Кастинг в шизофрению

Книга: Кастинг в шизофрению
Назад: Глава 1
Дальше: Глава 3

Глава 2

Мария приветливо улыбнулась. Кожа на её морщинистом лице была сухой, губы обветрились. Седые волосы собраны в тугой узел на затылке. Худые плечи женщины закрывала шаль, накинутая поверх тёмно-зеленого платья, манжеты которого свободно болтались на тонких запястьях. Она была по-настоящему старой и выглядела больной.
– Может быть, сначала ты приведешь себя в порядок? – серые глаза Марии светились заботой и добротой.
Вера смутилась.
– Ну, вот и славненько, – оживилась Мария. – Сара, покажи Вере, где ванна, а я сварю нам кофе.
Мария подала гостье чистое полотенце и пошла на кухню. Оказавшись одна, Вера кинулась к унитазу и оставалась в скрюченном состоянии до тех пор, пока организм не получил должного облегчения. Никогда раньше она так не напивалась. Ещё бы! Залила ром в пустой желудок, а потом добавила виски. Девушка со злостью подумала о законе подлости, который устроил ей парад новых знакомств именно в этот вечер.
Холодный душ практически вернул Веру к жизни, но голова оставалась тяжёлой. Девушка с трудом натянула на влажное тело платье, повязала на голову полотенце и босиком пошла в сторону, где, по её мнению, должна находиться кухня. Запах свежезаваренного кофе подсказывал, что Вера идёт в правильном направлении.
Через некоторое время девушка услышала певучий голос. Олли говорил тихо и уверенно, иногда в его речи проскальзывали нотки раздражения. Вера уже хотела зайти в помещение, но передумала и осталась стоять за прикрытой дверью.
– Мария, я представляю интересы своего рода. Тёмная раса заинтересована в успехе нашего дела не меньше, чем вы. Ты не можешь игнорировать моё мнение.
Помолчав, Олли продолжил:
– Или я поведаю нашей Наследнице, как именно она должна всех спасти.
Вера услышала, как Мария тяжело вздохнула.
– Олли, почему ты мне не веришь?
– Почему?! – Олли вскочил и ударил кулаком по столу. – Мария, ты либо сошла с ума, либо превратилась в слепую курицу, которая радуется любому сорняку, брошенному под лапы!
– Успокойся! – властно потребовала женщина. – Сядь.
Дождавшись, пока парень выполнит указанье, Мария спокойно продолжила:
– Скажи, Олли, кому, как не мне, знать, истинное виденье или нет? Или, может быть, мне тебя учить, чем на вкус человеческая кровь отличается от крови животных? – Мария вскинула бровь. – Чего ты хочешь?
– Я хочу знать мнение остальных, – ровно ответил парень, – то, что они думают на самом деле. Сара?
Девушка растерянно посмотрела на Эвона, но он не отреагировал. Парень медленно помешивал ложкой остывающий кофе и о чём-то сосредоточенно думал. Сара обратилась к Марии, и женщина кивнула.
– Наверно, у нас нет другого выхода, – неуверенно сказала девушка.
– Да? – поинтересовался Олли. – Значит, ты допускаешь, что в венах этой девчонки может оказаться святая кровь?
Тишина. Веру вдруг осенило, что речь идет о ней, и то, с каким тоном Олли упомянул её персону, девушке не понравилось.
– Я не знаю, – честно призналась Сара.
Олли закатил глаза.
– Эвон, – обречённо сказал парень, – хотя бы ты будь благоразумен.
Эвон перестал размешивать кофе.
– Олли, ты так уверен в своей правоте лишь потому, что мыслишь логически. Но, тогда получается, что чёрный колдун обязательно должен сеять крупицы зла. Скажи, разве так на самом деле? Или душа белого мага всегда светла и излучает тепло?
– Это условности, – отмахнулся Олли, но в его голосе уже не было прежней уверенности.
– Тогда, может быть, если волку выдернуть клыки, купировать хвост, выколоть оба глаза и пустить в стадо овец, он станет овцой?
Олли не нашёлся с ответом. О чём они спорят? Вера никак не могла уловить суть. Она ждала продолжения разговора, но все молчали. Решив, что спор окончен, девушка уже хотела обнаружить себя, но услышала ровный голос Олли.
– Твои слова справедливы, Эвон, мне нечего возразить. Возможно, вы правы.
Мария заметно расслабилась, но всё ещё продолжала подозрительно изучать парня.
– Сдаюсь, – протянул Олли и поднял руки. Насмешливо продолжил:
– Сара, сходи, посмотри, вдруг наша фея захлебнулась? У меня кофе уже льдом покрылся.
Сара поджала губы и хотела выйти из-за стола, но Вера неуклюже ввалилась в дверной проём. Неловко одёрнув платье, она стала ждать упрёков, но их не последовало. Эвон окинул девушку пристальным взглядом, в его глазах вспыхнула едва уловимая искорка, которая вскоре погасла, и его взор снова стал уставшим. Сара закусила губу и украдкой покосилась на Эвона. Мария сдержанно улыбалась, явно чем-то очень довольная, и победоносно взирала на Олли, который, в отличие от Эвона, рассматривал Веру открыто, с нескрываемым интересом, тем самым всё больше её смущая.
– Надеюсь, вопрос закрыт? – поинтересовалась Мария.
Олли широко улыбнулся и, вальяжно развалившись на стуле, обиженно произнёс:
– Райен, Райен… И за что ты лишил нас такой красоты?
– Проходи, милая, не стесняйся, – Мария указала Вере на свободный стул и налила кофе. – Ты должна доверять нам, мы ничего не собираемся от тебя скрывать.
Вера мысленно простонала. Как ей не стесняться? Она представила себя со стороны, и ей стало стыдно. Гулящая девка, ни больше ни меньше. Олли продолжал изучать Веру с нескрываемой иронией, подтверждая её мысли.
Вера поблагодарила Марию и заняла предложенное за столом место. Сделав пару глотков бодрящего напитка, она решилась спросить о наболевшем.
– Я хочу знать, что происходит.
Вера чувствовала себя неуютно. Привыкшая к душевному одиночеству, она не была готова к такой встряске. Полтора года она тайком мечтала о том, чтобы воссоединиться со своими родными, а вчера оказалось, что она боится умереть. Или, того хуже, Вера хочет жить, а это было невероятно сложно, так как её мир перевернулся с ног на голову, диктуя свои неоспоримые условия.
Эти люди были случайными знакомыми. Вера обязана им жизнью. Они владеют информацией, и Вера не имеет права пренебрегать ею. В нетерпенье Вера отставила чашку с кофе в сторону.
– Вера, понимаешь… Все очень сложно и немного, – Мария замолчала, подбирая верное слово, – необычно.
– Скорее, невероятно, – поправил Эвон, не сводя с девушки глубоких синих глаз.
– Ну да, ты решишь, что мы – психи, – усмехнувшись, подметил Олли.
Мария согласилась со всеми поправками.
– Вера, ты веришь в параллельные миры?
Девушка поперхнулась. Вчера в неё стреляли. Эти люди спасли Вере жизнь. Она хочет знать, кто они. Её интересует, кто покушался на её жизнь. Какого чёрта Веру спрашивают какую-то ерунду? Если честно, она никогда не задумывалась о потусторонних вещах, пока сама с ними не столкнулась. Но вот думать о целом мире… Это уже перебор.
Решив, что сердиться рано, Вера осторожно ответила:
– Я не отрицаю возможности его существования.
– Это хорошо, так тебе самой будет легче принять реальность, – Мария выглядела довольной. – Вера, после того, как мы всё тебе объясним, твоё представленье о мире станет совсем иным, но оно будет истинным. Возможно, твоим разумом завладеют сомненья, но ты сама очень скоро поймёшь, что они напрасны.
Мария поправила брошь на своей шали. Убедившись, что Вера внимательно её слушает, она продолжила:
– Вера, такой мир есть на самом деле. Он здесь, на Земле, просто в другой реальности. Два мира, наш и твой, существуют параллельно друг другу, не имея точек соприкосновения. Там есть всё, чем богата эта реальность, и многое другое, то, что никогда не будет доступно этому миру.
Мария попыталась проследить за реакцией девушки. Вера чувствовала, как в глубинах просыпается раздражение, но держала себя в руках. Какую небылицу собираются повесить на её аккуратные ушки? Угроза была реальной, и Вера хотела услышать адекватное объяснение сложившейся ситуации.
Не отметив никаких изменений в поведении слушательницы, Мария продолжила:
– В нашем мире полно вещей, о которых с избытком повествует ваша литература, кинематограф и даже живопись. Все то, что никогда не станет реальным здесь, понятно и осязаемо там, в параллели. Волшебники, маги, колдуны, гномы, вампиры, оборотни… Это всё – наш мир.
Кислое выражение Вериного лица, похоже, обидело рассказчицу.
– Вера, теперь это и твой мир, – с надеждой сказала она.
Вера молчала. Решив, что вопросов не будет, Мария продолжила своё «объяснение» недавних событий.
– Как я уже сказала, в нашем мире есть волшебство. Наиболее сильные его проявления называются магией и колдовством. Много веков назад случилось так, что волшебная сила тысяч волшебников оказалась собранной в хрустальный шар, а этот шар был надёжно спрятан от людских глаз.
– Не только от людей, – шепнула Сара.
– Да. Хрустальный шар не был доступен ни одной расе. Люди, волшебники, гномы, оборотни… В нашем мире много рас, и шар был надёжно спрятан от всех. Но сейчас шар снова в пределах нашего мира, и заключённая в нём магическая энергия скоро освободится. Если её не заключить обратно в хрусталь, настанет хаос, который приведёт к уничтожению мира. Всего мира.
– Мария, а приведения существуют? – поинтересовалась Вера.
– Ты хотела сказать, духи? – утвердительно поправила Мария.
– Хорошо, духи.
– Существуют. И они, в отличие от живых, могут свободно перемещаться в обоих мирах.
Вера уронила лицо в ладони.
– Вы издеваетесь?
– Вера, брось! – упрекнул Олли. – Ну, что тебе стоит послушать интересную сказку, в которой ты, между прочим, главный герой? Ведь только от тебя зависит судьба вселенной!
Олли хохотнул и подмигнул девушке.
– Ну, хочешь, я тебя анальгинчиком угощу? – учтиво предложил он.
Вера разозлилась. Еще немного, и она вцепилась бы этому уроду в дреды. Нашёл время для веселья! У неё и без его шуточек проблем по горло.
Психанув, Вера встала из-за стола с намерением покинуть этот дурдом, но Эвон остановил её.
– Пожалуйста, сядь, – мягко попросил он. – То, что говорит тебе Мария, правда. Пойми, реальность неизменна, поменяться может лишь твоё отношение к ней.
Бархатный баритон сделал свое дело, и Вера села на стул.
– Сара, свари нам ещё кофе, – попросил Эвон. – Разговор будет долгим.

 

– Я хочу знать, кто в меня стрелял.
Эвон одобрительно кивнул.
– Я предлагаю тебе два варианта, – сказал он. – Первый: мы говорим тебе то, что ты хочешь услышать. Например, на тебя покушались конкуренты, что вполне реально. Но это неправда. И второй вариант: мы расскажем тебе то, что происходит на самом деле. Но тогда, каким бы абсурдным тебе не казался наш разговор, ты должна терпеливо всё выслушать.
То, что покушаться на её жизнь могли конкуренты, было первым, что пришло Вере в голову. Для этого не нужны были подсказки. К тому же, такая версия ночных событий, действительно, была реальной, но нецелесообразной. Аптека приносила хорошую прибыль, но она была лишь каплей в огромном океане фармацевтического бизнеса. Доходы владельцев сетей аптек, разбросанных по всему городу, в десятки раз превышали Верины. Ее аптека была для них маленькой болонкой, бездумно тявкающей на прохожих. Неприятно, но не смертельно.
А кто ещё? Кому она перешла дорогу? К сожалению, кроме фармацевтической конкуренции, в голову ничего не приходило.
– Хорошо, – согласилась Вера. – Я готова выслушать вашу версию.
Сара разлила по чашкам кофе и поставила на середину стола тарелку с горячими бутербродами. Олли потер руки и с нескрываемым удовольствием запихнул в рот бутерброд с ветчиной. Не успев проживать его, он пробубнил:
– Сара, это лучшее, что я смог бы отведать в этом мире.
Девушка улыбнулась. Эвон жестом указал Вере на тарелку, и она последовала примеру Олли.
Мария вертела в руках бутерброд.
– Вера, как ты уже поняла, мы из параллельного мира.
Девушка с трудом проглотила язвительную ремарку и, уговаривая себя вжиться в предлагаемую ситуацию, спросила:
– И как же ваш мир называется?
– Земля.
– Земля?
– Да, Земля. Представь, что вот этот бутерброд – наша планета. Она имеет четкое географическое строение и границы, которые неизменны. И она многослойна, совсем как бутерброд. Хлеб – это наш мир, а ветчина – твой. Понимаешь?
Вера неохотно кивнула.
– Мы существуем на одной территории, просто в разном пространстве. Чтобы не путаться, давай называть твой мир Землёй, а наш – Сагентой.
– Сагента – одно из крупнейших государств в нашем мире, – пояснила Сара.
– В самом начале летоисчисления Сагента представляла собой красивый мир, предназначенный для любви и радости. Единственной расой, населявшей её пределы, были волшебники. Они были равны друг перед другом, дар одного волшебника был точной копией другого. Долгие годы волшебники жили в Сагенте в мире и согласии, пока душой некоторых волшебников не овладела корысть и жажда превосходства над своими братьями.
Однажды волшебник по имени Лан нашёл способ захвата чужого дара. Он высасывал его из тел спящих волшебников и стирал их память. В Сагенте всё чаще стали появляться простые люди – волшебники, утратившие свои способности, а волшебники ломали голову над тем, от чего это происходит. Многими овладел страх. Начался мятеж. Люди обвиняли волшебников в заговоре, последние же сами верили в это и искали в своих рядах преступника. Последовала череда казней, но волшебники продолжали утрачивать свой дар. Тем временем Лан накапливал силу и, в конце концов, превратился в чёрного мага. Когда волшебники поняли, что происходит, Лан стал всемогущим. Сагента пала под его гнётом.
Лан наслаждался властью, он подчинил себе все народы и продолжал увеличивать свою силу. Когда маг насытился чужим даром, Сагента потеряла свыше трети волшебников. Общество раскололось на два лагеря – людей, воспылавших ненавистью к наделённым даром и желавших полного уничтожения волшебной силы, и волшебников, затравленных постоянным страхом за свой дар.
Когда Лан решил, что его сила непобедима, он нашёл утешенье в маленькой забаве, – Мария усмехнулась и, покосившись на Олли, с горечью продолжила, – он стал экспериментировать с различными рода заклинаниями. Теперь волшебники являлись для него не источником дара, а расходным материалом.
Лан возомнил себя Творцом и захотел создать новую расу. Итогом его экспериментов стали тролли, гномы, оборотни и вампиры. Последних он считал своими детьми. Лан был горд за себя. Но у любого эксперимента есть побочные действия, и, я думаю, ты знаешь слабые места вампиров.
Мария вопросительно посмотрела на Веру. Та вздохнула.
– Так вот, Лан захотел превратить Сагенту в идеальное место для обитания вампиров. Он использовал все ресурсы своего дара для того, чтобы разделить климат Сагенты на два чётких периода – света и тьмы.
– Проще говоря, периоды сна и охоты, – подхватил Олли.
– Да, – согласилась Мария, – время сна и время охоты. И Лану это удалось, пускай не с той интенсивностью, на которую он рассчитывал, но получилось. В результате деятельности чёрного мага в Сагенте появились новые расы и новый климат. Жизнь встала с ног на голову. Люди жили в постоянном страхе, а волшебники отчаянно искали управу на Лана.
– Ты же не думаешь, что они ничего не пытались предпринять для свержения чёрного мага? – поинтересовалась Сара. Она слушала рассказ Марии не без удовольствия, внимательно наблюдая за Верой. А Вера чувствовала себя неуютно, потому что не понимала, чем вызвала такое пристальное внимание девушки. Но, положа руку на сердце, за Верой наблюдали абсолютно все, и она с трудом сдерживалась, чтобы не нарушить уговора и не уйти, так как с детства ненавидела повышенное внимание к своей персоне.
На заданный Сарой вопрос Вера ничего не ответила. Что она вообще должна была ответить? Девушка слушала всю эту историю, словно сказку. Разве могла она всерьёз воспринимать то, что рассказывали? И думать о том, какой деятельностью занимались вымышленные волшебники в несуществующем мире, Вера точно не собиралась. Её мысли были заняты другим. Вера внимательно слушала Марию лишь с одной важной целью – она ждала, когда женщина ошибётся. Она непременно должна ошибиться, запутаться. Так бывает, когда группа подростков сговаривается между собой, чтобы разыграть кого-то из друзей. Они обязательно выдадут себя на какой-нибудь ерунде, мелочи. И тогда концы с концами не сойдутся.
Вера окинула задумчивым взглядом собравшихся. Абсолютно разные люди, но есть в них что-то общее. Скорее всего, манера поведения. Вера решила, что они актёры, и каждый на отлично заучил роль, чтобы разыграть Веру. Вопрос: кто их нанял и зачем этому кому-то понадобился такой бредовый спектакль?
На кого они похожи?
Марии в этом сценарии дана роль скрытого лидера. Умудрённая жизненным опытом старушка, направляющая остальных персонажей на путь истинный.
Сара – яркое огненное пятно, которой на первый взгляд отведена второстепенная роль, но, по закону жанра, проявляющая себя самым неожиданным образом где-нибудь в середине спектакля.
Олли – современный Иванушка-дурачок, с пирсингом в носу и дредами на голове. Худой простофиля, дающий фору купцам и вельможам. Провокатор. Персонаж, не позволяющий не обращать на себя вниманье и скрывающий за внешней простотой сильный потенциал. Без него Верина сказка может обернуться плохим концом, поэтому Олли просто обязан быть в ней.
И Эвон.
Вера посмотрела на Эвона, пытаясь найти сказочную параллель его образу. В голову ничего не приходило, он был слишком серьёзен и спокоен. Она могла бы назвать его Ильёй Муромцем или, например, Алёшей Поповичем, но Эвон не подходил под этих персонажей физически. Нет, Эвон был не слаб, облегающие джинсы и чёрная водолазка выделяли его спортивное тело, просто он был не такой большой, какими, должно быть, являлись богатыри русские. Кроме того, Илюха и его товарищи, на Верин взгляд, были скучноватыми, стереотипными. А Эвон непроизвольно обращал на себя внимание, было в нём что-то такое необъяснимое, приятно-волнующее. Наверное, в разыгрывающемся спектакле Эвону дана ведущая роль.
Эвон заметил на себе изучающий взгляд, и Вера, вспыхнув, опустила глаза.
– Лан ослаб после своих экспериментов с природой, но его могущество все ещё было велико, – гордо сказала Сара, – но волшебники всё же нашли на него управу.
– Не без помощи высших сил, девочка, – заметила Мария. – Чёрный маг был уничтожен, но последствия его правления навсегда остались в нашем мире. Кроме того, сила, которое всё это время была подвластна Лану, не исчезла. Она обрела свободу и стала представлять серьёзную угрозу всему живому.
Для того, чтобы обезвредить чёрную магию, все самые опытные волшебники пожертвовали своим даром: заключили освобождённую энергию в хрустальный шар и поместили его в мир сновидений, дабы он больше не был доступен миру. Волшебники, пожертвовавшие своим даром, были причислены к лику святых. Так появился святой род. Сагента вышла на новый исторический период, время приспособления к новым условиям жизни и зализыванию ран.
Шли годы, мир постепенно возвратился к размеренной жизни. Недавние события превратились в историю, история увековечилась в книгах. Жажда власти, занавешенная вуалью справедливости, нашла новых приверженцев. В Сагенте стали появляться группы фанатиков, умы которых ослепила идея возмещения волшебного дара всем пострадавшим в результате правления Лана. Их цель была проста, они хотели возвратить хрустальный шар, освободить заключённую в нём магическую энергию и распределить её между людьми. Я даже уверена, что они не задумывались над тем, каким образом вернут шар в наш мир, сектанты выбрали наиболее простую задачу, оправданную высшей целью. Они целенаправленно стали убивать носителей святой крови.
Мария посмотрела на Веру, ожидая вопроса, но, так и не услышав ни звука, продолжила:
– После того, как магия была заключена в хрустальный шар, на него наложили заклятие, которое может остановить последствия случайного освобождения магии в нашем мире. Это заклятие было направлено на волшебников, пожертвовавших своим даром для создания шара. Согласно этому заклятию, только носители святой крови могут заключить освободившуюся из шара магию обратно в хрусталь. Сектанты прекрасно это знали, как и то, что любые попытки возвращения шара в наш мир будут пресечены. Поэтому их первоначальная цель заключалась в уничтожении святой крови.
Ряды фанатиков пополнялись с каждым днём. Началась травля носителей. Впоследствии этот исторический период назовут периодом чёрного фанатизма, который повлиял на судьбу всего мира. Осознав всю серьёзность сложившейся ситуации, лидер носителей святой крови обратился за помощью к волшебникам.
– Разве волшебники не вмешивались в жизнь Сагенты? – скептически поинтересовалась Вера. Девушка решила, что для того, чтобы Мария быстрее споткнулась в своём повествовании, следует поддержать разговор. Создать хотя бы видимость заинтересованности, хотя ей порядком надоело слушать эту ерунду.
– Нет, – Мария обрадовалась тому, что девушка начала задавать вопросы. – После свержения Лана волшебников осталось совсем мало. Их численность составляла внушительную цифру, но по отношению к общему населению Сагенты это были десятые доли процента. Ещё до начала периода чёрного фанатизма волшебники объединились в клан и стали жить обособленно от людей, впоследствии образовали собственное государство и перестали вмешиваться в жизнь людей.
Когда представитель святого рода обратился за помощью, волшебники предприняли меры, навсегда решающие вопрос травли носителей святой крови. Их глава, белый колдун Райен, решился на поистине великую магию, доступную лишь Высшим Силам. Он вместе со своими соратниками, величайшими магами и колдунами, создал параллельный мир.
У Веры внутри ёкнуло. На подсознательном уровне она связала концы верёвочки, которую плели на её уши всё это время. Рассказ Марии, два подслушанных разговора… Пока всё сходилось, и она никак не могла определить нужной зацепки. Сердце застучало быстрее, когда Вера предположила, каким будет продолжение рассказа.
– Создав новый мир, волшебники телепортировали в него всех носителей святой крови, а также людей, пожелавших навсегда отгородиться от любого проявления волшебства. После этого мир запечатали, он стал существовать самостоятельно, не соприкасаясь с Сагентой. Это твой мир, Вера.
Тут девушку осенило. Старательно скрывая триумф, она спокойно спросила:
– Значит, мой мир населён носителями святой крови и простыми людьми?
– Да.
– Как же так, Мария? Ты говоришь мне «вампир», и я представляю ненасытного зверя в человеческом облике, пьющего людскую кровь и не терпящего солнечного света. Ты говоришь «оборотень», и я представляю человека, превращающегося в полнолуние в волка. Ты говоришь мне «гном», и в моем мозгу возникает образ маленького коренастого мужичка с мозолями на руках. Наши образы схожи, Мария? А «волшебник»? Откуда мне знать, что такое волшебство, если миры не соприкасаются? Знаешь, я сама отвечу на этот вопрос. Мы с тобой смотрим одни фильмы и читаем одинаковые книги. Ты не открыла мне новую параллель с настоящими обитателями, Мария. Ты придумала свой несуществующий мир и впустила в него ещё до тебя придуманных персонажей.
Сара открыла рот с ещё не разжёванным бутербродом. Олли удивленно, но одобрительно посмотрел на девушку. Эвон улыбнулся.
Мария сконфузилась, но быстро взяла себя в руки.
– Вера, это только память, – прокашлявшись, сказала женщина. – Память тех, кто был телепортирован в этот мир. Она не дошла до твоего времени, как достоверная информация, но успела отразиться в искусстве.
Кажется, Вера села в калошу. Как у них это получается? Нервы девушки стали потихонечку расшатываться.
– Мне нужно покурить.
Вера вопросительно посмотрела на собравшихся. Эвон достал из кармана джинсов пачку сигарет и молча протянул её Вере вместе с зажигалкой. Вера взяла сигареты и вышла.
Мелкий дождик превратился в пыль. Вера стояла на веранде маленького домика и смотрела на серые облака, выдыхая клубы дыма. Она пыталась понять, как следует вести себя в сложившейся ситуации. Что это? Извращённое проявление идиотизма или чей-то развод?
Девушка с горечью подумала о Вадиме. Уж он точно бы не растерялся. Да парень просто бы взвыл от счастья, если бы ему сообщили, что существует параллельный мир, где уживаются все персонажи фэнтези. Как вообще здравомыслящий человек, коим Вера до сих пор себя считала, может позволить себе хотя бы на миг предположить, что всё это является правдой?
– Вера, в это трудно поверить.
Девушка вздрогнула. Эвон извинился и облокотился на косяк. Вера машинально прикурила вторую сигарету и специально не смотрела на парня, но чувствовала на себе его взгляд.
– Ты должна довериться нам.
– Я никому ничего не должна.
Эвон не ответил. Веру раздражало его уверенное спокойствие. Вытянув из пачки сигарету, он прикурил и, наконец, перестал изучать девушку.
– После того, как миры запечатали, волшебники и основное население Сагенты успокоилось, сектанты ушли в подполье. Настал мир, каким он только мог стать после всей истории своего существования.
Эвон глубоко затянулся и медленно выпустил из легких дым.
– Полтора года назад Мария предвидела появление шара в нашем мире и сообщила об этом властям. Перед правителями Сагенты встала сложная задача. Чтобы остановить дикую магию, заключённую в шаре, нужен носитель святой крови, а для этого необходимо телепортироваться в параллельный мир.
Было использовано сложнейшее заклинание, рассчитанное на два применения. Оно использовалось для того, чтобы телепортировать нас в этот мир, и оно же должно вернуть нас обратно.
Эвон задумался.
– Такого рода магии не существует в природе, она была создана искусственно, как и ваш мир. И её невозможно повторить.
– То есть, вы единственные, от кого зависит судьба вселенной? – язвительно поинтересовалась Вера.
– Она зависит от нас так же, как от тебя.
– Послушай, неужели ты думаешь, что я поверю в этот бред? – с напором спросила Вера. – Скажи, кто вас нанял?
Эвон покачал головой.
– Вера, всё, что ты слышишь, – правда.
– Я что, похожа на дуру? – нервы сдали. – Сегодня не первое апреля! Передай заказчику, что это тупая шутка!
– А это тоже шутка?! – Эвон показал на перевязку. – Эта пуля могла оказаться здесь, – он ткнул пальцем Вере в лоб и открыл дверь. – Идем, ты замёрзла.
Вера выбросила окурок и вошла в дом. Ступни буквально оледенели, Вера с горечью подумала о своих злополучных туфлях. Пытаясь унять дрожь, она сняла с головы полотенце и накинула его на плечи. Они хотят, чтобы она играла по их правилам? Без проблем. Вера притворится, вживется в роль… Усыпит бдительность великой четвёрки, они станут менее внимательными и обязательно ошибутся. А когда Вера узнает имя идиота, что возвел её на этот лохотрон, то обязательно пересчитает все его зубы и оторвет гениталии.
Улыбаясь собственным мыслям, Вера спросила:
– Почему я?
Эвон, не задумываясь, ответил:
– Потому что тебя мы нашли первой.
Назад: Глава 1
Дальше: Глава 3
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий