Откуда берутся деньги, Карл? Природа богатства и причины бедности

Истины, которые не обойти

Был ли Эрхард либералом или консерватором? Он был, как сказано, технократом. Он знал, что рынок не может возникнуть сам собой, и отводил государству важнейшую роль в перезапуске рыночной экономики. Он действовал далеко не всегда либеральными методами, но запускал именно рыночные механизмы. Других — разве что рабский труд в лагерях — не существует. Он знал законы устройства общества, и народ поверил ему, что есть истины, которые обойти невозможно. Его знания сплотили народ.
Был ли он правым или левым? Он был реалистом, твердо знающим, что без национального согласия реформы невозможны и считаться с настроениями народа необходимо. Но он не шел на поводу у народа, а последовательно и внятно показывал ему путь от прозябания к достатку.
Он дал предпринимателям стабильные правила игры и неприкосновенность прав — те вытащили заныканные на черный день деньги и вложили их в дело. Едва капитал немного окреп, Эрхард перестал защищать его от конкуренции — люди сами, без заклинаний о диверсификации и модернизации, добились уровня ВВП на душу населения 40 тысяч евро в год. Он открыл страну для свободы торговли, и Германия превратилась в лидера европейского рынка.
Так и хочется сказать российским государственным мужам: «Откройте глаза на правду. Дайте предпринимателям защиту государства, тот самый охраняемый Ordnung, — будет вам подъем экономики, бизнесмены примутся вкладывать в собственной стране деньги, которые сейчас хранят за границей от греха подальше. Дайте импортерам новых технологий налоговые льготы — будет вам модернизация. Пустите иностранный капитал в несырьевые отрасли — будет вам диверсификация. Ведь у вас в бюджете везде, где должны стоять плюсы, — одни минусы, а всё от постоянных попыток накормить пятью хлебами всех страждущих. И объясните наконец людям, какой путь прошла мировая общественная наука. Это не бином Ньютона, а всего с полдюжины проверенных жизнью истин». Умение наступать на грабли — непременно свои, самодельные — предмет особой гордости великороссов: «Что немцу хорошо, то русскому смерть». Может, уже достаточно?
Германии после войны было намного труднее, чем России сегодня. «Биологически искалеченная, интеллектуально изуродованная, морально уничтоженная нация без продуктов питания и сырья, без действующей транспортной системы и чего-либо стоящей валюты, страна, в которой… голод и страх убили надежду» — слова публициста Густава Штольпера. И уж к Германии-то мир было ничуть не добрее, чем к сегодняшней России…
Показать оглавление

Комментариев: 2

Оставить комментарий

  1. Любовь
    Оч.интересная книга. пока речь идет о предреволеционной России - вот прям со всем согласна. Дедушку Ленина вместе с революцией колошматят? Да за ради бога. Есть ведь за что. Но с 1920 года в СССР жили мои мама и папа, а с 1953 - я. И вроде правильно костерит автор Совдепию. И то было, и это. Что ж так обратно-то хочется? Вроде бы страна развалилась, так мне уже 40 было.Это не ностальгия по молодости. И еще - автор утверждает, что до 1970 годов из деревни невозможно было вырваться. Я к этому времени и по российским деревням поездила - в гости, и по узбекским кишлакам - хлопок, знаете ли. И на работу и на учебу в город уезжали. А если колхоз давал рекомендацию для поступления, то и поступить было гораздо легче. И потом, моя мама из деревни, папа из города.Встретились как-то. И никаких детективных историй о мамином переезде в город они не рассказывали. Конечно, можно найти доводы за и против практически любого утверждения.Но уж так-то передергивать зачем?
  2. Любовь
    Хорошая книга. Умная, проникновенная. Зовет задуматься. Подумаешь, и почти понятно кто виноват. правда, не очень понятно что делать. Да, кроме работы из-под палки и за деньги, желательно хорошие я знаю третий, смешной путь. Ради удовольствия, бесплатно. Так работают волонтеры, так ведет занятия для пенсионеров мой любимый тренер Василий Скакун. Моя подруга тоже бесплатно ведет ритмику в ДК. Я с завистью присматриваюсь и, как потеплеет, пойду театральный кружок вести. Но это - совсем другая история.