет, назад я не хочу!
Он еще больше перепугал своих пассажирок, когда начал глушить двигатели, чтобы не пережечь их. В наступившей тишине голос из динамика прозвучал необычайно громко и отчетливо:
— Внимание, «Талисман», с вами говорит капитан Нгин Рисос с кореллианского корвета «Оковы Хелота», порт приписки — Кессель. Рекомендую вам заглушить двигатели. Вы находитесь в луче захвата...
— Сам знаю! — огрызнулся Хан, не позаботившись включить передатчик. — Спасибо, что напомнили! Что бы я без вас делал?
Капитан Рисос бесстрастно и неумолимо продолжал:
— Вы арестованы, поскольку местные планетарные власти дали мне знать, что вы без разрешения завладели яхтой. И те же самые власти попросили доставить вас обратно на Илизию, где вам будет предъявлено соответствующее обвинение. Приготовьтесь, пожалуйста, к досмотру. Любые попытки сопротивления будут жестоко подавлены.
Хан с ненавистью разглядывал длинный узкий корабль с одиннадцатью внушительными реакторами. Корвет был раз в двадцать крупнее яхты. Соло машинально отмечал модификации и среди прочих — ангар.
— Какой огромный... — зачарованно прошептала Брия. — Нас волочет прямо к нему, Хан.
— Ничем не могу помочь, девочка, — вяло отозвался вдруг обессилевший кореллианин. — Они крепко вцепились, нам не вырваться.
— Сколько там экипажа? — полюбопытствовала Мрров, гипнотизируя взглядом невольничий корабль, который явился сюда, чтобы забрать ее и других паломников навстречу горькой участи в шахтах.
— В военном флоте положено сто шестьдесят пять. Но это же модифицированный корвет. Его перестроили, чтобы он мог брать груз в космосе... Я бы сказал, там человек сорок-пятьдесят, не больше.
— Многовато для драки, — севшим голосом сказала Брия.
— Я так просто не дамся, — отрезал кореллианин, вытащил бластер и оглянулся на девушек. — Кто со мной?
Брия покачала головой:
— Нас всего трое — против сорока. Хан, смелости в тебе хоть отбавляй, но вот здравого смысла в тебе ни на грош!
Соло, вдруг разозлившись, сунул оружие назад в кобуру.
— Ты права. Но мне все это не нравится.
Динамики без предупреждения зашипели, и в помехи вклинилась трескучая салластанская скороговорка:
— Полная мощность, через семь секунд левый разворот... пошел!
— Что за...
Пальцы кореллианина жили собственной жизнью; сам Хан терялся в догадках, а руки его толкнули рычаг вперед, вливая в основные и вспомогательные двигатели всю энергию, которую мог дать реактор. Слушать, как надрывается в луче захвата корабль, было невыносимо; у Хана сердце кровью обливалось от жалости. «Талисман» почти втянуло в разинутую пасть створа, корабли разделяло всего несколько сот метров. Хан ввел команду на разворот, оставалось лишь нажать клавишу и завершить процесс; рука пилота зависла над пультом. Двигатели визжали и всхлипывали. Они могли сгореть в любую секунду.
— Что этот маленький, съехавший по фазе...
Хан поперхнулся: мимо них на скорости, подтверждающей мнение Соло о коллеге, проскользнула «Илизианская Мечта». Троица в рубке «Талисмана» пригнулась, когда грузовик промелькнул у них над головами, круто заваливаясь на правый борт. Джейлус Небл вклинил грузовичок между яхтой и «Оковами Хелота». Места там было немного, и салластанину пришлось поставить грузовик набок, чтобы поместиться.
— Давай! — восторженно заорал Хан. — Жми, Небл!
Он развернул «Талисман». «Мечта» заслонила яхту, на несколько драгоценных секунд оборвав луч захвата. Освобожденный «Талисман» унесло прочь от корвета, Джейлус Небл тем временем удирал в противоположную сторону. Хан испустил ликующий вопль и, чтобы свести счеты, угостил «Оковы Хелота» в середку двумя ударными ракетами — по солнечному коллектору и лопасти стабилизатора.
И глупо разинул рот, увидев, как первый снаряд легко смел имеющийся в наличии щит, а второй — разнес кораблю почти весь стабилизатор.
— Эти парни опустили тяжелые щиты, вот идиоты! — радовался Хан. — Думали, будто прихватили нас за горло, и убрали щиты!
Но не стоило обольщаться, корвет еще мог ответить, и поэтому Хан не стал расслабляться. Как и Джейлус Небл. Коротышка-салластанин по-прежнему набирал скорость, а через несколько секунд приборы доложили о том, что «Илизианская Мечта» благополучно прыгнула в гиперпространство.
— Мы на очереди, — ухмыльнулся кореллианин. — Прощайся с раем, солнышко...
Хан разухабисто рванул рычаг мотиватора, и прилив энергии внезапно выбросил яхту в коридор из сияющих звездных нитей.
— Полный зачет, — прошептал Хан и обмяк в кресле, только сейчас осознав, насколько устал.
Брия улыбнулась ему и легонько сжала его руку. Мрров потерлась о плечо кореллианина скулой.
— Спасибо, — хором сказали девушки. Хан никогда не чувствовал себя так хорошо.

 

Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий