Жестокие святые

Книга: Жестокие святые
Назад: 15
Дальше: 16

Серефин Мелески

Своятова Виктория Холодова:
«Когда тело убитой Своятовы Виктории Холодовой коснулось земли, на том месте появилось гранатовое дерево».
Житие святых Васильева
Кацпер позволил двери захлопнуться за ними.
– Это была одна из твоих худших идей, Серефин. Из всех возможных.
Серефин не удержался от смеха. Кацпер шокированно смотрел на него, не понимая, почему тот веселится после того, как получил пророчество от сумасшедшей калязинской ведьмы. Задыхаясь от смеха, Серефин прислонился к стене и соскользнул на пол. Мимо прошел слуга, демонстративно не глядя в сторону Верховного принца, истерически хохотавшего на полу.
– Как это понимать? – продолжил Кацпер.
– А это нужно понимать? – отдышавшись, спросил Серефин, а затем вытер слезы.
Кацпер вздрогнул.
Серефин нахмурился и стряхнул с колена мотылька. И откуда они только взялись? Насекомое улетело, оставив на серных брюках едва заметную пыльцу.
Раздраженно вздохнув, Кацпер соскользнул по стене и уселся рядом с Серефином.
– И что теперь? – спросил он.
Серефин откинул голову назад. Ему нужно было отыскать способ выяснить, что творится при дворе, но так, чтобы никто ничего не заподозрил. Славки не очень любили его, потому что считали, что он лишь путается под ногами и старательно настраивает всех против себя. И хотя Пелагея была чудачкой, его порадовало, что не все во дворце пресмыкаются перед отцом.
– Как быстро можно добраться до Кьетри и обратно? – задумчиво спросил Серефин.
Кацпер покосился на него:
– Ты уезжаешь из Гражика?
– Не могу. Но мне нужен кто-то, кто сможет отправиться в Соляные пещеры.
– И кто бы это мог быть?
– Ну…
– Ни за что.
– Я доверяю лишь тебе и Остии, больше никому.
– Это так трогательно, Серефин.
– Ты не подчинишься приказу своего принца? – прижав руку к сердцу, спросил Серефин.
– Во-первых, это был не приказ, во-вторых, я не оставлю тебя лишь под защитой Остии, пока ты считаешь, что на каждом углу тебя поджидают убийцы. Я отыщу человека, которому можно доверять, и отправлю его в Кьетри.
– И что мне делать все это время?
– Напиваться вином и готовиться к неизбежному? – предложил Кацпер.
Серефин задумчиво кивнул.
– Может, пока купишь новую книгу заклинаний?
Услышав это, Серефин вскочил на ноги.
– Есть идея. Чем больше я узнаю́ деталей о связи отца со Стервятниками, тем сильнее беспокоюсь. Поэтому предлагаю узнать, с чего все началось.
– Ты собираешься убрать Стервятников подальше от своего отца? – спросил Кацпер.
– Они вообще не должны находиться рядом с ним. Поэтому я обязательно постараюсь это сделать.

 

Благодаря своему статусу Серефин смог встретиться с Багровой Стервятницей, второй по старшинству в иерархии ордена. К его удивлению, она заявилась в его покои, вместо того чтобы потребовать явиться в собор на территории дворца.
Это оказалась высокая женщина в железной маске, скрывающей все, кроме ее голубых глаз, в которых виднелась ярость, и копной черных волос, спадавшей ей на спину. Войдя в покои Серефина, она как-то по-птичьи склонила голову набок.
– Добро пожаловать в Гражик, ваше высочество, – сказала она хриплым голосом.
Он жестом предложил ей присесть и порадовался, когда она так и поступила, потому что от ее роста ему становилось не по себе.
– Надеюсь, с его превосходительством все в порядке, – сказал Серефин.
Он не удивился, что ему отказали в аудиенции с Черным Стервятником. Глава ордена был известен своей неуловимостью.
– Я обязательно передам ему, что вы беспокоились о его здоровье, – ответила она.
– Странно, что он не в Гражике, ведь до Равалыка осталось не так много времени.
– Государственные дела его мало интересуют. Как и сейчас, война будет идти всегда, а короли сменяться на троне, поэтому он заботится о магических делах, о которых ваш король забывает или для которых не находит время.
«Или для которых просто недостаточно силен, чтобы в них разобраться». Каково это править страной, которая восхваляет магов крови, и быть окруженным более могущественными магами, чем ты сам? Серефин мог бы посочувствовать отцу, но уж точно не пожалеть.
– Что же это за дела? – спросил он.
– Интересуетесь нашими обрядами, ваше высочество? Я считала, что они слишком оккультны для таких впечатлительных людей, как вы.
– Просто у меня появилось много свободного времени. А это не та роскошь, которой можно похвастаться во время войны. Поэтому я вполне могу потратить его на то, чтобы собрать по кусочкам картину произошедшего здесь, пока меня не было.
Она напряглась. Едва уловимо, но Серафим это заметил.
– Расскажите мне, миледи, о Стервятнике, которого нашли в Калязине.
Ее глаза лишь немного расширились:
– Полагаю, мы не сможем сохранить это в узком кругу?
– Мне показалось или вы мне угрожаете? – невинно спросил Серефин.
Начнется скандал, если простой народ узнает, что кто-то сбежал от Стервятников. Они считались элитой, наивысшим авторитетом, благословенными избранными.
Она наклонила голову, отчего локон цвета вороного крыла соскользнул на верхнюю часть серебряной маски.
– Скажите мне, ваше высочество, чего вы хотите?
– Меня довольно неожиданно отозвали с фронта. И необходимость подыскать мне супругу не кажется мне убедительным доводом. И хотя у меня нет доказательств, что зреет какой-то заговор, но…
– У вас появились подозрения.
Он пожал плечами:
– Как я уже сказал, ничего конкретного.
– Почему вы думаете, что орден знает о заговорах и политических играх?
– В тронном зале отца находился и Стервятник, – беззаботно сказал Серефин. – И именно вы хотели отправиться за девушкой-клириком, которую я нашел, но потерпели неудачу… Последнее невероятно досадная оплошность с вашей стороны. А вот первое, ну, это очень похоже на смешение политики и магии там, где этого быть не должно. Я не собираюсь вас шантажировать, миледи, тем, что расскажу о вашей неудаче – по крайней мере пока. Но ваш орден на протяжении долгих лет выступал лишь советником и больше никем, а так ли это сейчас?
Она судорожно сглотнула:
– Не совсем.
Одобрительно кивнув, Серефин принялся ждать, пока она продолжит.
– Некоторое беспокойство с вашей стороны может быть вполне обоснованным.
– И какое же? – закатив глаза, спросил он, а затем откинул голову на спинку кресла.
Серефин ожидал, что его захлестнут страх, паника и тревога, которые не дадут собраться с мыслями, но вместо этого чувствовал спокойствие. Ему предстояло разобраться в этой проблеме, а значит, было необходимо что-то сделать, даже если это «что-то» означало выжить.
– Говорят, что у вас довольно шаткое положение при дворе, но это лишь слухи, не более того.
Серефин не смог сдержать улыбки. Значит, отец так беспокоился из-за его силы, что решил убрать с глаз долой? Как по-транавийски.
– И вы хотите сказать, что это не предательство Транавии?
В глазах Стервятницы мелькнуло веселье:
– Вряд ли это первый случай, когда взбурлила политическая жизнь Транавии и это не коснулось бы Стервятников. Но вряд ли я рассказала вам то, чего вы не знали.
В конечном итоге Стервятница подтвердила, что Серефин не сходил с ума и что он не видел ножей и теней там, где их не было. А это было уже хоть что-то, и пока принца все устраивало.

 

У Серефина появилось много свободного времени, чтобы обдумать, что делать дальше. И он решил насладиться своими последними днями.
В северной части дворца находилось огромное ристалище, построенное еще до того, как в Транавии появились маги крови. В те времена, когда могущество проверялось лишь мощью и силой. Традиции сохранились даже тогда, когда у слова «могущество» появилось иное значение. Сейчас ристалище использовалось для магических дуэлей, которые решали различные споры при дворе и – что самое важное – для проведения судебных процессов и казней.
Ристалище находилось в большом здании, где в случае необходимости могла разместиться большая часть жителей города. Вокруг него по периметру торчали железные пики, на стенах были изображены сражающиеся воины, а вход украшали магические символы. Серефин провел рукой по одному из них, проходя мимо.
Внутренняя часть ристалища представляла собой утрамбованную круглую площадку, вырытую на шесть метров ниже уровня земли. Ее использовали маги во время испытаний, но обычно здесь просто проводили тренировки. Когда Серефин вместе с Остией, следовавшей за ним по пятам, зашли внутрь, там находилось лишь несколько человек. Но никто не обратил внимания на принца. Он подошел к перилам, запрыгнул на них и, усевшись в сторону площадки, свесил ноги. Остия облокотилась на перила рядом с ним.
– Узнаешь кого-нибудь? – спросил он, потому что все лица расплывались.
Она кивнула.
– Здесь представительницы домов Лата, Оржеховских и Пахольских, – сказала Остия. – Ах да, и дорогая леди Жанета. – Она указала на молодую женщину, прислонившуюся к дальней стене ристалища, которая наблюдала за тренировкой четырех девушек.
– Все такие воспитанные, – заметил Серефин.
Остия закатила глаза.
– Когда они станут вести себя по-другому, не забывай, что они это делают ради короны, а не ради тебя. Не заблуждайся, дорогой принц.
– Ну конечно же, ради меня, – усмехнулся Серефин.
Жанета заметила их и помахала рукой, а затем отвесила изящный поклон. На это обратили внимание и другие девушки, которые тут же поклонились. Серефин помахал им рукой.
– Прошу, не обращайте на меня внимания, – крикнул он.
Он знал, что дома Лата и Оржеховских славились магами крови, но про других он не так много слышал. Жанета оттолкнулась от стены и поднялась по ступенькам.
Взгляд Серефина, словно приклеенный, следовал за ней. До того, как отец объявил Равалык, он считал, что следующей королевой Транавии станет Жанета. Но теперь ей придется пробиваться к трону.
Сегодня она зачесала назад густые темно-рыжие кудри, подчеркнув этим смуглую кожу и тонкие черты лица. А на пальто, надетом поверх платья, виднелась полоска крови.
Свои темные волосы она унаследовала от матери, аколийской аристократки. Ее изящный, слегка крючковатый нос у кого-то другого смотрелся бы ястребиным, но ее лицу придавал королевские черты. Губы девушки изогнулись в улыбке, когда она приблизилась к Серефину.
– Ваше высочество, – поприветствовала она.
В ее хриплом и таинственном голосе почувствовался едва заметный намек на дым.
– Леди Руминская, – повернувшись и соскользнув с перил, ответил Серефин.
Он прижался губами к ее протянутой руке.
– Ох, мы опять вернулись к официальному обращению, – сказала она. – Стоило тебе уехать на несколько лет, и все мои усилия пошли прахом.
– Жанета, – улыбнувшись, исправился он.
– Уже лучше.
Отступив на шаг, она повернулась к скамьям и куче брошенных вещей. А затем подняла свой пояс и застегнула его вокруг талии, прикрепляя книгу заклинаний.
– Ты вернулся сегодня?
– Да, и уже успел получить выволочку от отца и пообщаться со Стервятниками.
Она приподняла бровь:
– Столько дел сделано, а у тебя в руках еще нет выпивки. Война изменила тебя, Серефин. – Она подняла маску, украшенную драгоценными камнями, и облокотилась на перила.
– Удачи вам, мои дорогие, – крикнула она остальным девушкам. – Кровь и кости, она им понадобится, – обернувшись, вполголоса продолжила она.
– Они тебе не конкурентки? – спросил Серефин, ускоряя шаг, чтобы идти вровень с ней.
Он постарался догнать Жанету, чтобы со стороны не казалось, будто он следует за ней по пятам, но не был уверен, что ему это удалось.
– А разве они есть? – Она повертела маску между пальцами, а затем прикрепила ее к поясу. – Я рада, что ты вернулся, и к тому же при таких идеальных обстоятельствах.
Серефин бы не согласился с ней, что обстоятельства «идеальные», но по крайней мере он оказался далеко от фронта. Вот только вероятность умереть при этом не стала меньше.
– Расскажи мне что-нибудь хорошее, Жанета, – попросил Серефин, когда они шли по саду. – Я уже много лет получал только плохие новости.
– Я расскажу тебе самые интересные придворные сплетни, – сказала она. – Ты столько пропустил! Ты знал, что Никодима Стаховича поймали в дворцовых архивах с младшим сыном Осадова?
– Разве эти семьи не…
– Ненавидят друг друга? И враждуют уже три поколения? Да!
Серефин засмеялся, впервые за эти годы позволив себе расслабиться.
Назад: 15
Дальше: 16
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий