Трилогия о Хане Соло

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
ПРЕДЛОЖЕНИЯ И ОТКАЗЫ

Расположившись вместе с теткой в зале аудиенций на Нал-Хатте, Джабба слушал выступление Брии Тарен перед кланом Десилиджик. Он должен был признать, что женщина говорила хорошо... для человека.
— Всемогущая Джилиак, — Брия поклонилась ей, широко раскинув руки, — только подумайте, какие возможности откроются для вашего клана. Если Десилиджики всего-навсего обеспечат наши силы боеприпасами и топливом, кореллианское сопротивление гарантирует, что Илизия больше не помешает вашим делам. Разве вы не стремитесь низвергнуть Бесадии? За такую скромную цену! Мы предоставим войска, оружие, корабли...
— Но вы заберете спайс, хранящийся на складах, — указала Джилиак на хаттском. Их протокольный дроид, K8LR, мгновенно перевел слова предводительницы клана. Репульсорное кресло Джилиак слегка качнулось, когда она наклонилась вперед, чтобы пристально посмотреть на командира повстанцев. — Вы твердите лишь о наших вложениях... А нам нужна выгода.
Брия Тарен покачала головой.
— Поскольку весь риск принимаем мы, ваше превосходительство, спайс тоже по праву наш. На организацию восстания требуются большие расходы. Мы не можем просто так уничтожить ваших врагов и не получить ничего взамен.
Мысленно Джабба с ней согласился. Почему Джилиак так упряма?
Впервые за вечер Джабба заговорил — на общегалактическом, которым он владел, но редко использовал:
— Позвольте мне удостовериться, что я до конца понял суть вашей просьбы, коммандер.
Брия с легким поклоном повернулась к нему:
— Разумеется, ваше превосходительство.
— Первое. — Джабба начал загибать пальцы. — Десилиджики предоставят вам средства на приобретение боеприпасов и топлива для штурма Илизии. Второе: Десилиджики озаботятся тем, чтобы жрецы т’ланда-тиль были уничтожены до начала атаки... верно?
— Да, ваше превосходительство, — подтвердила Брия.
— Зачем для этого вам нужны мы? — свысока спросила Джилиак. — Если ваша группировка так эффективна, вам вполне по силам справиться с кучкой жалких т’ланда-тиль.
— Потому что у нас будет куда больше шансов получить контроль над паломниками, если жрецы будут убиты, — пояснила Брия Тарен. — Вашему каджидику вполне по средствам это организовать. По данным нашей разведки, на всей планете жрецов не более тридцати. В среднем по три на каждую колонию. Кроме того... мы не хотим, чтобы нашим солдатам пришлось бороться с эмпатическим воздействием т’ланда-тиль. Нам нужно, чтобы бойцы были сконцентрированы на битве.
— Понимаю, — сказал Джабба. — Третье: ваши отряды высадятся на планете и взорвут фабрики Бесадии. Вы уничтожите их так основательно, что Бесадии будет попросту нечего восстанавливать.
— Все верно, ваше превосходительство, — подтвердила командир повстанцев. — Мы берем этот риск на себя. Конечно, мы также заберем паломников и спайс со складов.
— Логично, — вставил Джабба. — Ваше предложение заслуживает того, чтобы обдумать его, коммандер. Мы...
— Нет! — Джилиак недовольно фыркнула и махнула рукой. — Мы услышали достаточно. Спасибо, но...
— Тетя! — громко сказал Джабба. Когда Джилиак замолкла и с удивлением воззрилась на племянника, он понизил голос и продолжил по-хаттски: — Могу я поговорить с тобой наедине?
Джилиак негромко посопела, но все же кивнула.
— Хорошо, племянник.
Когда дроид проводил Тарен из зала и попросил подождать их решения, Джабба произнес:
— Тетя, предложение слишком хорошее, чтобы отказываться. Подряди мы наемников, чтобы уничтожить илизианские предприятия, нам пришлось бы потратить намного больше того, что мы должны заплатить этим повстанцам. Это вышло бы... — он быстро произвел мысленные подсчеты, — по меньшей мере в пять раз дороже. Мы должны согласиться.
Джилиак насмешливо посмотрела на племянника.
— Джабба, чему я тебя учила? Десилиджикам никогда не след поддерживать одну из сторон в войне. Ты хочешь, чтобы мы примкнули к сопротивлению? Эта стратегия ведет к катастрофе!
Джабба сделал глубокий вдох и мысленно перебрал весь хаттский алфавит, прежде чем ответить.
— Тетя, я ни в коем случае не предлагаю вступить в союз с этими повстанцами. Но мы можем и должны использовать их, чтобы поддержать собственные интересы! Эта женщина и ее сопротивление — подарок судьбы. Брия Тарен — идеальный командир для этого налета.
— Почему? — Джилиак моргнула и уставилась на племянника.
Джабба выдохнул резко и раздраженно.
— Вспомни, тетя, кто были те два человека, которые много лет назад убили Заввала и сбежали с Илизии? Помнишь, я расследовал этот вопрос, после того как Хан Соло поступил к нам на службу?
Джилиак нахмурилась.
— Не припоминаю...
— Так вот, я его расследовал. Хан Соло сбежал с Илизии нa украденном корабле, доверху набитом сокровищами Тероензы, да в придачу с любимой рабыней верховного жреца. Ее звали Брия Тарен, тетя. Та самая! У нее давние счеты с Илизией! Она не остановится ни перед чем в своем стремлении покончить с рабовладельческой планетой Бесадии.
Джилиак продолжала хмуриться.
— И что с того, что ей нужно свести личные счеты? Какая нам от этого выгода?
— Ничто не удовлетворит потребности Десилиджиков лучше, чем крах этих треклятых спайсовых фабрик! Только представь! Бесадии, униженные и разоренные! Вот в чем выгода!
Джилиак покачалась взад-вперед, глядя выпуклыми глазами в пустое пространство, словно пытаясь мысленно представить, как сработает задумка.
— Нет, — наконец отрезала она. — Это плохой план.
— Это хороший план, тетя, — настаивал Джабба. — И с небольшими доработками все может получиться. — После паузы он добавил: — При всем уважении, Джилиак, я не думаю, что ты обдумала вопрос со всех сторон.
— Да ну? — Джилиак отклонилась назад и выпрямилась, нависнув над родственником. — Племянник, твое суждение ошибочно. Я была очень осторожна все эти годы, в отличие от тебя с твоим безалаберным родителем, который своими грандиозными планами чуть не обанкротил Десилиджиков. И которому потом хватило глупости угодить на грязную тюремную планету Кип. Однако...
Джабба не любил, когда ему напоминали о Зорбе и его расточительстве.
— Тетя, я — не мой родитель, и ты это знаешь! При всем уважении, я считаю, что твой характер стал мягче, а аналитические способности ослабели. Мы должны покончить с Бесадии быстро, или будем уничтожены сами. Каковы твои конкретные возражения?
Джилиак заворчала. В углу ее дряблого рта появилась капля зеленой слизи.
— Слишком рискованно, слишком много неопределенностей. Люди недостаточно умны, чтобы точно предсказать их поведение. Они легко могут выдать нас Бесадии, после того как заберут наши кредиты.
— Эти повстанцы слишком преданы своему делу, — напомнил ей Джабба. — Ты права, заявляя, что ты не понимаешь людей, тетя. Эти солдаты и их командир достаточно решительны и глупы, чтобы рисковать своими шкурами ради этих жалких рабов. Таковы люди. Особенно эта конкретная женщина.
— А ты, значит, их понимаешь? — фыркнула Джилиак. — Откуда проистекают такие глубокие познания, племянник? От полуголых танцовщиц, скачущих по твоим залам и комнатам?
Джабба всерьез начинал злиться.
— Да, я их понимаю! И я понимаю, что такие предложения нельзя выбрасывать на помойку!
— Так ты хочешь, чтобы мы подстроили убийство тридцати т’ланда-тиль ради кореллианского сопротивления? — вскипела Джилиак. — Что, если это раскроется здесь, на Нал- Хатте? Т’ланда-тиль поднимут бунт! Они наши дальние родственники, племянник. А люди — ничто!
Об этом Джабба не подумал. Он помолчал, размышляя над аргументом.
— И все же это можно организовать, — прикинул он. — В конце концов, нам и раньше сходили с рук многочисленные убийства.
— Кроме того, — надувшись, заявила Джилиак, — я не хочу, чтобы илизианская компания рухнула. Что хорошего даст нам триумф над Бесадии, если фабрики спайса будут разрушены?
— Мы можем построить другие фабрики, — предложил Джабба. — Все лучше, чем если Бесадии продолжат хранить там спайс и будут вздымать цены выше и выше!
Джилиак покачала головой.
— Я глава клана, и мое решение — нет. Покончим с этим, племянник.
Джабба попытался продолжить спор, но она отмахнулась от него и громко позвала дроида и командира повстанцев. K8LR поспешно сопроводил гостью обратно в зал, неустанно делая учтивые комплименты ее отваге.
Джилиак метнула раздраженный взгляд на Джаббу и громко фыркнула.
— Итак, как я уже говорила ранее, до того как меня перебили... — она многозначительно посмотрела на племянника, — мы ценим ваше предложение, но наш ответ — нет. Десилиджики не станут рисковать, союзничая с повстанцами в этом деле.
От Джаббы не ускользнуло разочарование, отразившееся на лице Брии Тарен. Девушка вздохнула, расправляя плечи.
— Что ж, ваше превосходительство. — Она сунула руку в карман униформы и что-то оттуда выудила. — Если вы когда- либо передумаете, можете связаться со мной...
Джилиак отмахнулась от предложенной визитки и недовольно покосилась на племянника, когда тот потянулся за ней. Взяв визитку, Джабба посмотрел на Брию.
— Я сохраню это, — пообещал он. — Прощайте, коммандер.
— Благодарю вас за аудиенцию, ваши превосходительства, — произнесла она с глубоким поклоном.
Джабба проводил ее взглядом и поймал себя на том, что думает, как восхитительно она смотрелась бы в наряде танцовщицы. Эти огненные волосы, рассыпающиеся по обнаженным плечам. Это тренированное, прекрасно сложенное тело. Женщина обладала высоким ростом, но была стройной, даже изящной. Ах, какая была бы танцовщица!
Джабба вздохнул.
— Джабба, — нарушила молчание его тетка, — мне не нравится, с каким неуважением ты отнесся к моему решению. Никогда не забывай, что мы, Десилиджики, всегда должны представать едиными и сплоченными, когда ведем дела с иными расами.
Джабба не ответил. Он все еще был очень зол на то, что тетя отказалась разглядеть такую прекрасную возможность.
«Будь я главой Десилиджиков, — думал он, — мне бы не пришлось считаться с ее параноидальным консерватизмом. Иногда нужно рисковать, чтобы достичь больших целей. Материнство сделало ее слабой и глупой...»
Только тогда Джаббе впервые пришло в голову, что, не будь Джилиак, он, Джабба Десилиджик Тиуре, стал бы следующим главой клана. Ему бы не пришлось отвечать ни перед кем.
Джабба лежал, задумчиво двигая хвостом и бросая косые взгляды на тетку. Вдруг живот ее раскрылся, и оттуда выполз детеныш.
— Мамочкина прелесть! — воскликнула она. — Джабба, посмотри! Растет не по дням, а по часам!
Она заворковала с малышом. Джабба поморщился, скривился и поспешно удалился из зала, не в силах хоть секундой дольше выносить это зрелище.

 

 

Брия Тарен подняла бокал вина и, медленно отпив из него, улыбнулась собеседнику.
— Это чудесно. Огромное спасибо, Лэндо. Вы не представляете, как давно я в последний раз могла позволить себе вот так расслабиться.
Лэндо Калриссиан кивнул. Брия этим утром вернулась с Нал-Хатты на Нар-Шаддаа после, как она выразилась, «неутешительной» беседы с главой Десилиджиков. Чтобы поднять ей настроение, игрок угощал ее ужином с филе нерфа в одном из лучших казино-отелей на Луне контрабандистов, «Замке удачи». Брия облачилась в бирюзовое платье под цвет глаз, ниспадавшее мягкими складками, а Лэндо — в черно- алый костюм, «дань старым временам».
— Насколько давно? — уточнил Лэндо, медленно крутя в руках собственный бокал. — Думаю, быть командиром повстанцев — хлопотное занятие. Почти такое же хлопотное, как и быть дамой моффа.
Она вскинула на него внезапно заледеневший взгляд и прищурилась.
— Как вы узнали? Я никогда вам не говорила, что...
— Нар-Шаддаа — преступное гнездо Галактики, — напомнил ей Лэндо. — Торговец информацией был мне кое-что должен, и я его порасспросил на ваш счет. Коммандер Брия Тарен, не так ли?
Она сжала губы и ответила коротким кивком.
— Послушайте, — сказал Лэндо, протягивая руку и осторожно касаясь ее ладони, — разве я не говорил, что вы можете мне доверять? Верьте мне. Я не питаю симпатий к Империи. Не будь я трусом до мозга костей, я бы и сам пошел в повстанцы. Я знаю много секретов и умею их хранить.
Она натянуто улыбнулась.
— Кем бы вы ни были, вы не трус, Лэндо. Никого, кто пошел против Бобы Фетта, нельзя назвать трусом. Вы хороший пилот, у вас ясный ум и голова на плечах. Вас бы очень скоро произвели в офицеры. — Помедлив, она добавила более серьезным тоном: — А что касается моффа Сарна Шильда... могу лишь сказать, что видимость обманчива. Я выполняла задание сопротивления, но, в сущности, была для него только ассистенткой и спутницей, державшей его под ручку на публике, хотя сам он, конечно, хотел, чтобы все думали иначе.
— Но вы еще и шпионили за ним.
— Лучше сказать, собирала разведданные.
Он усмехнулся.
— Так куда же вы направляетесь завтра, когда покинете Нар-Шаддаа?
— Вернусь к своей эскадрилье и примусь за новое задание — каким бы оно ни было. Я потеряла двух старших офицеров и превосходного солдата. — Ее лицо помрачнело. — Фетт убил их мимоходом, словно раздавил насекомое.
— Вот поэтому он и считается самым опасным охотником в Галактике, — заметил Лэндо.
— Да... — Она сделала еще глоток вина. — Это человек-армия. Как жаль, что он верен Империи. Он пригодился бы нам в бою!
Лэндо воззрился на нее.
— Для вас это значит больше, чем все прочее, не так ли? Победить Империю?
Она кивнула.
— Это моя жизнь, — просто сказала она. — Я отдам все, что у меня есть, чтобы осуществить эту мечту.
Лэндо взял ломтик плоского хлебца, намазал его кашиикским лесным медом и откусил.
— Но вы уже посвятили годы этой цели. Когда Брия Тарен получит возможность жить своей жизнью? Когда вы просто скажете «хватит»? Вы не хотите когда-нибудь обзавестись домом, семьей?
Она грустно улыбнулась.
— Последним, кто задал мне этот вопрос, был Хан.
— Правда? Когда вы оба были на Илизии? Это было давно?
— Да, — подтвердила она. — Я так рада, что у меня есть возможность поговорить с вами, выяснить, как у него дела. Знаете, Лэндо, через несколько месяцев стукнет ровно десять лет со дня нашей первой встречи. Мне с трудом в это верится... и куда ушло время?
— Куда и всегда, — ответил Лэндо. — В центре Галактики есть огромная черная дыра, которая его засасывает.
Она пожала плечами и усмехнулась.
— Хорошее объяснение. Надо будет запомнить.
Игрок налил еще вина.
— Так или иначе, вы не ответили на мой вопрос. Когда будет время пожить для Брии?
Их взгляды встретились, и она долго не отводила глаз.
— Когда Империя будет повержена, а Палпатин умрет, я подумаю о том, чтобы остепениться. Я бы хотела завести ребенка... когда-нибудь. — Она улыбнулась. — Думаю, я все еще помню, как готовить и вести домашнее хозяйство. Моя мать немало времени потратила на то, чтобы превратить меня в достойную будущую жену. Я получила достаточно наставлений о том, как исполнять женские «обязанности».
Лэндо широко улыбнулся.
— Полагаю, ей бы несильно понравился ваш нынешний облик. Одеты в военную форму и вооружены до зубов.
Девушка рассмеялась и закатила глаза.
— Бедная мама! Как хорошо, что она меня не видит. Она бы в обморок упала от ужаса!
Официант подал им горячее, и они оба занялись тарелками.
— Лэндо, это восхитительно, — произнесла Брия. — С армейской едой не идет ни в какое сравнение.
Темнокожий игрок улыбнулся.
— Вот еще причина, почему я не могу вступить в сопротивление, — сказал он с набитым ртом. — Я люблю изысканную пищу. Не думаю, что вынес бы строгую диету из армейских пайков.
Она кивнула.
— Но вы удивитесь, к сколь многому можно привыкнуть... при достаточной практике.
— Даже выяснять не хочу, — весело сказал Лэндо. — Как я могу все это бросить? — Он обвел рукой уютный ресторан и сверкающую суету игровых столов.
Собеседница снова кивнула.
— Должна признать, я с трудом представляю вас в униформе повстанца.
— По крайней мере, без основательной перекройки, — добавил Лэндо, и они оба рассмеялись.
— Вы когда-нибудь бывали в бою? — спросила она чуть более серьезным тоном.
— О, разумеется, — отозвался Лэндо. — Я неплохой стрелок, да и пилот не последний. Я побывал в переделках там и сям. И конечно, в битве при Нар-Шаддаа. Мы с Ханом и Саллой были в гуще событий.
— Расскажите, — попросила она. — Меня поражает, что контрабандисты — такие независимые и непрошибаемые, какими их все представляют, — смогли объединиться, чтобы дать отпор имперскому флоту.
Всегда готовый поведать о своих приключениях благодарной публике, Лэндо начал подробный рассказ о том, как контрабандисты объединили силы с пиратским флотом Дреи Рентал и уничтожили орду имперских истребителей и несколько крупных боевых кораблей. Брия слушала серьезно и внимательно, периодически задавая вопросы по тактике и стратегии и побуждая его продолжать рассказ.
Наконец Лэндо закончил. Они заказали десерт, и Брия откинулась на спинку стула, ожидая, когда официант унесет тарелки.
— Потрясающая история! — выпалила она. — Меня всерьез поразили дерзость и мастерство контрабандистов. Они все превосходные пилоты, не так ли?
— Им приходится такими быть — по-другому от таможенных фрегатов Империи не уйти, — разъяснил Лэндо. — Контрабандисты могут справиться почти с чем угодно — они лихачат в астероидных полях, играют в жмурки с туманностями и космическими бурями, они могут посадить корабль едва ли не на любую поверхность. Хорошего контрабандиста ничто не напугает. Я видел, как они совершали посадку, борясь с переменной гравитацией астероидов едва ли крупнее их собственных кораблей. Смена гравитации, атмосферная турбулентность, песчаные бури, шторма, тайфуны — они знают, как со всем этим управиться.
Брия не сводила с него пристального взгляда.
— Разумеется. Вполне естественно, что контрабандисты — самые опытные в Галактике пилоты... Но они также и хорошие бойцы, не так ли?
Лэндо махнул рукой.
— О, как же иначе, когда имперцы лезут изо всех щелей и давай палить из главного калибра. Конечно, в битве при Нар-Шаддаа контрабандисты сражались за свои дома и собственность. В противном случае большинство из них потребовали бы плату за свои услуги.
Девушка моргнула, словно ей в голову только что пришла нежданная мысль.
— Вы хотите сказать... контрабандистов можно нанять для участия в военных действиях?
Лэндо пожал плечами.
— Почему нет? Большинство контрабандистов сродни каперам. Если они видят в чем-то выгоду, вполне могут рискнуть чем угодно.
Она задумчиво потрогала нижнюю губу аккуратно подстриженным ногтем. Лэндо вдруг задержал взгляд на ее руке.
— Подождите, — сказал он, наклоняясь вперед, чтобы взять ее руку в свои и осторожно рассмотреть. — Что произошло, Брия?
Она глубоко вздохнула.
— Эти старые шрамы? Сувенир с илизианских спайсовых фабрик. Обычно при выходе в свет я скрываю их косметикой, но все осталось на борту «Королевы», помните?
— Дрея пообещала мне вернуть все обратно, — напомнил Лэндо. — Я сказал ей номер вашей каюты. — Он выглядел смущенным. — Мне так неудобно, что я затронул эту тему. Просто... вы мне небезразличны. И мне больно видеть эти шрамы и знать, что вам пришлось пережить на той планете.
Она погладила его руку.
— Понимаю. Очень мило с вашей стороны проявлять заботу, Лэндо. Но не обо мне вам следует беспокоиться. На Илизии каждый день гибнут невольники. Хорошие люди — и нелюди, конечно. Они заслуживают лучшей участи, чем прозябание в бесконечных муках, голоде и жестокости.
Игрок кивнул.
— Хан делился со мной этими мыслями однажды. Он чувствует то же, что и вы... Но мы едва ли можем как-то исправить ситуацию, ведь так?
Она метнула на него гневный взгляд.
— Мы можем, Лэндо. И пока я дышу, я не брошу этих паломников. Придет день, когда я покончу с этим адом раз и навсегда. — Неожиданно Брия расплылась в бесшабашной ухмылке и тем напомнила Лэндо его давно отсутствующего друга. — Как сказал бы Хан, «даже не сомневайтесь».
Калриссиан усмехнулся.
— Я только что подумал, что временами вы просто точная сто копия.
— Хан подал мне хороший пример, — кивнула девушка. — Он меня многому научил. Как быть сильной, смелой и независимой. Вы не поверите, каким я была бесхарактерным нытиком.
Лэндо покачал головой.
— Не поверю.
Она оглядела свои шрамы. Тонкими белыми линиями на смуглой коже они пересекали руки и предплечья, как паутина.
— Хану тоже было больно на них смотреть, — негромко проговорила она.
Лэндо некоторое время изучал ее лицо.
— Он ведь для вас один такой, не так ли? — наконец решился он. — Вы все еще его любите.
Она сделала глубокий вдох.
— Один такой, — уверенно и серьезно подтвердила она.
Зрачки Лэндо расширились чуть заметно.
— То есть... вообще? И никого другого?
Она кивнула.
— У меня была пара кандидатов. Но моя жизнь — в сопротивлении. И... — она пожала плечами, — честно говоря, после Хана другие мужчины кажутся... блеклыми.
Лэндо с сожалением рассмеялся, осознав, что, несмотря на все его усилия и устремления, сердце Брии принадлежит Хану — и, скорее всего, навеки.
— Что ж, по крайней мере, когда он вернется из Корпоративного сектора, я не получу в глаз за то, что вас увел, — хмыкнул он. — Да, во всем есть позитивные моменты.
Девушка с улыбкой подняла бокал.
— Я предлагаю тост. За человека, которого я люблю. За Хана Соло.
Лэндо чокнулся с ней.
— За Хана, — согласился он. — За самого везучего парня в Галактике...

 

 

Посреди гостиной в доме Маллатобак на Кашиике Хан Соло любовался тем, как его лучший друг нежно баюкает малыша.
Они приземлились на родине Чуи всего около часа назад, по пути из Корпоративного сектора. «Сокол» был надежно укрыт в тайном ангаре в ветви врошира. В этот раз для удобства Хана вуки подготовили несколько связанных из лиан лестниц, чтобы кореллианин мог вскарабкаться на деревья. Уже зная, что такое куулаар, он наотрез отказывался залезать в него.
Когда они сели, Хан заметил что-то странное. Все вуки, которых они встречали по пути, бросали на Чубакку многозначительные взгляды и подталкивали друг друга под локоть. Чубакка, казалось, не обращал на них внимания, так как ему не терпелось повидать любимую. В конце-то концов, он не видел ее почти год...
А потом они вошли в дом Маллы и застали ее с маленьким свертком в руках. Чубакка застыл в дверях, и на его мохнатом лице расцвело выражение невероятной радости.
Хан почти с силой вуки хлопнул своего друга по спине.
— Эгей, поздравляю, Чуи! Ты же отец!
Малыша-вуки Хан счел удивительно милым, но решил не мешать новоиспеченным родителям и отправился на кухню, чтобы Чуи мог спокойно побыть с семьей. Кореллианин порылся в холодильнике и нашел кое-чего перекусить, довольный, что Малла разрешила ему чувствовать себя как дома.
Он сидел, слушая, как Чуи и Малла в соседней комнате обсуждают имя для сына, и мысли его возвращались к Корпоративному сектору, Гегемонии Тион и всем приключениям, которые он там пережил. Что ж, разбогатеть ему не удалось... но сложилось все, по его мнению, не так уж плохо.
Он повстречал немало запоминающихся личностей — иногда приятных, иногда не очень. И куда уж без очаровательных дам: Джесса, Фиолла... и Хасти.
Хан улыбнулся воспоминаниям.
Конечно, были и плохие парни. Те, которые пытались вытрясти из него деньги или, того хуже, прикончить его. Серьезная компания... Плуво Два-к-одному, Хиркен, Зларб, Мэгг, Спрей... и Галландро. Крепкий орешек этот Галландро. Было бы забавно выставить его на бой без правил против Бобы Фетта и оружие раздать одинаковое. Галландро, вероятно, уделал бы охотника... хотя броня Фетта дала бы тому дополнительную защиту...
Хан так и не смог решить, кто бы из них выиграл. Так или иначе, рассуждения были напрасны, так как Галландро превратился в кучку угольков на Деллалте, в «сокровищницах» Ксима.
А еще было здорово повстречать Роа и Бадура. Надо будет не забыть сказать Мако, что Бадур передавал ему привет...
Хан с удивлением понял, что ему действительно не хватает Боллукса и Синего Макса. Он никогда не думал, что дроиды могут обладать такой яркой личностью, и надеялся, что Скинкс хорошо обращается с ними обоими...
Кореллианин потрогал пальцем свежезалеченный ножевой порез на подбородке. У него не было времени как следует его обработать, и на месте пореза остался заметный шрам. С другой стороны, стоит ли вообще его удалять?
Не Лэндо ли всегда утверждал, что женщины не могут устоять перед негодяем? Именно поэтому игрок отрастил себе усики, утверждая, что они придают ему лихой пиратский вид. Хан решил пока шрам сохранить. В конце концов, чем не тема для разговора? Он представил, как сидит в излюбленном баре на Нар-Шаддаа и рассказывает захватывающую историю какой-нибудь хорошенькой восторженной девушке...
«Следующая станция — Нар-Шаддаа, — постановил он. — Интересно, Джабба по мне соскучился?»

 

Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий