Трилогия о Хане Соло

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
ПРОЩАНИЕ С РАЕМ

Хан и Джейлус Небл довольно быстро добрались обратно, а затем кореллианин посадил «Илизианскую Мечту» сквозь толстый слой облаков на ночной стороне. Им повстречалось несколько грозовых фронтов, красиво подсвеченных молниями, но в колонии номер один через час после полуночи дождя не было. Хан дивился чуду, а Джейлус Небл заметил:
— Прекрасная посадка. Не стану утверждать, будто умею лучше.
Спускаясь по трапу, Хан мог бы разогнать ночную мглу ослепительной ухмылкой, но инфракрасные очки все-таки нацепил. Ночка выдалась — хоть глаз выколи, ни единой звезды над головой.
— Я намерен выспаться, друг мой, — заявил коротышка-салластанин, сворачивая на дорожку к лазарету, где по-прежнему проходил курс лечения, хотя из комнаты с фильтрованным воздухом его уже выпустили. — Покойной ночи.
— И тебе поспать спокойно, Небл, — отозвался Хан, зевая, и направился к административному строению.
Кореллианин стал мечтать об уютной, пусть и немного узковатой, койке... И тут за спиной Хана выросла огромная тень, заключила в жаркие меховые объятия, а когтистая лапа заткнула рот, упредив его возмущенный вопль. Задыхающегося пилота без усилий подняли в воздух и унесли в чащу, где знакомый голос зашипел прямо в ухо:
— Мууургх извинится за деяния сссвой, но Викк кричать хотеть. Мы должны быть тихий.
Как только кореллианина поставили на землю, он набрал полную грудь воздуха, приготовившись выдать горе-телохранителю добрую порцию брани на тему, что нехорошо пугать честный народ темной ночью. Но выражение на морде тогорианина (даже видимое сквозь инфракрасные очки) оборвало тираду на середине первого слова.
— Что стряслось? — негромко спросил пилот несчастного Мууургха.
— Я находить Мрров, — одним духом выпалил тогорианин. — Пилот быть ссспать нет на рассвет, лететь колония два и забрать ее и другой груз паломников на космическая станция на встреча приходящий корабль. Сс Кесселя приходящий должен быть, время нет совсем, не теряй. Бежать должно. Сссейчас. Или Мрров пропадет сссовсем.
Хан сник. Он устал, за последние четыре ночи спать удавалось лишь урывками, и глаза сейчас закрывались сами собой.
— Бежать? Сегодня ночью?
— Да!
Тревога Мууургха оказалась заразительной, Хан почувствовал, как разгоняется от переизбытка адреналина кровь.
— Долшно бешшать! Скажи Мууургху, что он сотворить! До рассвета почти два чассса есть. К утру Мрров ждать на месте алтарь, Викк и Мууургх быть готовы с корабль!
— Тихо-тихо, приятель, да успокойся ты! — Хан тем временем пытался думать. — Нельзя же так кидаться на человека, дай мне пораскинуть мозгами. Значит, так. Нам нужно оружие. Пять-шесть бластеров подойдут как нельзя лучше. Ты когда-то жил в крыле охраны. Сумеешь забраться к ним и вынести оружие?
Мууургх кивнул:
— Да... я принессу пять бласстер. Или шессть.
— На твоем месте я позаимствовал бы их у гаморреанцев. Они глупые точно пни, а спят как убитые.
Тогорианин восторженно встопорщил усы.
— О да-а... — мечтательно прошипел он.
— Вот и ладно. Встречаемся через полчаса возле административного корпуса.
Еще раз кивнув напоследок, Мууургх канул в подлесок.
А Хан отправился к административному корпусу. Первым пунктом его расписания стоял визит в центр связи, вторым — погром в нем. Ему вовсе не улыбалось объясняться с подкреплением из других колоний и не хотелось, чтобы кто-то предупредил их о здешних беспорядках.
Из кармана Хан извлек клочок флимси, на котором Брия записала все коды доступа, полученные «в наследство» после набега на мысли Тероензы. Еще там были шифры, открывающие шлюзы «Талисмана», личной яхты верховного жреца, на которой Хан и собрался улететь с Илизии. А еще — комбинации для замков квартиры Тероензы, где хранилась коллекция, и для дверей оперативного центра, где располагались генераторы, ремонтная мастерская, арсенал, пульт службы безопасности с экранами наблюдения и центр связи.
Кореллианин прокрался по пустым коридорам, ему было интересно, встретит ли он Мууургха, но ничего не заметил. Хан детально ознакомился со схемой расположения постов и сейчас даже не задумывался, автоматически обходя скучающих ночных охранников. Наверняка ребята беспардонно храпели — по крайней мере, все прошлые разы они спали, — но рисковать не хотелось.
Прошла, кажется, вечность, пока Хан добирался до оперативного центра, но в конце концов он все-таки там оказался и ввел код. Дверь открылась с негромким гудением.
— Славная девочка, — пробормотал Соло, проскальзывая внутрь.
По идее центр должен был охраняться, и действительно, в кресле, задрав ноги на пульт, спал тви’лек, головные хвосты безвольно свисали вниз. Помещение наполнял могучий храп. Хан достал бластер, передвинул регулятор стрельбы на оглушение и нажал на спусковую скобу. Из дула вырвались голубоватые кольца энергии, тви’лек дернулся и обмяк в кресле тряпичной куклой. Со стороны он выглядел точно так же, разве что храп оборвался.
— Определенный плюс, — заключил кореллианин, возвращая бластер в кобуру.
Затем он вытащил из кармана небольшой многоцелевой инструмент, который большинство пилотов по привычке таскают с собой, и отвинтил верхнюю панель. Хан намеревался отсоединить какие-нибудь провода и вернуть панель на место, чтобы саботаж обнаружился не сразу.
Но, разглядывая круглыми от изумления глазами несметное число проводов, соединений, передатчиков, предохранителей, каких-то совершенно одинаковых с виду блоков, пилот громко застонал.
— И откуда, спрашивается, я должен знать, какой кабель идет к генераторам?
Он наудачу перерезал лазером один провод. Индикатор остался в положении «включено». Хан испортил другой провод. А потом еще один. С возрастающим раздражением кореллианин схватил целую связку и разом выдрал из клемм.
Без видимого результата.
Припомнив несколько подходящих случаю ругательств, Хан безжалостно кромсал, дергал и рвал провода; он запыхался, раскраснелся, а упрямый индикатор по-прежнему горел.
Прошло больше пяти минут.
— Хаттов пульт! — буркнул Соло, вытащил бластер, вывел заряд на полную мощность и выстрелил в нутро пульта.
Полыхнуло огнем, нос защипало от едкого запаха горелой изоляции, посыпались искры... и индикатор питания погас.
— Так-то лучше.
На всякий случай он угостил тви’лека еще одной порцией парализующего заряда и ушел.
За стенами административного строения он напялил очки и зарысил по лесной тропе. Шаги его становились все быстрее и быстрее, и вскоре кореллианин уже мчался во весь дух, и остановить его могло только падение в лужу грязи. И остановило. Хан полежал ничком, отплевываясь и проклиная весь свет, потом встал на ноги и продолжил путь. Впереди за деревьями показались строения, и среди них дормиторий. Во время ночных разведок Хан не обходил его стороной и выяснил, что, в отличие от административного корпуса и фабрики, спальни действительно не охраняются по ночам. Т’ланда-тиль не беспокоило, придет ли кому-нибудь в голову гениальная мысль причинить вред рабам, ведь их так легко заменить новыми.
Койка Брии находилась на втором этаже. Хан на цыпочках поднялся по еле-еле освещенной лестнице с бластером, переведенным в режим оглушения, наготове, но так никого и не встретил. Паломники так активно возрадовались каждый вечер, что спали точно убитые. Которая из коек принадлежала именно Брии, Хан, собственно, не знал, поэтому, стараясь как можно меньше шуметь, он прогулялся по центральному проходу, вглядываясь в лица спящих. К чести жрецов надо было заметить, что для разных существ они приготовили самые разнообразные лежанки, койки, гамаки и кушетки.
Под ногой заскрипела доска, Хан застыл на месте, затаив дыхание. На одной из кроватей сел кто-то, одетый в белую ночную сорочку.
— Викк? — прошептал полуночник.
Кореллианин поманил девушку к себе:
— Живо!
К его удивлению, Брия спала в штанах, ей осталось лишь надеть верхнюю рубаху и сандалии и на цыпочках пробраться к Хану, переступив через предательскую скрипучую половицу. Они молча спустились по лестнице, пересекли переднюю и растворились в ночной мгле. Брия, не останавливаясь, надела очки.
— Нужно поторапливаться! — Хан схватил подругу за руку, прежде чем начались возражения и расспросы.
Он побежал, Брия бесстрашно топала следом. Хотя довольно скоро она запыхалась, приотстала: в боку у нее закололо. Тогда Хан тоже перешел на бодрый шаг. Он был в лучшей форме и дыхание восстановил быстрее.
— Сегодня ночью, — сказал он. — Ты с Мууургхом принимайся за коллекцию Тероензы, а охрану я беру на себя. Сможешь?
Девушка молча кивнула.
— Ганар Тос... — выдохнула она.
— Забудь о нем, — приказал Хан. — Если нам повезет, ты его больше никогда не увидишь.
— Но он... и Тероенза...
Уступая настойчивым подергиваниям за рукав, Брия побежала следом за кореллианином.
— Они хотят... заставить меня... выйти за него... замуж...
У Хана глаза полезли на лоб.
— Ганар Тос хочет на тебе жениться? Приспешники Зендора! Хорошо, что мы сматываемся отсюда.
Брия могла только кивать.
К тому времени как они вернулись к административному корпусу, к Брии пришло второе дыхание. Теперь девушка гораздо бодрее следовала за Ханом по темным коридорам к дверям выставочного зала, где их уже ждал Мууургх. У нижних лап тогорианина была сложена пирамида из бластеров. У Брии округлились глаза.
— А это еще что такое?
— Готовимся к диверсии, — пояснил Хан. — Ну ладно... где там наши коды доступа?
Он поспешно ввел шифр, дверь открылась. Троица злоумышленников бесшумно (у Мууургха получалось лучше всего) проникла в огромное, слабо освещенное помещение. Хан сунулся в ящик стола, за которым обычно работала Брия, разжился световым стержнем и активировал его. Стало значительно светлее.
— Как думаешь, можно включить лампы?
Брия кивнула:
— Снаружи ничего не видно, я проверяла на прошлой неделе. Из покоев Тероензы тоже не заметно.
Хан включил верхний свет.
Разбирая коллекцию, Брия основательно потрудилась. Витрины сияли, на полках царил если не идеальный, то похвальный уже порядок, гобелены заиграли яркими красками. Даже три центральные колонны были не так давно покрашены заново.
— Начинайте паковать вещички, — шепотом распорядился Соло. — Я вернусь минут через пятнадцать.
— А во что собирать? — полюбопытствовала Брия.
— Я спрятал рюкзак за ягодицами тех фигур на фонтанe. — Хан указал пальцем, хотя белое нефритовое сооружение сложно было не заметить. — С него и начни, а я постараюсь отыскать еще что-нибудь подходящее.
— Хорошо, — неуверенно пробормотала девушка.
Мууургх неподалеку изучал неплохую подборку украшенных драгоценными камнями кинжалов. Брия оглядывалась по сторонам, на ее лице были написаны боль и растерянность.
— В чем дело, милая?
— Викк... раньше я никогда ничем таким не занималась! — Она прикусила губу и указала на бластеры. — Оружие, да еще воровство! Может пострадать много народа, а вдруг их убьют? Тебя могут убить или меня!
Она дрожала. Хан обнял девушку за плечи, прижал к себе.
— Брия, нам нужно бежать отсюда, потому что завтра Мрров увезут на Кессель. В любую минуту на орбиту может выйти транспортный корабль. Вопрос, солнышко, стоит так: сейчас или никогда!
Ему стоило большого труда говорить спокойно и ласково и одновременно прятать нетерпение.
— И... и... — Брия вцепилась в его комбинезон обеими руками. — И я боюсь того, что будет со мной, если я улечу отсюда. Без Возрадования... как я буду жить без него?
— У тебя есть я, — напомнил пилот. — Мы будем вместе. Я буду рядом... каждую минуту. С тобой будет все хорошо.
Брия всхлипнула и кивнула, хотя по щекам все еще катились слезы.
— Эй! — Хан ухмыльнулся. — Я лучше Ганара Тоса, верно?
Брия прыснула сквозь рыдания.
Соло взял бластеры и направился к двери, проверил, закрылась ли она за ним, и пошел дальше по коридору.
И выяснил, что нести шесть бластеров в двух руках — невыполнимая задача. Кончилось все тем, что Хан запихал оружие за ремень, а то, что туда не поместилось, — за пазуху комбинезона. Двигаться стало трудно, но хоть руки освободились и не надо было опасаться, что один из бластеров с лязгом грохнется на пол.
Ночь была не светлее предыдущих, хотя до рассвета оставалось не больше часа. Хан, увязая в грязи, пробирался по тропе; бластеры колотили его по ногам, рукоятка одного ощутимо упиралась в ребра. На дорогу до фабрики ушло минут семь, а еще две — на то, чтобы незаметно подползти к охраннику, тучному гаморреанцу, достаточно близко и оглушить его. Прикинув на глазок более чем внушительные габариты стражника, Хан выстрелил два раза, чтобы парень хорошенько выспался.
На фабрике кореллианин не мешкая прошел прямиком к турболифту; задержал его только небольшой досадный эпизод, когда увешанный бластерами Хан чуть было не растянулся, протискиваясь в узкую дверь. Нажав кнопку нижнего этажа, он пережил спуск вниз-вниз-вниз, в чернильный холод и тьму, которая была чернее любой тьмы. Его целью были контейнеры с необработанным глиттерстимом, ожидающие, когда ими займутся рабочие.
Пять бластеров пошли в дело, один Хан оставил про запас, гак как не был уверен, хватит ли в его собственном заряда для ночной эскапады. Кореллианин красиво разложил оружие звездой поверх спайса, вскрыл каждый бластер и выставил на перезагрузку. Звук сначала был тонкий, как писк, но он становился все громче и громче, пока по влажной пещере цеха не пошло гулять эхо.
— Должно получиться, — прошептал Хан самому себе.
До того как тут произойдет большой «бум», оставалось минуты три, Соло помчался стрелой к турболифту.
Дуновение свежего воздуха на потном лице было приятно. Хан спрыгнул с платформы, добежал до дверей на улицу, перескочил через бесчувственного гаморреанца, который только-только делал первые неуверенные попытки хрюкнуть и пошевелиться, и скрылся в ночи.
Он был на полпути к административному корпусу, когда ощутил дрожь земли под ногами и повернулся, чтобы полюбоваться на столб желтого пламени, поднявшегося к небу. Голубые искры активированного глиттерстима придали пожару вид праздничного фейерверка. Хан даже близко не мог назвать сумму, которую он только что легкомысленно пустил на ветер. Грустное было зрелище.
В административном строении начался переполох. Кореллианину пришлось сойти с тропы и продолжать бег уже по джунглям. Мимо с воплями и криками промчалась толпа стражников. Увязая в перегное, Хан все-таки сохранил неплохую скорость. Его ботинки оставили грязные следы на ступенях административного корпуса и на полу коридора, ведущего к сокровищнице Тероензы.
Повсюду беспорядочно носилась охрана, но Хана никто не остановил, даже не поинтересовались, а что он, собственно, гут забыл. Поэтому он без помех добрался до сокровищницы, огляделся и проскользнул внутрь. Брия и Мууургх вздрогнули, подняли головы, увидели, кто пришел, и выдохнули.
— Как дела? — поинтересовался Хан, не повышая голоса.
— Порядок, — так же негромко откликнулась Брия. — Почти закончили с основным списком.
— Здорово!
— Что Викк делал? — спросил тогорианин.
— Викк только что взорвал фабрику, — похвастал довольный собой Хан. — Куча паломников осталась без работы.
— Ох, если нас поймают... — Брия побледнела.
— Не поймают, — заверил ее Соло. — У меня все схвачено.
Он протянул руку к небольшой, с ладонь, скульптуре из лазурита, изображающей торска с Альцока-3. Фигура оказалась тяжелее, чем он думал; Хан дернул сильнее. Статуэтка накренилась, а под ней обнаружились провода и передатчик. А где-то за второй дверью, в личных покоях Тероензы пронзительно завизжал сигнал тревоги.
Хан посмотрел на лазуритовую фигурку, на своих подельников.
— Ой-ой...

 

 

Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий