Жестокие святые

Книга: Жестокие святые
Назад: 25
Дальше: 26

Надежда Лаптева

Своятов Властимил Зыков:
«Властимил был клириком бога Златека, но из-за слабого разума не мог вынести суровой тишины, которую требовал от него бог. В память о нем сохранили в летописях как напоминание, что даже избранные смертны, а с богами шутки плохи».
Житие святых Васильева
Надя бросилась бежать.
Стервятница последовала за ней, двигаясь так быстро, что в тусклом свете казалась размытым пятном.
Наде даже не удалось выбраться из библиотеки. От прикосновения магии крови металлический привкус наполнил рот. Девушка ощутила сильный толчок и врезалась в книжный шкаф, опрокинув его с оглушительным грохотом. Дыхание перехватило, и ей пришлось хватать ртом воздух, прекрасно осознавая, что Стервятница – в этот раз медленно – приближалась к ней.
– Испугалась? – выплюнула Стервятница и провела железным когтем по корешкам книг, распарывая их.
Надя с отчаянием пыталась нащупать ниточку чар, которые помогли бы остановить чудовище. С каждым шагом Стервятницы она пятилась назад, пока не уперлась в стену. Ей больше некуда было идти, и именно так все закончится. В темноте. В одиночестве. В обители ее врагов.
Стервятница уже находилась в нескольких десятках сантиметров от Нади. Ее маска была полностью глухой, с одними прорезями для глаз.
– Хватит убегать, зверушка.
Надя стиснула зубы. Ни богов, ни надежды.
Стервятница вновь атаковала, но ей уже нечего было терять, да и вряд ли ее что-то могло спасти.
Когда Надя ощутила это в первый раз, то ей показалось, что она окунулась в ручей, созданный Марженей. Сейчас это больше походило на прорванную плотину. Разочарование и страхи превратились в силу. И эти чары принадлежали лишь ей. Они сбили Стервятницу с ног, отчего та врезалась в стол и сломала его, словно тот был сделан из бумаги.
Надя посмотрела на свою руку, чувствуя, как желудок сжался от ужаса. Что это было? Она сжала четки. Может, завеса приподнялась? Может, это благословение Маржени?
Но богиня была далеко. А ее чары ощущались совершенно по-другому.
Внезапно в библиотеку влетел принц, а с его рук уже капала кровь.
«Что он здесь делал?» – с отчаянием подумала Надя. Только его здесь не хватало.
– Йозефина? – удивился он.
Стервятница, пошатываясь, поднялась на ноги за спиной Серефина. Надя взмахнула рукой. Осколки льда вылетели из ее ладони и вновь отправили Стервятницу в груду книг.
Серефин обернулся, а Надя воспользовалась этим и быстро порезала тыльную сторону ладони. Принц шагнул к Стервятнице.
– Уходи отсюда, – сказал он ей.
В этом простом приказе прозвучало столько командных ноток, что Надя с легкостью представила этого парня на троне Транавии.
– Не вмешивайся в чужие дела, принц, – прошипела Стервятница.
Серефин вырвал страницу из книги заклинаний и смял ее в кулаке. Стервятница тут же рухнула на пол и застыла там, словно камень.
– Ты убил ее? – прошептала Надя.
Серефин покачал головой:
– Чтобы убить таких, как она, нужно что-то посущественнее. Не знаю, смогу ли я, но постараюсь. Но заклинание долго не продержится. Скорее всего лишь пару минут.
Он протянул руку и помог ей подняться, а затем вновь повернулся к бесчувственной Стервятнице. Присев на корточки, принц приподнял прядь ее волос. Надя подумала, что он собирается снять ее маску, но Серефин быстро выпрямился.
– Возвращайся в свою комнату, – велел он. – И запри дверь. Хотя не думаю, что они попытаются напасть еще раз.
– Что?
– Уходи, – настаивал он.
В библиотеку ворвался его помощник Кацпер.
– Кровь и кости, Серефин, – вздохнул он, увидев лежащую на полу Стервятницу.
– Я не уйду, пока ты не расскажешь мне, что происходит, – потребовала Надя.
Она хотела узнать, есть ли вероятность того, что это произошло не из-за Малахии.
Серефин перевел взгляд с нее на Кацпера, и тот пожал плечами. Принц провел рукой по волосам, а когда вновь посмотрел на Надю, то его светлые глаза сузились.
– Миледи, участница этой грандиозной игры в опасности. Пожалуйста, вернитесь в свои покои.
Надя открыла рот, чтобы возразить, но принц поднял руку, и на его лице отразилась немая мольба, так что девушке оставалось лишь вздохнуть. Адреналин иссяк, оставив после себя неимоверную усталость, отчего идея лечь спать показалась очень заманчивой. Ей просто… хотелось забыть обо всем. Надя подошла к столу, взяла найденную книгу и обернулась, чтобы пожелать принцу приятных снов.
– Спасибо, что спас мне жизнь, – добавила она.
– Мне показалось, что у тебя все было под контролем.
Возвращаясь к себе, Надя осторожно раскрыла книгу. Она не стала ее листать, опасаясь, что та развалится у нее в руках, и сейчас перед ней оказалась страница с одной-единственной фразой.
«Некоторым богам нужна кровь».
Она остановилась как вкопанная. Ужас, разрастающийся внутри ее, превратился в нечто, чего она не понимала. Чувство, которое не оставляло сомнений, что она отыскала что-то важное. Правду, которую она не осмеливалась признать.
Надя захлопнула книгу и бросилась в свои покои.
Но врезалась в другого Стервятника. Он тут же обрушил на ее лицо кулак, и никакие чары не смогли удержать Надю от обморока.

 

Она очнулась в луже крови. Что-то острое вонзалось ей в спину, в венах полыхал огонь, а из глаз по щекам лились слезы.
Надя потянулась к своей богине.
Но дверь захлопнулась прямо перед ней.
В груди всколыхнулась паника, обжигая до боли. Суставы свело, а конечности затряслись. Нет, этого не могло быть. Нет, нет, нет, нет, нет, нет, нет.
Это не по-настоящему.
Неужели это с ней сотворили Стервятники? Это наказание за чары, которыми она воспользовалась, пытаясь сбежать? Сейчас она не слышала ничего. И это оказалось хуже, чем завеса. Это была пустота.
«Успокойся, – велела она себе. – Попытайся понять, где находишься». Но тишина давила на нее, и от осознания, что боги не просто молчали, а отвернулись от нее, тело Нади сковала боль. Этого не могло произойти. Боги не оставили бы ее. Ни за окутавшие ее сомнения, ни за поцелуй с еретиком.
Проведя пальцами по плите, на которой лежала, Надя вздрогнула, когда в подушечки впились осколки стекла. Она попыталась сесть, но острые края еще сильнее впились в бедра. От тонкого платья остались лишь клочья, и ткань липла к ранам, причиняя новую боль.
Низкий, мучительный стон сорвался с ее губ, когда она попыталась слезть с плиты. У нее тут же закружилась голова от большой потери крови.
Надя осторожно сползла вниз, морщась при каждом движении от множества порезов. Но стоило ее стопам оказаться на холодном каменном полу, как колени подогнулись, не удерживая веса. Пытаясь сдержать крик, Надя прикусила кулак, добавляя еще одну рану на руке. Металлический привкус разлился по языку, и она тут же закашлялась, сплевывая кровь.
Поднявшись с пола, Надя попыталась нащупать в темноте выход, дверь, да что угодно. Даже если она окажется заперта, то это хотя бы поможет не чувствовать себя так, словно она перестала существовать. Что не превратилась лишь в кровь, разливающуюся по полу, и ослепляющую боль.
Надя не смогла сдержать вздоха облегчения, когда нащупала дверную ручку. Она потрясла ее, хотя и понимала, что это бесполезно. Дверь оказалась крепко заперта. Новый приступ паники грозил захлестнуть Надю. Ей начало казаться, как что-то выползает из темноты. Нечто с гвоздями вместо зубов и пугающим оскалом.
Отвернувшись к двери, Надя прижалась лбом к прохладному дереву, что помогло ей сосредоточиться, чтобы вновь попытаться дотянуться до богов.
Но дверь в небеса оставалась закрыта.
Боль и ярость нахлынули на нее, вызывая желание закричать. Надя потянулась к четкам, позабыв, что их не было, и наткнулась на Костин кулон. Она стянула цепочку через голову, а затем швырнула ее через всю комнату. И через мгновение до нее донесся тихий металлический звон.
– Это несправедливо! – крикнула в пустоту Надя и разразилась слезами.
Она осталась совершенно одна посреди вражеского королевства. Ее старания никого не интересовали.
– Я всегда делала только то, что от меня требовали, – тихо сказала она, и ее голос надломился.
Прислонившись спиной к двери, Надя медленно сползла на пол, не обращая внимания на мучительную боль и капающую с ног кровь.
Завеса, скрывавшая богов, раздражала и душила, но даже сквозь нее она всегда слышала голос Маржени. Но сейчас происходило что-то другое. Это было сделано намеренно и не имело никакого отношения к козням транавийцев.
В летописях вскользь упоминается клирик, который пытался спасти Калязин, но его оставили боги. Вот и Надю после смерти не причислят к лику святых, а лишь напишут в назидание потомкам, что эта девушка потерпела неудачу.
Не обращая внимания на боль, Надя сжала кулак и еще больше крови заструилось по ее запястью из рассеченной ладони.
«Пожалуйста, не дайте мне умереть так». Если она закричит, вложив в это все оставшиеся силы, услышит ли что-то в ответ? «Zhalyusta, Marzenya, eya kalyecti, eya otrecyalli, holen milena».
Ее мольба осталась без ответа. И Надю сильнее охватило отчаяние, но тут она заметила краем глаза, как что-то замерцало в темноте. Но там не могло ничего быть, вероятно, это игры ее измученного разума.
Вот только мерцание лишь усиливалось. Надя нахмурилась, медленно доползла до другого конца комнаты и протянула руку. Ее пальцы коснулись Костиного кулона. Спираль в самом центре слабо светилась.
«Некоторым богам нужна кровь».
Надя с трудом сглотнула. Подняв кулон, она сжала его в кулаке, позволяя крови коснуться узора.
Надя поднесла его ближе к лицу, вглядываясь в мягкий, немного жутковатый свет.
«Ты заслуживаешь знать правду о существах, которые выбрали тебя».
Надя вздрогнула от незнакомого голоса, возникшего у нее в голове. Слова прозвучали на священном языке, которого она обычно не понимала без благословения богов.
С Надиных губ сорвался резкий вздох, когда на нее обрушился шквал образов. Волна боли, захлестнувшая ее, чуть не лишила сознания.
Существа с узловатыми суставами, похожими на скрюченные ветви деревьев, с лицами, окутанными туманом, с четырьмя глазами, с шестью, с десятью. Существа с глазами на кончиках пальцев, ртами на суставах. Железные зубы, железные когти, железные глаза.
Один за другим, один за другим. Гибкие крылья, покрытые черными, как смола, перьями. Глаза словно свет, словно тьма. И кровь. Так много крови.
«Потому что только она и имеет значение. Это всегда, всегда была кровь».
Почувствовав тошноту, Надя выронила кулон. Видения оборвались. А она пыталась вдохнуть, ловя ртом воздух.
Надя неуверенно потянулась к голосу, но ей ответила тишина. Надя не привыкла к подобному. Она аккуратно нащупала кулон, стараясь не притрагиваться к спирали, но, очевидно, этого и не требовалось. Когда кожа соприкоснулась с прохладным серебром, все ее чувства затопило белым светом. Но его чистота омрачалась кровавыми ручейками, которые стекали по ее рукам, а затем слетали маленькими каплями с пальцев. Вокруг не было ничего, кроме ослепительной белизны и крови.
«Что это? Кто ты?»
«Разве это имеет значение?»
Она удивилась, услышав этот необычный и высокий, словно свирель, голос.
«Ты… один из богов?» Ведь были же боги, с которыми она ни разу не разговаривала.
Повисло долгое молчание, а Надя застыла посреди кроваво-белого пространства. Ее боль стихла и сейчас ощущалась лишь слабыми отголосками, едва заметно окутывала ее, словно туман.
А затем она услышала: «Когда-то давно, да».
Всего несколько недель назад, когда она жила в монастыре и безоговорочно верила в своих богов и свое предназначение, это привело бы ее в ужас и вызвало бы сильные сомнения. Она бы списала происходящее на галлюцинацию, вызванную еретической магией. Но сейчас…
Сейчас она позволила себе усомниться в вере. Она устала и чувствовала себя покинутой и брошенной. Надя села и скрестила ноги, ощущая мокрый от крови пол. Оставалось только надеяться, что ей ответят.
«А разве можно перестать быть богом?»
«Разве может человеческая девушка стать подобной богам, отчего ее начнут бояться сами боги, которые и даровали ей силу?»
Надя озадаченно нахмурилась.
«Думаю, вы ошибаетесь».
«Я редко совершаю ошибки», – ответил голос.
«Где я? Что тебе надо?»
Существо так и не ответило на этот вопрос, но она все же надеялась получить ответы.
«Не имеет значения, где ты находишься, потому что это место нематериально. А на вопрос, что я хочу, лучше всего ответить вопросом, чего хочешь ты».
«Я могу тебя увидеть?»
«Ты хочешь не этого».
Надя повертела кулон в пальцах. Этот голос появился вместе с ним. Она носила это существо на шее все это время? Где Костя – и почему именно он нашел кулон? Почему отдал ей?
И чего… она хотела?
«Ты уже это знаешь», – раздался голос у нее за спиной.
Надя резко обернулась и снова не увидела ничего, кроме белого света и крови.
«Вот только ты этого не понимаешь. Ты так долго провела под пятой пантеона, что это спутало твой разум».
«Спутало?» – переспросила Надя, чувствуя подступающую тошноту. Кем бы ни было существо и чего бы оно ни хотело, не стоило ждать ничего хорошего. Но разве у нее был выбор?
«Думаешь, они могут отнять у тебя силу?»
Надя похолодела.
«Смогут. Они дали мне эти силы и смогут отобрать их по своей воле».
«Ты ошибаешься», – насмешливо ответил голос.
Надя задрожала. Перед глазами все расплылось, и она погрузилась в темноту, а затем вновь пространство затопил белый свет.
«Наше время подходит к концу. Ты должна сделать выбор, маленькая птичка. Станешь ли ты и дальше выдергивать перья или решишься полететь?»
Надю снова окутала внезапная и немилосердная темнота, кулон выскользнул из пальцев, а на тело обрушилась нестерпимая боль.
Назад: 25
Дальше: 26
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий