Жестокие святые

Книга: Жестокие святые
Назад: Серефин Мелески
Дальше: 33

32

Надежда Лаптева

Своятова Серафима Зёмина:
«О Своятове Серафиме Зёминой известно мало. Она была клириком, но боги одарили ее странными чарами, которые, казалось, никогда не срабатывали дважды. Если она встречала врага на поле боя, то его ждала медленная и мучительная смерть, потому что она поклонялась Маржене и была столь же жестока, как и богиня».
Житие святых Васильева
Дождь, начавшийся вчера, усилился и превратился в настоящую бурю. Каждые несколько минут вспыхивали молнии, окрашивая святилище в черно-белые цвета. От этого помещение казалось наполненным жестокостью и злостью, местом смерти, так хорошо подходящим для главы ордена чудовищ.
Малахия прекрасно сюда вписался. На нем был капюшон в виде головы стервятника, который закрывал своим клювом половину его лица. Тяжелый по виду плащ из черных перьев прикрывал плечи. По обе стороны от него сидели Стервятники в железных масках, которые почти полностью закрывали их лица. Глава ордена развалился на троне, и от этой позы сквозило высокомерием. Одну ногу он перекинул через подлокотник, а татуированные пальцы, сложенные в замок, покоились на груди.
Юноша превратился в главу ордена чудовищ из королевства проклятых. Что-то зашевелилось, заворчало у Нади в голове.
Она чувствовала себя неуютно. Что-то явно изменилось. Она не понимала, что именно, поэтому просто списала все на нервы.
Когда прибыл король, его с двух сторон сопровождали лишь несколько гвардейцев. Такое слепое доверие к Малахии. Такое отвратительное, безрассудное поклонение силе.
Малахия откинул капюшон на плечи. Его ногти удлинились и сейчас походили на когти. Он подвел глаза, а в черные длинные волосы вплел золотые бусины.
«Он выглядит как глава ордена…» – поняла Надя и почувствовала, как у нее свело живот.
Как ему удалось обмануть ее и заставить поверить, что он захудалый Стервятник?
С заплетенными в косы волосами он выглядел мрачно и дико. На его губах расплылась улыбка, открывая блестящие железные зубы с чересчур острыми клыками.
Надино сердце заколотилось в груди. Ее лицо прикрывала замысловатая белая маска, украшенная жемчугом и кружевом. А волосы были заплетены в сложную косу. Они сняли защитные чары с ее лица и смыли краску с волос. И хотя она давно перестала замечать магию Малахии на своей коже, сейчас прекрасно чувствовала ее отсутствие. Верные ворьены прижимались к ее предплечьям, и их вес немного успокаивал.
Изак Мелески, король Транавии, остановился перед троном Малахии. Он не поклонился, но на его губах появилась легкая улыбка.
– До нас доходили слухи о побеге одного из ваших Стервятников, ваше превосходительство, – сказал король. – Представьте наше удивление, когда правда вышла на свет!
Надя напряглась, услышав почтительное обращение из уст короля.
– Это преувеличение, – сказал Малахия. – Я провел некоторое время в Калязине для… – он задумчиво помолчал, – …просвещения. Позвольте выразить свои соболезнования, ваше величество. В его высочестве жил дух транавийской магии. Нам его будет не хватать. – В его голосе сплелись нитями хаос и безумие.
– Что? – прошептала Надя и положила руку на плечо Рашида.
Аколиец нахмурился, и на его лице отразилась неуверенность.
Надя чувствовала себя так, словно пыталась найти точку опоры посреди оползня. Нет, они должны были спасти Серефина, а не убить его. Малахия понимал это и согласился. Убив сына, король еще на шаг приблизился к своей цели.
«А что, если это Малахия и хотел с самого начала?»
Она смотрела на него, а не на короля, пытаясь отыскать признаки того, что он не желал смерти Серефина. Но видела лишь безразличие на лице чудовища.
Король осторожно сложил руки за спиной, и Надя заметила рядом с ним бледную, отрешенную Жанету. Но ни Остии, ни Кацпера в зале не было.
– Калязин заплатит за смерть моего сына, – сказал король слегка подрагивающим голосом.
Надя и Рашид обменялись встревоженными взглядами. Они не хотели верить своим ушам.
– Начнем с Серебряного двора, – продолжил он и сжал кулаки. – Мы поставим их на колени.
По залу пронеслась волна магии. Изак резко опустил руку, и снаружи ударила молния, освещая собор хаотичными, яростными вспышками. Магии было так много, что Надя почувствовала в воздухе аромат меди и крови. Она даже вообразить не могла, сколько могло понадобиться силы, чтобы контролировать небо.
Малахия покосился на потолок все с тем же безразличным выражением на лице. А потом улыбнулся.
– Значит, сработало. – В его голосе слышалась задумчивость, но слова звучали отчетливо. – Я сомневался в исходе. Да и нигде не встречал подтверждения тому, что использование крови могущественного мага может усилить процесс.
Нет. Кровь застыла в Надиных венах. Париджахан закрыла глаза и привалилась к колонне. Лицо Рашида помрачнело.
– Мне кажется, что сила немного отличается, – очень четко проговорил король.
– Откуда тебе знать, какова сила богов? – спросил Малахия. – Тебе не с чем сравнивать.
– А тебе есть?
Малахия сложил руки на груди, переплетя пальцы.
– Ну, я… – как там говорили? – последнее достижение моего культа. Ты получил то, что я обещал, не так ли?
Блеснули острые, железные зубы. Кукловод, заманивающий марионеток сладкими словами и паническими просьбами о доверии. Надя, прищурившись, смотрела за ними из тени. Они собирались позволить королю думать, что он победил, но это не означало дать ему власть, которой он так жаждал.
Желание сражаться вскипело в Наде. Малахия сделал бы это в любом случае? Спланировал богохульство, чтобы уничтожить ее королевство?
Она надеялась, что ошибается. Она должна была ошибаться.
Вот только для завершения ритуала королю требовалась помощь Малахии. А значит, Малахия сделал это добровольно. Он предал их? За что?
Но стоило ей посмотреть на него, сидящего на троне из черепов и костей, как Надя увидела истинного транавийца: безжалостного, прекрасного и жестокого. С ее стороны было глупо поверить ему. А ведь она проигнорировала множество знаков, предпочитая верить чудовищу.
Что мог сотворить король с небесами, обладая такой немыслимой силой? Если обычный маг крови смог создать завесу, которая не позволяла богам проникнуть в Транавию, то на что способен он?
Надя быстро все осознала. Если ей суждено остановить это, то пусть будет так. Она посмотрела на Рашида, который выглядел таким же озадаченным, как и она.
– Я не понимаю почему, – пробормотал он себе под нос.
Надя стянула серебряный кулон с шеи и посмотрела на спираль, а затем обернула цепочку вокруг руки, как делала это с четками. Если она может положиться только на помощь кровожадного, позабытого бога, который и не бог, то так тому и быть.
Король ухватил Жанету за плечо и подтолкнул к трону Малахии. Девушка споткнулась и упала к ногам Черного Стервятника.
Малахия наклонился вперед и приподнял ее лицо железным когтем.
– Ты хотела стать королевой, – прошипел он. – А цена власти – кровь. И так было всегда. А знаешь, какая цена за то, чтобы стать подобной богу? Что ж, это смерть. – Он невероятно плавным движением склонил голову набок. – Какое предательство! На такое непостоянство способны лишь те, кто мечтает возвыситься над своим положением и занять место, которое им не принадлежит. – Малахия провел железным когтем по ее щеке.
На лице девушки отразился ужас.
Уголки его рта слегка приподнялись.
– Для королевы больше подходит хитрость. А вот предательство – не тот порок, на который легко закроют глаза. Рассказать тебе один секрет? – Его улыбка стала шире, когда Жанета не ответила. – Мой орден построен на предательстве. Ты отлично сюда впишешься.
Надя видела, как она прошептала «нет» в безмолвном ужасе. Малахия выпрямился и, возвышаясь над ней, лениво махнул рукой Стервятникам в масках, которые тут же схватили девушку.
– Мы принимаем в наш орден не всех, – сказал он. – Но тебе повезло. Тебя выбрали. И я с нетерпением жду твоего следующего, неизбежного предательства, – бросил он вслед кричащей Жанете, которую уволакивали из комнаты.
Надя закрыла глаза.
– Он бы не стал этого делать, – прошептал Рашид.
Вот только он… уже это делал. Он никогда не был замученной жертвой собственного ордена. А любые намеки на это оказались тщательно прорисованной ложью, придуманной, чтобы завоевать ее доверие. Он был последним достижением Стервятников. И нет ничего, чего бы он не сделал, чтобы заполучить желаемое.
Но именно этого и не понимала Надя. Чего он на самом деле желал?
Назад: Серефин Мелески
Дальше: 33
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий