Откуда берутся деньги, Карл? Природа богатства и причины бедности

Россия — легкая мишень

В 1990-е — всего 10 лет, один миг! — Запад упивался иллюзией. Россия — darling of the world. В ней демократия — плюнем на обстрел парламента. В ней частная собственность и рынок — залоговые аукционы спишем на издержки революции. Тони Блэр в восторге от образованного и энергичного лидера России — тот уверенно превращает страну в европейскую державу. Клинтон на излете президентства заявляет, что Россия — равноправный партнер. Россия была любимицей недолго и, кстати, без особых на то оснований… Уж больно медленно в ней все менялось.
Либералы команды нового президента — Греф, Кудрин, Волошин, Чубайс, Касьянов — бились над реформами, укрепляли институты рынка. Чего они не ожидали, так это того, что им будет ставить палки в колеса Запад, который еще вчера был от них в восторге. После 1998 года страна была обвешана долгами и Парижскому клубу (государствам Запада), и Лондонскому (международным банкам). С Лондонским клубом Касьянов договорился влет. Парижский же заявил: «Никаких отсрочек!» Из-за денег? Нет, чтобы повоспитывать.
Россию тогда приняли в G8, в клуб «больших мальчиков», где ей самое место, а сильный должен платить, и Россия заплатила. Тогда существовал и договор с НАТО о том, как Россия будет становиться членом альянса, казалось, это вопрос времени. Еще немножко потерпеть, помочь, Россия станет как все… И даже Кремль верил, что идет игра по правилам, однако тумблеры уже начали незаметно перещелкиваться…
Россия — трудный подросток, не стать ей быстро такой, как все. Она слишком огромна, а ее анамнез слишком непрост. Историческая память, исковерканное сознание народа и вдобавок все, содеянное Союзом, — жуткая смесь. Никто ни в России, ни на Западе уже не помнит или не знает вообще ничего о дуальности слаборазвитых обществ, и Запад не в силах понять, что в России две страны. В российской глубинке, замкнутой на себе, прежние отношения и представления. Родина — мать, государство — отец. Личная свобода — это что, самому за все платить придется? За каждым кустом — враги, выжидают момент, чтоб тебя ограбить, а твою великую страну загнать за можай. Так мы и сами туда кого хочешь загоним.
С таким анамнезом сложно стать своим в стае «больших мальчиков». Разве что в роли шестерки. Эта роль не для России, она действительно великая страна. А энтузиазм Запада в отношении России продолжает умирать.
Сложно поддерживать русский современный бизнес, легче тыкать ему в нос грязным происхождением. Оно, конечно, грязно, только о каком сотрудничестве можно говорить, если считать российский бизнес нерукопожатным? Ведь нетрудно понять, что только он в партнерстве с Западом способен проникнуть в ту самую глубинку и помочь народу медленно изживать традиционные стереотипы.
Россия не переродилась в одночасье. Она будет перерождаться медленно, и любые подзатыльники Запада будут только замедлять этот темп. Отвлекая население страны от выработки новой системы ценностей на зряшное дело поиска внешних врагов. Это, если хотите, вина Атлантики.
При чем тут Атлантика, если дело в авторитарной власти и войне на Украине и в Сирии? При том, что, пусть даже из лучших побуждений, Запад помогал России, как помогают нерадивым ученикам совковые учителя — через угрозы и наказания. Крайне поверхностно представляя себе реалии России, не считаясь с ее амбициями, которые растили многие десятилетия, Атлантика очень легко сменила завышенные ожидания на полное разочарование. На трудном подростке поставили крест.
Плевать, что народ России неагрессивен. Пустите россиян за новую Берлинскую стену — в Шенген — от них будет куда больше пользы, чем от мусульманских мигрантов. Российские же мигранты — помыкавшись в свободе, пройдя через неспособность продать себя на западном рынке — вернутся на родину другими. Изжив мифы, познав вкус и рынка, и закона, и свободы.
Плевать, что Россия — это огромный рынок и ресурсы, что в жизненных интересах Европы — ввести их в оборот хоть на треть, на четверть. Вот это задача, а вовсе не перевоспитание. Но муторно… На собственной кухне проблем по горло. С Рашкой цацкаться — штучная работа, а вопрос-то мелкий.
Не вышло влет интегрировать Россию в цивилизованное международное сообщество. На диалоге с ней политических очков у себя дома уже не наварить. Пусть хоть жупелом послужит, что ли. Россия превратилась в easy target, легкую мишень. Для любого доходчиво — и в Атлантике, и в России. И это грустно.
Что мы отсюда можем вынести? Лишь то, что нельзя покупаться на политическую риторику. Атлантика нам не враг, а станет ли другом?.. Так ли уж это важно сегодня?.. У нас собственная трудная задача — преодолеть ценности колониальных времен и скорее включаться самим в процесс развития своей страны. Кроме нас самих, путь к деньгам нам никто не укажет. А там и друзья появятся. Что ж не дружить с соседями при деньгах!..
Показать оглавление

Комментариев: 1

Оставить комментарий

  1. Любовь
    Оч.интересная книга. пока речь идет о предреволеционной России - вот прям со всем согласна. Дедушку Ленина вместе с революцией колошматят? Да за ради бога. Есть ведь за что. Но с 1920 года в СССР жили мои мама и папа, а с 1953 - я. И вроде правильно костерит автор Совдепию. И то было, и это. Что ж так обратно-то хочется? Вроде бы страна развалилась, так мне уже 40 было.Это не ностальгия по молодости. И еще - автор утверждает, что до 1970 годов из деревни невозможно было вырваться. Я к этому времени и по российским деревням поездила - в гости, и по узбекским кишлакам - хлопок, знаете ли. И на работу и на учебу в город уезжали. А если колхоз давал рекомендацию для поступления, то и поступить было гораздо легче. И потом, моя мама из деревни, папа из города.Встретились как-то. И никаких детективных историй о мамином переезде в город они не рассказывали. Конечно, можно найти доводы за и против практически любого утверждения.Но уж так-то передергивать зачем?