Трилогия о Хане Соло

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
АДМИРАЛЬСКИЕ ПРИКАЗЫ

По дороге на Нар-Шаддаа Чубакка с мастерством бывалого пилота вел курьерский корабль, хотя голова вуки была забита совсем другими вопросами. Чуи посмотрел на человека, которому поклялся в долге жизни, и наморщил от беспокойства нос. Хан вяло сутулился в кресле второго пилота, пустыми глазами уставившись в расчерченную пустоту гиперпространства. И пребывал он в таком состоянии уже несколько дней, с тех самых пор, как вернулся на борт «Ртути» из резиденции моффа Шильда. Соло и двух слов не сказал, а если и открывал рот, то лишь затем, чтобы отпустить саркастическое замечание, огрызнуться или пожаловаться.
Ныл кореллианин по любому поводу. Ему не нравились: еда, скорость движения, манера Чуи вести корабль, скука космического перелета, жадность хаттов... О чем бы ни заговаривал Чубакка, о том Хан имел крайне негативное мнение. Впервые с тех пор, как он познакомился с кореллианином, Чубакка всерьез спросил себя, при каких обстоятельствах можно сохранить честь и отказаться от долга жизни. То есть чтобы это было более честным, чем, скажем, убийство того, кому ты в том долге поклялся...
— Эта телега тащится, как тысячелетний хатт, — ворчал Хан. — С такими двигателями можно было и пошустрее бегать... как думаешь, сможешь выжать из нее больше скорости, если я выйду и подтолкну?
Чубакка выдержал паузу и терпеливо объяснил, что до Нар-Шаддаа лапой подать.
— Во-во, а по мне, хоть вообще ее не видеть, — горько сказал Хан.
Он встал и принялся нервно расхаживать по тесной рубке. Резко повернувшись, кореллианин стукнулся головой о дополнительный верхний пульт и разразился проклятиями. А когда сообразил, что начал повторяться, зарычал и уселся обратно.
— Вернем это ведро гаек хаттам и валим на Ход контрабандиста. Если, конечно, «Бри...» — Он поперхнулся и долго откашливался. — Если этот наш недоношенный корабль справится с астероидным полем.
Чубакка поинтересовался, чего ради им лететь на Ход контрабандиста, особо уточнив, что там наверняка обитает Винни, а ее он хочет видеть в последнюю очередь. Вуки не был уверен, что сумеет вырваться из ее загребущих когтей.
— Слушай, друг... — голос Хана сочился ядом, — на тот случай, если тебе еще не ясно, с Нар-Шаддаа покончено. Мофф Шильд, наверное, уже приказал собрать флот возле Тета. И нам лучше отряхнуть с ног прах этой жалкой луны.
Чубакка пожелал знать, что за флот.
— У каждого имперского моффа имеется собственный «миротворческий» отряд, — пояснил Соло, не глядя водружая ноги на пульт.
Чуи с облегчением увидел, что кореллианин промахнулся по рычагу управления скоростью. Сбрасывать скорость во время гиперпространственного прыжка — не лучшая из идей.
— Значит, и у Шильда найдется один такой, — продолжал кореллианин. — Его флот, может, и не высшего класса, но для подобного сгодится.
Чубакка запутался. Почему это флот у моффа плохой?
— Потому что так делаются дела в армии. Раз пространство хаттов далеко от центра и цивилизации, в данном случае столицы, могу спорить, что Шильду сунули дряхлые корабли и старое вооружение, а игрушки поновее отправили на Рампу-1 или Рампу-2.
Рампа-1? Чуи очень удивился. Он-то думал, что волнения сейчас только на Рампе-2.
— Угу, но когда на Рампе-1 услышали, что происходит, там тоже стало весело, — буркнул Хан. — Со всеми вытекающими.
Чубакка заявил, что ненавидит Империю за то, что она сделала его рабом, и хотел бы увидеть ее крах. Соло фыркнул:
— Ага, разбежался. У Палпатина кораблей и пушек больше, чем он сам знает. Любое восстание против Империи обречено.
Вуки не поверил напарнику, о чем и сказал. Лично он считал, что в один прекрасный день имперские планеты устанут от железного кулака Палпатина, объединятся и восстанут.
— Да никогда этого не случится, Чуи, — горько вздохнул Соло. — А если у кого-то и хватит на это фантазии, тот обречен. Как Нар-Шаддаа.
Чуи ответил, что вуки от драки не бегают. Неужели его друг не хочет отплатить имперскому флоту? Чубакка уверен, что контрабандисты — пилоты куда лучше и уж стреляют всяко точнее, чем имперцы. Они бы смогли отразить атаку.
Хан смеялся до колик.
Чубакка раздраженно рыкнул, обнажая клыки.
Соло торопливо заткнулся, даже ноги с пульта снял. Чуи редко выходил из себя, а кореллианину вовсе не улыбалось испытывать на собственной шкуре гнев вуки.
— Да не забивай ты себе голову! Что я могу поделать, если у Нар-Шаддаа нет ни шанса? Ято в чем виноват?
Вуки продолжал грозно рокотать.
— Ладно-ладно, — успокоил его Хан. — Конечно, я их предупрежу, чтобы успели унести ноги. Переговорю с Мако, как только доложимся Джилиак. Доволен?
Чуи угомонился и вернулся к управлению кораблем. Но думать не перестал и вскоре прошелся в адрес дурного настроения Хана.
— Что значит — со мной трудно жить? — вознегодовал кореллианин. — Ничего подобного!
Комментарий Чубакки был крайне меткий. Соло покраснел.
— Что значит — тут замешана женщина? — возмущенно переспросил он. — С чего ты взял?
Чуи перечислил длинный список причин, а затем выдал догадку, из-за которой именно женщины Хан пребывает в растрепанных чувствах. Соло выругался и обмяк в кресле, закрыв руками лицо. Потер лоб.
— Ты прав, Чуи, — промямлил кореллианин. — Там была Брия. С Сарном Шильдом, представляешь? Поверить не могу... как она могла?
Чубакка глубокомысленно заметил, что внешность обманчива. Хан замотал головой.
— Не сейчас, — жалко выдавил он. — Она назвала его «Сарн, милый...».
Вуки спросил, не могла ли Брия выйти замуж за моффа? Кореллианин вздохнул:
— He-а... там были... неофициальные... отношения. Чуи, я не могу поверить! Это так... дешево!
Чубакка попытался придумать утешение и напомнил, что порой разумным существам приходится делать то, что они в общем-то делать не хотят, но сделать которые необходимо. Может быть, и с Брией так?
Хан постарался улыбнуться:
— Спасибо, дружище. Хотел бы я сказать, будто думаю, что ты прав. Но...
Он опять покачал головой и погрузился в унылое молчание.
Это был очень тихий полет до посадочной площадки Нар Шаддаа.

 

 

Не откладывая в долгий ящик, напарники отрапортовали хозяевам о поездке, как только совершили посадку на Нар Шаддаа. Хаттам новости не понравились.
— Надо бы расследовать, что у него за флот и почему Шильд вообще решил отказаться от взяток, — заявила Джилиак. — Возвращайся через два часа, капитан Соло.
Хан не стал возражать. Свои десять тысяч кредитов он получил; счет в банке кореллианин проверил еще до отлета. Так что можно было еще чуть-чуть поугождать хаттам. Кроме того, за два часа он успеет отыскать Мако и все ему рассказать. На Мако новости подействовали еще более угнетающе, чем на Джилиак и Джаббу. Контрабандист искренне расстроился.
— Убавь громкость, Хан, — тихо попросил он, разглядывая мостики и переходы Нар-Шаддаа; оба контрабандиста стояли на небольшом балкончике ветхого дома, где располагалась квартира Мако. — Если горожане пронюхают, начнется дикая паника. А по сравнению с ней флот импов — просто тьфу, плюнуть и растереть.
— Но если их предупредить, они смогут эвакуироваться... — начал Соло, но Мако быстро покачал головой:
— Ни малейшего шанса, сынок. Многим из них просто некуда податься. Возьми того же малыша, которого вы с Чуи пригрели. Он же крысеныш с задворок, он родился и вырос здесь, на Нар-Шаддаа. И таких миллионы, Хан. И если явятся импы, чтобы преподать Нар-Шаддаа урок, погибнет куча народу.
Разговор с Мако отрезвил кореллианина, раньше он не смотрел на проблему с такой точки зрения. Им с Чубаккой невероятно повезло, они могут сесть на корабль и убраться подальше от опасности. Хан решил, что Джерика они заберут с собой, если дойдет до побега. Мальчишка начинал ему нравиться... Но что делать всем остальным, кто не сумеет выбраться? У Нар-Шаддаа имеются щиты, но долгой бомбардировки они не выдержат. Хан вдруг очень живо представил, как рушатся эти и без того шаткие башни под ударами турболазеров. Как на улицы из объятых пламенем домов с криками выбегают жители, прижимают к себе детей, прикрывают головы руками и лапами. Родианцы, салластане, тви’леки, вуки, гаморреанцы, ботаны, чадрафэны и многие-многие другие. Не считая людей. Их тут немало в том же кореллианском секторе...
Хан вернулся к Джилиак в смятении. Глава хаттов устремила на молодого пилота строгий взгляд:
— Ты сказал нам правду. Мы связались с нашим информатором на Тете, мофф действительно распорядился собрать там флот. Ему потребуется неделя или две, так как некоторые корабли находятся в патруле. Плюс еще несколько дней, чтобы приготовиться к налету на Нар-Шаддаа. Мы примем меры, чтобы обеспечить безопасность Нал-Хатты.
«Эй, а как же Нар-Шаддаа?» Хан был готов держать пари на что угодно, что эгоистичные хатты и не подумали о Луне контрабандистов, когда речь зашла об их собственной жизни и безопасности их планеты.
— Флотом Шильда командует адмирал Винстел Гриланкс, — продолжала хаттша. — Ты когда-то был имперским офицером, Соло. Ты знаешь этого адмирала?
— Нет, — сказал Хан. — Никогда о нем не слышал. На флоте много народа.
— Верно, — сказала Джилиак. — Наши информаторы заверили нас, что адмирал Гриланкс компетентный офицер, но в прошлом не забывал и о своем кармане. Некогда он командовал эскадрами, совершавшими таможенные рейды, и нас убедили, что в нужных обстоятельствах его можно подкупить.
Хан кивнул, он не слишком удивился, а еще меньше возмутился. Довольствие у имперских офицеров смехотворное. Кореллианин слышал не об одном флотском или армейском, кто брал деньги.
— И, поразмыслив, мы хотим, чтобы ты встретился с Гриланксом, капитан, — продолжала Джилиак. — Мы хотим, чтобы ты переговорил с ним от нашего имени.
— Я?! Но...
Хана как-то не привлекала милая перспектива парадным маршем отправиться в самую гущу имперского флота. Взятка имперскому офицеру каралась смертью.
— Кроме тебя, некому, капитан Соло.
— Но...
— Никаких «но», Хан, мальчик мой, — подал голос Джабба; говорил хатт добродушно, он недавно приобрел эту подозрительную привычку. — Ты справишься лучше других. Ты служил на флоте. Мы дадим тебе форму, поддельные приказы и военные документы. Ты сумеешь пробраться к Гриланксу и передать ему небольшой подарок от нас. Ты говоришь на его языке, Хан. Ты знаешь слова, которые адмирал понимает.
— Кредиты он понимает, — буркнул Соло. — Много кредитов.
— Нас обязали действовать от имени всей Нал-Хатты, — вставила Джилиак. — Деньги не станут проблемой в вопросе... сотрудничества адмирала.
— Но... — Хан пораскинул мозгами. — Нельзя ждать, что он откажется от рейда. Мофф заметит, если адмирал не выполнит приказы. Адмирал пойдет под трибунал. А сюда пришлют флот раза в три больше и сотрут нас в порошок!
— И преемник адмирала может оказаться невосприимчивым к нашим... доводам, — согласно кивнула массивной головой Джилиак. — Вот почему мы хотим, чтобы Гриланкс остался у руля. Но должен быть способ гарантировать поражение имперцев.
Соло нахмурился. В академии Хана, как и всех курсантов, учили гарантировать победу Империи.
— Я не знаю... — неуверенно пробормотал он.
— Нельзя ли заплатить адмиралу, чтобы он расставил корабли не на те позиции, чтобы стрелял неприцельно, еще что-нибудь? — поинтересовалась Джилиак. — Мы, хатты, ничего не понимаем в военном деле, капитан. Что может привести к желаемому результату? Чтобы имперцы не победили, но никто не догадался бы, что Гриланксу заплатили.
— Ну... — Соло еще немного хорошенько подумал. — Может, он передаст нам план сражения? С ним мы сумели бы вывести все наши корабли на нужные места и, может быть, разбить имперский флот. Может быть. Особенно если убедить Гриланкса сбежать, как только он сможет отдать приказ об отступлении.
— А при каких обстоятельствах мы не должны и пытаться нападать на имперский флот? — уточнила Джилиак.
— Если у Шильда имеется звездный разрушитель типа «Победа» или, что еще хуже, «Император», даже и не мечтайте, ваша возвышенность. Но на Внешнее Кольцо любят посылать старые корабли. Так что шанс есть.
Джаббу явно потрясли познания кореллианина.
— Еще одна причина, почему годишься именно ты, Хан, мальчик мой. Ты сумеешь оценить флот моффа, как никто другой.
Хан оглянулся на Чубакку. Можно и не спрашивать: вуки рвался в бой, он готов помочь как угодно, лишь бы спасти их обреченный дом. Хан вспомнил про космогараж Шуга и о том, как они веселились с друзьями. Да, конечно, он мечтал о добропорядочной жизни, но мечты в прошлом. Ныне он контрабандист и, вероятно, контрабандистом останется. Ему нравится им быть! Мысли о горящих башнях Нар-Шаддаа, об убитых ни за что ни про что решили за него.
— Хорошо. Я поговорю с Гриланксом.
— И напирай на то, что ни одно разумное существо в здравом уме и твердой памяти не отказывается от такого предложения, — сказала Джилиак. — Мы хорошо заплатим.
— Постараюсь, чтобы он все понял, — пообещал Соло.
— Когда сможешь вылететь? — захотел узнать Джабба. — Время дорого.
— Достаньте униформу и документы, и я улечу сегодня же вечером, — сказал Хан. — Только мне к парикмахеру нужно...

 

 

Странно было вновь надеть форму. К такому решению пришел Хан Соло, прогуливаясь три дня спустя по пермакриту имперской базы на Тете и стараясь не слишком часто теребить тугой воротник серого кителя с красно-синими лейтенантскими лычками. Кепи давило на голову. И отчаянно не хватало прежних сапог. Новые еще не были разношены должным образом и жали в носках.
Часовой у ворот просканировал ИД-карту, не слишком придирчиво изучил приказ, отсалютовал и махнул рукой, чтобы Хан проходил.
Соло разыскивал вполне определенную группу молодых офицеров. Тут должны быть челноки, направляющиеся к флагману адмирала, дредноуту «Судьба Империи», набитые младшими офицерами, сержантами и капралами, которые возвращались после увольнительной на берег. Всю следующую неделю они будут готовить свой корабль для рейда. Насколько Хан понял из наблюдений за эскадрой, она состояла из трех дредноутов («Судьба Империи», «Гордость Сената», «Миротворец»), четырех тяжелых крейсеров и множества таможенных и патрульных кораблей и парочки легких крейсеров типа «Каррака». Ну и разумеется, истребители СИД, сейчас мирно стоящие в ангарах и на летных палубах.
Конечно, не так плохо, как могло бы быть, но сил адмиралу хватит, чтобы разнести Нар-Шаддаа в пыль. Звездных разрушителей не видать; был бы хоть один, он и был бы флагманом Гриланкса.
Хан навернул очередной круг и заметил возле одного из челноков веселых молодых ребят. «Нам сюда», — подумал он и деловито пристроился сзади. Да, странное дело, но стоило надеть униформу, как плечи сами расправлялись, шаг стал чеканным, а взгляд устремился вперед.
Офицеры поднялись по трапу в салон, расселись, застегивая ремни безопасности. Сосед приветливо кивнул Хану, кореллианин улыбнулся в ответ. Экипаж дредноута — шестнадцать тысяч двести четыре человека, пройдет еще очень много времени, прежде чем кто-нибудь сообразит, что лейтенант Стью Маноск в их число не входит.
Перелет до дредноута прошел спокойно, без приключений. Сосед Хана заснул. Соло ухмыльнулся. Кажется, парень немного переусердствовал в увольнительной.
На летной палубе «Судьбы» Хан, как и все, спустился по трапу и отправился на поиски ближайшего свободного инфо планшета. Корабль довольно большой, едва ли кто-то впадет в ступор от изумления, увидев, как он изучает схему каждой палубы.
«Вот оно... палуба четыре, третий отсек».
Соло быстро направился к ближайшему турболифту. Он загрузился в кабинку, а на следующей палубе в нее ввалилась целая толпа, оттеснив кореллианина к задней стенке. Хан внезапно с ужасом понял, что знает молодого офицера, стоящего возле дверей! Тедрис Бжалин, юный лейтенантик, который скрупулезно срывал знаки различия и нашивки с кителя Хана во время трибунала.
Хан забился в самый дальний угол, прячась за спиной долговязого здоровяка, и скрестил пальцы на удачу. Лишь бы Тедрис не оглянулся... Бжалин смотрел прямо перед собой, а на следующей палубе вышел. Хан вздохнул с облегчением. «Во совпадение! Из всех людей мне должен был попасться именно тот парень, который может меня опознать!» Хотя, если вдуматься, какое тут совпадение? Тедрис родом с Внешнего Кольца. Разве удивительно, что его направили служить туда, где он знает каждую выбоину и кочку? «Надо только не попадаться ему на глаза, и порядок...»
На четвертой палубе Хан выскочил из лифта и стал искать коридор, который привел бы его в третий отсек. Нашел, свернул и прошагал до самого конца. Старшие офицеры всегда получали кабинеты с иллюминаторами. Одна из привилегий высокого звания. Хан отыскал нужную дверь, потоптался перед ней, собрался с духом, расправил плечи и нашарил в кармане футляр с подарком хаттов — красивым (и довольно ценным) мужским кольцом из платины с крупным ботанским драгоценным камнем без единого изъяна.
В приемной стоял серебристый дроид и вводил в планшет данные. Услышав шаги, секретарь поднял голову:
— Чем могу помочь, лейтенант?
— Мне нужно видеть адмирала Гриланкса, — сказал Хан.
— Вам назначено, лейтенант?
— Нет, не совсем... Но знаю, что он хочет меня видеть. У меня есть кое-что... информация... для него. Ты понимаешь, что хочу сказать?
Он многозначно подмигнул с ухмылкой, в надежде перегрузить логические цепи дроида.
Зеленые фоторецепторы дроида легонько вспыхнули, пока тот старался интерпретировать сказанное. В конце концов секретарь наклонил голову набок:
— Прошу меня извинить, лейтенант, может быть, вы лучше переговорите с адъютантом адмирала?
— Без проблем.
Дроид заторопился в соседнюю комнату, и Хан расслышал, как он с кем-то там советуется. Наконец секретарь вернулся; на серебристые пятки ему наступал до предела разгневанный старший лейтенант. Хан застыл в стойке смирно и отдал честь.
— Что здесь происходит? — рявкнул адъютант.
— Разрешите доложить, сэр, лейтенант Стью Маноск, мне нужно видеть адмирала, сэр!
— Какое у вас к нему дело, лейтенант? — пожелал знать адъютант, которого, если верить планке с именем, звали Керн Фэллон.
— Мне нужно передать адмиралу послание, сэр. Личное... э-э-э... письмо, сэр.
Хан оправданно рискнул предположить, что Гриланкс, как многие высокопоставленные офицеры, морально, как говорится, неустойчив. Если человек берет взятки, значит существует большой шанс, что в делах, касающихся женщин, он далеко не аскет.
Фэллон приподнял бровь:
— Прошу прощения, лейтенант?
Его проверяли, поэтому Хан упрямо стоял на своем:
— Она сказала, чтобы я передал письмо лично в руки адмирала, сэр.
— Она? — Адъютант резко сбавил громкость до шепота: — Малесса?
Хан удивленно захлопал ресницами и пошел ва-банк.
— Сэр, это письмо от госпожи Гриланкс! — потрясенно заявил он. — А кто такая Малесса?
«Если так зовут жену адмирала, все, приехали», — промелькнула мысль.
Но удача продолжала ему улыбаться. Старший лейтенант поперхнулся.
— От госпожи Гриланкс, ну конечно же! Я о ней и говорил, просто... оговорился. Малесса — это моя жена... оговорился, да... думал как раз о ней, вот и ошибся... подождите минуточку.
Адъютант испарился. Хан позволил себе ухмылку: «Чистый сабакк». Можно было ставить все, что угодно, что добрый старый адмирал завел себе на стороне любовницу, а то и двух. Через несколько минут Хана проводили в личный кабинет адмирала, где было просторно, уютно, а в иллюминатор можно полюбоваться на эскадру, находящуюся на орбите.
Гриланкс оказался коренастым человеком среднего роста с редеющими седыми волосами и аккуратной щеточкой усов. Когда Хан вошел, адмирал встал из-за стола, взгляд его выдавал беспокойство.
— Вы привезли письмо от моей жены, лейтенант?
Соло набрал полную грудь воздуха:
— Сэр, я могу передать вам послание лишь наедине, сэр!
Гриланкс некоторое время разглядывал его, затем жестом велел подойти поближе и нажал кнопку под столешницей.
— Защитный блокирующий экран активирован, все волны глушатся, — сказал он. — А теперь объясните, что все это значит.
Кореллианин достал из кармана футляр с кольцом:
— Я привез вам подарок от хаттов с Нал-Хатты, адмирал. Они хотят заключить с вами сделку.
При виде кольца глаза адмирала загорелись, но он даже не прикоснулся к подарку.
— Ясно, — сказал Гриланкс. — Не могу сказать, будто удивлен. Слизни не желают, чтобы потревожили их уютное преступное гнездо, э?
Хан кивнул:
— Именно так, адмирал. И они готовы хорошо заплатить за спокойствие. Мы сейчас говорим обо всех повелителях Нал-Хатты. Они будут щедры.
Гриланкс наконец-то осмелился взять в руки кольцо, осмотреть его и надеть для пробы на палец. Кольцо оказалось точно впору.
— Вам очень идет, сэр, — подольстился Соло.
— Да, верно, — согласился адмирал, задумчиво играя с кольцом, то надевая, то снимая его. — Должен признать, что нахожу предложение хаттов... соблазнительным. Тем более что я собирался выйти в отставку на будущий год. Прибавка к пенсии... пришлась бы как нельзя кстати.
— Совершенно с вами согласен, сэр.
— Но я получил четкие, недвусмысленные приказы и не могу их игнорировать. — Гриланкс снял кольцо и протянул его Хану. — Боюсь, сделка не состоится, молодой человек.
Хана словно мешком по голове огрели, но кореллианин сохранил спокойствие. Адмирал колебался, это же ясно.
— Сэр, а что в приказах? — спросил Хан. — Может, мы сумеем придумать что-нибудь к обоюдной выгоде и отвести от вас подозрения.
Гриланкс горько и коротко рассмеялся:
— Едва ли, молодой человек. Мне приказали войти в систему хаттов, применить к Луне контрабандистов, Нар-Шаддаа, приказ «База-дельта-ноль» и затем установить блокаду Нал-Хатты и Нар-Хекки до тех пор, пока хатты не согласятся на таможенные службы и наше военное присутствие на их планетах. Мофф не хочет чересчур уж щипать хаттов за бока, но намерен превратить Нар-Шаддаа в груду камней.
У Хана во рту пересохло. Приказ «База-дельта-ноль» означал полное опустошение планеты: любая жизнь, любые корабли, любые механизмы, даже дроиды, будут уничтожены или захвачены. Сбывался его худший кошмар.
— Адмирал... вы уже составили боевой план? — сипло выдавил кореллианин.
— Персонал еще работает над ним, — сказал Гриланкс. — Я как раз его проверял. А что?
— Хатты не отказались бы на него взглянуть. Назовите цену.
Адмирала его слова заинтриговали.
— Купить боевой план? — удивленно спросил он. — А что это даст?
— Возможно, шанс сражаться, сэр, — ответил Соло. — Потому что мы будем воевать.
— Мы? — переспросил Гриланкс. — Так вы один из них? Контрабандист?
— Так точно, сэр.
Адмирал пожал плечами.
— Я удивлен, — признался он. — Форма на вас отлично сидит.
— Благодарю вас, сэр, — искренне сказал Хан.
Гриланкс неторопливо прошелся по кабинету, совершенно очевидно размышляя, подбрасывая по ходу дела на ладони кольцо и снова ловя его. В конце концов имперец опять остановился возле посетителя.
— Говорите, ваши хозяева заплатят за этот план все, что я захочу? — уточнил он.
— Так точно, сэр. За него и за разумное, стратегически оправданное отступление вашей эскадры при первой же возможности. Остальное — наша забота.
Гриланкс хмыкнул, еще немного подумал и наконец, как будто приняв решение, надел кольцо обратно на палец.
— Ну что ж, молодой человек, сделка есть сделка. Плату я желаю получить в драгоценных камнях... небольших, которые легко продать и сложно отследить. Я составлю вам список, укажу вес и тип.
— Годится, сэр. Валяйте.
— Тогда посидите вон там. — Адмирал указал на диван в углу. — Я закончу просматривать боевой план, и вы сможете забрать его.
Хан кивнул и сел где велено. Легкость его немного удивила. Интересно, может, пора начинать мучиться подозрениями? Но адмиралом определенно двигала жадность. И Что-то еще... но Хан никак не мог понять что. Трудился Гриланкс часа два, затем встал и опять поманил Хана в защитное поле.
— Ну вот, — сказал он. — Ничего гениального, стандартная имперская тактика, но весьма рабочая. Боюсь, мы порвем любых контрабандистов в клочья.
— Это наша забота, — повторил Соло. — А ваша — придерживаться его, адмирал, а когда сумеете обоснованно отвести эскадру, так и поступите. Я вернусь с вашей платой.
— Вы пилот, не так ли?
— Уж будьте уверены, сэр. — Хан ухмыльнулся. — Вы еще пожалеете, что я не на вашей стороне.
Адмирал усмехнулся:
— Дерзкий молодой человек, да? Но лучшие пилоты всегда таковы. Что ж, хорошо, я оставлю для вас челнок вот по этим координатам. — Гриланкс приписал на листке флимси строчку. — Наденьте форму. Все необходимые коды для посадки будут в навигационном компьютере. Жду вас ровно через неделю с часа атаки. Все ясно?
— Так точно, сэр. Я все понял. И я вернусь, можете рассчитывать. Хатты перепуганы до смерти. Они заплатят и не пикнут.
«По крайней мере, ты этого не услышишь», — беззвучно добавил он.
— Замечательно. Тогда по рукам. И все же, молодой человек, По-моему, вы чересчур оптимистично оцениваете свои шансы выстоять против моей эскадры.
— Я запомню ваши слова, адмирал, — кивнул Хан. — Но нам нужен лишь шанс встретиться с противником. Большего мы не просим.
— Большего вы и не получите, — сказал Гриланкс. — Но готовьтесь защищаться изо всех сил. Я буду атаковать по-настоящему.
Хан взял под козырек:
— Так точно, сэр!
Затем он идеально развернулся кругом и чеканным шагом вышел из кабинета.

 

Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий