Улицы разбитых артефактов. Бал скелетов

Глава четвертая

И вновь я сидела на ступенях крыльца и полной грудью вдыхала свежий воздух, правда, теперь не вечерний, а ночной.
Там, в лавке за моей спиной, кипела работа. Практически сразу к дому подкатило несколько карет, принадлежащих городской полиции. И крохотное заведение в мгновение ока оказалось заполненным дознавателями. Все новые и новые люди входили в двери магазина, некоторые из них одаривали меня удивленными взглядами. Ну да, наверное, гадают, что на месте проведения обыска забыла некая девица.
Я подняла руку и досадливо поморщилась, заметив, что порвала рукав. Демоны, это была моя любимая блузка! Да еще и локоть рассадила при падении до крови.
– Господина Деера Ронга сейчас доставят в отдел, – раздался позади знакомый голос.
Я подвинулась в сторону, и Фарлей присел рядом. Его глаза хищно блеснули, когда он увидел капли крови на моей блузке. Не дожидаясь разрешения, он без спроса схватил меня за руку.
– Пустяки, царапина просто, – попыталась я возразить, но с пальцев Фарлея уже полился прохладный голубоватый свет.
Мгновение, другое – и от моей ссадины не осталось и следа.
Эх, жаль, что он не может так же легко и быстро заштопать мне блузку. Придется идти в магазин за обновкой. Кто бы знал, как я ненавижу покупки! Это же надо общаться с продавцами, переодеваться, хмуро глазеть в зеркало, ненавидя свое отражение…
– Ты молодец, – проговорил Фарлей, не торопясь отпустить мою руку. – Отлично вела себя в лавке.
Я с изумлением покосилась на него. О чем это он? Да я и слова не вымолвила, как он просил. Просто стояла и глупо таращилась на этого мерзавца.
– Ты кинула на меня щит, – улыбнувшись, напомнил Фарлей. – И сама ушла от нападения.
– Ну я все-таки боевой маг, – хмыкнув, напомнила я. Тяжело вздохнув, продолжила: – И все чаще думаю, что сделала неправильный выбор. Надо мне было пойти в охотники за нечистью. По крайней мере, тогда мне бы не пришлось разочаровываться в людях. Чудовища – они чудовища по природе своей. А люди зачастую бывают хуже самых страшных монстров. Потому что скрывают свою суть под тысячами масок.
– А я рад, что некогда ты стала компаньоном Ричарда, – внезапно проговорил Фарлей.
Я кашлянула, слегка удивленная таким признанием. Почему это?
– Если бы ты стала охотницей за нечистью, то мы бы могли никогда не встретиться, – серьезно продолжил Фарлей и чуть сильнее сжал мою ладонь.
– Но я же постоянно доставляю тебе множество проблем, – возразила я.
– Как и я тебе, – фыркнув от смеха, сказал Фарлей.
Поднес мою ладонь ко рту и ласково поцеловал кончики пальцев, не сводя с меня странно напряженного взгляда.
Я немедленно заволновалась. Ой, чей-то он творит?
– Орландо сказал, что ты расспрашивала обо мне, – мурлыкнул Фарлей, по-прежнему глядя на меня в упор.
Вот же рыжий ябеда! Правда, я слегла погорячилась, ударив по нему парализующими чарами. Но это же не значит, что надо сразу бежать с докладом к начальнику!
Хотя нет, значит, наверное. Фарлей и без того сейчас в очень трудном положении.
– Расспрашивала, – призналась я и виновато повесила голову.
– И что именно тебя интересует?
Голос Фарлея словно обволакивал бархатом. Мягкий, ласковый. Как будто по обнаженной коже гладят теплым пушистым мехом. Но я прекрасно понимала, что в случае чего в нем с легкостью прорежется ранящая сталь.
Увы, я слишком зависела от Фарлея, поэтому не могла послать его к демонам, отказавшись отвечать. В его власти кинуть меня в камеру. В его власти даже сослать меня на рудники. Как ни крути, но с Орландо я перегнула палку.
– Меня интересует все, – неохотно призналась я и позволила себе краткий взгляд на блондина.
Как ни странно, он не выглядел разгневанным или сердитым. Напротив, на его губах гуляла донельзя довольная улыбка, как будто голодному дворовому коту дали жирную сочную сардельку.
– Это же просто нечестно, – попыталась я себя оправдать. – Ты знаешь все мои тайны. А я не знаю о тебе ровным счетом ничего, кроме имени и должности. Кто твои родители, как ты стал дознавателем, почему у тебя настолько дорогой дом…
На этом месте я запнулась, осознав, что ляпнула лишнего.
Да что я привязалась к этому дому! Возможно, Фарлею просто очень хорошо платят. И ничего удивительного в этом нет, учитывая, насколько высокое положение он занимает.
– А если я скажу, что с радостью отвечу на все твои вопросы? – лукаво поинтересовался Фарлей.
– Что взамен? – насупившись, переспросила я.
Кажется, опять заходит речь об этой дурацкой игре «баш на баш». Ненавижу ее!
– Ничего, Агата, – с неожиданной серьезностью отозвался Фарлей. – Свидание один на один ты мне уже обещала. А больше мне от тебя ничего не нужно. По крайней мере, пока.
Я вскинулась было, собираясь уточнить, что все это значит. Но Фарлей легонько прижал указательный палец к моим губам, призывая к молчанию. И тут же встал, настойчиво потянув меня за рукав вверх.
Следом поднялась и я, недоумевая, что все это значит. Правда, все вопросы тут же умерли на моих губах, когда я увидела, как выводят хозяина лавки.
Его руки были жестоко заведены назад. На запястьях зеленели магические наручники.
Проходя мимо меня, Деер Ронг чуть скосил глаза на меня. И меня бросило в крупную дрожь. Было в его взгляде нечто… И опять вспомнилось сравнение с диким зверем. Как будто передо мной был не человек, а смертельно опасное животное, ради забавы богов заключенное в теле обычного человека.
Фарлей молчал, пока Деера не погрузили в карету. И я не рискнула в этот момент задавать ему никаких вопросов. Было что-то в выражении его лица, от чего мне стало не по себе.
– Сдается, Агата, мы только что вскрыли крупный гнойный нарыв на теле высшего общества Гроштера, – негромко проговорил Фарлей, когда карета отъехала. Криво ухмыльнулся, добавив: – Выражаясь языком виера Норберга, конечно.
– Лучше не говори о нем, – хмуро попросила я, вспомнив, как ректор академии охарактеризовал мои отношения с Фарлеем.
Мол, он сделал нам огромное одолжение, потому что этот нарыв надо было рано или поздно вскрыть.
Фарлей опять усмехнулся, но теперь его улыбка напоминала настоящий зловещий оскал.
– Теперь ты отправишься на допрос? – поинтересовалась я.
– Нет. – К моему удивлению, Фарлей покачал головой. – Это успеется. Девушка, которую вы с Ричардом обнаружили, пока не в состоянии давать показания. Я бы сперва предпочел пообщаться с нею. Деер подождет. Пусть немного посидит в камере, подумает о своем поведении и о том, во что вляпался. Он напал на нас, Агата. Пытался убить. Это уже не цветочки, а самые настоящие ягодки. За одно такое Деер рискует до скончания жизни угодить на рудники. И он это прекрасно понимает.
– А с чего он вообще так взвился? – полюбопытствовала я. – Если, как он утверждает, со всех девушек были получены согласия на участие во всем этом?
Фарлей поморщился. Отвел глаза, явно не желая отвечать на мой вопрос.
– Мы ведь напарники? – с нажимом спросила я. – Фарлей, не стоит щадить мои чувства. Я понимаю, что ты переживаешь за мое, так сказать, душевное спокойствие. Не стоит. То, что было со мной – давно миновало. Я научилась жить со своим прошлым.
«Однако ночами ты все равно кричишь от кошмаров», – пробурчал внутренний голос.
Я была почти готова услышать это возражение от Фарлея. А после я бы непременно смертельно обиделась на него. Но блондин не повел и бровью.
– Ну, если ты так желаешь это услышать, – проговорил он. – Помнишь нашу самую первую встречу?
– Ее, пожалуй, забудешь, – проворчала я, и перед мысленным взором сама собой встала картина, как я мчалась по улицам Гроштера, силясь угнаться за Ричардом. А потом сбила с ног Фарлея, который как раз выходил из дверей какого-то магазина.
– Тогда я знатно расшиб себе голову, – продолжил Фарлей, едва заметно улыбнувшись. – Если ты забыла.
– Прекрасно помню, – ответила я. – Как и помню наш последующий визит к Спайку. Но причем тут все это и расследование убийства графа Грегора?
Фарлей внимательно смотрел на меня, видимо, давая мне возможность сделать самостоятельный вывод. И я приглушенно охнула.
Ой, а ведь тогда Спайк не просто вылечил голову Фарлея. Он обнаружил в его ауре следящее заклинание. Перекинул его на монету, которую позже изучил Ричард. И мой компаньон высказался более чем определенно. В Гроштере завелся некто, балующийся запрещенной ментальной магией. Потому что, по всей видимости, он же был замешен и в деле Аверила, желавшего жестоко проучить неверную невесту.
– То есть, ты считаешь, что девушки на самом деле не давали никакого разрешения? – срывающимся от волнения голосом поинтересовалась я. – Они были под ментальным внушением?
– Не так давно я расследовал похожее дело, – проговорил Фарлей. – После которого, собственно, и обзавелся врагом в лице Норберга Клинга. Ты наверняка читала о нем в газетах.
– О да, читала, – подтвердила я. – Ты тогда устроил обыски на факультете ментальной магии, поскольку выяснилось, что его студенты устраивали весьма отвратительные и незаконные игрища.
– Вот именно, – подтвердил Фарлей. – Но было еще одно расследование, которое не стало достоянием общественности. В кои-то веки мы с Норбергом пришли к единому выводу, что лучше не будоражить горожан Гроштера слишком частым упоминанием о последователях культа бога-пасынка. Один из преподавателей факультета боевой магии, как оказалось, несколько лет приносил в жертву демону сначала бездомных, а потом переключился на студентов. Выбирал из числа наиболее способных учеников одного, которому предлагал стать его ассистентом. Подсовывал в качестве задания заклинание с ловушкой. И несчастный отправлялся в лучший из миров, став кормом для демона.
– Жуть какая! – потрясенно воскликнула я. – И кем же был этот негодяй?
– Тебе вряд ли знакома его фамилия, – уклончиво произнес Фарлей. – Виер Эдгар Рион еще не был преподавателем, когда ты училась в академии.
– И кто его остановил? – продолжила я расспросы. – Ты?
– Увы, но нет. – Фарлей с сожалением покачал головой. – Одна из студенток, которую он пытался отдать демону, оказалась весьма смекалистой. И умудрилась не просто спастись, но обратить чудовище против Эдгара. – Хмыкнул и негромко добавил: – Собственно, от этого преподавателя остались одни кровавые ошметки.
– Поделом ему, – буркнула я, не испытывая ни малейшего сочувствия к участи растерзанного негодяя.
– Тогда я имел еще один непростой разговор с Норбергом, – произнес Фарлей. – Меня интересовал лишь один вопрос: как так случилось, что прославленный менталист, способный без проблем прочитать любые чужие мысли, так долго не замечал творящегося под самым его носом?
Фарлей задал Норбергу такой вопрос? Ох, представляю в таком случае, насколько сильно его ненавидит последний!
– Норберг заверил меня, что всему виной был амулет против ментальной магии, которую носил на себе Эдгар, – скептическим тоном завершил Фарлей.
– А такие существуют? – удивилась я. – Полезная, должно быть, вещичка! Я бы прикупила себе.
– Раз уж ты об этом заговорила. – Фарлей усмехнулся, залез в карман камзола и выудил оттуда хрустальную слезинку на длинной цепочке. Проговорил, глядя мне в глаза: – Надень, Агата. Мне будет спокойнее, если она будет постоянно на тебе.
– Значит, вот этот амулет спасет мои мысли от Норберга? – полюбопытствовала я, протянув руку.
– В идеале – от любого менталиста. – Фарлей вложил цепочку мне в ладонь и крепко сжал ее. – По крайней мере, так обещает реклама. Естественно, я не стал покупать амулет здесь, в Гроштере, где мошенник на мошеннике сидит. Один человек из Хельона заказал целую партию для меня у непосредственной создательницы этих вещиц.
Правда, при этом в голосе Фарлея скользнуло отчетливое сомнение, как будто ему чем-то не нравился этот факт.
– Ты как-то напрягся, – прозорливо заметила я.
– Дело в том, что создательница амулетов – Алекса Врейн, в девичестве Гриан – по слухам тесно знакома с Норбергом Клингом, – честно ответил Фарлей. – Правда, я совершил все мыслимые и немыслимые предосторожности, чтобы она не узнала, кто является конечным покупателем.
Я медленно поднесла хрустальную капельку к глазам. Качнула ее на цепочке, любуясь мягкими отблесками магического шара в глубине кристалла.
– Позволь, я помогу тебе, – любезно предложил Фарлей, и я послушно склонила голову.
Почувствовала, как его пальцы скользнули по моей шее, без проблем справившись с застежкой цепочки. И я невольно повела плечами. Нет, это прикосновение не было неприятным. Оно было… слишком интимным, что ли.
Если Фарлей и заметил мое движение, то предпочел никак его не прокомментировать. Он тут же опустил руки, и я вновь торопливо выпрямилась.
– Такие вот дела, Агата, – проговорил Фарлей. – Как видишь, если девушки действительно были под ментальным внушением, то это вновь ведет меня в кабинет Норберга Клинга.
Я поморщилась. Да, ведет. И Норберг с радостью встретит Фарлея. Потому что отныне у ректора академии есть весомое оружие против давнего неприятеля. Правда о моем прошлом. Наверняка он попытается разыграть эту карту. И…
А что, собственно, будет дальше? Есть всего два пути развития ситуации. Или Фарлей согласится играть по правилам виера Норберга, желая уберечь меня от неприятных последствий раскрытия моего настоящего имени. Или же он пошлет ректора академии ко всем демонам. И я даже не знаю, какой из этих вариантов меня пугает больше.
– Фарлей?
Я вздрогнула от неожиданности, услышав окрик. Вынырнула из своих тяжких раздумий и увидела, как к лавке торопится Орландо.
В этому моменту большинство карет, принадлежавших полицейскому управлению, уже разъехалось, но в самом доме продолжался обыск.
– А, Орландо, наконец-то! – И Фарлей удовлетворенно кивнул, когда рыжий молодой дознаватель легко взбежал по ступеням и остановился около нас.
Я попыталась выдавить из себя доброжелательную улыбку. По-моему, мне стоит извиниться перед Орландо. Но дознаватель хмуро глянул на меня, и улыбка так и умерла на моих губах, не успев родиться.
– Агата, ты ничего не хочешь сказать Орландо? – медовым голосом осведомился Фарлей, мимо внимания которого не прошла эта крошечная сценка.
– Э-э… – промямлила я, не испытывая особого желания приносить извинения. Никогда не любила публично признавать то, что была неправа.
– Агата? – Фарлей выжидающе вскинул бровь.
– Ну, это… – Я потупилась, словно ученик перед строгим учителем, и выпалила на одном дыхание: – Прости, Орландо! Я не должна была бить по тебе парализующими чарами.
– И? – вопросительно протянул Фарлей, явно желая выжать из меня все соки.
Да что ему еще надо? Я ведь извинилась!
– И это никогда больше не повторится, – мрачно добавила я, по-прежнему не глядя на Орландо.
– Я не держу на вас зла, Агата, – произнес в этот момент Орландо, правда, его голос прозвучал холодно и отстраненно.
Все-таки до сих пор обижается на меня. Ишь, какой чувствительный! Я ведь ничего особенного не сделала.
Хотя… Наверное, он переживает, что вновь выставил себя дураком перед Фарлеем. Тот поручил ему присматривать за мной, а в итоге я без особых проблем смылась. А ведь на моем месте мог быть действительно опасный преступник.
– И что мне с тобой делать, Агата? – спросил Фарлей.
Я удивленно покосилась на него, уловив в его тоне веселые нотки. В каком смысле? Мы вроде как собирались отправиться в дом, чей адрес я обнаружила в счетах Вайнера.
– Если честно, меня так и подмывает надеть на тебя магические наручники и отправить в сопровождении кого-нибудь к себе в кабинет, – продолжил Фарлей. – Дабы, так сказать, ты больше ничего не выкинула. Посидишь под присмотром, подумаешь о своем дурном поведении. Право слово, ты сегодня была всего на шаг от ареста. Заодно ознакомишься с показаниями Ричарда и дополнишь их при необходимости.
– Но ты так не сделаешь? – опасливо поинтересовалась я и исподлобья уставилась на него.
В глубине светлых глаз Фарлея прыгали смешинки, и я позволила себе быстрый вздох облегчения. Нет, не сделает. Всего лишь пугает меня.
– Не сделаю, – подтвердил Фарлей мои мысли. – Как ни крути, но ты помогла мне в лавке. Вовремя отреагировала на активацию заклятья. Поэтому, так и быть, поедешь со мной и Орландо.
– Спасибо! – Я от восторга чуть не захлопала в ладоши.
– Но учти, – сурово предупредил Фарлей, – высунешься вперед меня – пеняй на себя.
– Ты уже говорил это, – напомнила я. – Когда мы ездили в дом Вайнера.
– Повторение – мать учения, – весомо сказал Фарлей. И наша троица отправилась к карете.
Спустя неполную минуту мы в очередной раз катили по улицам Гроштера. Я силилась угадать, какой сейчас час. Наверное, около девяти вечера, если не позже. Какой же невыносимо долгий и суматошный день! А ведь предыдущий был такой же. Скорее всего, и завтра нам отдыхать не придется.
В этот момент мой желудок голодно забурчал, напоминая, что я сегодня только позавтракала, но при этом пропустила обед и ужин. Я тут же заерзала, силясь скрыть этот предательский звук. Благо, что в этот момент амулет связи на моей шее ожил, приглушенно засветившись через ткань рубашки.
– Да? – спросила я, накрыв его ладонью.
«Агата, я в доме графа Грегора Ириера, – послышалось в ответ. – Фарлей далеко?»
– Рядом, – ответила я, прежде посмотрев на блондина, который даже не пытался сделать вид, будто не прислушивается к моему разговору.
Ишь как вперед подался. Как бы с сидения не свалился. Кашлянула и попыталась как можно более невинно осведомиться:
– Собственно, а что ты там забыл?
«Мы с Кларой договорились сегодня вместе поужинать, – после некоторого замешательства признался Ричард. – Ну, знаешь, она была так удручена всем произошедшим, что… – Замялся и после недолгой паузы с каким-то непонятным испугом спросил: – Надеюсь, ты не против?»
– Нет, – спокойно ответила я. – Ричард, ты имеешь право ужинать с кем захочешь. Но зачем тебе Фарлей понадобился?
«Ну, собственно, когда я приехал за Кларой, та сказала, что Рейчел Ириер вернулась откуда-то пару часов назад, – ответил Ричард. – Мол, на ней лица не было. Заперлась в комнате и рыдает в полный голос».
– Переживает, поди, о смерти мужа, – холодно сказала я.
Нет, я прекрасно понимала, что причина страданий графини совсем в другом. Она отчаянно жаждет получить новую дозу нюхательного порошка. И, по всей видимости, уже начала испытывать ломку.
«Н-да? – с сомнением произнес Ричард. – Если честно, как-то непохоже. Я слышал ее рыдания, Агата. Она кричит так, будто испытывает самую настоящую боль».
– Не волнуйся, Ричард. – Я жестокосердно хмыкнула, не испытывая и толики сочувствия к графини. – Все под контролем.
«В общем-то, это еще не все, – после короткой паузы произнес Ричард. – Клара рассказала мне, что за день до смерти граф сильно поругался со своим братом. Вайнер явился поздно вечером, когда все уже ложились спать. По словам Клары, от него несло алкоголем и его качало из стороны в сторону. Вайнер сразу же отправился в кабинет графа. И там они устроили самую безобразную ссору. Мол, чуть до драки дело не дошло. Клара, конечно, не подслушивала, но они кричали на весь дом. Вайнер обвинял Грегора, что тот его в чем-то обманул. Как я понял, не заплатил за некую услугу, и теперь у Вайнера могут быть серьезные проблемы. Мол, нельзя злить таких людей».
– А Грегор? – спросила я, с удовольствием наблюдая за тем, как Фарлей хмурится все сильнее и все ближе пытается подвинуться ко мне.
Поди, от любопытства уже умирает, гадая, о чем это я там беседую с Ричардом.
«Увы, Клара сказала, что Грегор отвечал брату тихо, поэтому она ничего не разобрала. – Ричард с сожалением вздохнул. – Потом из кабинета послышался непонятный шум. Дворецкий кинулся на помощь, но оказалось, что Вайнер не бил брата, а всего лишь принялся раскидывать бумаги и книги, как будто искал что-то. Общими усилиями его удалось угомонить и выдворить прочь. Вот, в принципе, и все».
– Ясно, спасибо, Ричард, – сказала я. – Я обязательно передам все Фарлею. – Помолчала немного и с намеком проговорила: – Хорошо тебе провести вечер.
«Увы, поход в кафе отменяется, – произнес Ричард. – Клара боится оставить графиню в таком состоянии. Придется нам пить кофе под аккомпанемент этих жутких воплей».
– Трудности сближают, – с иронией произнесла я, но Ричард уже оборвал заклинание связи, и амулет погас.
– Что? – тут же спросил Фарлей. – Что тебе поведал твой компаньон?
Я быстро передала ему суть разговора с Ричардом, и блондин откинулся на спинку сидения напротив меня. В полутьме его глаза вновь загорелись собственным внутренним пламенем. Воцарилась тишина, видимо, Фарлей обдумывал полученную информацию.
– Выходит, все указывает на Вайнера Ириера как на одного из подозреваемых? – рискнул подать голос Орландо.
– Проблема в том, что Вайнера не было вчера на балу, – с досадой сказал Фарлей то же, что и мне недавно.
– А может быть, он влез каким-нибудь образом в ратушу? – несмело предположила я. – Ну, через окно уборной, к примеру. И там дожидался брата. Быстренько прихлопнул его – и был таков тем же путем.
– А может быть, Вайнер нанял наемного убийцу? – поддержал меня Орландо. – Насколько я понял, в деньгах младший из братьев Ириер не нуждался.
– А может быть, а может быть, – тоненьким голоском передразнил нас Фарлей. – Может быть, Грегор вообще покончил с собой, воспользовавшись покупным смертельным заклятьем.
– Да, кстати, а это идея! – загорелась я. – Тогда это объяснило бы тот факт, что я никого не видела в уборной, хотя была там буквально через минуту после убийства!
В отблесках света магического фонаря, мимо которого как раз проезжала карета, я увидела, как Фарлей мученически возвел глаза вверх.
– Агата, я могу придумать еще сотни причин, правдоподобных или не очень, объясняющих гибель графа Ириера, – все-таки терпеливо проговорил он через пару мгновений. – Но все эти гипотезы – ничто без доказательств. Пока правда состоит в том, что ты – единственная подозреваемая, которую застали подле остывающего тела жертвы. Ты – идеальная кандидатура на роль убийцы.
Я обиженно насупилась, покоробленная ледяными нотками в его тоне.
– Прости, – чуть мягче продолжил блондин. – Я просто хотел посоветовать тебе и Орландо не увлекаться чрезмерно фантастическими гипотезами. Да, у нас есть ниточка. Да, по всей видимости, братья Ириер были теми еще негодяями и мерзавцами. Но нам необходимо нечто большее.
Карета натуженно заскрипела, останавливаясь, и Фарлей замолчал. Глянул в окно и быстро выскочил наружу. Следом за ним выбрался и Орландо. Я замыкала своеобразное шествие.
На сей раз Грон привез нас к настоящей лачуге, которая жалась к стене одного из доходных домов на окраине Гроштера. Огонь магических фонарей сюда почти не долетал. Однако уже вышла полная луна, и в ее призрачном прохладном сиянии я увидела какой-то крохотный домик, более напоминающий развалюху.
– Зачем Вайнер снимал эти руины? – изумленно спросила я, с подозрением принюхиваясь.
По всей видимости, через этот темный переулок шла какая-то сливная канава с нечистотами, потому что пахло тут просто преотвратно.
Н-да, поневоле вспомнишь обиталище Спайка. Но у него хотя бы внутри все просто сверкает от чистоты. А я не уверена, что в этой хижине нас ждет такой же безукоризненный порядок.
– Куда больше меня интересует вопрос, почему он отдал за эту лачугу такие бешеные деньги, – негромко ответил Фарлей. – Честное слово, я ожидал увидеть огромный особняк. Уж больно сумма в счете была внушительной.
– Быть может, вызвать подкрепление? – нерешительно предложил Орландо.
– Не стоит. – Фарлей покачал головой. – Пусть заканчивают обыск в лавке. Полагаю, мы втроем без проблем справимся. В конце концов, Агата нас в случае чего прикроет.
И бросил на меня озорной взгляд.
Хм-м, и почему у меня такое чувство, будто мой щит не был столь уж острой необходимостью? Фарлей не выглядит как человек, который чудом избежал смертельной опасности. По-моему, он даже не особо испугался, когда его атаковали.
Что нельзя сказать обо мне.
– Еще раз повторяю, Агата, не высовывайся, – внушительно проговорил Фарлей, глядя на меня.
– Да помню я, помню, – зло выдохнула я. – Не стоит относиться ко мне как к несмышленышу!
– Ты тоже особо не геройствуй, – обратился Фарлей уже к Орландо. Помедлил немного и приказал: – Ну, двинули!
Я считала, что Фарлей ворвется в лачугу, желая застать возможного неприятеля врасплох. Но следующий его поступок удивил меня донельзя. Он подошел и самым наглым образом постучал в дверь.
Нет, вы представляете? А как же эффект неожиданности?
Правда, блондин тут же отпрыгнул на несколько шагов от двери и напряженно выпрямился, прислушиваясь. На кончиках его пальцев загорелись сиреневые огни ловчего заклинания.
Ага, стало быть, ждет, что перепуганный Вайнер рванет из лачуги, воспользовавшись каким-нибудь окном. Правда, я тут же скептически поморщилась. Уж больно узкие и маленькие они были здесь. Если Вайнер такого же телосложения, как его брат, а сомневаться в этом вроде бы не приходится, учитывая, что они близнецы, то эдак мужчина рискует просто застрять.
Прошла минута. За ней еще одна. Я, затаив дыхание, отсчитывала секунды тишины и бездействия. В доме ничего не происходило. Ни звука шагов, ни удивленных вопросов, ни поспешных сборов.
Фарлей склонил голову набок. Посмотрел на меня и выразительно приложил палец к губам, призывая к тишине. Затем примерился к двери – и просто вынес ее вместе с косяком, небрежно метнув перед собой чары.
Я едва не присвистнула в удивлении. Ого! Оказывается, он не только таблички дверные умеет поправлять при помощи магии.
А Фарлей был уже внутри. При этом он перемещался настолько быстро, что мой взгляд просто не успевал разобрать его движений.
Я шагнула было вперед, желая войти в лачугу вслед за ним, но Орландо, стоявший рядом, с силой дернул меня за рукав. Покачал головой, когда я метнула на него гневный взгляд.
Эх, руки так и зачесались вновь опробовать на нем парализующие чары. Естественно, я тут же подавила столь самоубийственный порыв. Боюсь, после такого Фарлей точно упечет меня в камеру и тем самым избавит себя от массы проблем.
– Заходите, – в этот момент раздалось из лачуги.
Я со всей возможной скоростью рванула вперед, оставив нахального рыжего дознавателя далеко позади. Ворвалась в дом и остолбенела.
По сути, все жилище занимала одна огромная комната без деления на спальню и кухню. И вот сейчас посередине помещения лежал мертвый Вайнер Ириер, чьи остекленевшие глаза навсегда уставились в закопченный низкий потолок. А его грудь была разворочена смертельным заклятьем.
И на миг мне почудилось, будто я вернулась во вчерашний вечер. Слишком напоминала эта картина сцену убийства графа Грегора.
– Дела, – ошарашенно протянул позади меня Орландо.
– Ну вот, я же говорила, что не убивала графа Грегора, – выдала я первое, что пришло мне в голову. – Я при всем желании не смогла бы расправиться с Вайнером, так как сегодня весь день была под твоим присмотром.
Фарлей устало посмотреть на меня и недовольно покачал головой.
– Увы, это не аргумент, Агата, – прошелестел его голос. – Ты отсутствовала больше часа, когда, не посовещавшись со мной, рванула проверять второй дом графа Грегора.
– Но… – Я растерянно захлопала ресницами.
Неужели он говорит это всерьез? Я ведь была с Ричардом.
– И в любом случае наша самая серьезная нить расследования только что оборвалась. – Фарлей скривился и шепотом выругался.
Настолько смачно, что уши несчастного Орландо запламенели от смущения. Даже я невольно заслушалась. Не предполагала, что королевский дознаватель знает такие слова.
Эх, по всему выходит, что только что мое положение стало еще хуже. Как говорится, едва я подумала, что достигла дна, как снизу постучались.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий