Кастинг в шизофрению

Глава 17

Феи исполнили желание Веры: они с Эвоном перенеслись на землю колдунов. Здесь, как и везде, царил мрак. Небо затянуло туманной дымкой, в воздухе осел запах костров.
Город располагался на холме. На самой его вершине белели мраморные стены замка, в тёмных окнах светилось неверное пламя свечей.
Эвон сказал, что эта земля недоступна для вампиров – тёмная раса и волшебники подписали мирный договор, – и всё же путники были настороже. Любой шорох воспринимался как потенциальная угроза, и Эвон не выпускал из руки лазера.
У них появилась надежда. Она не позволяла медлить, заставляла дышать быстрее. Вера даже не замечала тяжёлой одежды, которую снова пришлось надеть.
К городу вела широкая дорога, но они предпочли двигаться близ неё. Между огромных сосен и вековых дубов легко оставаться незамеченными. К пропускным воротам медленно двигалась вереница странников.
На входе в город их задержала стража. Двое крепких солдат с суровыми лицами и лысыми головами потребовали белый билет. Вера решила, что это пропуск. Она мысленно помянула фей недобрым словом, почему нельзя было перенести их прямо к замку? Тем не менее, теперь перед ними встало очередное препятствие – стража наотрез отказывалась пускать их в город.
– Ещё раз повторяю, – в гортанном голосе охранника угадывалось раздражение, – вход в город ограничен.
– Тогда доложите Райену, что его светлость беспокоит Эвон Лойти, бывший наследник престола Сагенты.
Брови охранника скосились к переносице.
– А она?
– Девушка со мной.
Охранник хотел было возразить, но его отвлек худой сгорбленный человек, чьё лицо было скрыто под нависшим капюшоном. Он позвал охранника и что-то шепнул ему на ухо. Страж ворот коротко кивнул и выдрессировано гаркнул:
– Добро пожаловать в Гортон. Следующий.
Вера засекла вспышку подозрения в синих глазах Эвона, но, если он в чём-то и усомнился, виду не подал. А их «белый билет» растворился во мраке.
Дорога до замка была прямой. По её краям располагались сферы, источающие приглушенный жёлтый свет. Кое-где встречались торговые лавки и магазины. В животе заурчало, когда в нос ударил запах только что испечённых булочек.
– Купите пирожок, милочка, – предложила продавщица. – Свеженькие, тёпленькие. Самые вкусные пирожки во всём Гортоне!
Вера с мольбой посмотрела на Эвона. Он улыбнулся и протянул женщине несколько монет.
– Сдачи не надо.
Продавщица округлила глаза и скороговоркой застрекотала:
– Самые вкусные и горячие пирожки! Мистеру и его даме!
Вере вручили целый пакет пирогов.
– Круглые с сыром, а квадратные с ягодами.
Вера поблагодарила женщину и удивлённо посмотрела на Эвона:
– Зачем так много? Здесь штук двадцать!
– Я тоже буду.
– Ааа…
Пирогов много не оказалось. Бледные стены замка белели совсем близко, но идти до них было долго. Когда впереди показались резные ворота, все торговцы уже были дома, а Вера дожевывала последний холодный пирог.
У входа их уже ждали. Смуглый юноша кивком поздоровался и велел следовать за ним.
Слуга повёл их по извилистым коридорам. То светлые и просторные, то узкие и тёмные, они вились по замку, словно паутина. Если бы Вере одной пришлось искать дорогу обратно, то она непременно бы заблудилась.
Юноша вывел гостей на улицу. Минув небольшой ручей, он направился к арке, увитой вьюном. За ней скрывался шикарный сад – море цветов и кусты роз, наполняющих воздух пьянящим ароматом. По всему периметру сад освещали такие же сферы, что и центральную улицу.
Парень оставил гостей у фонтана в центре сада и удалился.
– Что теперь? – шёпотом спросила Вера. Плеск воды делал голос совсем тихим.
Эвон пожал плечами.
– Наверное, нужно подождать.
Вера осмотрелась. Сад благоухал пьянящими ароматами цветов, влажный ветер ласкал кожу. Но взгляд девушки неумолимо притягивала виноградная лоза. Она была очень старой, если даже не древней. Мясистые стебли вились вокруг высоких с острыми краями камней, их поверхность покрывала грубая морщинистая кора. Именно она в первую очередь выдавала возраст растения. Камни же, казалось, выросли из самой земли. Приглядевшись, Вера поняла, что фактически так и есть: очевидно, при воздвижении замка скалистая поверхность обрабатывалась, а эти два фрагмента остались не тронутыми. Возможно, и лоза была не посажена в саду, а росла здесь задолго до его появления.
Вере захотелось обнять лозу и отведать пару ягод этого дивного растения, как с другого конца сада показалась прямая мужская фигура.
– Не стесняйтесь, моя дорогая, – голос твёрдый и колючий, – угощайтесь.
Вера смущённо улыбнулась, но мужчина не заметил её неловкости и сел в глубокий трон. Тут же возле него появился слуга, сопровождавший их до сада, с круглым подносом в руках.
– Здесь растет лучший виноград во всей вселенной, – мужчина взял с подноса несколько виноградин и, покрутив их на ладонях, проглотил.
Вера последовала примеру Эвона и, опустившись на одно колено, низко поклонилась.
– Не нужно церемоний, – хозяин нетерпеливо махнул рукой. – Право, лучше отведайте прелестных ягод.
Мужчина широко улыбнулся, его кустистые брови сошлись на переносице, а взгляд пристально изучал Веру. Неуютно поёжившись, девушка подошла к трону и взяла с подноса две ягоды. Не поняв вкуса, она машинально их проглотила и поспешила вернуться на прежнее место.
– Эвон, ну что же вы стоите? – ласково поинтересовался хозяин. – Не стесняйтесь, уважьте старика.
Эвон поклонился.
– Прошу извинить меня, великий Райен, но я не люблю виноград.
– Да? Что ж, не буду настаивать.
Райен махнул рукой, и юноша с подносом удалился.
– Ответь, Эвон, кто дал тебе право рисковать Наследницей? Вы шли за пределами Гортона, а это опасно. Тёмная раса непредсказуема, тем более в наше время. Ты поставил под угрозу весь мир!
Голос Райена гневными волнами разлетелся над садом, колдун был в ярости.
– Чем ты думал?!
Эвон выдержал яростный напор колдуна, не отводя глаз.
– Вы знали, что мы придём.
Вспышка гнева угасла так же внезапно, как и появилась. Райен подошёл к Эвону.
– Именно поэтому я тот, кто я есть.
– Значит, вы должны знать и то, зачем мы здесь.
Колдун хитро улыбнулся.
– Всё не так просто, мальчик мой. Мне тысячи лет, я знаю пророчества и предсказания. Я знаю людей, их потребности и слабости. А ещё я умею мыслить логически. В пророчествах говориться о том, что магическая энергия найдет оболочку здесь, в Гортоне. Значит, Наследница рано или поздно должна была здесь объявиться. Да, я вас ждал.
Но ни в одном предсказании не указывается мотивов, что движут людьми. Согласно моим данным, вы были на Святой Земле. Это идеальное безопасное место. Ты выполнил свой долг, Эвон. Ради спасения мира ты сделал всё, что должен был. Ты достиг логического конца. Это значит, что ко мне тебя привели совершенно другие мотивы, не всеобщие. Вы пришли сюда ради себя, из личных целей. Это ведь так?
Райен убрал с Вериного лица волосы и заглянул в глаза. От его прикосновения по коже побежали мурашки.
– Что заставило двух молодых людей рисковать жизнями, не только своими, и чётко исполнить предсказания?
Колдун грустно улыбнулся и, резко развернувшись, вернулся на трон.
– Старо, как мир, – горько заявил он. – Ты разочаровал меня, Эвон Лойти. В самый ответственный момент твой разум уступил чувствам.
Ни один мускул не дрогнул на лице Эвона. Свистящее дыхание колдуна вторило шуму ветра.
– К сожалению, я ничем не могу вам помочь. Впрочем, – колдун щёлкнул пальцами, и в саду снова появился слуга, – Артур, расположи гостей в лучших восточных апартаментах.
Юноша кивнул и удалился. Райен устало вздохнул.
– У вас всего одна ночь. Завтра магия обретёт свободу.

 

Вера любила Эвона, а Эвон любил Веру. Они принадлежали друг другу, и не было в те часы никого счастливей на земле.
Вера оставила Эвона на рассвете. Это было несложно, подсыпать в бокал с водой порошок. Он быстро подействовал, и Эвон забылся тревожным непрошенным сном.
У дверей апартаментов, любезно предоставленных им Райеном в качестве прощального подарка, Веру уже ждали. Артур нетерпеливо переминался с ноги на ногу, ведь нужно было спешить: скоро рассвет. А Вера задержалась. Она оставалась рядом со спящим Эвоном дольше, чем должна была. Любовалась его правильным профилем, жадно вдыхала его запах. Вера всё ещё сомневалась в том, правильно ли она поступает.
С Райеном девушка обо всём договорилась ещё там, в саду. Он отказался помочь, заявив, что выхода нет, но Вера знала, чувствовала, что колдун обманывает. Словно прочитав её мысли, Райен попросил Эвона оставить их наедине.
Когда Эвон удалился, колдун подошёл к Вере и положил свои горячие ладони на её виски. В глазах метнулась яркая вспышка, и в памяти, словно чёрно-белое кино, возникли картинки из прошлого.
Хозяин замка аккуратно выуживал события Вериной жизни с того самого момента, когда её пытались убить в баре. Это было похоже на то, что проделывала с ней Асоль, только сейчас Вере не было больно. Асоль крала воспоминания вместе с мыслями и эмоциями, Райен же был бесстрастным наблюдателем. Как будто читал пересказ.
Когда колдун отпустил Веру, лицо залилось краской. Райен лукаво улыбнулся, но остался серьёзным.
– Твои способности очень рано начали проявляться, – подытожил он и зачем-то уточнил, – я имею ввиду твои эльфийские возможности. Ты весьма занятный представитель своей расы.
Вера буркнула что-то похожее на спасибо.
– У нас могло бы получиться очень выгодное сотрудничество. Как ты знаешь, из-за появления и распространения в нашем мире приспешников, все эльфы были отправлены в параллельный мир. Твой мир. Я принимал непосредственное участие в этом мероприятии, ибо свято верил в то, что шар недосягаем. Но, как показало время, это не так. Увы. И мы должны воспевать всех святых за то, что нашли способ вернуть в наш мир хотя бы одного представителя крылатого народа.
Сегодня нам повезло. Магия воплотится в шар, но что нас ждёт впереди? Где гарантии, что магическая сфера снова не возвратится? По правде сказать, я более, чем уверен, что это лишь вопрос времени. Если однажды приспешникам удалось вернуть шар, они уже ни за что не оставят своих попыток восстановления справедливости. Вот только сколько времени пройдёт? Тысяча лет или всего лишь год? Да, я живу несчётное количество лет, и всё же я не вечен. Я единственный колдун своего уровня, и когда шар снова вернётся в это пространство, только с моей помощью можно будет проделать эту сложную работу, телепортировать в нашу параллель эльфа. А что будет потом? Когда я наконец-то уйду в мир мёртвых, кто сделает это за меня? Боюсь, что никто.
– Что вы хотите этим сказать?
– Я ждал тебя. Пророчества убедили меня не только в том, что ты придёшь. Они поведали мне и то, что приход в Гортон Наследника крылатого народа не случайность. Скажи, ты никогда не задумывалась о том, почему тебя так называют? Наследница?
Вера растерянно помотала головой.
– Тот, кто вернётся в родное русло, унаследует все прелести и тревоги родного дома. И дыхание новой жизни заполнит великую землю, и восполнятся все утраты из плоти и крови. Ибо тот, кто вернётся, есть первозданное семя для жизни той.
Так говорится в пророчестве, Вера. Ты понимаешь? Оно глаголет о том, что ты не умрёшь. Ты должна стать родоначальницей новой эльфийской расы.
– Разве такое возможно?
– Значит, да. Понимаешь, до того, как я наткнулся на этот текст, я размышлял о том, о чём мы с тобой говорили ранее. Что будет после того, как я умру? И в голову пришла идея о том, что я должен каким-то образом возродить эльфов. Да, именно так. Один эльф, то есть ты, уже есть, остаётся, как бы грубо это не звучало, тебя размножить. Вот только для этого ты мне нужна живой. Значит, я должен сделать так, чтобы магия не убила тебя, а спасла.
– Как? – от волнения у Веры в голове что-то завибрировало, а сердце почти замерло.
– Девочка моя, очень просто, – Райен ласково улыбнулся, – нужно сделать так, чтобы после того, как сокрушительная сила искалечит твоё тело, магия вылечила тебя. Для этого нужно, чтобы кто-то заставил её лечить. Шар сам по себе фигура неодушевлённая, он не может попросить магию затянуть твои раны. А человек может.
Райен принялся возбужденно мерить шагами сад.
– Вера, магия не может жить сама по себе, без оболочки. Отпусти цепного пса на волю, и он уничтожит всех кошек в округе. Именно поэтому все так боятся дня, когда шар освободит силу. А хозяином пса может быть не только шар, но и человек. Не простой, а тот, у кого хватит сил приручить дикую магию.
До Веры постепенно стал доходить смысл услышанного.
– Этот человек я. Только у меня достаточно опыта прожитых лет и искусства владения даром.
Райен заметил на лице девушки тень сомнения и обречённо добавил:
– Я тоже считал это сумасшествием, Вера. Пока не прочёл пророчество о тебе. Тогда всё встало на свои места. Ты пришла в Гортон и именно здесь исполнишь свою миссию. Ты можешь вернуть энергию в шар, а можешь направить её на меня. И тогда я спасу тебя, верну к жизни. И исполнится ещё одно пророчество: ты дашь жизнь новому поколению эльфов. Подумай об этом, Наследница. Ваши с Эвоном дети будут прекрасны. А после того, как я умру, твои предки вернут энергию в шар. И если однажды он вернётся в наш мир, они смогут противостоять магии и вернуть её в хрусталь, не пролив при этом ни капли своей крови.
– Если это правда, почему вы попросили Эвона уйти? Не рассказали ему обо всём?
Глаза мага сощурились, и он, направив на Веру свой глубокий взгляд, низким голосом пояснил:
– Эвон – подозрительный максималист. Он слишком побит жизнью для того, чтобы поверить даже мне. Он непременно сам захочет изучить пророчества, а у нас нет на это времени, ведь вы пришли так поздно. Поэтому он выберет твою и свою смерть, нежели рискнет миром.
– А я? Я по-вашему смогу?
– Ты, Вера, не искушена тонкостями нашего света. Ты бриллиант, не подвергшийся огранке. И именно поэтому ты можешь рассуждать здраво, не предвзято. Сама судьба благоволит нам, ведь вы с Эвоном полюбили друг друга. Если бы этого не случилось, я всё равно рассказал бы тебе о возможности спасти свою жизнь, но тогда всё было бы намного сложней. Ведь ты здравомыслящая девушка, – Райен подмигнул Вере, – будь на твоём месте кто-то другой, то он согласился бы на моё предложение не задумываясь, просто чтобы выжить.
Подумай, Наследница. В пророчествах открыто говорится о том, ты будешь жить. Нужно всего лишь направить магический поток на меня. С новыми возможностями я излечу твои раны, а с Эвона уберу метку. От вас возродится эльфийский род, и миру впредь уже ничто не будет угрожать.
Райен замолчал. Он расхаживал по саду, не смотрел на Веру и жевал виноград. Давал девушке подумать. Вера хотела верить ему и верила. Но принять такой груз ответственности не могла. По крайней мере, не посоветовавшись с Эвоном. И пускай Эвон – подозрительный максималист, а она не огранённый бриллиант, Эвон разбирается в магии больше неё. Да что там, Вера вообще ничего не понимает в волшебстве. С её точки зрения всё выглядит гладко, но кто знает, как всё получится?
– Дайте мне обсудить это с Эвоном.
Колдун со свистом выпустил из лёгких воздух.
– Пойми, Вера, если ты расскажешь всё Эвону, то завтра вы непременно умрёте. А так у вас есть шанс.
– Вы считаете, что Эвон не хочет быть счастливым? – надменно поинтересовалась Вера.
– Нет, – Райен нисколько не смутился. – Просто на чашах этих весов лежит слишком неравный груз. Две жизни против миллиардов. Не правда ли?
Вера выдержала возникшую паузу. И, собравшись с духом, вынесла себе приговор:
– Простите меня, великий Райен, но я не могу больше тратить своё драгоценное время. Разрешите мне пойти к Эвону.
Вера поклонилась и уже хотела идти из сада, но колдун остановил её.
– Доверяешь ли ты кому-нибудь в этом мире так же, как себе и Эвону? – громко спросил Райен, и ветер раскатистым эхом разнёс его слова над садом.
Вопрос застал Веру врасплох.
– Я никогда об этом не думала, – честно призналась она.
– Женщина, которая любит твоего Эвона так же сильно, как и ты? Которая желает ему счастья, несмотря на то, что это счастье подарит ему не она? Та, которая рискуя собственной жизнью пришла в этот сад для того, чтобы найти способ спасти своего возлюбленного? Та, которая видела и изучила пророчества, о которых я говорю? Ей ты могла бы доверять?
Райен говорил громко и чётко, и с каждым произнесённым им словом сердце Веры сжималось. Потому, что она знала, что встреча с той, о ком он говорит, заставит её пойти на поводу своих и чужих желаний. Надежда спасения загорится так сильно, что Вера не сможет и не захочет искать причины, чтобы не послушаться. Ведь ЕЙ она действительно поверит.
– О ком вы говорите? – зачем-то спросила Вера и обернулась.
Райен отступил на шаг и широким жестом указал на сгусток переплетающихся теней, отбрасываемых цветочными кустами.
– Сара.
Словно приведение, из теней выплыла волшебница. Вера не могла разглядеть её лица, потому что на нём играли неверные блики.
– Здравствуй, Вера, – тихо сказала она. Даже огненно-рыжие волосы были блёклыми.
– Сара? – Вера хотела подойти к девушке, но волшебница остановила её.
– Не надо, – попросила она. – После общения с оборотнями мой иммунитет ослаб.
Вера покосилась на Райена. Он хмуро скосил брови на переносице.
– У оборотней очень сильная энергетика, – глухо пояснил он. – Сара должна восстановить силы. Общение на близком расстоянии повредит и без того слабое биополе.
Вера сглотнула. Как же мало она знает об этом мире!
– То, о чём говорил Райен, правда? – Вера уже знала ответ.
– Да, – глухо прошептала волшебница, – правда. Ты можешь спасти себя, Эвона, и навсегда отгородить мир от нависшей угрозы.
– Но почему ты не хочешь поговорить с Эвоном? – настаивала Вера. – Разве он не имеет право знать?
Вере показалось, что Сара покачнулась. Райен содрогнулся.
– Он не должен знать. Если бы речь шла о любом другом способе, когда энергия была бы помещена в шар, он бы согласился. А такой риск ему неподвластен. Если ты обо всём ему расскажешь, он не позволит тебе сделать то, что ты можешь и должна сделать, – сказала Сара и горько всхлипнула. – Прости, я должна отдохнуть.
Волшебница растворилась в тенях сада, а Вера осталась один на один со всей тяжестью сложившейся ситуации. И когда она приняла решение, Райен подал ей маленький бумажный мешочек.
– Подсыпь это в пищу или воду, – велел он. – Я дам тебе часы, по ним ты легко сможешь ориентироваться. Рассвет наступит в шесть. Эвон должен выпить порошок не позднее пяти часов. Этого количества хватит для того, чтобы он не помешал тебе, но смог прийти в сад как раз в тот момент, когда магия войдет в моё тело. Артур покажет тебе дорогу, а потом вернётся за Эвоном.
На этом они расстались. По озабоченному лицу Эвона Вера поняла, что объяснений не избежать. И когда Эвон спросил её, о чём они разговаривали с Райеном, Вера беззаботно пожала плечами.
– Если честно, я не поняла, чего он хотел, – соврала девушка. – Спросил о моей семье, детстве. Сказал, что смерти не нужно бояться. Ещё сказал, что ему очень жаль…
– Вера, – горячие ладони Эвона обхватили её лицо, – всё будет хорошо, обещаю. Смерти действительно не нужно бояться.
Эвон осыпал девушку поцелуями, и она почти забыла о том, что старуха с косой совсем близко.
– Откуда ты знаешь? Никто не умирал дважды.
– Так ведь приведения существуют, – попытался пошутить Эвон. – Вот и мы с тобой поселимся в каком-нибудь старом замке и будем пугать прохожих.
Вера наиграно улыбнулась.
– Эвон, помнишь разговор о том, кто рождается при смешениях крови?
– Про метисов?
– Ну да.
– Помню. А что? В последнюю ночь ты решила вспомнить генетику?
– Нет. Просто мечтаю, – снова соврала Вера. – Кем бы стали наши дети? Людьми или эльфами? А, может, волшебниками?
Тонкие губы Эвона превратились в узенькую ниточку. В синих глазах мелькнула тень утраты, и Вере стало так больно и тошно, что захотелось выть.
– Эльфами, – тихо сказал Эвон. – Наши дети были бы эльфами.
Назад: Глава 16
Дальше: Глава 18
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий