Кастинг в шизофрению

Книга: Кастинг в шизофрению
Назад: Глава 8
Дальше: Глава 10

Глава 9

Ночь, а точнее несколько часов, отведённые для сна, пролетели мгновенно. Планы Веры провалились: она не успела ни поплакать, ни подумать, потому что едва голова коснулась подушки, девушка отключилась. А когда она открыла глаза, разбуженная не монотонным сигналом будильника (его она попросту не услышала), а осторожным толчком в плечо (это был Эвон), Вере показалось, что она не спала вовсе. Скорый сон не принес должного облегчения, и Вера чувствовала себя разбитой и уставшей.
Эвон и Мария казались более отдохнувшими. Но когда Вера заметила, что Мария время от времени спотыкается, а походка Эвона потяжелела, она поняла, что это только видимость. Эта ночь никому не принесла облегчения.
Они шли почти девять часов. Все лишнее было оставлено в гостинице. Из необходимых вещей взяли только рюкзак с флаконами энергетической жидкости и некоторое оружие. Редкий лес, временами переходивший в пролесок, был сухим и уютным. Вера шла по узкой тропе вслед за Эвоном, Мария замыкала их скромную колонну. Иногда на пути попадались огромные сосны, трава вокруг них была вытоптана, на земле виднелись остатки кострищ. Вера подумала, что местные жители устраивают здесь зелёные.
Потом тропинка исчезла, уступив место каменистой местности вперемешку с белыми песками.
– Если верить древним источникам, мы прошли где-то четверть пути, – Эвон показал на песок. – Можно сделать привал.
Вера чувствовала себя хуже некуда. Тело ныло, словно вчера она разгружала мешки с песком, а голова была занята невесёлыми размышлениями о том, где сейчас Вадим, что с ним? И хотя Вера понимала, что Вадик взрослый мальчик и сам волен собой распоряжаться, девушка чувствовала себя виноватой, а потому ответственной за его судьбу. Он один в чужом мире, что ждёт его беззащитного и одинокого? Кроме того, вчерашний разговор оставил неприятный осадок в Вериной душе, обострив недоверие к своим спутникам и страх перед будущим. В крови у девушки всё жарче разгоралось жгучее пламя протеста и даже упрямства, но Вера старалась не рубить с плеча.
В итоге, как это бывало и раньше, не имея сил и желания думать о неприятном, Вера просто следовала за Эвоном, пребывая в скверном расположении духа.
Новость о привале немного смягчила Верин суровый настрой.
Сосна, у которой они остановились, была меньше тех, что встречались ранее. Казалось невероятным, что дерево выросло среди камней, и всё же могучий морщинистый ствол и хвоя естественно вписывались в твёрдый пейзаж.
Под деревом не было старых углей, и Эвону пришлось сооружать небольшой очаг, выкладывая из булыжников круг. Пока молодой человек занимался костром, Мария рассказывала Вере о предстоящих испытаниях.
– Святая Земля – наикрасивейшее место. По слухам, там даже воздух материален и переливается неоновым светом. А на ощупь словно шёлк. Тебе там понравиться, – обещала Мария. – Но, чтобы туда попасть, нужно пройти испытания. Это своеобразная защита святого места от тёмных духом людей. Только тот, чьи помыслы чисты, может пройти барьер, отделяющий Святую Землю от остального мира. Во время перехода тебе будет больно и страшно на столько, насколько грешна твоя душа.
Вера открыла рот в немом вопросе, и Мария ласково взяла девушку за руку:
– Ты обязательно увидишь свой дом, девочка. Обещаю.
Оптимизм Марии не передался Вере.
– Откуда вам знать? Даже Сара не была уверена в своих силах.
Мария хитро улыбнулась. Морщины на её сухом лице сделались глубже.
– Я предсказательница, Вера. Я знаю и вижу то, что не подвластно даже самым великим магам. Но сколь много я знаю, столь же много я не имею права сказать тебе. И это не значит, что ты должна расслабиться и не думать об опасности. Нет. Пути и судьбы изменчивы, любой наш последующий поступок может оказаться переломным для того, чтобы изменился ход истории.
Я знаю, что сейчас тебе предначертано спасти мир. Так же, как в твоем мире, я увидела, что твоя судьба связана с Сагентой. Но, если бы в тот момент что-то пошло не так и ты не попала сюда, как бы ты спасла нас от неминуемой беды? Но раз ты здесь, ты должна жить. А это возможно только на Святой Земле. Поэтому ты обязана туда попасть, понимаешь?
Вера опустила глаза. Получается, дома у неё был выбор. Но какой? Тогда ей казалось, что она поступает правильно. Хотя кого она обманывает? Она согласилась играючи, в глубине подсознания уверенная, что с ней кто-то шутит.
А сейчас уже ничего не изменить. Вера никогда не сожалела о содеянном, но сейчас ей вдруг подумалось, что, оказавшись в этом мире и затащив с собой Вадима, она совершила первую в своей жизни ошибку.
– Зачем костёр? – поинтересовалась Вера, когда Эвон уложил найденный хворост. – На улице тепло, из еды у нас одни бутерброды.
Молодой человек подул на слабый огонёк и тот перерос в яркое пламя.
– Огонь отпугнёт хищников. Правда, вряд ли в этой глуши водятся опасные звери, но лучше подстраховаться. Здесь недалеко родник, я наберу воды и вернусь.
С этими словами Эвон ушёл. Облокотившись спиной о сосну, Вера попыталась сесть поудобнее, но камни были слишком острыми.
– Двигайся ко мне, – Мария похлопала по земле около себя, – здесь песок.
Вера послушалась.
– Ждёшь Вадика? – спросила предсказательница. – Ты всё время оборачивалась.
Вера промолчала. Глупо было отрицать очевидное.
– Прости, девочка. Не стоит себя тешить напрасными надеждами, этот мир слишком жесток.
– Вы хороните его? – начала злиться Вера.
– Ни в коем случае. Пока ты сама его не похоронишь.
Вера раздражённо дернулась. Жестокие слова предсказательницы вывели её из равновесия. Хотя Вера и понимала, что на самом деле она злится не на Марию, а на себя.
– О чём секретничаете?
Эвон принес флягу родниковой воды.
– Попробуй, – он протянул бутылку Вере, – сразу взбодришься.
Вера нехотя сделала несколько глотков и передала воду Марии.
– Так о чём вы без меня ворковали? – Эвон расположился напротив Веры и взял у Марии флягу.
– Вера переживает за Вадика.
– А что, с ним что-то случилось?
Показное равнодушие Эвона окончательно вывело Веру из себя.
– Надеюсь, что нет!
Не зная, куда себя девать, Вера выхватила из рук Эвона флягу и сделала ещё несколько ненужных глотков воды.
– Не переживай, – Эвон посерьёзнел. – Этот парень не глупый и прекрасно понимает, куда попал. Если чувство самосохранения развито у него сильнее гордости, он идёт за нами. Вот увидишь, скоро он проголодается или захочет пить и обнаружит себя.
Вера неуверенно посмотрела на Эвона, словно хотела спросить, действительно ли он так считает. Эвон шевелил прутом угли, отчего ввысь взлетали столпы искр.
– Вот увидишь, – продолжал он, – сейчас Вадик увидит огонь и не выдержит.
Мария встала.
– Где, говоришь, этот родник?
Эвон указал направление.
– Пойду освежусь. И вот ещё что. Если бы парень шёл следом, я бы видела его ауру. Хотя бы слабое свечение биополя. Не стоит давать Вере ложную надежду. Кроме нас, здесь никого нет.

 

Энтузиазм беглеца улетучился быстро. С единственным лазером (а Вадим не знал, на сколько хватает заряда этого современного оружия), без денег и документов, Вадим потерялся среди узких улиц, обуреваемый злостью и обидой. Молодой человек сел на широкую скамью под круглым фонарём и принялся лихорадочно соображать.
Конечно же, он полагал, что Вера его не отпустит. Если бы Вадим заранее знал, что его провокационная выходка обернётся боком ему самому, он ни за что не стал бы бросаться словами. Но теперь ничего уже нельзя было изменить, а гордость не позволяла ему вернуться в отель. А впереди ещё и затишье. Как ни печально, в этом мире свои правила, а Вадик так не любил подчиняться.
По привычке похлопав по карманам, молодой человек досадно поморщился. В этом мире не курят. Беспомощно осмотревшись по сторонам, Вадик заметил худую фигуру, идущую в его сторону. К удивлению Вадима, незнакомец выпускал изо рта колечки дыма.
Поравнявшись с Вадимом, молодой человек сел на ту же скамью и предложил сигарету.
Вадик закурил.
– Скучаешь?
Незнакомец сверкнул глазками. Его голос был скрипучим, а лицо изуродовано оспой.
– Скучаешь, – не дождавшись ответа, подытожил он. – Если хочешь, можно пропустить по рюмочке. Что скажешь?
Незнакомец покосился на Вадика. Тот в свою очередь словно окаменел. Интуиция подсказывала ему, что он влип, хотя теоретически ничего страшного в предложении выпить не было.
– Крис, – незнакомец протянул жилистую руку.
Вадим ответил на рукопожатие и, чуть ли не заикаясь, представился.
– Так что, Вадик, выпьем? – подмигнул Крис.
Вадим отказался.
– У меня нет денег, – прокашлявшись, сообщил он.
Такой довод казался Вадику убедительным, он надеялся, что теперь этот Крис потеряет к нему интерес и уйдёт. Но тот лишь криво усмехнулся.
– Это и так понятно. Если бы у тебя были деньги, то ты, парень, не прозябал бы под этим фонарём, а коротал время вон в том баре, – Крис указал на яркие огни в конце переулка. – Собственно, я тебя туда и приглашаю. Там работают лучшие в городе девочки.
Крис подмигнул Вадиму. На мгновение Вадику показалось, что Крис смеётся над ним. Но глаза нового знакомого оставались холодными и серьёзными.
– Давай, парень, соглашайся. Я редко бываю таким великодушным. Считай, что это мой прощальный подарок.
Крис скривился в хищном оскале. Вадик порывисто соскочил со скамьи, но неведомая сила пригвоздила его на место.
– Да не суетись, ты, – лениво попросил Крис. – Я бы на твоём месте согласился. Честно. Перед смертью оторвался бы по полной.
Вадим посерел. Его сердце буквально выпрыгнуло из груди, по спине побежали мурашки.
Но, как он ни старался, тело не слушалось. Вадик бездвижно сидел на скамье, охваченный сиянием фонаря и своего страха.
Тем временем Крис продолжал говорить. Нотки сожаления сквозили в его голосе, Крис давал понять, что сочувствует Вадику.
– Знаешь, из тебя мог бы получиться неплохой ведьмак, – как будто это как-то должно было утешить Вадика, заверил он. – И какого лешего тебя понесло из отеля? Ведь я сам уже собирался грохнуть эту бабку.
Крис озадаченно посмотрел на Вадика, словно хотел прочитать ответ в его испуганных глазах. Ощущение силы и власти над более слабым одурманивали, и Кристиан решил излить душу. Похвалиться перед своей жертвой.
– Я уже был в холле, когда увидел тебя. Ты нёсся, словно за тобой гнался табор ведьм. Вот тогда я и подумал: зачем всё усложнять? Тебя они легко подпустят, никто ничего не заподозрит. Я убью Марию, – Крис задумался и весело подытожил, – вернее, ты убьёшь ее. А я, если повезёт, ещё и с крошкой твоей позабавлюсь.
Да ладно, не кисни! Бабку обязательно надо убрать, она слишком много видит. Если она не сдохнет, умру я. А пока на очереди ты.
Крис почесал свой плоский живот и уточнил:
– Ну так что? Идём в бар или прямо сейчас из тебя душу вытряхнуть?

 

– Может, Мария ошибается?
Вера все ещё надеялась, что Вадик вернётся. Эвон зачарованно смотрел, как в её глазах пляшут языки пламени, отражая в глубине их сдерживаемую влагу. В Верином вопросе Эвон слышал отголоски своих надежд: он так же до конца будет верить, что Сара жива. Хоть и убеждает себя в том, что это невозможно. Чтобы потом не было слишком больно.
– Я не могу этого знать. Но ты должна помнить, что относительно тебя она не ошиблась.
Эвон хотел как можно мягче донести до Веры, что он верит Марии. Вопреки фактам, Вера мимолетно улыбнулась, глядя поверх его.
– Вадик?
Эвон резко обернулся. В нескольких метрах позади него действительно стоял Вадим.
– Привет, – сухо поздоровался гость.
Эвон подозрительно окинул парня беглым взглядом. Не обнаружив подвоха, он снова повернулся к Вере, пытаясь разгадать по её мимике, действительно ли она рада появлению друга так, как выказывала беспокойство за него. Но свойственное большинству девушек упрямство, а может и гордость, не позволяли Вере открыть перед Вадимом своих истинных чувств. Поэтому в разрез переполнявшей её радости, она не сделала ни одного движения навстречу Вадиму, а только холодно поприветствовала его.
Вадик не спешил приближаться к костру.
– Так и будешь там стоять? – безучастно поинтересовался Эвон.
Тёмные глаза Вадима были тусклыми. Он подошел к сосне и, облокотившись об её ствол, сухо заявил:
– Мне нужно поговорить с Верой.
Эвон отметил, что молодой человек обшаривает глазами местность.
– Говори, – Эвон не собирался оставлять Наследницу наедине с этим типом.
Вадик остановил свой бегающий взгляд на Эвоне.
– Наедине.
Эвон не мог сообразить, что его так настораживает. Он не видел ничего особенного в просьбе парня, тем более, если учесть, что ещё вчера эти двое выясняли отношения. Но он не мог отделаться от нехорошего предчувствия.
Вера легко сжала ладонь Эвона.
– Пожалуйста, оставь нас ненадолго.
Эвон неохотно встал.
– Я буду поблизости.
Когда Эвон ушёл, Вадик приторно улыбнулся.
– Иди сюда.
Вера проигнорировала его.
– О чём ты хотел поговорить?
Улыбка стёрлась с болезненного лица Вадима. Он отошёл от дерева и, пошатнувшись, плюхнулся на землю рядом с Верой.
– Да ни о чём.
Вадик бесцеремонно схватил Веру за плечи и потянул к себе. Холодные руки обожгли кожу девушки.
Веру захлестнула волна гнева. Она яростно оттолкнула от себя парня и соскочила.
– Что ты себе позволяешь?!
Вадик нагло изогнул бровь.
– Ничего такого, чего мы не позволяли себе раньше.
Вера недоумевала. Либо Вадик стукнулся головой (мало ли, что могло с ним случиться) и не помнит их вчерашнего разговора, либо делает вид, что ничего не произошло, а это злило Веру и выводило её из равновесия.
– Вообще-то мы расстались, – процедила Вера.
– Да? – удивился Вадик. – Но ведь это не может помешать нам приятно провести время?
Вадик подмигнул Вере и встал. Его тело было грузным и непослушным. Молодой человек снова хотел привлечь девушку к себе, но Вера ударила его.
– Отвали!
Вадик потерял к девушке всякий интерес.
– Где Мария?
Вера растерялась. Она не ожидала такой смены разговора.
– У родника, – вымолвила она, хлопая глазами.
Вадик отпихнул Веру с дороги и удалился. Вера изумлённо смотрела ему вслед.
– Куда он?
Эвон еле сдерживался, чтобы не вмешаться в чужой разговор.
Вера вглядывалась в сумерки, но Вадика уже не было видно.
– Не знаю. Спросил, где Мария, и ушёл. Странный какой-то… И руки…
– Что руки? – Эвон сжался, словно струна.
Вера повернулась к нему и растерянно произнесла:
– Руки ледяные.
Эвон сорвался с места, побежав к ручью. Вера помчалась за ним.
– Эвон, что происходит? – девушка едва за ним поспевала. Эвон не оборачиваясь предупредил, чтобы она приготовила лазер.
– Зачем? – испугалась Вера.
Но Эвон уже настиг Вадика. Он схватил парня за угловатое плечо, и Вадик остановился.
– Куда-то спешишь? – спросил Вадик и обернулся. Он был бледным, словно полотно.
– Уже никуда.
Эвон направил на парня лазер.
– Раздевайся, – велел он Вадиму.
– Что? – выплюнул тот.
– Снимай рубашку.
В мутных глазах Вадима появился нездоровый блеск.
– Извини, – приторно заявил он, – но я обнажаюсь только по её просьбе.
Вадик подмигнул Вере и нахально заулыбался. Девушке стало противно. Эвон приставил к горлу Вадима лазер.
– Снимай. Или я снесу тебе башку.
– Жаль огорчать тебя парень, но ты опоздал.
С этими словами Вадим оттолкнул Эвона с такой силой, что тот кубарем покатился по земле. Лазер выпал из его рук. Вадик семимильными шагами поспешил к ручью. Мария вышла ему навстречу и, взглянув в холодные глаза, потеряла дар речи.
Вадик вытащил из-за пазухи кинжал и замахнулся.
– Что ты делаешь?! – завопила Вера.
Эвон хотел помешать Вадику, но невидимая сила снова впечатала его в землю. Мария буквально остолбенела. Удерживая Эвона в щупальцах магии, Вадик снова замахнулся. Дрожащими руками Вера нащупала лазер. Когда кинжал почти настиг плоть Марии, девушка нажала кнопку. Лазер пронзил Вадику поясницу, и лезвие кинжала вонзилось левее сердца предсказательницы.
Мария упала. Вадим зашипел. Он обжёг Веру бешеным взглядом и рванул в её сторону. Вера затаила дыхание, щурясь от страха. Но вместо удара, почувствовала холодное дыхание у своего уха.
– Спасти тебя может только Райен, – это был голос ЕЁ Вадима.
– Вадик? – заикаясь, переспросила она.
Ответа не последовало. Лазерный луч пробежал по шее парня, и голова Вадима сползла с его плеч.
Вера завизжала. Эвон поспешил к Марии. Предсказательница лежала на земле, из её груди торчала рукоять кинжала.
– Что мне делать? – Эвон понимал, что ситуация безнадёжна.
– Энергетическое зелье, – прохрипела Мария, – дай его мне.
Эвон на мгновение заколебался. Мария была достаточна умна, чтобы понимать, что этой жидкости у них очень мало. Оттягивать неизбежное с помощью зелья слишком дорого.
И всё же Эвон доверял мудрости предсказательницы и потому не стал спорить.
– Вера, принеси, пожалуйста, сумку, – попросил он. – Вера?
Эвон оглянулся. Девушки нигде не было.
– Чёрт! Мария, я сейчас.
Эвон метнулся к костру. Схватив из сумки драгоценный флакон, он вернулся к ручью.
– Вот, – Эвон поднёс флакон к губам женщины.
Мария выпила содержимое и шумно выдохнула.
– А теперь давай, – велела она.
Эвон резко вырвал кинжал из груди Марии. Вопреки ожиданиям, кровотечения не последовало, а рана потихоньку затягивалась.
– Сукин сын, – прохрипела Мария. – Чтоб его зажарили в аду!
– Вы сможете идти?
– Да. А пока отнеси меня к огню и найди Веру.
Долго искать не пришлось. Вера сидела за угловатым камнем в ста метрах от угасающих огней. Она обхватила руками колени и тихонько плакала. Эвон замер в нерешительности.
– Ты убил его, – всхлипнула Вера. В бесцветной фразе таился упрёк.
Эвону стало больно.
– Вера, это был не он.
Молодой человек хотел подойти ближе, но Вера буквально обездвижила его презрительным взглядом. Пелена застилала её глаза и из миндальных они сделались бледно-коричневыми.
– Нет! Вадик, он мертв! Это ты! Ты! Его! Убил!
Вера не сдержалась и налетела на Эвона с кулаками. Она колотила его со всей силы, даже по пулевому ранению, а он молча терпел. Эвон был каменным.
Наконец, Вера обессилела. Уже спокойно повторила:
– Это ты. Ты во всём виноват.
Она молча вернулась к сосне. От костра остались одни угли.
– Как ты, девочка?
На щеках Марии пробился слабый румянец. Вера решила, что это лихорадка.
– Жива, – цинично съязвила девушка.
Предсказательница сощурилась.
– Не нужно никого винить в его смерти, Вера. Вадик сам навлёк на себя беду. Он пришёл сюда бездушным, понимаешь? Он уже был мёртв.
Вера хотела колко высказаться относительно всезнайства Марии, ведь она всё же ошиблась, сказав, что Вадик не идёт за ними. Но не посмела – Марии и так было тяжело.
– Как вы?
Марии было приятно, что Вера беспокоится о ней. Но вместо ответа на заданный вопрос, она ответила на невысказанный:
– У мёртвых нет ауры, Вера. Поэтому я не видела его.

 

Погода испортилась. Мелкая морось пропитала небеса, подул холодный ветер. Вера смотрела на одинокий холмик, слёз уже не было. Крест она сделала сама, перевязав на скорую руку два прута.
Когда Вадика хоронили, Вера увидела на его груди дыру, словно кто-то выжег её. Кровь вокруг раны запеклась и была чёрной. Мария сказала, что телом Вадима завладел Кристиан. Он вытащил его душу и управлял мёртвым телом с помощью чёрной магии.
Но Вера верила, что тело Вадима не было мёртвым. Его душа оставалась с ним, в самом отдаленном уголке сознания. Пока Эвон не снёс ему голову. Должен был быть иной выход. Только Эвона это не интересовало.
Вера стояла у свежей могилы близкого человека и думала о том, что случилось. Разум отказывался верить глазам. С ней такое уже случалось, когда в одночасье девушка потеряла всю свою семью. Осознание приходит позднее.
Чувство вины тяжёлым грузом легло на Верины плечи. В этом мире, где всё чужое и непонятное, Вадим оказался по её вине. И погиб он из-за неё. Что дороже: жить невероятной мечтой, которая так и останется недосягаемой до конца твоих дней, но на протяжении отпущенного тебе времени вдохновит на множество красивых и, возможно, гениальных поступков, или, словно мотылёк, сгореть в одночасье в ярком пламени своего желания счастливым от того, что оно сбылось? «Вадик, прости меня, если я подарила тебе огонь против твоей воли,» – подумала Вера.
А Эвон? Сможет ли она простить его? И, что ещё важнее, понять? Все Верины мысли и чувства бунтовались. Девушка винила Эвона и тут же оправдывала, ненавидела и прощала, разочаровывалась и восхищалась его решимостью. Тот факт, что он защищал её, так неистово, вселял в душу девушки приторную приятность, от которой становилось стыдно. Вера ругала себя за это, ей было противно и больно, даже обидно, но она ничего не могла с этим поделать. Она привязалась к Эвону. И с ужасом осознала тот факт, что больше всего на свете она боится в нём разочароваться.
За тяжелыми думами Вера не заметила, как пролетело время. Размытый диск солнца коснулся горизонта.
– Бог мой, какая красота, – пересохшими губами прошептала Мария.
От места, где солнце сливалось с землёй, распростерлась радужная дорожка. Она была рябой, словно водная гладь, и терялась вдали.
Эвон коснулся Вериного плеча:
– Нам нужно спешить.
Вера не ответила. Мария протянула руку к рюкзаку, где оставалось несколько флаконов с зельем. Эвон перехватил её запястье.
– Эвон, разреши мне воспользоваться энергией.
– Это безрассудство, – твердо заявил парень. – Мария, из-за тебя Вера рискует не дойти до места. Зачем ты мучаешь себя?
Мария ласково посмотрела на Эвона, и он увидел в её серых глазах мольбу.
– Я должна дождаться Сары. Кристиан не просто так хотел избавиться от меня.
– Сара мертва! – выпалил Эвон. – Мария, из-за раненья у тебя помутился рассудок. Мне тяжело отказать тебе, но я вынужден сделать так, как считаю нужным.
Лицо Марии перекосилось, но она не повысила голоса:
– Я родилась с даром предсказательницы. Это мой путь, и я знаю, как и когда он оборвётся. Тебе не дано гадать о чужих судьбах, я же вижу то, что должна видеть. Сара жива и очень скоро догонит нас. Будь добр, подай мне этот чёртов пузырек.
Настойчивость предсказательницы, похоже, убедила Эвона, но флакон с энергетиком остался лежать в рюкзаке.
– Лучше всего восстановить силы перед рекой, – посоветовал Эвон.

 

– Хвала высшим силам, мы на месте.
Мария обессилено рухнула на мокрую землю. Впереди искрилась река. Ширина её была около ста метров, течение медленное. Эвон открыл рюкзак, чтобы достать флакончик, но его внимание отвлек пронзительный звук.
В небе появилась огромная чёрная птица. Её перья блестели, словно животное кто-то облил маслом, а острый клюв крючком загибался вниз. Громко свиснув, птица спикировала прямо на путников, и Эвон уронил Веру на землю. Выругавшись, он достал лазер и попытался пронзить взбесившееся животное лучом, но разящий поток отражался от липких перьев, как от брони.
Описав в воздухе круг, птица с яростным криком возобновила нападение. Она атаковала несколько раз, постоянно стремясь выклевать жертвам глаза. И разочарованно свистела, когда это не удавалось. Во время очередной атаки птица, целясь Вере в лицо, неожиданно изменила траекторию полета и расцарапала щёку Марии, лишь чудом не задев глаза.
Эвон убрал лазер и заслонил Веру и Марию своей широкой грудью. Он развел руки в стороны, соблазняя противника легкой добычей.
– Что ты делаешь? – испугалась Вера. – Она выколет тебе глаза!
Но Эвон ждал, когда противник подлетит ближе. Выпустив острые, словно лезвия, когти, птица выставила лапы вперёд, готовясь вцепиться Эвону в лицо.
Когда цепкие когти почти настигли цель, Эвон резким движением перехватил лапы птицы и швырнул её в воздух над рекой. Птица возмущённо засвистела, и вода пришла в движение. Выбросив ввысь водяной столб, река захватила птицу, и та пронзительно закричала. Когда река втянула добычу в свои потоки и утихла, на водной поверхности не осталось ни одного чёрного пера.
Вера озадаченно смотрела на ровную водяную гладь.
– Что произошло?
Мария, тяжело дыша, стерла с лица кровь:
– Это первый барьер, отделяющий нас от Святой земли. Река Молчания.
В ушах всё ещё звучал последний птичий вопль.
– Чем она опасна?
– Она убьёт любого, кто издаст хотя бы один звук при её переходе.
– Так просто? – не поверила Вера.
– Нет, Вера. Это испытанье болью. Если твои ноги достойны ходить по Святой земле, ты должна молча стерпеть боль, которую даст тебе река.
Вера замерла, обдумывая услышанное. Ей абсолютно не нравилась перспектива хождения по тёмным водам, особенно, если учесть, что Вера с самого детства была нетерпима к боли. И, если при обычных обстоятельствах Вера могла хотя бы взвизгнуть, выражая тем самым своё отношение к агрессивному раздражителю, то здесь она обязана молчать в тряпочку. Вера подозревала, что как раз это у неё не получится.
– Разве нет другого пути?
Эвон молча покачал головой. Он подал Вере и Марии по флакону с энергетиком, один выпил сам. Вера выпила зелье, и её тело наполнила лёгкость и сила. Девушка не ожидала такого эффекта, и неожиданная перемена придала ей уверенности.
Эвон взял Веру за плечи и развернул к себе, пристально посмотрел ей в глаза:
– Вера, это очень важно, – его пальцы с силой сжали хрупкие плечи. – Ни единого звука, иначе ты погибнешь. Держи меня за руку.
– Я готова, – храбро заверила Вера и вскрикнула – Эвон вонзил в её ладошку что-то острое.
– Твою мать! – девушка лихорадочно вытащила из запястья занозу. – Ты с ума сошёл?
– Эта боль лишь сотая часть того, что ты почувствуешь в воде. И она будет такой же неожиданной.
Вера облизнула пересохшие губы. Где-то далеко внутри распустил цепкие щупальца страх. Эвон снова уколол женскую ладошку. Вера сжала зубы.
– Сконцентрируй все свои чувства в животе, – учил Эвон, – отправляй боль туда.
Вера постаралась сделать так, как велел Эвон. В животе появился жар.
– Хорошо, – похвалил парень. – Запомни это ощущение. Если кто-то из нас не выдержит, то разделит участь той птицы.
Эвон подал Вере ещё один флакон и заставил выпить волшебную жидкость.
– А вы?
– Нам хватит, – заверил Эвон и вопросительно посмотрел на предсказательницу. Та уверенно кивнула. Потом он взял Веру за руку, и они шагнули в воду.
Назад: Глава 8
Дальше: Глава 10
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий