Трилогия о Хане Соло

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ
СРАЖЕНИЕ ПРИ НАР-ШАДДАА

Первое, что увидел адмирал Винстел Гриланкс, когда «Судьба Империи» вышла из гиперпространственного микропрыжка, был маленький разведывательный кораблик, улепетывающий изо всех сил. Адмирал сухо улыбнулся.
«Думаю, я еще не раз увижу такое сегодня...»
Эта мысль его не порадовала: будет трудно проиграть этому неорганизованному сброду. Ну и как прикажете это сделать?
— Сэр, эскадра вышла из гиперпространства, — доложил его заместитель, коммандер Джелон.
Повинуясь силе привычки, Гриланкс автоматически начал отдавать приказы:
— Занять боевые позиции.
Гриланкс не стал смотреть — он и так знал, что происходит. Семь главных кораблей выстроились в оговоренный Гриланк сом боевой клин так, что «Судьба» оказалась на острие. Дальше шли два тяжелых крейсера, «Заграждающий» и «Ликвидатор», за которыми следовали «Миротворец» и «Гордость Сената». Замыкали клин еще два тяжелых крейсера, «Принудитель» и «Неумолимый».
Дредноуты выпустили истребители, и они окружили клин. Две разведывательные «Карраки», «Бдительный» и «Аванпост», выдвинулись перед эскадрой и выпустили разведывательные СИДы. Шестнадцать канонерок, легких таможенных корветов типа «Страж», разошлись разомкнутым строем, готовые предотвратить любую попытку сбежать с Луны контрабандистов. Все произошло быстро и гладко, без заминок. Гриланкс постарался, чтобы его командующие прекрасно знали каждый пункт его военного плана.
— Адмирал, сэр, по вашему приказу эскадра развернута, — сообщил Джелон через несколько коротких минут.
— Прекрасно. Прикажите им продолжать действовать по плану.
— Да, адмирал.
Эскадра двинулась вперед на заданных скоростях: дозорные шли на Нар-Шаддаа полным ходом, как и основные корабли, канонерки шли на крейсерской скорости. Гриланкс поглядел в обзорный экран на мостике, потом проверил сканеры дальнего действия, увидев, что луна Нар-Шаддаа окружена сотнями, тысячами обломков. Ему не удастся провести крупные корабли через этот мусорный пояс, особенно если контрабандисты вздумают оказать сопротивление. Когда его эскадра подберется поближе к луне, надо будет приказать им обогнуть дрейфующий мусор.
Гриланкс стоял, заложив руки за спину, наблюдая за небольшой точкой, которая обозначала на радаре тот маленький запаниковавший кораблик, который он увидел по выходе из гиперпространства. Когда маленький корабль-разведчик достиг плавающего в космосе мусора, к нему в его стремительном бегстве присоединились еще два небольших корабля, по виду грузовики. Адмирал вздохнул. По его плану все сражение должно было занять меньше пятнадцати минут. Пора было приступать к раздумьям о том, как же ему проиграть...

 

 

Вид имперской эскадры, выныривающий из гиперпространства, сильно потряс Роа. С минуту он еле сдерживался, чтобы не запаниковать и не уйти немедленно в гиперпрыжок. Он знал, конечно, что имперская эскадра состоит из десятков кораблей, что некоторые из них больше всех кораблей, на которых ему доводилось летать. Но это не подготовило его к тому, что он чуть не влетел прямо в середину их строя.
Почти не соображая, что делает, Роа развернул свой кораблик и дал деру обратно к Нар-Шаддаа. Заставил себя сделать несколько глубоких вдохов и выдохов, борясь со страхом. Тренировки всплыли в памяти. «Сообщить. Надо сообщить об эскадре. Я же на разведывательном корабле».
Он включил коммуникатор и перевел его на специальную шифрованную частоту, которую они подготовили.
— Центральная оборонительная, это «Льюилл». Слышите меня, Центральная?
— Слышим тебя, «Льюилл». Засек их? — раздался в наушниках шлема голос Мако.
— Центральная, подтверждаю. — Роа проверил датчики и кормовой тактический экран. — Они развернули наступление.
— Хорошо. Это то, что нам надо, помнишь? Продолжай вести их к нам. Немного сбавь скорость, Роа, только постарайся, чтобы они ничего не заподозрили. Посылаю «Изящную Шутку» и «Звездного Странника» помочь тебе привести хотя бы один из пикетов в нужное место.
— Понял, Центральная.
Роа чуть сбавил скорость, тщательно следя, чтобы она снижалась постепенно. «Карраки» стремительно приближались. Быстрые корабли! Роа порадовался, что Мако послал ему в поддержку двух помощников. Оба они были быстрыми, и Данит Джелей с Ренной Стрего были опытными капитанами.
Роа сделал глубокий вдох. Страх все еще был в нем, притаился Где-то глубоко в сердце, но, по крайней мере, он больше не мешал думать. Устроившись поудобнее в кресле, пилот сосредоточился на деле.

 

 

На мостике «Драконьей Жемчужины» Мако Спинс наблюдал за датчиками и показаниями радаров, боясь моргнуть. «Жемчужина» была слишком велика, чтобы спрятать ее среди дрейфующего мусора. Но он приказал Синюшке расположить корабль так, чтобы «Карраки» не заметили его до тех нор, пока имперцы не окажутся в нужном месте.
Мако увидел, что одна из «Каррак», «Аванпост», изменила курс, чтобы подойти к Нар-Шаддаа с другой стороны, тогда как «Бдительный» продолжил идти прямо в ловушку. Это был умный ход: Гриланкс не мог знать, где контрабандисты нападут. А когда их атака начнется, «Аванпост», скорее всего, просто подождет в сторонке, вместо того чтобы вступать в схватку. Будет докладывать о происходящем и поджидать те корабли контрабандистов, которые попытаются улизнуть. Вторая «Каррака», которая идентифицировалась как «Бдительный», продолжала двигаться к своей позиции.
«Почти на месте, — думал Мако, вытирая потные ладони о штаны. — Почти...»

 

 

Фалан Инайро был кореллианином, и друзья ему часто говорили, что он горяч и импульсивен. В ответ Инайро говорил, что обычно его поспешность в действиях приносила пользу, часто позволяла ему урвать самую выгодную сделку, наилучший груз и лучшую партию в сабакк.
Теперь он сидел на борту своего легкого модифицированного грузовика YT-1210, звавшегося «Получи-ка!», и кипел от вынужденного ожидания. Что вообще происходит? Его угнетала необходимость сидеть здесь, спрятавшись за покореженным грузовиком, прилепившись к его борту магнитным захватом.
«Проклятие, — мысленно негодовал он. — Да что творится-то?»
Инайро снова оглядел приборы, и на этот раз кое-что привлекло его внимание: приближалось Что-то очень большое. И оно было близко. «Должно быть, один из них», — решил Фалан. На мгновение он пожалел, что не установил новые датчики, более современные, с лучшим идентификатором. Вслух же он сказал своему канониру-родианцу:
— Эй, Гадаф, у меня Что-то на радаре. Приготовься стрелять.
— Заметано, капитан. Готов.
Некоторые из контрабандистов говорили, что, по их мнению, «Получи-ка!» был слишком легко вооружен, чтобы идти против имперцев, но Фалан Инайро был уверен, что его мастерство пилота — которое было на высоте — с лихвой компенсирует тот факт, что у него есть всего лишь один-единственный лазер, установленный наверху корабля.
— Хотелось бы только... — раздался мечтательный голос родианца.
— Чего?
— Чтобы у нас было время настроить прицел этого лазера, босс. Он упорно стреляет вправо, и мне приходится все время компенсировать вручную.
Инайро проблемой не проникся.
— Ничего сложного в том, чтобы корректировать огонь, Гадаф. Я всегда с легкостью попадаю в цель этим лазером.
— Да я знаю, босс. Я тоже не так уж много промахиваюсь.
Инайро раздраженно заерзал.
«Когда нам уже наконец отдадут долбаный приказ?!»
Большая штуковина — что бы это ни было — на экранах уже почти прошла мимо «Получи-ка!».
«Ну же! Ну! Чего же ты...»
Инайро резко выпрямился, услышав в наушниках голос Мако Спинса — искаженный расстоянием и помехами от космического мусора, но узнаваемый.
— Первый ударный отряд, говорит Центральная. Приготовьтесь...
Инайро шумно вздохнул и вдруг понял, что не расслышал последнее слово. Было сказано «атаковать»? Наверное. Он был почти уверен в этом. Подумал было вызвать Центральную и попросить повторить, но не стал этого делать. Над ним будут смеяться, к тому же он отстанет при атаке.
— Вперед! — крикнул он и отключил магнитный захват. Вылетев из-за куска космического мусора, Инайро увидел, что за ним последовали два корабля. Всего два? А где, во имя приспешников Зендора, все остальные?!
Больше времени удивляться не было — на него напал какой-то СИД. В передний щит угодил разряд. Инайро скомпенсировал энергию, и тут же корабль задрожал — это Гадаф выстрелил в истребитель. И сильно промахнулся — слишком далеко влево.
«Переборщил, дурила!!!»
Инайро развернул корабль и завопил:
— Стреляй, Гадаф!
Красный разряд вылетел и едва не задел бешено кружащийся истребитель. Инайро выругался и погнался за СИДом. Гоняться за истребителем на этой свалке космического мусора было не слишком легко. Постоянно приходилось совершать боковой крен или еще более резкие маневры, чтобы не врезаться во что-нибудь.
— Сейчас он будет... в зоне прямого поражения! — крикнул Инайро. — Будь... готов!
В следующий миг СИД и «Получи-ка!» оказались на одной линии, и между ними ничего не было. Сквозь вакуум пронесся еще один малиновый заряд, и на этот раз он поразил разведывательный СИД прямо в центр. Полыхнул взрыв, сначала желтый, потом белый, стал расширяться, разрастаться... СИД исчез, оставив после себя только пылающие обломки и пепел...
Но не успел Инайро порадоваться победе, как его взгляд упал на экран радара. Та самая громадина приближалась к нему! И через секунду она будет прямо над ним!
Капитан Инайро бешено завертелся в кресле, нажимая кнопки и рычаги, отчаянно пытаясь уйти. Краем глаза он заметил эту махину.
«Приспешники Зендора, это ж...»
Больше Фалан Инайро ничего не успел подумать. Тяжелые турболазеры «Карраки» выпустили волну зеленого огня, охватившего маленький грузовик и уничтожившего его в мгновение ока. Через десять секунд на месте «Получи-ка!» не осталось даже космической пыли.

 

 

Ниев Джауб последовал за «Получи-ка!» из укрытия и очень быстро понял, что сделал ужасную ошибку. Салластанин летел на маленьком легком грузовике (модифицированном, разумеется) под названием «Бнеф Нлле» и, когда он увидел, как «Получи-ка!» вылетает из укрытия, подумал, что пропустил приказ Мако, и последовал за Инайро. Очутившись на «открытом пространстве», Джауб подметил, что с ними был еще только один корабль. Значит, они выскочили слишком рано — атака еще не началась.
Джауб хотел уже попытаться развернуться и снова спрятаться, но было поздно. Зеленый выстрел СИДа чуть не ожег корпус. Джауб кинул вправо свой грузовичок (который сильно напоминал одну из рептилий с раковиной, живущих на его родной планете), и тот заскользил, совершая маневр уклонения.
В отличие от большинства защитников Нар-Шаддаа, Джауб был честным торговцем, который по чистой случайности оказался по делам на Луне контрабандистов, доставляя экзотическую пищу когда-то изысканным отелям-казино. На Нар-Шаддаа была довольно большая салластанская община, и у Джауба имелись там родные и друзья. Так что, когда распространился призыв Мако, Джауб посчитал своей обязанностью ответить на него. Он не мог позволить семье и друзьям пострадать. Не мог не попытаться помочь им!
«Ну и что теперь? — подумал он, стреляя в СИД. — Не мне соревноваться с этими пилотами! Я ведь никогда даже не стрелял из этих орудий — только на тренировках!»
Но бежать уже было некуда: «Каррака» вступила в бой. И без того большие глаза Джауба расширились еще больше, когда он увидел, как «Получи-ка!» исчезает в зеленом пламени турболазеров.
Если бы Джауб считал, что может потягаться в скорости с этими кораблями, он попытался бы удрать. Но он прекрасно знал, что не стоит. Ничего не оставалось делать, только попытаться уцелеть и, может статься, получить возможность сделать удачный выстрел. С минуты на минуту Мако должен был объявить о реальной атаке!
Джауб метнулся в сторону, когда мимо него пронесся СИД, появившийся словно из ниоткуда. Этот маневр привел его в зону поражения турболазеров «Карраки». Пилот-салластанин взвизгнул в ужасе, когда рядом с его кораблем промелькнула зеленая вспышка, едва не задев грузовик.
«Все хорошо, он не попал, он не попал, он не... о боги... он попал в меня...»
Индикаторы показывали резкое снижение мощности. Этот выстрел едва задел его, но, вероятно, уничтожил щиты и вывел из строя двигатели. «Бнеф Нлле» еще двигался вперед по инерции, но двигатели уже умерли. Джауб попробовал маневровые двигатели и понял, что они все еще функционируют. Он не сможет затормозить или набрать скорость, но повернуть — пожалуйста.
Джауб осмотрелся и увидел, что сзади к нему приближаются два СИДа. Они моментально догонят и распылят его на атомы.
«Каррака», по всей видимости, решила не тратить заряд турболазеров на такой вот маленький подбитый грузовик. Имперская громадина величественно плыла параллельным с Джаубом курсом.
«Секунды... У меня есть всего лишь секунды. Но и за такое время можно кое-что сделать».
Он не считал себя особенно храбрым, но салластане были известны как практичная раса. Джауб повел свой корабль по спирали, запустив маневровые двигатели, намеренно позволив «Бнеф Нлле» бесконтрольно вращаться. В иллюминаторе закружились звезды и космический мусор, отчего тошнота подкатила к горлу.
— Бнеф нлле всем! — завопил он перед тем, как врезаться в бок «Карраки».
По-салластански «бнеф нлле» означало «удачи».
Сначала Джаубу показалось, что у него не получится, что «Каррака» идет слишком быстро, но потом, в последнюю секунду, он понял, что да, он врежется в щиты левого борта большого корабля. Радость переполнила его, а потом был только огонь...

 

 

— Идиоты, придурки! Почему они не подождали моего приказа? — разорался Мако, глядя на дисплей радара.
«Почему они вылезли из засады?» Может, они не поняли его? Мако тогда сказал: «Приготовьтесь уклоняться». И как только он закончил говорить, те три грузовика кинулись вон из-под прикрытия. Мако смотрел на экран, непрерывно ругаясь на множестве языков, видя, как два из трех непослушных кораблей взрываются.
По крайней мере, этот второй парень, кто бы он ни был, смог извлечь хоть какую-то пользу из своего безрассудства. И даже тот дурак, который все начал, подстрелил разведывательный СИД. Третий корабль несся по направлению к Мако, а за ним гнался истребитель СИД.
— Вот здорово! — воскликнул Мако. — Давай, еще приведи его прямиком к нашему укрытию! Если ты выживешь, я лично разыщу тебя и удавлю!
— Мако, он получит по полной, если мы что-нибудь не сделаем, — напряженно сказала Синь.
— Я должен предоставить этому дурню право заплатить за свою ошибку, — зарычал Мако, но еще один взгляд на экран дал понять, что «Каррака» достаточно далеко зашла в скопища мусора, чтобы утратить возможность быстро развернуться и ускользнуть.
— Ладно, — сказал он Синюшке и артиллеристам. — Спасем его жалкую шкуру!
Включив коммуникатор, Мако сказал:
— Начинаем атаку! Первый отряд, в атаку, мальчики и девочки! Займитесь теми СИДами, а я пойду на «Карраку». Будьте готовы прикрыть меня! Покажем этому сосунку!
Синь выводила «Драконью Жемчужину» из укрытия. Пытающийся спастись грузовик увидел их и повернул к ним, как ребенок, старающийся спрятаться за маминой юбкой. Синь отдала приказ артиллеристам, и шесть мощных турболазеров хаттской яхты послали в СИД зеленые смертоносные лучи. Истребитель зрелищно взорвался.
— Пустая трата мощности, — буркнул Мако. — У этих дурацких кораблей даже щитов нет.
«Жемчужина» двинулась дальше на «Карраку», которая только теперь сообразила, что ей бросают вызов.
— Синь, запускай «Охотников»! — крикнул Мако.
— Уже сделала две минуты назад! — закричала в ответ она. — И прекращай указывать мне, что делать!
«Бдительный» развернулся к яхте, и два корабля вступили в схватку. У «Карраки», разумеется, было преимущество в бою. У нее более мощная броня, щиты лучше, чем у яхты, и больше орудий. К тому же она была быстрее, хотя и ненамного.
Но и у команды Мако было два больших преимущества. Синь много раз водила корабли через мусорную свалку Нар Шаддаа, тогда как пилот «Карраки» делал это впервые. И хаттская яхта была намного меньше, а значит, маневренней. Синь старалась использовать это преимущество как можно больше. Яхта быстро подлетала, делала выстрел, а потом как можно скорее отходила, дабы избежать ответного огня.
Упав на пол, когда из-за попадания на мгновение искусственная гравитация дала сбой, Мако решил не рисковать и пристегнулся к креслу. За обзорным экраном полыхали цветные вспышки от лазерных и турболазерных выстрелов, отраженных щитами, но «Бдительного» из командного центра видно не было. Мако боялся, что «Бдительный» окажется одной из новых, переделанных моделей, оснащенных лучами захвата, но, по-видимому, это было не так. Хаттская яхта постоянно сотрясалась от стрельбы.
— Теряем щиты правого борта! — напряженно сказала Синь. — Еще одно попадание туда, и...
Бабах! «Жемчужина» страшно покачнулась, как раненое животное, когда хищник вонзает в него клыки. Синь выругалась:
— Стреляйте! Вмажьте им!
Яхта Джилиак задрожала, когда турболазеры выстрелили раз и еще раз.
Мако еле сдерживал желание встать и посмотреть своими глазами, что там творится, но корабль так бешено сотрясался, что это было бы рискованно. Ему сейчас не хватало только руку сломать — или шею.
Бах-бах!
— Тьфу ты! — воскликнула Синь. — Мы потеряли три турболазерные установки.
Бах!
— Теперь четыре.
— Синь, во имя звезд, что происходит?! — крикнул Мако при следующем ударе. — Мы в них вообще попадаем?
— Ага, — пробурчала она. — Попадаем. Огонь, ребятки! Еще раз!
Не в силах дольше оставаться в неведении, Мако расстегнул ремни безопасности и, стараясь удерживать равновесие на то вздымающейся, то опадающей палубе, пробрался к Синюшке, чтобы увидеть происходящее самому.
— Щиты у него по левому борту слабеют, — пояснила Синь. — А наши на правом на нуле.
Она повернула хаттскую яхту так, чтобы к «Бдительному» были обращены сравнительно целые носовые щиты.
— Двигатели плохо работают, — сказал Мако, почувствовав, с какой натугой движется корабль.
— Это ты мне рассказываешь? — рявкнула Синь.
«Жемчужина» снова дала залп, потом еще один, а потом... Мако издал радостный вопль, увидев, что вместо вспышки турболазерного огня на щитах на бронированной шкуре «Кар раки» появилось большое обугленное пятно.
— Вот и нет его левых щитов!
— Ага, как и наших правых, — отрезала Синь.
— Но он теперь у нас в руках, детка! Выходим из боя!
Мако кинулся обратно к коммуникатору.
— Так, слушайте меня! «Уже слишком поздно»! «Минестра»! Говорит Центральная оборонительная. Прием!
Мако обращался к двум кораблям наемников, которые должны были по плану находиться в этом месте. «Уже слишком поздно» был захваченным и переделанным имперским патрульным кораблем, а «Минестра» — захваченный легкий имперский корвет. Оба корабля были помечены «пламенеющим когтем» — эмблемой, указывающей на принадлежность к пиратской братии.
— «Минестра», слышим тебя, Мако, — отозвался голос. — «Уже слишком поздно» тоже тут.
— Слушайте, ребята, хорошие новости! Мы только что вывели из строя щиты по левому борту «Бдительного»!
— Мы уже идем, чтобы прикончить его, — сказал голос капитана «Минестры». — Мако, мы видели, что вам сильно досталось. Лучше убирайтесь отсюда, пока не появились еще имперцы.
— Да мы с радостью, — откликнулась Синь, и очень медленно «Драконья Жемчужина» поковыляла прочь.
Мако кинул взгляд на мониторы состояния корабля и выругался: «Полностью уничтожены щиты по правому борту, повреждены досветовые двигатели, повреждение корпуса, да еще и небольшая утечка воздуха. Джилиак будет в ярости...»
К этому времени подтянулись пиратские корабли, и они вместе с грузовиками наседали на поврежденный «Бдительный», слетаясь к нему, как стервятники к раненой жертве. Мако видел, что «Каррака» получает удар за ударом, пока броня больше не могла сдерживать их, и в боку корабля около ангара образовалась громадная дыра. Контрабандисты нацелились на двигатели, потом на мостик, и через несколько минут «Каррака» уже беспомощно дрейфовала. Из нее стали вылетать спасательные капсулы — часть команды покидала корабль.
Мако ухмыльнулся:
— Отлично, ребята! Так, мой корабль выходит из игры, по крайней мере, пока мы не устраним кое-какие повреждения, так что я направляюсь к Миражу не по расписанию. Вы, ребята, держите ухо востро. Вот-вот появятся канонерки!

 

 

Адмирал Гриланкс непонимающе уставился на коммандера Джелона, сбитый с толку докладом последнего.
— Вы говорите, что «Бдительный» вышел из боя? Капитан Элдон мертв?
— Вынужден с прискорбием доложить, сэр, это так.
— Что с его СИДами?
— Все уничтожены, сэр.
Гриланкс был слишком дисциплинирован, чтобы выругаться вслух, но он мог позволить себе сделать это мысленно.
— Прикажите канонеркам идти туда на полной скорости. Пусть две эскадрильи СИДов сопровождают их. Скажите им — вступать в схватку по готовности.
— Есть, сэр!
Гриланкс подумал было ввести в бой и вторую «Карраку», «Аванпост», но не стал. «Аванпост» может понадобиться позже, для зачистки. Ему не хотелось рисковать единственным оставшимся разведывательным кораблем.
«Мы еще покажем этим жалким преступникам», — гневно подумал Гриланкс, начисто позабыв, что должен проиграть это сражение.

 

 

Капитан Сунтир Фел смотрел на голограмму адмирала Гриланкса, стоящую, как казалось, на коммуникационной панели «Гордости Сената». Он чувствовал себя так, будто его ударили в живот.
— Элдон мертв?
Гриланкс коротко кивнул:
— К несчастью, да.
— Ясно, сэр. Разрешите сказать, адмирал?
— Говорите. — В голосе Гриланкса не было слышно доброжелательности.
— Может быть, нам стоит воспринимать этих контрабандистов несколько более... серьезно... сэр? Похоже, они способны устроить координированную атаку, а не только стрелять вразнобой.
— Ваши слова приняты к сведению, Фел. Конец связи.
Голограмма исчезла.
Секунду Сунтир Фел стоял, склонив голову. Капитан Дарв Элдон был его однокашником в академии. Они были близкими друзьями почти десять лет. Его смерть была подобна ране в душе.
Фел сглотнул и выпрямился. У него еще будет время погоревать. Сейчас его обязанность — уничтожить как можно больше контрабандистов.

 

 

Поначалу Хану Соло было непривычно стрелять в СИДы, вместо того чтобы на них летать. Как только Мако приказал первой ударной группе начинать атаку, Хан на «Брии», с Чуи и Джериком, сидящими в установленных на крыльях турелях, полетел за несколькими СИДами и схватился с ними. Они уже взорвали двоих и теперь летали в скоплениях мусора в поисках новых противников.
У «Брии» был ослаблен один из кормовых щитов, что могло представлять опасность для двигателей, если в том месте случится еще один большой удар, но в остальном корабль не был поврежден, во многом благодаря искусному пилотированию Хана.
Хан был одним из немногих контрабандистов, которые летели без партнера. Мако хотел, чтобы он мог следить за флотом и без задержек устремиться туда, где потребуется его помощь. Хан понял, что решение Мако свидетельствовало о признании его способностей пилота, и был польщен.
Хан кинул быстрый взгляд на левую турель на крыле «Брии» и увидел Джерика во вращающемся кресле, с наушниками и микрофоном на голове. Пока что у парня не очень-то получалось. Он слишком старался, нервничал и умудрялся промахнуться, даже стреляя в упор. Хан начал думать, что не надо было брать его с собой.
У Чубакки дела были намного лучше. Он попал в один из СИДов, и тот, крутясь, полетел прочь. Мгновение спустя он врезался в большой обломок и взорвался.
Хан достал второй сдвоенными носовыми лазерами.
В наушниках зазвучал голос Мако:
— Слушайте! Канонерки прибывают и вступают в бой по готовности! Будьте бдительны!
Хан только решил поохотиться на одну из канонерок, как неожиданно на него налетел СИД, палящий что есть мочи.
— Чуи, Джерик! — крикнул Хан. — Сосредоточьтесь!
Действуя по привычке, он увернулся от выстрелов и нажал на спусковую кнопку носовых орудий. Промазал! Хан выругался.
К ним мчался еще один истребитель, желая подставить «Брию» под перекрестный огонь. Хан наугад выстрелил в него, развернул корабль прочь — и увидел, что СИД покачнулся. Попал!
Другой СИД снова заходил, и в этот раз Чубакка был на высоте. Он стрелял, стрелял... В наушниках Хана вдруг раздался рев ярости и бессилия, который издал вуки.
«Его ранило!» — было первой мыслью Хана, и внезапно ему стало трудно дышать. Тем не менее, поглядев вправо, он увидел, что Чуи скачет вверх-вниз в кресле, рычит, ругается, размахивает длинными волосатыми руками, злой, но здоровый.
«Что это с ним?»
Хан посмотрел внимательнее и понял, в чем дело. Ручка управления орудием «Брии» с болтающимися проводами была зажата в руке Чуи. Стараясь подстрелить СИД, вуки слишком увлекся и забыл соразмерять свою силу; он попросту выдрал ручку с корнем. Теперь уже Хан выругался:
— Чуи, увалень волосатый! Посмотри, что ты наделал!
Чубакка прорычал у Хана в наушниках, что сам прекрасно знает, что наделал. Хан никогда раньше не слышал, чтобы его друг так выражался.
Шмяк! Выстрел СИДа попал в центральный щит «Брии».
«Ну же, Соло, сосредоточься на полете, а то будет тебе крышка!» Хан покачал головой, поняв, что отныне ему придется рассматривать правый борт как поврежденный и изо всех защищать его.
Он заговорил в микрофон:
— Джерик, слушай сюда, парень! Чуи только что сломал пушку! Теперь тебе придется взять на себя эти СИДы!
Голос Джерика дрожал и звучал подозрительно слабо:
— Э-э-э... я?
— Да, ты! Приготовься! Он заходит!

 

 

Джерик скорчился в кресле в левой турели и замер от ужаса.
«Вот сейчас исполнится мой худший ночной кошмар! Мы все погибнем из-за меня!»
Он заставил себя выпрямиться и крутанул кресло, ища СИД. Сетка прицела висела перед ним. Получится у него прицелиться? Он не знал. Пока что получалось только позорно проваливаться.
«Где же он? Где?»
Внезапно он увидел истребитель. Он шел по кривой сверху, так чтобы повернуть и избегнуть выстрела с носа «Брии».
«Я не могу... что, если я не смогу?»
Мысли Джерика беспорядочно скакали, но каким-то образом его руки двигались сами. Была сетка прицела, и был СИД, и вдруг — две картинки стали одной. Без сознательного побуждения Джерик нажал на спуск. Красный луч вылетел и попал в самый центр истребителя. В торжественной тишине истребитель взорвался. Джерик в шоке уставился на взрыв.
«Это я сделал?»
В наушниках раздался голос Хана:
— Отлично, малыш! Давай еще раз!
«Это я сделал? Я сделал! Получилось! Я могу!»
Джерик Соло широко улыбнулся, почувствовав окатившую его волну удовлетворения и гордости.
— Хорошо, Хан!
Джерик проверил заряд орудия, затем принялся осматривать окрестности в поисках новых целей. «Брия» полетела дальше.

 

 

На борту «Отчаянного Беглеца» Салла Зенд проверила свою позицию, потом быстренько взглянула в иллюминатор, чтобы убедиться, что ее партнер там, где ему и положено было быть. Так как «Беглец» по скорости был равен «Соколу», ее поставили в пару с Лэндо и его странным маленьким дроидом-пилотом.
Салла никогда не слышала о дроиде, который мог сам управлять кораблем, но поняла, что Вуффи Раа — необычный дроид, откуда-то из другой части Галактики. Явно не типичный астромеханик. С момента вылета Вуффи Раа не только держался в нужном построении, он летал еще и лучше ее!
Она проговорила в микрофон:
— Есть у тебя на радарах канонерки, Вуффи?
— Пока ничего, госпожа Салла, — ответил маленький дроид. — И пожалуйста, меня зовут Вуффи Раа.
— Нет проблем, Вуффи Раа, — откликнулась она. — И что же твое имя значит, а?
— На языке тех, кто меня программировал, это номер, госпожа Салла.
— А...
Салла проводила визуальное исследование, пролетая мимо обломков. Пока не было видно никаких канонерок, но датчики показывали большую группу кораблей, движущихся сквозь «облако» космического мусора вокруг Нар-Шаддаа. Все зависело от времени.
— Лэндо, будь настороже, готовь орудия. Имперские слизняки повсюду.
— Понял, Салла.
— Рик, Шуг! В любой момент на нас могут напасть. Готовы, парни?
— Готовы, — отозвался Шуг.
— Готовы, красотка, — сказал Рик Дуэль.
Он всегда выражался в такой манере, считая ее обворожительной. Салла состроила мину и закатила глаза.
— Завязывай с этим, Рик. Смотри в оба. Сейчас не время любезничать.
— Ну, Салла, что я могу поделать, если у меня есть глаза? — парировал Рик, придав голосу мнимо обиженное звучание. — Этот дурак, Соло, совсем не ценит тебя. Ты заслуживаешь большего, чем кореллианский недомерок. Ты прекрасная женщина, а он...
— Закрой варежку, Рик, — рявкнула Салла, устав от болтовни. — И усмири свои гормоны. Ты повторяешься.
— Но, Салла... — попытался он протестовать очень обиженным голосом, — я влюбился в тебя, как только...
— Госпожа Салла! — вклинился в разговор Вуффи Раа. — Летят!
Женщина проверила сенсоры и идентификационные коды корабля. Имперский легкий таможенный крейсер типа «Страж», «Хранитель Лианны»! Салла изменила курс, чтобы встретиться с приближающимся кораблем нос к носу, и ее впечатлило, как быстро Вуффи Раа последовал за ней.
«Хранитель Лианны» устремился к ним, стреляя из лазерных пушек. Салла получила легкое попадание, но щиты отразили выстрел. Имперский корабль оказался быстрым и столь же маневренным, как и грузовики, — это был таможенный патрульный корабль, разработанный, чтобы ловить контрабандистов. Шуг выстрелил из счетверенных лазеров и начисто промахнулся, потому что имперский пилот провел маневр уклонения.
Салла наблюдала и думала: «Он хорош! Но мы все равно его достанем. У нас численный перевес».
Она была так занята «Хранителем Лианны», что не заметила три точки на экране радара, приближающиеся с невероятной скоростью.
Вуффи Раа пискнул:
— Леди Салла! СИДы!
Последовал выстрел в носовую часть корабля Саллы, но щиты выдержали. Шуг теперь стрелял постоянно, как и Лэндо. Подбили один истребитель, и тот мгновенно взорвался. Невозможно было сказать, кто именно из двоих попал.
«Уклониться!» Салла резко накренила «Беглеца», но все равно выстрел достиг цели. Большая часть удара пришлась на щиты, но при этом весь грузовик неистово затрясся.
— Уберите кто-нибудь эти СИДы! — крикнула Салла.
— Стараюсь! — одновременно отозвались Л эндо и Шуг.
Салла мрачно ругнулась. А где «Хранитель Лианны»?
Она потеряла таможенный корабль в свалке. «Беглец» снова затрясся. Пытаясь удерживать брыкающийся корабль на нужном курсе, Салла едва не врезалась в громадный обломок. Им попали в корму, и щиты там стали слабее. Судя по силе выстрела, это был патрульный корабль, а не СИД.
— Вот та-а-ак! — завопил в наушниках Лэндо, и Салла увидела, как еще один СИД взрывается.
Двое на двоих. Этак будет честнее! И все же где «Хранитель Лианны»? У Лэндо на хвосте? Да нет же! Прямо позади «Беглеца», вот где!
— Салла, маневрируй! — взволнованно сказал Лэндо.
— Да ни за что на свете! — заорала она. — Я только этого и ждала! Рик, чтоб тебя ранкор сожрал, достань его!

 

 

Капитан Лодрел, стоявший на мостике имперского корабля «Хранитель Лианны», мрачно оскалился, когда его корабль устремился к корме похожего на майнока грузовика.
«Попался!» — самодовольно подумал он и открыл рот, чтобы отдать приказ уничтожить беспомощный корабль. Но, не успев ничего сказать, Лодрел заметил нечто странное в задней части корабля от «КореллиКосмос». На корме грузовика вдруг открылись два закамуфлированных орудия! Вместо того чтобы кричать «огонь!», Лодрел завопил: «Маневрируйте!»
Но было поздно: две ударные ракеты уже мчались к нему.
«Как же это? Так нечестно!» — негодующе подумал Лодрел.
Это была его последняя мысль...

 

 

— Ура-а-а! — закричала Салла, увидев на экране, как патрульный корабль разлетается на атомы. — Достали его! Отличный выстрел, Рик!
— Подаришь мне поцелуй, когда вернемся на базу? — потребовал он в микрофон.
— Ни за что, — весело отозвалась Салла. — Но я буду доброй и куплю тебе выпивку!
— Мои поздравления, госпожа Салла, — сказал Вуффи Раа своим чересчур культурным голосом.
— Молодец, Салла! — фыркнул Лэндо. — Во всей этой суматохе я полностью забыл про эти ракеты. Шуг, ты лучше всех!
— Да, Шуг, мы все тебе обязаны, — согласилась Салла.
— Это было весело, — засмеялся Шуг. — Хотите еще раз?
— Конечно! — хором воскликнули Салла и Лэндо.

 

 

Мако Спинс вздохнул с облегчением, когда поврежденная «Драконья Жемчужина» дотянула до Миража в относительной безопасности, которую предоставили ей корабли побольше из флота наемников Дреи Рентал. Мако проверил датчики, слушая доклады с кораблей.
Контрабандисты хорошо справлялись с имперскими канонерками. Но и у них были потери — корабли, которые они не могли позволить себе потерять. Мако хмуро сдвинул брови, проверяя корабль за кораблем. Сегодня он потеряет много друзей. Слишком много хороших кораблей и славных товарищей уже не вернутся...
Он запустил программу проверки статуса. Почти двадцать пять процентов контрабандистских кораблей... уничтожены. Даже если они выиграют это сражение, контрабандные операции на Нар-Шаддаа еще долго будут ощущать на себе сегодняшние последствия.
Но и имперцы, вероятно, потеряли половину своих истребителей и около пятидесяти процентов канонерок.
«Вопрос дня: когда Гриланкс соберется ввести в игру крупные корабли?» — подумал Мако.
Большие корабли неумолимо приближались, но все еще были далеко. Мако взволнованно глянул на экран радара и увидел две канонерки, преследующие контрабандистский корабль. «О нет!» В наушники Мако ворвался голос, полный паники:
— Центральная! Можете выслать помощь? Я поврежден и...
Голос взлетел до мучительного крика, потом резко оборвался. На глазах Мако точка на радаре погасла. Ему оставалось только беспомощно выругаться.

 

 

— Коммандер Джелон, — сказал адмирал Гриланкс, — прикажите оставшимся истребителям вылетать и вступать в схватку по готовности.
— Есть, сэр.
Большие имперские корабли находились уже в пятистах километрах от мусорного «панциря» Нар-Шаддаа. Гриланкс отхлебнул стим-чай и снова посмотрел на радары — там оставшиеся двенадцать СИДов мчались к месту битвы.
— Коммандер, передайте главному клину указание выйти на внешнюю орбиту. Мы обогнем эти обломки.
— Есть, сэр.
— И прикажите клину разогнаться до полной скорости. Начинаем атаку.
— Есть, сэр!
Гриланкс снова проверил статус эскадры, упорство контрабандистов произвело на него впечатление. Он-то думал, что к этому времени они сломаются и побегут, а они все еще дерутся, более того, причиняют его канонеркам немалый ущерб.
И все равно нелегко будет проиграть. Да, контрабандисты храбро сражаются, но их маленькие грузовики не могут сравниться с линейными кораблями. Гриланкс вздохнул. Возможно, ему придется приказать одному из своих кораблей сделать нечто, что гарантированно приведет к его уничтожению. Адмирал еще отхлебнул стим-чай и с трудом проглотил горячую жидкость. Казалось, вокруг его горла сжимается рука. Ему доводилось посылать войска на верную смерть — и не раз, — но он никогда не делал этого специально. И он не был уверен, что сможет...
Но разве у него есть выбор?

 

 

«Вот они и сделали свой ход! Ускоряются для атаки!»
Мако переключил коммуникатор на особую частоту.
— Хан, это Мако. Слышишь меня?
— Да, Мако, — отвечал голос его друга, искаженный, но разбираемый. — Слышу тебя. Что происходит?
— Гриланкс делает ход основными кораблями. Я приказываю отступление. Сделаешь мне кой-какое одолжение, приятель?
— Говори.
— Вы с Чуи охраняйте тылы при отступлении. Задержитесь немного и побудьте пастухами для нашего стада космических лодырей, ладно? Следи за ними, Хан. Не давай им лететь слишком медленно, но и смотри, чтобы не летели слишком быстро. Надо, чтобы имперцы почти нагоняли их.
— Сделаем. Как у нас дела?
— В общем и целом неплохо. Но мы потеряли несколько друзей.
— Знаю, видел месиво, — сказал Хан поникшим голосом.
— Конец связи.
Мако переключился на другую специальную частоту.
— Капитан Рентал?
— Рентал слушает.
— Я собираюсь сейчас объявить отступление. Будьте готовы.
— Мы готовы. Я сообщу «Минестре». Как насчет «Уже слишком поздно»?
— Их больше нет.
— А...
— Рентал, конец связи.
Теперь Мако переключился на общую частоту.
— Мальчики и девочки, это Центральная оборонительная. Вы хорошо поработали, друзья-бездельники. Теперь пришло время уйти с вечеринки. Всем кораблям уходить по оговоренному курсу. Вспомните тренировки. Повторяю: уходите по оговоренному курсу. Начинайте. Центральная, отбой.

 

 

Заверри стояла в отгороженной секции космогаража Шуга Нинкса, сосредоточившись на экране радара, где двигалось изображение, передаваемое «Драконьей Жемчужиной». Она наблюдала, как контрабандисты развернулись и помчались прочь от приближающихся крупных имперских кораблей и оставшихся канонерок. Ее друзья бежали, как показалось бы стороннему наблюдателю, беспорядочной толпой, но на самом деле это было тщательно скоординированное и подготовленное отступление.
Мако с Ханом очень долго учили их, на каком расстоянии следует держаться впереди имперских кораблей — в зоне действия имперских орудий; им придется уклоняться, дабы не быть подстреленными удачным залпом.
Иллюзионистка в нетерпении кусала губы. Это самый большой шанс в ее жизни — шанс уничтожить за один раз больше имперцев, чем она наверняка едва ли когда еще сможет.
«Так, идите сюда».
Имперский клин подходил все ближе к месту, отведенному для Миража.
«Вот так, идите сюда, гонитесь за ними, да, следуйте за ними прямиком в ловушку...»
Похожая на охотящегося тогорианина, Заверри напряженно всматривалась в дисплей, пока жжение в глазах не заставило ее заморгать. Проморгавшись, она увидела их. Весь основной клин находился в координатах «М»! Заверри улыбнулась, и улыбка ее была хищной, неприятной. Иллюзионистка включила коммуникатор на специальной частоте.
— Мако, это Заверри.
— Это Мако. Слышу тебя, Заверри.
— Включаю Мираж... сейчас, — сказала она и оборвала связь.
Медленно она нажала красную кнопку на панели управления. Под кнопкой была надпись: «Не трогать, если ты не Заверри».
— А теперь умрите, — прошептала она.

 

 

«Судьба Империи» обогнула Нар-Шаддаа по широкой дуге, как было приказано, чтобы обойти дрейфующий на орбите Луны контрабандистов космический мусор. Адмирал Гриланкс наконец увидел Нал-Хатту, громадную даже на расстоянии ста двадцати трех тысяч километров. Его флагман шел во главе клина кораблей, двигавшихся идеальным строем. Оставшиеся истребители и канонерки замыкали клин. Вся масса кораблей следовала за бегущими контрабандистами.
Гриланкс стоял на мостике, наблюдая, как имперская эскадра нагоняет свои жертвы. Красные и зеленые полосы разрядов имперских лазеров и турболазеров расчертили пространство, вонзились в пеструю гурьбу грузовиков. И снова Гриланкс пытался придумать, как же ему удастся инсценировать реалистичное поражение и отступление.
Контрабандисты яростно боролись, надо было отдать им должное, но вид его больших кораблей явно устрашил их, напугал настолько, что они растеряли весь боевой дух. Теперь они бежали, как кореллианские врельты от стаи каноидов.
— Адмирал Гриланкс, сэр! — не терпящим отлагательства тоном затараторил оператор средств обнаружения. — Сэр, у меня Что-то, но откуда... К нам Что-то приближается, сэр!
Гриланкс бросил мимолетный взгляд на датчики, потом повернулся посмотреть на обзорный экран. Его глаза округлились. От Нал-Хатты прямо на них шли сотни контрабандистских кораблей самых разных размеров — включая несколько кореллианских корветов!
«Наемники! У контрабандистов нет таких больших кораблей!»
— Откуда они взялись? — потребовал Джелон у оператора. — Почему вы за ними не следили?
— Сэр, они, должно быть, только что взлетели с Нал-Хатты! Сэр, я концентрировался на контрабандистском флоте, как мне было приказано, коммандер!
Гриланкс нахмурился. Инстинкты, отточенные десятилетиями службы во флоте, заставляли его сомневаться, не трюк ли это.
— Полное сканирование! — рявкнул он.
— Есть, сэр!
Спустя мгновение оператор вывел на экран результат проверки. Гриланкс тщательно изучил его. «Наверное, хатты держали этих наемников в резерве, а в отчаянии потом выпустили их», — решил адмирал. Он прочистил горло:
— Коммандер Джелон, прикажите клину и истребителям выполнить поворот на сто десять градусов по оси игрек и вступить в схватку с неприятелем. Завершив маневр, пусть стреляют по готовности.
Мако Спинс издал вопль радости, увидев, как появляется флот-мираж, а имперские корабли начинают разворачиваться.
— Ага! Они купились! — Он включил коммуникатор. — Капитан Рентал!
— Вижу, — сказала она напряженно. — До сих пор я не верила, что это сработает, но должна признать... Атакую, полная скорость!
— Задай им жару!

 

 

Как просил Мако, Хан Соло держался позади остальных контрабандистов, когда они вылетали из космического мусора, отступали. Пролетев диск Нар-Шаддаа, Хан приказал им пойти по широкой дуге и выйти из полосы обломков. Тогда Гриланкс будет четко видеть бегущих контрабандистов и продолжит преследование — прямо до ловушки.
Выйдя наконец из полосы мусора, Хан неожиданно оказался позади имперского флота. Он видел корабли впереди и подумал было попытаться обогнуть их на максимальной скорости, чтобы принять участие в атаке в точке «М». Прямо перед собой он увидел на радаре пару кораблей и с удивлением обнаружил, проверив их данные, что отбившаяся парочка не кто иные, как Салла и Лэндо на «Беглеце» и «Соколе». Может, кто-то из них сильно пострадал и нуждается в помощи? Он активировал переговорное устройство и сказал:
— Центральная, это Хан. Мако, прием.
Вне полосы мусора помех было гораздо меньше, и голос Мако звучал значительно четче:
— Мако на связи, Хан. Имперцы уже почти в точке «М».
— У меня на радаре Салла и Лэндо, и мы все позади им перцев, Мако.
— Да, я попросил их побыть там, думая, что тебе может понадобиться помощь, если ты вдруг наткнешься на какую-нибудь канонерку, — сказал Мако.
— Они в порядке?
— Насколько я знаю, да.
— Переведешь меня на них?
— Конечно.
Чтобы не засорять частоты, все коммуникации осуществлялись через Мако, кроме пар вроде Лэндо и Саллы. Через мгновение Хан услышал голос Лэндо:
— Хан, приятель!
— Лэндо, я позади тебя. Думаю тут, как бы прокрасться мимо имперского флота, чтобы вернуться туда, где по-жарче.
— Мы с Саллой как раз об этом думали. Не хочу упустить шанс получить на свой счет еще несколько подбитых имперских канонерок. У нас с Саллой их довольно много, — гордо сказал Лэндо.
— Три легких крейсера типа «Страж», — вставила Салла.
— Эй, поздравляю!
— Хозяин, — четкий выговор Вуффи Раа невозможно было не узнать, — хотите, чтобы я развернул нас, чтобы мы вместе с капитаном Соло могли полететь обратно туда, где происходит битва?
— Да, Вуффи Раа, почему бы тебе это не сделать? Да... и не зови меня хозяином.
— Хорошо, хозяин.
Хан уже находился достаточно близко, чтобы увидеть, как его друзья разворачиваются и летят к нему. Хан тихо хихикнул:
— Лэндо, ты где раздобыл такого дроида?
— Долгая история.
Вскоре три корабля летели тесной кучкой. Хан был несказанно рад узнать, что с его друзьями ничего не случилось. Приятно, что они летят вот так, вместе, объединившись против имперцев.
Хан снова включил коммуникатор:
— Эй, народ, как мы все же будем добираться до места? Как-то надо облететь этот флот.
Чуи, который оставил бесполезную теперь турель и сидел в кабине в качестве второго пилота и оператора носовых орудий «Брии», вдруг тревожно зарычал и показал на датчики. Хан взглянул туда и увидел, как громадный клин кораблей замедляет ход и начинает медленно разворачиваться, оставаясь все время в идеальном построении.
— Молодец, Заверри! — завопил Хан и включил связь. — Эй, Лэндо, Салла! Проверьте носовые датчики!
Имперские корабли уже были вне зоны видимости. Хан вдруг пожалел, что не может догнать их и побомбить еще.
— Они видят Мираж! — сказал Лэндо. — А мы почему не видим?
— Потому что мы позади него, — ответил Хан. — Все дело в угле падения лучей света. Это сложно, так что поверь мне на слово. Имперцы видят, что прямо на них прет громадный флот!
Имперский флот продолжал выполнять поворот.
«Вот же невезуха: застрять здесь, когда все веселье там!» — подумал Хан.
И вдруг ему в голову пришла идея.
— Лэндо, Салла! Я тут подумал: мы достаточно близко к имперцам, чтобы сделать двухсекундный микропрыжок в гиперпространство и вынырнуть прямо посреди иллюзии. Если мы немножко поменяем направление движения перед прыжком, мы окажемся на том же курсе, по которому идут «призраки»! Так давайте дадим флоту Заверри реальные зубки!
— Хан! — тут же запротестовала Салла. — Если ты не заметил, мы посреди гравитационного колодца!
— Зато мы близко к точке, где планета и луна уравновешивают друг друга, — продолжал настаивать Хан. — Да ладно вам, ребята! Мы можем это сделать! Давайте! За мной!
Он чуть изменил вектор полета и с удовольствием отметил, что «Отчаянный Беглец» и «Сокол» последовали его примеру.
— Так, готовы! Приготовиться к микропрыжку!
— Хан, эта иллюзия продержится еще от силы пару минут! — забеспокоился Лэндо. — Компьютеры не успеют рассчитать курс!
— Я уже об этом подумал, — отозвался Хан. — Ты скажи этому твоему дроиду, чтобы рассчитал нам микропрыжок и вывел нас троих прямо перед этим флотом. Он может загрузить цифры в наши навикомпьютеры через коммуникатор. Ты же можешь, а, Вуффи Раа?
— Я дроид второго класса, конечно, я могу сделать такие элементарные вычисления, — сказал Вуффи Раа, обидевшись на то, что его способности подвергли сомнению. — Однако, капитан Соло, я вынужден отметить, что ваше предложение влечет за собой значительный риск.
По голосу дроида Хан живо вообразил себе, как тот размахивает щупальцами, выказывая неодобрение.
— Лэндо, ну прикажи ему!
Вздох Лэндо был слышен даже через коммуникатор.
— Ну будь по-твоему, чокнутый кореллианин. Вуффи Раа, гений ты механический, делай, что говорит Хан!
Через несколько мгновений Вуффи Раа сказал подавленным голосом:
— Курс проложен.
— Загружай! — завопил Хан, сопроводив слова действием.
На короткий миг звезды превратились в яркие полоски, а потом Хан увидел, что несется прямо на имперский флот! Посмотрел по сторонам, увидел, что Лэндо и Салла летят рядом, а позади и со всех сторон простирается иллюзия, созданная Заверри. Теперь Мираж был виден, и хотя Хан был готов к чему-то масштабному, он был потрясен.
— Класс! — воскликнул Хан. — Спасибо, Вуффи Раа!
Когда призрачный флот подошел ближе к имперскому клину, большие корабли начали отстреливаться. Хан понял, что быть частью иллюзии не так уж и плохо: когда противник видит столько кораблей, по которым можно стрелять, для настоящих кораблей шансы быть подбитыми резко снижаются. Тем не менее Хан приготовился маневрировать в случае чего.
— Джерик, готов?
— Готов!
— Чуи, ты готов там со своими сдвоенными лазерами?
— Гррррмнннннн!
Хан выбрал цель — самый левый дредноут, который был ближе всего к нему.
— Иду за дредноутом прямо по курсу, — сказал он в микрофон, кинул взгляд на экран с идентификацией корабля, — «Миротворцем».
— Мы с тобой, — сказал Лэндо. — Прикроем друг друга.
— Отлично! — Для Хана наступил звездный час. — Весело, а, ребята?!
— Хан, что ты намерен делать? — с некоторой долей нерешительности спросила Салла.
— Да ничего такого. Я просто подумал, что можно пролететь мимо мостика «Миротворца» и помахать капитану, — весело ответил Хан. — Нанесу ему дружеский визит...
— Хан! Мне, знаешь ли, хотелось бы выбраться отсюда живой.
— Чокнутый кореллианин... — пробормотал Лэндо.
— Эй, да чего вы волнуетесь? Это же я!

 

 

Капитан Рельдо Довлис, командующий имперским дредноутом «Миротворец», с отвращением потряс головой.
— Прекратить огонь! — рявкнул он. — Их флот ненастоящий. Такого не может быть: наши выстрелы не сбили ни одного их корабля. И ни один из их выстрелов не причинил нам ни малейшего вреда. Мы попросту теряем время и заряды.
Оператор средств обнаружения поднял голову:
— Сэр, датчики по-прежнему показывают, что эта флотилия настоящая.
— Тогда они лгут, — раздраженно парировал Довлис. Он внимательно посмотрел на экраны радаров и увидел, что несколько кораблей быстро приближаются к корме «Миротворца». — С кормы приближаются корабли. Разверните корабль и приготовьте к стрельбе переднюю батарею турболазеров. Прицелиться. Приготовиться открыть огонь по моей команде.
Большой корабль медленно начал разворачиваться. Довлис неотрывно смотрел на приближающиеся корабли и с облегчением понял, что у него будет время дать по ним несколько залпов. Судя по их размерам, этого...
Пилот издал приглушенный крик, и «Миротворец» качнулся. Брызги красного лазерного огня разошлись по носовым щитам «Миротворца». А через мгновение мимо пронесся корабль — так близко к обзорному экрану мостика, что даже Довлис вскрикнул и пригнулся. Нападающий корабль, маленький, потрепанный грузовик «СороСууб», сделал четкую петлю и пошел на второй заход.
«Не все они миражи!» — понял Довлис.
— Поворачивайте обратно! — завопил он. — Стреляйте в тот корабль!
«Миротворец» начал разворачиваться обратно. Довлису снова стал виден флот контрабандистов, и он с ужасом увидел, что они уже очень близко. Еще два побитых грузовика направились к «Миротворцу».
— Цельтесь в те корабли! — приказал капитан. — Огонь!

 

 

Команда Мако Спинса сумела в аварийном порядке починить некоторые поломки «Драконьей Жемчужины», и теперь у хаттской яхты частично функционировали щиты по правому борту, а утечки в корпусе были ликвидированы. Досветовые двигатели все еще плохо работали, но Мако решил рискнуть и ввести яхту обратно в бой. Капитан Рентал приказала бомбардировщику сопровождать Мако, и быстрый мощный истребитель летел теперь рядом с ним, готовый защищать поврежденную правую часть яхты.
Посмотрев на приборы, Мако увидел, что находится на расстоянии выстрела от своей цели — тяжелого крейсера «Ликвидатор». Корабль все еще был повернут кормой к приближающимся контрабандистам и пиратам, а значит, открыт для атаки.
— Мако, мы уже на расстоянии выстрела, — сказала Синь.
Мако кивнул прекрасной контрабандистке:
— Отлично! Пусть бомбардировщик стреляет первым, а потом вступим мы. Скажи стрелкам, чтобы целились в левый кормовой щит, прямо над двигателем. Надо попасть туда же, куда и бомбардировщик.
— Ага, — пробормотала Синь и передала приказ.
Мако был рад, что есть этот бомбардировщик, который прикрывает его правый борт. Быстрый, современный маленький истребитель был оборудован не только лазерами, но и протонными торпедами, которые могли очень сильно пригодиться. Мако включил коммуникатор и обратился к артиллеристу на борту бомбардировщика:
— Это Мако. Вы готовы?
— Готовы!
— Тогда начинайте!
Спинс следил за истребителем на радаре. Тот сделал заход и всадил четыре протонные торпеды в назначенную цель, потом отлетел прочь.
— Все, Мако, — сказал пилот, подлетая к яхте, — щитов либо уже нет, либо они держатся на соплях. Твоя очередь!
— С превеликим удовольствием!
Мако повернулся к Синюшке и кивнул. Она увеличила скорость до максимальной (которая все равно была не слишком большой) и направилась к «Ликвидатору», стреляя из турболазеров. После первого же выстрела Мако понял, что щиты тяжелого крейсера уже уничтожены. Артиллеристы «Жемчужины» стали бомбить цель из оставшихся двух турболазеров, прежде чем неуклюжий имперский корабль мог развернуться и начать обстрел из тяжелых орудий. Через мгновение правый бок корабля вместе с двигателем превратились в груду искореженного металла. «Ликвидатор» медленно и беспомощно вращался на месте. Воздух вытекал из него.

 

 

Капитан Дрея Рентал, сидевшая в своем командирском кресле, взволнованно подалась вперед.
«Наконец-то! Хоть какая-то работа и для меня!»
Конечно, командовать кораблями во время сражения было непростой задачей, но совершенно не такой, как та, что стояла перед ней сейчас. Она летела на собственном корабле и собиралась стрелять на поражение. Целью она выбрала другой тяжелый крейсер, «Заграждающий».
Эти корабли были неуклюжи, давно устарели, да и щитов у них было явно недостаточно. По сравнению с «Заграждающим» «Кулак Рентал» был тяжеловооруженным, сверкающим орудием уничтожения. В дополнение к двум сдвоенным турболазерам на верхней и нижней турелях ее кореллианский корвет был оснащен четырьмя сдвоенными лазерами по бокам, чтобы отстреливаться от истребителей, а также парой орудий, стреляющих протонными торпедами, впереди, прямо под мостиком.
Конечно, количество торпед было ограниченно, как Хан и предполагал. У Рентал было всего лишь четыре — их невероятно трудно найти. И, приближаясь к «Заграждающему», Рентал была намерена сделать так, чтобы каждая из них нанесла как можно больше вреда врагу.
— Готовьтесь выпустить торпеды номер один и два, — сказала она своим артиллеристам. — Цельтесь в корму. Будет здорово устроить им перегрузку реактора!
— Есть, сэр!
Рентал улыбнулась. Ей всегда нравилось, когда к ней обращались «сэр».
«Кулак Рентал» устремился к цели, как гончая за дичью, и его капитан крикнула:
— Огонь!
Корабль качнулся, раз, другой, когда протонные торпеды вылетели в вихре голубого пламени.
Первая торпеда снесла щиты крейсера; вторая влепилась в корпус и причинила значительные повреждения.
— Стреляйте из турболазеров! — приказала Рентал, идя на второй заход.
От ударов «Заграждающий» начал сотрясаться. Турболазеры еще глубже впились в жизненно важные системы корабля, ища путь к сердцу — реактору, который давал энергию двигателям.
Нельзя с точностью сказать, что насторожило Рентал. Возможно, инстинкт, развившийся за двадцать лет участия в сражениях. Женщина-капитан резко повернула корабль и увела его прочь.
Позади нее «Заграждающий» неожиданно взорвался, словно какой-то беззащитный СИД. Рентал победоносно улыбнулась.
«Вот это повеселились!»

 

 

Мако с радостью наблюдал, как пять бомбардировщиков Рентал мчатся к корме дредноута «Миротворец», целясь в плохо защищенную область двигателей, поливая ее протонными торпедами. Дредноуты были гораздо более сложными целями, нежели неповоротливые тяжелые крейсеры, но, по мнению Мако, у них был шанс расправиться с этим.
Хан, Салла и Лэндо явно выкинули какой-то безумный фокус, чтобы отвлечь внимание «Миротворца» на себя, покуда подоспеют бомбардировщики. На радаре мигали обозначающие их точки, следующие за бомбардировщиками. Они ждали, пока протонные торпеды уничтожат щиты, чтобы не палить попусту в большой корабль.
Мако принялся делать в уме некоторые вычисления, глядя, как бомбардировщики нападают на имперский дредноут: «Два залпа по две торпеды от пяти истребителей... двадцать ударов торпедами!» На первый взгляд это много, но Мако проходил практику на имперском дредноуте и знал, насколько эти старички крепки.
«Первый залп пошел... десять торпед... десять попаданий...»
Мако сделал грубые подсчеты и понял, что кормовые щиты «Миротворца» должны уже держаться на честном слове. Когда бомбардировщики пошли на второй заход, по правому борту дредноута, как раз там, где двигатели, стали появляться почерневшие дыры. Теперь, когда щитов больше не существовало, остальные контрабандисты лихо атаковали корму дредноута. Имперский капитан пытался было повернуть корабль так, чтобы можно было выстрелить по нападающим, но корабль уже не слушался.
А потом вдруг на правом борту сверкнула яркая вспышка, и свет от двигателей «Миротворца» погас. Мако тихо присвистнул.
«Вот это ребята попали...»

 

 

— Сэр, реактор правого борта перегружен! Системы безопасности отключили его! — доложил первый помощник Рельдо Довлиса. — У нас не осталось мощности в двигателях, сэр!
Довлис в отчаянии оглянулся. Теперь, когда двигатели не работают, уже не спастись. У контрабандистов корабли слишком малы, чтобы быстро причинить ему существенный ущерб, но со временем они попросту разорвут его на кусочки, начав с незащищенной задней части правого борта, пробираясь постепенно к мостику, уничтожая корабль часть за частью, впиваясь своими маленькими лазерами...
— Нужно снова завести двигатели, или мы покойники, — сказал Довлис, зная, что говорит правду. — Отключите систему защиты. Нам нужна энергия!
— Но, капитан... — Лицо молодого человека от страха стало белым. И Довлис не винил его. С реакторами не стоило шутить. Но что ему еще было делать? Все остальные имперские корабли вовлечены в битву — вряд ли помощь придет достаточно быстро, обратись он к Гриланксу. Довлис рассчитывал на то, что система безопасности отключит реактор задолго до того, как появится реальная угроза взрыва.
Он направил на подчиненного суровый взгляд:
— Я отдал вам приказ, коммандер.
— Есть, сэр!
«Только бы нам удалось завести двигатели и протянуть до того, как мы доберемся до других кораблей!» — подумал Довлис. На дрейфующий без двигателей «Миротворец» рано или поздно начнет действовать гравитация Нар-Шаддаа. Довлис услышал, как натужно заводятся двигатели, и его сердце сжалось от того, что ему приходится делать с кораблем. Но сейчас на кону были их жизни.
«Миротворец» дернулся и медленно пополз вперед — а потом задрожал в агонии, когда взорвался правый двигатель. Левый двигатель все еще работал, и дредноут завертелся волчком.
— Выключить двигатели! — крикнул Довлис, но коммандер предвидел этот приказ и уже выполнил его.
«Миротворец» медленно вращался в тишине.
Искусственная гравитация еще работала за счет аварийных источников питания. Но их энергии было недостаточно, чтобы запустить маневровые двигатели. Не было способа прекратить это вращение. Если снова включить левые двигатели, корабль станет вращаться лишь сильнее и быстрее.
В ужасе Рельдо Довлис смотрел на кружащие за иллюминатором звезды, потом появилась поверхность Нар-Шаддаа, размытая из-за планетарных щитов, потом снова звезды и опять луна...
«Ну сделай же что-нибудь! — вопил его внутренний голос. — Нас же притягивает гравитация луны! Еще минута, и мы врежемся в энергетический щит Нар-Шаддаа! Взорвемся!»
Вот это будет взрыв!
Звезды... луна... звезды... луна...
Тошнотворное кружение, верчение, вращение, никакой возможности остановиться...
Звезды... луна... звезды... луна... звезды... луна уже близко...
Довлис пытался сохранить достоинство. В конце концов, он имперский офицер.
— Кто-нибудь может придумать что-нибудь, что может нам помочь? — спросил он, стараясь, чтобы голос звучал ровно и спокойно.
Команда на мостике молча смотрела на него. Закон гравитации в этом случае был так же жесток и неумолим, как любой из тех, что устанавливает Император.
Звезды... луна... звезды... луна уже так близко... звезды... луна...
А потом осталась только луна, вцепившаяся в них, тащившая их к своему щиту.
А потом не стало ничего...

 

 

Одним из контрабандистов, которые стреляли в умирающего «Миротворца», был Роа, который вдруг стал очень самонадеянным. Еще недавно он все думал, не стареет ли он, теряя хватку, но сегодня он два раза сцепился с СИДами — и оба раза вышел победителем из схваток.
«Эй, я все еще хоть куда!» — подумал он, кидая «Льюилл» вслед кружащемуся дредноуту. Ради острых ощущений он пролетел прямо под падающим «Миротворцем», потом резко пошел вверх. Сила инерции вдавила его в кресло — а потом «Миротворец» врезался в щит Нар-Шаддаа.
Взрывная волна кинула Роа вперед. Он ударился о ручку управления. Панель инструментов частично разбилась, осколки глассина вонзились в его руки и грудь, как маленькие кинжалы.
Взрыв большого корабля уничтожил секцию планетарного щита, и горящие обломки были затянуты внутрь, в верхнюю часть атмосферы.
И туда же затянуло Роа.
Взрывная волна оглушила его, и он с трудом соображал, пытаясь прийти в себя. Это было нелегко. Забытье накатывало на сознание, как волны ночного моря. Но Роа был борцом. Он не сдавался: открыл глаза, моргнул, поднял голову.
Мгновение спустя он пришел в себя и понял, где он и что делает. Он падал камнем вниз, все ниже и ниже через загрязненную атмосферу Нар-Шаддаа.
Роа заморгал. Что это такое в глазах? Кровь? Скорее всего. Он потряс головой, и под черепом взорвалась боль. Попытка двинуться принесла еще больше боли.
Панель инструментов пребывала в разрухе, но некоторые части все еще светились и действовали. Костюм перестал быть герметичным; впрочем, вакуума снаружи больше не было...
Усилием воли Роа заставил себя двигаться, схватил рычаги управления и начал пытаться вести маленький разведчик вниз сквозь атмосферу, используя все свое мастерство, чтобы обеспечить мягкую посадку. Или даже жесткую посадку. Вообще хоть какую-нибудь посадку!
«Льюилл» мужественно пыталась исполнять команды. Вот уже Роа удалось поднять нос кораблика, крылья подхватил воздушный поток. Сумасшедшее падение замедлилось. Роа принялся проверять системы торможения и маневрирования, и они нехотя, плохо, но отвечали. Он все еще падал, но теперь это было относительно контролируемое падение.
Внизу была платформа. С помощью маневровых двигателей Роа смог подтолкнуть «Льюилл» поближе к ней, пока не появилась уверенность, что он приземлится на платформу, а не свалится с края в зияющую пропасть между зданиями...
Пермакрит быстро приближался...
Слишком быстро!
Роа сражался с гравитацией, как сражался бы с человеком, пользуясь каждой унцией мастерства, какой обладал. Пермакрит был уже близко, и Роа приготовился...
Столкновения он не запомнил.
Сколько времени прошло, когда он вернулся в сознание, заморгал? Секунды? Минуты? Часы?
Роа не знал, и ему было наплевать. У него болело все, но в полное сознание его вернул самый дикий, глубинный страх, какой он когда-либо знал. Запах гари. «Льюилл» горела. В любой момент кораблик может взорваться, и тогда все его усилия, чтобы приземлиться, пойдут прахом...
Не обращая внимания на куски глассина, торчащие из его тела, Роа протянул руку и стукнул по кнопке, которая откроет кабину. Он неловко отстегнул ремни безопасности. Сумел встать и почти выпал из кабины. Дрыгнул ногами, пытаясь собрать силы, чтобы подтянуть ноги. Чьи-то руки вдруг схватили его, подняли. Голоса раздались в ушах странными булькающими звуками, приглушенные шлемом. Его подняли, понесли. Шаги по пермакриту. Бегущие, торопящиеся. Его стали трясти. Почти так же сильно, как во время взрыва.
Роа слегка поднял голову, посмотрел назад, на «Льюилл» — как раз вовремя, чтобы увидеть, как его любимый маленький кораблик взрывается.
«Но я-то живой, как сквозь туман подумалось ему. — Я живой, и у меня есть настоящая Льюилл...»
И с этой мыслью он потерял сознание.

 

 

Для человека, желание которого исполнилось, адмирал Гриланкс был удивительно безрадостен. Он смотрел на дисплеи радаров, сенсоров, видел ущерб, который понесла его эскадра, и пребывал в абсолютной, беспросветной ярости.
Да как эти контрабандисты посмели?!
Один дредноут полностью уничтожен. «Карраку» остается только сдать в утиль. Один тяжелый крейсер превратился в беспомощного калеку, второй и вовсе теперь плавает вокруг Нар-Шаддаа в виде космической пыли и обломков...
Гриланксу пришлось бороться с порывом собрать войска и продолжить сражение. У него все еще оставались довольно могучие силы, особенно в сравнении с этими контрабандистами. Был еще довольно приличный шанс, может быть даже больше, чем пятьдесят на пятьдесят, что он сможет добиться победы и выполнить свои обязанности.
Но он не мог. Он искал возможность оправдать уход, и вот теперь эту возможность ему преподносят на блюде.
Гриланкс повернулся к коммандеру Джелону:
— Прикажите нашим кораблям организованно отступить. Когда они выйдут из сражения, прикажите им прыгать в гиперпространство, к нашей точке сбора.
Джелон уставился на старшего офицера, не скрывая удивления:
— Отступать, сэр?
— Да, отступать, — резко ответил Гриланкс. — Мы не можем выполнить директиву здесь, в системе И’Тоуб. Проверенная тактическая мудрость говорит нам, что мы должны организованно отступить, пока у нас еще есть какой-то контроль над ситуацией.
Обычно Гриланкс так же не стал бы оправдывать свои приказы перед подчиненным, как не стал бы выходить в открытый космос без скафандра, но сейчас он мысленно составлял официальный отчет и пробовал фразы.
Джелон отсалютовал, как на параде:
— Есть, сэр!

 

 

«Отступить? — подумал капитан Сунтир Фел в немом изумлении. — Как это отступить? Мы же еще можем выиграть!»
Это нелегко, конечно, но вполне возможно.
Фел не мог поверить, что у Гриланкса вдруг затряслись поджилки.
— Организованно отступайте, — повторил коммандер Джелон. — Это приказ адмирала.
Фел по званию был выше Джелона, и это давало ему возможность говорить более открыто, чем если бы он говорил с адмиралом.
— Но там ведь еще неотозванные СИДы. Мы же не можем просто бросить их!
— Адмирал ожидает, что эскадра совершит прыжок в гиперпространство, к месту сбора, в назначенное им время, — сухо отозвался Джелон.
Фел поджал губы.
— Конец связи, — коротко сказал он, и миниатюрное голографическое изображение Джелона исчезло.
Сунтир Фел повернулся к своему старшему офицеру:
— Передайте экстренное требование всем СИДам прибыть к «Гордости». Я возьму столько, сколько смогу, пока ангары и отсеки для челноков не наполнятся. В тот же миг мы выйдем из сражения и отступим, коммандер Тонив.
— Какая скорость, сэр?
— Одна четвертная, коммандер.
— Четверть скорости, сэр?
— Вы слышали меня.
— Есть, сэр!
Фел приказал идти на такой до смешного низкой скорости, чтобы дать возможность как можно большему количеству истребителей оказаться внутри его корабля. Технически он не ослушался приказа — Гриланкс не подумал указать скорость, — но по сути он его нарушал. Честно говоря, в данный момент Фелу было абсолютно наплевать на приказы. Он не собирался бросать пилотов истребителей!
Пять минут спустя ангары были заполнены двенадцатью истребителями и еще три расположились в отсеке для челноков. Радары показывали, что поблизости больше нет истребителей, которые можно было бы подобрать, так что Фел приказал перевести «Гордость» на полную скорость, чтобы догнать остальную эскадру.
Через минуту над панелью коммуникатора материализовалась маленькая голограмма адмирала Гриланкса.
— Капитан Фел!
Фелу не пришлось прилагать усилий, чтобы оставаться внешне спокойным. Он все еще был слишком зол, чтобы волноваться.
— Да, адмирал?
— Вы намеренно ослушались моего приказа!
— Я подобрал наши истребители, адмирал. И их пилотов. Я посчитал это... важным.
Гриланкс рассвирепел:
— Капитан, это решение могло стоить вам команды. Я не премину отразить это в своем докладе.
Фел сглотнул, но взгляд не отвел.
— А я, разумеется, сделаю свой доклад, — сказал он. — И я намереваюсь изложить все факты, имевшие место в этом сражении, как я их видел.
Гриланкс пригвоздил Фела тяжелым взглядом. Ни один из них не отвел глаз.
В конце концов адмирал кивнул:
— Как пожелаете, капитан.
Крошечное изображение исчезло. Сунтир Фел упал в кресло, борясь с желанием обхватить голову руками. Стоили ли жизни этих пилотов истребителей его карьеры?
Вполне возможно, что он Вот-вот это узнает. Фел вздохнул. Какая же порой сложная штука жизнь. Потом ему в голову пришла мысль, которая подняла его дух: «По крайней мере, мне не пришлось выполнять приказ „База-дельта-ноль“... А это тоже кое-чего стоит».

 

Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий