Улицы разбитых артефактов. Бал скелетов

Глава шестая

Я лежала и мрачно смотрела в потолок.
Как ни странно, сон никак не шел ко мне. Наверное, сказалось слишком сильное волнение и нервное потрясение последних дней. Подумать только, осталось меньше суток для поиска настоящего преступника. А пока у нас нет ничего. Ни одной зацепки. Казавшаяся самой перспективной линия расследования просто оборвалась с гибелью Вайнера Ириера.
Я зло перевернулась на другой бок, и подушка от моего порывистого движения слетела на пол. Демоны! И я привстала. Слепо зашарила рукой под кроватью, но подушка улетела далеко.
Эх, придется вставать. И я с кряхтением поднялась. Щелчком создала огонек пламени и засунула голову под кровать.
Надо же, как тут чисто! Ни клубочка пыли. По всему видно, что Фарлей весьма щепетильно относится к порядку, хотя по собственному признанию редко бывает дома.
Подушка лежала чуть поодаль. Чтобы дотянуться до нее, мне пришлось вытянуться во весь рост. И вдруг я услышала…
В доме царила тишина. Сразу после приезда Фарлей измученно извинился и тут же отправился к себе, препоручив меня заботам Эйгана. Правда, напоследок взял строгое обещание, что ночью я никуда не выйду из спальни. Мол, ванная там смежная, а по дому шататься мне совершенно не обязательно. А если вдруг вздумаю прогуляться по улице – чтоб потом пеняла на себя. Потому как на этом его терпение точно иссякнет.
От ужина я отказалась. Слишком много печенья я съела в кабинете Фарлея, после чего ушла в свою комнату.
Хм-м… Забавно прозвучало – в свою комнату. Как будто я уже вечность жила у Фарлея. Точнее сказать – в комнату, выделенную хозяином для моих вынужденных ночевок.
Впрочем, все не суть. Так или иначе, но в доме уже давно было тихо. Однако сейчас я совершенно отчетливо слышала, как кто-то ходил по первому этажу, при этом стараясь ступать как можно тише.
«И что? – с сарказмом вопросил внутренний голос. – Это может быть Эйган или сам Фарлей».
Я скептически хмыкнула. Вряд ли Эйган вздумал заняться полуночной уборкой. А Фарлей был настолько уставший, что до самого утра не откроет глаз, хоть ори у него над ухом.
«Ты думаешь, в дом королевского дознавателя, да не абы какого, а возглавляющего отдел по незаконному использованию магии, кто-то имел глупость залезть? – не унимался глас рассудка. – Чушь какая-то!»
Да, но если его решили убить? Фарлей сам сказал, что вот-вот вскроет огромный гнойный нарыв на теле высшего общества Гроштера. Наверняка у Деера были и другие подельники. К тому же не стоит забывать про загадочного менталиста, который уже пытался внедрить в ауру Фарлея следящее заклинание. А вдруг этот негодяй решил действовать более нагло? Вдруг он задумал устранить своего противника самым радикальным из образом?
Я тихонько поднялась на ноги, забыв о подушке. Подкралась к двери и прислушалась.
Нет, по первому этажу явно кто-то разгуливал. И этот кто-то был незнаком с расположением мебели в гостиной, потому что до моего слуха то и дело доносилось злобное шипение и стук отодвигаемой мебели.
Это точно не Эйган и не Фарлей. Первый бы зажег свет, второй, по-моему, видит в темноте так же хорошо, как и днем. Да и заклятья ночного зрения никто не отменял. Тогда кто?
Я отпрыгнула к кровати. Трясущимися от волнения руками натянула на себя штаны и рубашку, невольно порадовавшись тому, что накануне Ричард притащил мне ворох одежды. На ботинки плюнула. А, ладно, не простужусь небось. К тому же босиком сподручнее. Затем вернулась к двери и бесшумно приоткрыла ее.
Здравый смысл орал во весь голос, что надлежит отправиться в комнату Фарлея и разбудить его. Но я понятия не имела, где его спальня. Если я начну тыкаться во все двери подряд, то обязательно вспугну преступника.
И, в конце концов, боевой маг я или кто?
Здравый смысл после этого умолк, пробурчав что-то весьма нелицеприятное в мой адрес. Но я уже пылала жаждой деятельности. Сейчас я как выскочу, как схвачу этого мерзавца! А потом предстану в глазах Фарлея настоящей героиней.
Что скрывать, больше всего на свете мне хотелось хоть как-то реабилитироваться в его глазах. Как ни крути, но из-за меня он угодил в серьезнейшие проблемы. И будет справедливо, если я сама расхлебаю кашу, которую заварила.
Я двинулась по коридору к лестнице, стараясь ступать как можно тише. Негодяй, орудующий на первом этаже, в свою очередь тоже подошел к лестнице. Ага, стало быть, его цель – точно Фарлей. Он собирается напасть на него в тот момент, когда дознаватель наиболее уязвим. Но я не позволю ему этого сделать!
Решив так, я притаилась в пятне густого чернильного мрака около перил. Сейчас мерзавец поднимется – и тут-то я застигну его врасплох.
Ступеньки негромко поскрипывали под осторожными шагами преступника. Я затаила дыхание, стараясь ничем не выдать своего присутствия. Провела ладонью по глазам, призывая на помощь ночное зрение. И тотчас же мрак посерел и отодвинулся. Так-то лучше будет.
Словно почувствовав это, неведомый злодей замер, и я мысленно выругалась. Неужели я выдала себя чарами? Но спустя пару томительных мгновений он вновь принялся подниматься.
Наконец, над перилами показалась вихрастая голова злоумышленника. И тотчас же я пошла в атаку.
Раз. Это свистнув, разрезали воздух парализующие чары. Два. Это я с оглушительным воплем, должным придать мне храбрости, накинулась на негодяя. Опрокинула его, и мы кубарем полетели по полу, лишь каким-то чудом не сорвавшись со ступеней вниз. Три. И я уже восседала верхом на негодяе и ожесточенно месила его кулаками.
– Помогите! – захлебнулся он в вопле. – Спасите! Фарлей, на помощь!
Фарлей?
Я по инерции еще раз заехала неизвестному по ребрам. Затем застыла с так и поднятым кулаком.
Что-то тут не так. С какой стати преступнику звать на помощь королевского дознавателя, которого явился убить?
С тихим шорохом под потолком пробудился магический шар, и я с невольным стоном зажмурилась. Чары ночного зрения еще были на мне, поэтому свет пребольно резанул по глазам.
– Ну и какого демона тут происходит? – услышала я гневное позади. – Агата, Орландо, что вы тут устроили?
Орландо?
Я осторожно приоткрыла один глаз и посмотрела на свою жертву. Правда, тут же зажмурилась обратно, как никогда мечтая о том, чтобы все это оказалось лишь дурным сном.
Потому что сидела я на Орландо, которого так туго спеленали нити парализующего заклинания, что он напоминал жертву гигантского паука. И даже краткого взгляда мне хватило, чтобы осознать, как сильно несчастному дознавателю досталось от моих кулаков.
Из носа сочилась кровь, губы как два вареника, левый глаз угрожающе заплыл.
– Это все она, – плачущим голосом заявил Орландо. – Я же говорил, что ей нельзя верить! Агата пыталась сбежать из дома, но я попался ей на пути. И она на меня напала.
– Я? Пыталась сбежать? – возмутилась я. – С каких это пор побеги совершают босиком?
Орландо чуть скосил взгляд, пытаясь увидеть мои ботинки. Раздосадовано цокнул языком, убедившись в моей правоте.
– Так, заткнулись оба, – устало приказал Фарлей.
Через мгновение он был рядом со мной. Подхватил меня под локоть и легко вздернул на ноги. Затем провел ладонью над лежащим Орландо, как будто стирал что-то невидимое – и тотчас же нити парализующих чар исчезли без следа.
Я с невольным уважением хмыкнула. А вот я так не умею.
– В мой кабинет, – негромко распорядился Фарлей.
Нет, он не закричал, даже не повысил голоса. Но я вздрогнула, как будто меня хлестнули наотмашь.
Ух, чует моя селезенка, сейчас будет знатный разбор полетов!
– Оба, – добавил Фарлей, посмотрев на кряхтящего на полу Орландо.
После чего развернулся и первым отправился прочь, по всей видимости, нисколько не сомневаясь в том, что мы выполним его повеление.
Только сейчас я заметила, что он все в той же одежде, что был вечером. Видимо, так хотел спать, что успел скинуть только камзол и сапоги. Рубашка и штаны измяты до невозможности.
Что скрывать очевидное, мне было непривычно видеть Фарлея в таком потрепанном виде. Но, с другой стороны, было в этой картине что-то трогательное. Эх, бедняга! Наверное, чем ни закончится завтрашний вечер – и если он все-таки успеет вычислить преступника, и если мне придется отправиться в камеру – первым делом он придет домой и завалится спать, не переживая, что одна вредная девица вновь разбудит его в самый неподходящий момент.
В своем кабинете Фарлей рухнул в кресло. На сей раз он не стал предлагать нам сесть, и мы с Орландо, не сговариваясь, принялись переминаться с ноги на ногу, словно провинившиеся дети перед строгим родителем.
Кстати, вопреки своему обыкновению, не торопился Фарлей и залечить так называемые боевые раны напарника. Несчастный рыжий паренек, получивший от меня сегодня по полной, вытащил из кармана носовой платок и то и дело хлюпал в него кровью. Но Фарлей взирал на эту картину абсолютно бесстрастно, словно не испытывал и толики сочувствия к напарнику.
– Сначала я хочу услышать твою версию, – проговорил блондин и ткнул в меня указательным пальцем.
– Мне не спалось, – послушно затараторила я. – Я крутилась во все стороны, и у меня подушка на пол улетела. Я полезла ее доставать, как вдруг услышала, как по первому этажу кто-то ходит. Вот и подумала, что кто-то залез в дом, чтобы убить тебя.
– Это с равным успехом мог быть я или Эйган, – резонно возразил Фарлей.
– Эйган бы зажег свет, – огрызнулась я. – Полагаю, ты тоже. К тому же я не сомневалась, что ты проспишь минимум до утра, настолько уставшим был.
– О да, это была моя самая заветная мечта, – грустно вздохнул Фарлей. – Всего пару часов назад я считал, что это более чем достижимая цель.
Я виновато повесила голову, уловив в его словах законный упрек.
– А почему ты решила, что этот некто собирался убить меня? – полюбопытствовал Фарлей.
– Потому что! – Я всплеснула руками, удивленная, что необходимо объяснять настолько очевидные вещи. – У этого мерзавца Деера наверняка есть подельники! Думаю, весь высший свет Гроштера опутан его преступной сетью. Самое простое и легкое: устранить одного чрезмерно настойчивого дознавателя, вздумавшего докопаться до истины.
– И ты действительно думаешь, что на мой дом не установлена защита? – с затаенной иронией поинтересовался Фарлей.
Я так и замерла с открытым ртом, забыв, что хотела сказать дальше.
Защита? Демоны, это же логично! Уверена, что в адрес Фарлея поступает множество угроз. Слишком многим влиятельным людям он в свое время потоптался на мозолях. Полагаю, он обязан был в первую очередь побеспокоиться о своей безопасности.
Правда, почему-то мне столь простое соображение в голову не пришло.
И я стыдливо понурилась, ощутив, как мои уши и щеки потеплели от стыда.
– Так, с тобой все ясно, – резюмировал Фарлей. Добавил с едкой насмешкой: – Хорошо, что ты не успела обуться. А то я впрямь бы решил, что ты вздумала податься в бега.
Я молчала, босым большим пальцем ноги расковыривая ковер на полу.
– Ну а ты что скажешь? – повернулся Фарлей к Орландо.
Тот промычал что-то невразумительно.
Еще бы, губы я ему знатно расквасила. Поди, шевелить больно. Чудо, что еще какой-нибудь зуб не выбила.
– Знаешь, меня так и тянет оставить все, как есть, – холодно проговорил Фарлей, с непонятной строгостью разглядывая понурого подчиненного. – За прошедшие сутки ты дважды разочаровывал меня. И разочаровывал сильно.
– Но Фарлей! – вскинулся Орландо и тут же, скривившись, приложил носовой платок, и без того щедро украшенный темно-багровыми пятнами, к лицу.
– Что – Фарлей? – с сарказмом переспросил блондин. – Хочешь вновь сказать, что не был готов к нападению? Орландо, это уже не шутки. Ты обязан ждать атаки в любой момент. Сегодня, к примеру, тебе повезло, что на твоем пути оказалась Агата, которая в основном использует парализующие чары. А если бы тебя поджидал злодей, вооруженный смертельным заклятьем?
– Предположим, ты сегодня тоже не увернулся от удара Деера, – не утерпев, все-таки встала я на защиту юноши.
Что скрывать очевидное, мне было его жаль. Ему постоянно попадает из-за меня. Прям даже неловко как-то.
Фарлей перевел взгляд на меня и насмешливо вскинул левую бровь. Он ничего не сказал, но я внезапно осознала, что мой щит не сыграл особой роли в его противостоянии с Деером. Фарлей был готов к нападению. Просто решил мне своеобразно польстить. Видимо, чтобы я прониклась чувством значимости.
– Ладно, все равно с тобой в таком состоянии беседовать невозможно, – вдруг смилостивился Фарлей. Встал и подошел к Орландо. Протянул к нему руку ладонью вперед – и рыжего дознавателя окутало голубоватое облако исцеляющих чар.
– Спасибо, – через пару мгновений прошептал Орландо. Неверяще потрогал зажившие губы, прикоснулся к носу.
– Ну и что тебя привело в мой дом? – спросил Фарлей, вновь вернувшись на место.
– Новости, – лаконично ответил Орландо. – Я хотел доложить их лично, не привлекая ненужного внимания.
И выразительно посмотрел на меня.
Мои брови сами собой взметнулись вверх. Это он на что сейчас такое намекает? Вроде бы, мы с Фарлеем договорились, что в этом расследовании у него не будет от меня никаких тайн, поскольку все происходящее касается меня непосредственно. Так сказать, я выполняю роль внештатного консультанта для отдела городской полиции.
Фарлей проследил за взглядом своего коллеги. Озадаченно хмыкнул.
– Другими словами, ты хотел, чтобы Агата не узнала о твоем визите, – скорее, утвердительно, чем вопросительно проговорил он. – Потому не стал стучаться и зажигать свет.
– Ну вы сами сделали так, чтобы я без проблем проходил через защиту дома, – буркнул Орландо. – Откуда же мне было знать, что меня ждет такой прием!
– И что такого важного ты собирался мне сообщить? – полюбопытствовал Фарлей.
Орландо вновь посмотрел на меня, и я почувствовала, как внутренне закипаю.
Да что он на меня так уставился-то? Мало я ему врезала. Надо было все-таки еще и парочку зубов для острастки выбить.
– Говори, – с нажимом приказал Фарлей, и я тут же расплылась в благодарной улыбке.
Нет, какой же Фарлей милашка! Так и готова иногда его зацеловать и затискать в объятиях.
И я вновь покраснела, как-то очень живо представив эту картину. Да что это со мной такое? Никогда о подобных глупостях не думала!
– Вы приказали следить за всеми перемещениями графини Рейчел Ириер, – вздохнув, с явной неохотой подчинился Орландо. – Так вот, около получаса назад она вышла из дома в сопровождении Ричарда Эшрина и племянницы своей домоправительницы. После чего отбыла в неизвестном направлении.
– Как это – в неизвестном? – удивился Фарлей. – Хочешь сказать, что они просто испарились? Я ведь четко распорядился: следовать за графиней по пятам!
– В общем, люди, которые занимались слежкой, сами не понимают, как такое вышло, – поморщившись, признался Орландо. – И мы пришли к выводу, что господин Эшрин, должно быть, использовал какую-то магию для отвода глаз…
– Чушь какая! – не выдержав, гневно перебила его я. – Это самый настоящий бред! Ричард – артефактник. А отвод глаз – это, извините, из области иллюзий или…
Запнулась, уставившись на Фарлея округлившимися глазами.
Кто является настоящим специалистом в деле отведения глаз? Тот, кому доступна ментальная магия.
Нет, понятное дело, я не подозревала Норберга Клинга в том, что он вдруг вздумал похитить моего компаньона. Зачем ему это? Я сразу же вспомнила об участии в деле, которое мы сейчас расследуем, загадочного мага, обладающими способностями как раз в этой области магии.
Это что же выходит?
– Ричарда похитили? – испуганно выдохнула я.
Схватилась на амулет связи на своей груди. Сосредоточилась, вызывая компаньона.
Увы, пустое. Заклинание растаяло, так и не успев толком сформироваться. И это было странно. Если бы Ричард просто забыл амулет где-нибудь – то связующие чары все равно замкнулись бы, но никто бы не ответил на мой вызов. А так…
– Его амулет блокируют, – чуть не плача, сообщила я Фарлею, который внимательно наблюдал за моими действиями.
– Так, – негромко обронил он. Откинулся на спинку кресла и задумчиво потер подбородок.
– А я считаю, что господин Эшрин сбежал, – заупрямился Орландо. – И прихватил с собой графиню.
– Да зачем ему это? – Я недвусмысленно сжала кулаки и покачнулась в сторону рыжего доставалы.
Он мгновенно сообразил, откуда ветер дует, и испуганно попятился, вжав голову в плечи. Ага, боится, что вновь получит по первому числу.
– Ричард эту графиню вообще в жизни не видел до вчерашнего дня, – продолжила я, изо все сил стараясь не сорваться и не настучать Орландо по его глупой, ничего не понимающей голове. – Он крайне редко ходил на званые приемы. В последние годы – так вообще никогда! Сдалась ему эта Рейчел! Вот в Клару он влюбился… Потому и поперся в этот проклятый дом к этой проклятой графине!
– В кого он влюбился? – нахмурившись, переспросил Фарлей.
– В Клару, – удивленно повторила я. – В племянницу домоправительницы.
Фарлей сдвинул еще сильнее брови.
– Ты что-то путаешь, Агата, – прошелестел его голос. – У домоправительницы семейства Ириер действительно есть племянница. Но ее зовут Лея.
– Бред какой-то. – Я озадаченно покачала головой. – Фарлей, я несколько раз слышала из уст Ричарда имя Клара. Готова поклясться в этом чем угодно! Да в нашем последнем разговоре он несколько раз говорил про нее!
Фарлей встал, с грохотом отодвинув кресло. Подошел и крепко взял меня за плечи.
– Ты абсолютно уверена в этом? – спросил он, пытливо уставившись мне в глаза.
– Конечно! – воскликнула я. – Фарлей, я, быть может, иногда чудной бываю. Но имена я еще не путаю.
– Демоны! – кратко ругнулся Фарлей. С нескрываемой претензией спросил: – Почему ты раньше об этом не сказала?
– О чем? – растерянно переспросила я. – Я говорила тебе, что, по всей видимости, Ричард влюбился в племянницу домоправительницы.
– Да, вот только ее имя ни разу не прозвучало из твоих уст, – с досадой фыркнул Фарлей.
Резко отпустил меня и рукой потер лоб. Я заметила, как мелко подрагивают его пальцы при этом.
– Но я же не знала, – протянула я, чувствуя себя почему-то виноватой.
Впрочем, я и так была виноватой. Перед Фарлеем, у которого из-за меня куча проблем. Теперь еще и перед Ричардом. Если его убьют… Ох, не хочется даже думать об этом!
Сейчас история убийства графа Грегора Ириера повернулась совсем под другим углом. Эта Клара, как бы ее ни звали на самом деле, все это время умело вела нас в расследовании. Это она отправила нас в дом, где мы нашли несчастную девушку. При этом она заявила, что граф частенько зажимал ее в углу и пользовался услугами продажных женщин.
А что, если она солгала? Если граф Грегор во всей этой истории просто безвинная жертва, пострадавшая из-за сильного сходства с братом?
Предположим, главный злодей – Вайнер. Мы уже знаем о множестве его злодеяний. Он подсадил жену Грегора на наркотик. Он завлекал несчастных глупых девиц в заброшенный дом, о существовании которого сам граф давным-давно забыл, где потом долго и изощренно издевался над ними, а позже убивал. Он был подельником мерзкого Деера, снабжавшего альбомами с пошлыми развратными магиснимками богатых подонков, ищущих запретных наслаждений.
И о ссоре между Вайнером и Грегором, произошедшей накануне убийства последнего, мы тоже узнали от Клары. Был ли этот скандал на самом деле?
– Но если Клара была подельницей Вайнера и Деера, то почему она убила братьев? – задала я первый пришедший в голову вопрос.
– После ареста Деера она вполне могла запаниковать, – пробурчал Фарлей, думая о чем-то другом. – Решила, что дознаватели слишком близко подобрались к ней, и поторопиться избавиться от того сообщника, кто еще оставался на свободе, но арест которого был делом ближайших часов.
– А графиня? – спросила я. – Рейчел-то чем ей не угодила?
– Агата, я не люблю пустые рассуждения, – оборвал меня Фарлей. – Потому как могу придумать сотни самых правдоподобных ответов на твои вопросы. Например, Рейчел случайно увидела эту самую Клару, если ее действительно так зовут, в доме шурина, когда пришла за очередной дозой нюхательного порошка. И та испугалась, что в скором времени графиня, совершенно обезумевшая от ломки, выдаст ее. Но все это – ничто. Пустые слова, которые ровным счетом ничего не значат без доказательств.
– А зачем этой Кларе господин Эшрин? – все-таки не выдержал и подал голос Орландо.
Фарлей хмуро глянул на него, видимо, недовольный, что тот проигнорировал его слова. Круто развернулся и отошел к окну, за которым плескалась непроглядная ночь. Замер, невидящим взглядом уставившись во мрак.
– Ричард влюбился в нее, – негромко ответила я на вопрос Орландо. В конце концов, если Фарлей не хочет – то пусть не рассуждает. А мне он этого запретить не может. – Он приехал вчера в дом графини Ириер после того, как дал показания в полиции. Хотел пригласить Клару на ужин, но та якобы не смела оставить графиню, которой было очень плохо. Та, видимо, так и не сумела избавиться от настойчивого поклонника. Вот и пришлось ей захватить Ричарда с собой.
– Я одного не могу понять, – в этот момент подал голос Фарлей, который продолжал стоять спиной к нам, но я не сомневалась в том, что при этом он внимательно выслушал мои предположения. – Если все так, и Клара на самом деле преступница, то зачем ей забирать куда-то Ричарда и графиню? Куда проще с ее стороны было бы просто прикончить обоих – и дело с концом. Я приказал следить за графиней, но не за ее слугами. Ищи потом ветра в поле.
– Вдруг она не знала об этом? – тихо спросила я.
Тревога за Ричарда стальным обручем обхватила мою грудь. Мне было тяжело дышать, тяжело говорить. Глаза так и жгло от желания совершенно по-детски расплакаться.
– Нет, тут что-то не то. – Фарлей покачал головой. – Что-то не сходится. Клара не может быть тем менталистом, которого мы ищем. Иначе ей намного проще было бы заставить графиню вообще забыть о своем существовании, если та случайно увидела ее в компании с Вайнером. Это во-первых. А во-вторых, все равно непонятно, какого демона ей понадобился Ричард. Он ведь никак непричастен к этому делу. Куда проще и легче было бы оглушить его – да оставить лежать в доме, если Кларе приспичило расправиться с графиней.
– И она не была на балу! – важно произнес Орландо.
Я скептически хмыкнула. Ну, в случае с менталистом, это возражение вообще теряет всяческий смысл. Потому как магу, практикующему воздействие на мысли и сознание других людей, ничего не стоит придать себе абсолютно любой облик.
Понятия не имею, до чего в своих рассуждениях мы бы дошли, но в этот момент ожил мой амулет связи. Едва я только почувствовала покалывание начавшего формироваться заклинания, как тут же схватила его в ладонь.
Фарлей уже был рядом со мной, одним прыжком преодолев разделяющее нас расстояние.
– Ричард! – взволнованно крикнула я. – Где ты? Что с тобой? Ты жив?
«Любопытно, как он ответит на твой вопрос, если умер?» – не удержался от зловещего сарказма мой внутренний голос.
Эх, сейчас не до ненужных шуток!
«Агата? – прозвучал в голове знакомый голос Ричарда. – Ты только не переживай так. А то оглушила своим воплем. Со мной все в полном порядке».
– Где ты? – терпеливо повторила я. – Что с тобой сделала эта девица? Она похитила тебя?
«Понимаешь ли, Агата, я добровольно поехал с ней, – виновато проговорил Ричард. – Ты только не сердись».
– К-как? – от удивления я даже начала запинаться. – Ты шутишь, что ли?
«Рейчел попросила нас отвести ее в дом Вайнера, – продолжил Ричард. – Клара решила, что это хорошая идея. И я обманул слежку».
– Ты помог Кларе? – ошарашенно переспросила я и увидела, как Фарлей рядом напрягся.
Блондин словно окаменел. Его обычно светлые глаза потемнели от волнения, а губы искривились, будто он из последних сил удерживал себя от ругательств.
– Ричард, ты с ума сошел, что ли? – продолжила я. – Ты осознаешь, что натворил?
«Прекрасно осознаю, – с известной долей самоуверенности отозвался Ричард. – Агата, все в порядке, не переживай так».
– Ты помог графине сбежать! – рявкнула я.
«Ничего я ей не помогал, – возразил Ричард. – Графиня рядом со мной. И она готова признаться с убийстве мужа».
– Что? – недоверчиво переспросила я. – Она готова признаться в убийстве мужа?
«Агата, в общем, тебе с Фарлеем лучше приехать, – проговорил Ричард. – Он должен кое-что увидеть».
– О да, Фарлей просто-таки жаждет тебя увидеть, – пробурчала я, покосившись на блондина, который стоял рядом с чрезвычайно мрачным выражением на лице. – Полагаю, он скажет тебе пару «ласковых» при встрече.
«Я тоже уверен, что Фарлей рассыплется передо мной в благодарностях, – ответил Ричард, как будто не заметив сарказма в моей последней фразе. – Поторопитесь. Мы в доме Вайнера Ириера».
После чего амулет связи погас.
– Ну? – коротко спросил Фарлей.
– Да ты, в общем-то, все слышал, – растерянно отозвалась я, все еще сжимая в ладони амулет. – Интересно, может быть, Клара применила к Ричарду какие-нибудь любовные чары? Иначе с чего вдруг он настолько глупо поступил?
– Лучше спросим это у него, – произнес Фарлей. – Что толку гадать? Он сказал, где их искать?
Я кивнула.
– Надевай ботинки, – приказал блондин. – И едем.
– А я? – непрошенно влез Орландо. – Мне тоже ехать с вами?
Фарлей искоса глянул на помощника. Поморщился, но после краткого сомнения все-таки кивнул.
– Авось пригодишься, – хмуро буркнул он. – Но смотри, Орландо! Очередного промаха я тебе уже не прощу.
Многочисленные веснушки рыжего дознавателя вспыхнули огнем смущения. Он грустно понурился.
– Неужели ты его убьешь? – ужаснулась я столь строгому наказанию.
– За кого ты меня принимаешь? – укоризненно поинтересовался Фарлей и тут же продолжил, не сводя взгляда с поникшего помощника. – На патрулирование улиц отправлю. На годик примерно. Понял?
– Да, – донеслось в ответ от Орландо, который все не смел поднять головы.
И наша троица покинула кабинет.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий