Кастинг в шизофрению

Книга: Кастинг в шизофрению
Назад: Глава 3
Дальше: Глава 5

Часть 2

Ты закрываешь глаза и видишь мрак,
Я закрываю глаза, и всё не так:
Опознавательных знаков нет,
Лишь на небе от солнца ярчайший след.

Глава 4

Вера лежала на чём-то влажном. Лежать было неудобно, позвоночник ныл и страшно хотелось почесать в области лопаток. Девушка подумала, что очнулась от ночного кошмара, но холодная чужая кровать приводила её в замешательство.
Вера открыла глаза. Вместо изящных выемок подвесного потолка над ней простиралось тёмно-синее небо. Дорогую хрустальную люстру сменил размытый солнечный диск, утопший в беззвёздном пространстве. И кадка с чайной розой тоже отсутствовала – огромное дерево неизвестного рода лениво покачивалось под дуновениями тёплого ветра. Осень ещё не коснулась его сочной зелени, растение дышало силой.
Вера села. Около неё стояли смутно знакомые люди. Один из них подал Вере руку, но она не заметила жеста.
Прямо перед её лицом витали небольшие расплывчатые пятна, похожие на туман. Они меняли форму и временами походили на лица.
Быстрее…
Уходи…
Ты умрёшь…
Вера вскочила.
– Что это?!
Голоса не давали сосредоточиться, переполняли слух. Пугали.
– Это души.
Мария старалась говорить тихо и ласково. Она видела, что Вера на грани срыва, и ей было жалко девушку.
– Души людей, которые не успели вернуться домой до наступления затишья. Они пали жертвами вампиров. Теперь они предупреждают нас о скором наступлении тёмных дней. Скажи им, что идёшь домой.
Уходи…
Вера ощутила холодок, когда туманное пятно проплыло близ щеки.
Прячься…
– Какие ещё души?! – Вера размахивала руками, пытаясь отогнать образы. – Убирайтесь!
Но призраки не слушались. Они навязчиво проплывали около лица, нашёптывая одни и те же слова.
– Чёрт! – завизжала Вера. – Уйдите! Я уже дома, слышите?! Дома!
Пятна завибрировали и начали медленно таять. Чем бледнее они становились, тем тише звучали голоса.
Кто-то присвистнул за Вериной спиной. Девушка резко развернулась.
– Классно выглядишь, – подмигнул Олли. – Если бы не крылья, я бы даже под чарами нашей волшебницы не удержался. Уж очень кушать хочется.
Вера вскрикнула. Она хотела бежать без оглядки, но чёрные глаза парня, напряжённое тело, мелодичный голос и яркие красные губы не позволяли отступить.
– На себя лучше посмотри, – лукаво предложил вампир. – Мария, должен признать, ты молодец.
Мария сдержанно улыбнулась. Она хотела подойти к Вере, но девушка предупредительно вскинула руку и отступила.
– Не приближайтесь!
Паника, сквозящая в её голосе, была пропитана страхом и грозила обернуться истерикой. Вера вдруг отчётливо осознала, что всё происходит на самом деле. Что она не сумасшедшая, и эти люди не плод больного воображения. Они настоящие. И здесь, в новом мире, они стали ещё ярче и осязаемей. Как будто там, дома, Вера видела чёрно-белый сон, который здесь стал цветным.
Мария постарела ещё больше, её кожа приобрела новые морщины, тело похудело. Но при видимом увядании у Марии словно открылось второе дыхание. Женщина больше не горбилась, а стояла, гордо расправив плечи.
Огненные волосы Сары прямой линией заканчивались на уровне шеи. Вера видела веснушки на её детском лице. Сара была маленькой и походила на подростка с неуместными такой внешности умными зелёными глазами.
Пепельный и русый цвет волос Эвона не смешивались в равномерном оттенке, а имели строгие друг от друга границы. Синие глаза с вкраплениями голубого, губы шершавые, а аккуратные белые шрамы на запястьях настолько тонкие, что создавалось впечатление, словно под кожей пропустили ниточку.
А внешность Олли вселяла ужас.
Реальность, так стремительно взорвавшая Верину жизнь, обезоруживала. Девушка не понимала, как себя вести, и полностью положилась на инстинкты.
– Не подходите! – снова повторила она, затравлено глядя на окружающих.
Эвон демонстративно медленно поднял вверх руки и сделал шаг по направлению к девушке.
– Вера, успокойся, всё хорошо.
Вера порывисто отступила.
– Нет, не хорошо! – возразила Вера. – Я хочу домой!
Она лихорадочно обшаривала взглядом землю, но в густой сочной траве не было видно ни одного камня или палки.
Эвон многозначительно посмотрел на Сару. Та кивнула.
В этот же момент что-то прихлынуло к Вериной голове. Руки и ноги девушки стали ватными, в глазах помутнело. А самой Вере стало совершенно всё равно, где она и что здесь делает. Единственное, что её по-прежнему волновало, был беспокойный зуд у лопаток.
Вера стянула олимпийку и водолазку. Фигуру девушки охватило слабое свечение. Вера обернулась, чтобы определить источник света, но он синхронно двигался вместе с ней. Спина больше не чесалась.
– Да что же это? – растерялась Вера.
Недалеко шумела вода. С трудом передвигая ноги, девушка пошла на звук. Высокая трава, усыпанная бусинками росы, прилипала к ногам. Запинаясь о вьюнки и кочки, Вера подошла к краю травяного ковра, вплотную подступившего к небольшой реке. Сильное течение обрывалось где-то за горизонтом.
Вера посмотрела на водную поверхность, пытаясь разглядеть своё отражение, и растерялась. Это она?
Гладкие каштановые волосы, отражая лучи замершего солнца, развиваются на ветру. Тонкие брови плавной изогнутой линией украшают карие глаза, обрамлённые густыми ресницами. На высоких скулах разлился румянец, даря молодому лицу детскую невинность. А нос настолько маленький и аккуратный, что и носом-то его не назовёшь, а скорее – носиком.
Стоп! А это что?! Вера ухватилась за верхний край ушной раковины, с ужасом ощущая её длинный заостренный кончик. Приплыли… И что ей теперь с этим делать?
Вера дотронулась до лица. Ощупывая каждый сантиметр щёк, губ и лба, она то и дело возвращалась к ушам. Тонкие пальцы настойчиво пытались найти доказательства того, что зрение играет с ней злую шутку, но все попытки успокоить взволновавшийся мозг терпели неудачу.
В конце концов Вера улыбнулась. Всё не так плохо! Оказывается, каштановый цвет ей к лицу, а она всё никак не решалась изменить любимому блонду. Конечно, небольшой объем прическе бы не повредил, но и так, в целом, тоже неплохо. А удлиненная форма ушей гармонично сочетается с её новым портретом, и будь они короче, то было бы, пожалуй, что-то не то. Вот только что же это за свечение?
Вера развернулась на пол-оборота спиной к воде. Так-так, интересно. Она что, ангел? Вообще-то, насколько представляла Вера, у ангелов крылья большие и не светятся. А ещё они сделаны из перьев, белых или чёрных, что зависит от того, на чьей стороне это бесполое создание. А у Веры что? Непонятная прозрачная сеточка, переливающаяся всеми цветами радуги, и схожая по форме с крылышком стрекозы. Интересно, если на него подуть, получится пузырь?
Вера попыталась помахать новыми частями тела. Хм, совсем не сложно, только щекотно немножко. И свечение усиливается. Да уж, она не ангел. Вера эльф.
Девушка засмеялась. Обалдеть! Это что, всё по-настоящему? Она поворачивалась к воде то правым, то левым боком, пытаясь детально разглядеть свой новый образ, и злилась на сильное течение, искажающее изображение. Она эльфийка! Это что же получается, она теперь ещё и бессмертная что ли? Нужно проверить! Как? Вера не придумала ничего умнее кроме того, как кинуться в бурлящую воду и по мели пробираться в сторону водопада. Спрыгивать в обрыв самостоятельно было немного страшновато (совсем чуть-чуть!), и она наделась на то, что с приближением земного края река станет глубже и сама унесёт её к подмосткам смертельного аттракциона. Когда до цели оставалась пара десятков метров, а река расширилась, неведомая сила выбросила девушку в воздух и выкинула на берег.
Пока Вера переваривала случившееся, Олли сидел на берегу и ржал.
– Ты что там забыла? – недоумевал вампир. – В нашем мире есть более приятные места для купания. Ванна, например.
Необузданное веселье Олли задело Веру. Она вскочила и полезла на него с кулаками, чем вызвала ещё больший приступ идиотского хохота.
– Эй, полегче, – яростные удары под дых никак не влияли на Олли. – Я ведь и разозлиться могу.
Вера сдалась и обиженно шмыгнула носом.
– Не расстраивайся, – Эвон примирительно похлопал девушку по плечу и подал одежду. – Даже мне нужно изрядно потрудиться, чтобы усмирить этого беса.
– Мне не холодно, – буркнула Вера, возвращая олимпийку и водолазку.
Эвон взял девушку за подбородок и посмотрел в глаза:
– Вера, послушай, это очень важно. Ты не должна так ходить.
Эвон замолчал, подбирая слова. Он окинул девушку беглым, слегка взволнованным взглядом.
– Никогда не показывай крылья. Если чужак увидит свечение, нам конец. Обнаружить твоё присутствие может только колдун, с огромным усилием – маг. Волшебник распознает тебя только на очень близком расстоянии. Но по крыльям тебя узнает любой простолюдин. И не стоит снимать капюшон, твои уши – ещё одна отличительная черта эльфов.
Вера оделась, не скрывая раздражения. То, что ей указывают в таких мелочах, задевало девушку, но Вера не могла не послушаться, потому как интуитивно доверяла Эвону. Чтобы оставить за собой хоть какое-то право выбора, Вера специально не застегнула олимпийку.
– Доволен?
Эвон подошёл к Вере и, не спуская с девушки изучающего взгляда, медленно застегнул молнию.
– Теперь да.
Вера вспыхнула от негодования, но Эвон примирительно произнёс:
– И Олли станет легче.
Вампир закатил глаза и махнул рукой. Затем кисло спросил:
– И что мы здесь делаем?
Вопрос адресовался Саре. По всем расчётам волшебница должна была телепортировать их в Сагенту. Но они оказались здесь, на Доброй горе. Сара помнила голос, настойчиво въевшийся в её сознание при чтении заклинания. Но волшебница и себе не могла обозначить его истоки и уж тем более объяснять кому-либо причины просчёта. Вместо этого волшебница язвительно заметила:
– Скажи спасибо, что мы вообще телепортировались.
– Сара права, – поддержала волшебницу Мария. – Мы имели все шансы остаться в том мире. А попасть в Сагенту из Аразана гораздо проще, чем из параллели.
Пока все рассуждали о том, как лучше добраться до портала – напрямую через Стал-Рейн, столицу Аразана, или в обход, потеряв при этом сутки, – Вера прислушивалась к какому-то стону. Она не одна его уловила – Олли тоже насторожился.
Вампир метнулся к источнику звука быстрее Веры, и девушка поспела за ним в тот самый момент, когда Олли поднял за ворот рубахи обмякшее тело.
– Нет!
Вера неправильно расценила действия Олли. Его позабавила такая реакция, и для пущей театральности он выпустил клыки.
– Отпусти его! – грозно потребовала Вера.
Вампир покосился на девушку и улыбнулся:
– Да пожалуйста.
Вадим рухнул на землю, словно куль, и вяло застонал.
– Придурок, – тихо сказала Олли Вера и села на корточки рядом с Вадиком. Она принялась трясти его за грудки и осторожно хлопала по щекам, пытаясь привести в чувство.
Эвон наблюдал за девушкой и невольно задумался о том, что могло сблизить её и этого никчёмного молодого человека. Конечно, Эвон плохо знал Веру, но интуиция подсказывала ему, что Вера далеко неглупая сформировавшаяся личность. А вот этот Вадим… Эвон судил о парне предвзято, но, вероятно, справедливо.
Вера добилась результата: Вадик открыл глаза. Девушка воспряла.
– Вадик! Вадик! – Вера ещё яростней затрясла Вадима за грудки, пытаясь окончательно привести парня в чувство. Но Вадим по-прежнему был пьян и с трудом фокусировал взгляд. – Вадя! Посмотри на меня! Вадим!
Бесполезно. Если Вадик на что и мог реагировать, так это туманные пятна, витающие над его головой.
Вера разозлилась.
– Вадик! – она наградила парня звонкой оплеухой. Словно взбесившись, Вера снова и снова лупила Вадима по щекам, раздражаясь тому, что он никак не реагирует на её выпады, а лишь вяло моргает и неуклюжими движениями пытается разогнать витающие над макушкой привидения.
– Вера, перестань, – Эвон перехватил её руку.
Девушка сверкнула глазами, но тут же успокоилась. Вадим неожиданно пробудил в ней чувство презрения.
– Жалко стало?
Эвон промолчал. Вера обиженно посмотрела на лежащего парня и прокричала прямо ему в лицо:
– Я эльф!
Когда и это не подействовало, девушка встала и пошла к одинокому дереву, всем видом давая понять, что больше ни с кем не намерена разговаривать.
– И что нам с ним делать? – в никуда спросила Мария.
– Отдайте его мне, – хищно оскалился Олли.
– Нет, – отрезала Вера и поджала губы. Её сердитое личико казалось детским и от того особенно милым. Шумная листва кидала на её глаза неверные блики. – Без него я никуда не пойду. Ясно?
Азарт вампира испарился.
– Сколько будет действовать твоё заклинание? – спросил он у Сары.
Волшебница ненадолго задумалась.
– Около часа. Этого времени тебе хватит, чтобы добраться до замка.
– Вы уверены, что справитесь без меня?
Эвон одобрительно похлопал Олли по плечу.
– Ты выполнил условия договора. Возвращайся в Ильгинтон и продолжай нести службу. Скоро затишье, и твои силы понадобятся там.
Вампир коротко поклонился и побежал на запад. Вера смотрела ему вслед, раскрыв от удивления рот. Олли исчез за горизонтом через несколько секунд. Весь местный ландшафт представлял собой огромную долину, одетую в травяную шубу.
– Пойдём в обход, – решил Эвон. – В мире могли произойти перемены, о которых мы не знаем.
Сара согласилась.
Мария молчала.
– Мария? – позвал Эвон.
Женщина не реагировала. Её затуманенный взгляд перебегал то на Веру, устало присевшую у могучего дерева, то на Эвона.
– Мария, вы в порядке? – забеспокоился Эвон.
– Всё хорошо, – заверила она. – Идём в обход.
Эвон подал Вере руку. Она поколебалась, но потом протянула свою ладошку. Эвон обхватил тонкое запястье и почувствовал укол совести за то, что они сняли с Веры блок – девушка выглядела потерянно и устало. А потом он подумал, что совестно ему должно быть совсем за другое.
Им всем должно быть совестно.

 

Кое-как справившись с курткой, которую Вера всё равно расстегнула, и та то и дело сползала с плеч, девушка капризно заметила:
– Не мешало бы и поесть.
В животе заурчало, и чувство голода обострилось.
– Что ж, если вам нечего предложить…
Вера вздохнула и достала последнюю сигарету.
– Будешь? – спросила она у Эвона и прикурила.
Вера сделала несколько затяжек и закашлялась.
– Какая гадость, – поморщилась Вера и отдала сигарету Эвону.
Эвон усмехнулся и выбросил тлеющий окурок.
– В нашем мире табака нет. Ты не сможешь получить от этой отравы удовольствие, как раньше.
Они шли по склону уже несколько часов. Осока поредела и стала жёлтой, на земле появились булыжники.
Сара была не в духе. Мало того, что она потратила уйму сил на телепортацию и защитное заклинание для Олли, так теперь ещё и этого Вадима приходилось практически на себе тащить. А по-другому и не скажешь – заклинание, которое волшебница применила, чтобы тело парня висело в воздухе и плыло за ними, было весьма трудоёмким.
Сара отчаянно пыталась понять, что заставило остальных пойти на поводу у Наследницы. Они сделали самое главное: Вера здесь, в их мире. Теперь важно только одно: уберечь её до освобождения энергии. И наплевать на этого парня и капризы несчастной девчонки. По мнению Сары, намного проще и безопасней было окутать перемещающим заклинанием не парня, а Веру.
Конечно, волшебнице было жалко Наследницу. В конце концов Сара не монстр какой-то. Девочка одна с незнакомыми людьми в чужом мире. Наверное, если бы Сара оказалась на её месте, то она тоже ни за что бы не оставила единственного родного здесь человека. Но Сара ничего не могла поделать с агрессивным чувством, которое заставляло её мыслить логически и вытесняло последние капли сочувствия.
А вот Мария, в отличие от Сары, понимала, почему Эвон уступил Вере. И от чего у волшебницы такое скверное настроение, тоже знала. Сара действовала на уровне интуиции, а Мария – видела. Видела связь, которая ещё только зарождалась в отношениях Эвона и Веры. Но это волновало предсказательницу в последнюю очередь. Её занимало другое: ауры Эвона и Наследницы постоянно менялись. Раньше Мария не встречала ничего подобного, а потому не могла объяснить причину этого явления. Она лишь надеялась, что магия горы каким-то образом повлияла на её дар, и когда они сойдут к подножию, всё встанет на свои места.
Внезапно Сара остановилась.
– Я чувствую чужую силу.
Волшебница сделала плавное движение рукой, и Вадим опустился на землю.
– Чёрный маг, возможно, колдун.
Эвон нахмурился.
– Ты уверена?
– Да. Он идет нам навстречу.
– Откуда он взялся? – забеспокоилась Мария. – Совпадение?
Эвон молчал. Словно огромная статуя, он замер и долго всматривался в даль. Когда на горизонте появилась крошечная фигурка, он немного расслабился.
– Один, – констатировал Эвон. – Будем ждать.
Мария недовольно поджала губы, и парень пояснил:
– Гора занимает огромную территорию. То, что какой-нибудь самонадеянный маг решил словить кайф, я допустить могу. Но то, что он идёт прямо на нас, не может быть совпадением.
– А если это враг? – предположила Мария.
– Враги нападают сзади, – возразил Эвон, – этот человек идёт с миром.
Фигурка стремительно увеличивалась. Вера разглядела, что к ним спешила девушка. Среднего роста, плотного телосложения, она почти бежала им навстречу, хромая на правую ногу. Когда незнакомка оказалась в зоне хорошей видимости, Вера решила, что она ровесница Эвону.
Сара и Эвон переглянулись.
– Руфина, что ты здесь делаешь? – недоверчиво поинтересовалась Сара, когда незнакомка остановилась.
От быстрого движения Руфина запыхалась. Стерев тыльной стороной ладони со лба капельки пота, она заправила за ухо прядь жидких светлых волос.
– Какое счастье, что я нашла вас! – грудь девушки тяжело поднималась под складками коричневого пуловера. – Вы не должны возвращаться в Сагенту!
Эвон внимательно изучал Руфину, от чего та почувствовала неловкость. Переминаясь с ноги на ногу, девушка потупила взгляд.
– По-твоему, мы должны сидеть здесь? – холодно поинтересовался он.
Руфина вздрогнула:
– Эвон! Туда нельзя! Биртон переполнен приспешниками!
Эвон прищурился. Внутренняя сдержанность сделала его глаза прозрачными.
– Граница Сагенты неприкосновенна для фанатиков.
Девушка замотала головой.
– Теперь нет. Золан и Аилин обвенчались. Юридически Тиркита больше не существует, законы не урегулированы. В Биртоне вы будете не в большей безопасности, чем здесь.
Сара и Эвон снова переглянулись.
– Ты лжёшь, – отрезала волшебница. – Аилин нет двадцати.
– Да, – не растерялась Руфина, – но правитель Тиркита заявил, что благословляет брак своей дочери. А кроме возраста, у Аилин никаких препятствий для венчания не было. Ты сама знаешь, как этот союз важен для Сагенты.
– Только не сейчас, – возразил Эвон.
Вере стало любопытно:
– Кто такой Золан? – проговорила она невнятно, запинаясь на каждом слоге.
Брови Руфины поползли вверх:
– Почему вы не поставили ей блок? – искренне удивилась она.
– Зато себе ты его поставила, – парировала Сара.
Руфина вспыхнула.
– Я не могла рисковать, – оправдалась она.
Сара закусила губу:
– Почему мы должны тебе верить?
– Она нарушила клятву, – Мария, молчавшая до сих пор, подошла к Руфине и ласково погладила её по плечу. – Ведьма, решившая вернуть душу, применила магию. И сократила свои шансы во сто крат. Для того, чтобы предупредить нас.
Руфина направила на женщину благодарный взгляд и умоляюще произнесла:
– Эвон, прошу тебя, разреши мне помочь вам.
Эвон колебался. Вера втайне залюбовалась строгими очертаниями его носа и скул, плотно сомкнутыми губами.
– У тебя есть оружие? – спросил он.
Глаза Руфины загорелись, и она с готовностью ответила:
– У подножия я организовала тайник. Тем, что в нём находится, можно вооружить целый отряд патрульных.
– Ты отведёшь нас туда. Но учти, – Эвон схватил Руфину за горло и приподнял. Девушка едва касалась земли. – Если это ловушка, я отделю твою маленькую головку от тела одним движением.
Глаза Руфины наполнились ужасом. Вероятно, она представила угрозу Эвона. Парень отпустил руку, и ведьма схватилась за горло. На раскрасневшейся коже были видны белые следы от пальцев Эвона.
Откашлявшись, Руфина махнула пухлой рукой на юго-запад:
– Туда, это совсем близко.

 

Руфина, припрыгивая, шла по узкой тропе. За ней – Сара. Вадим без сознания висел в воздухе, его расслабленное тело плавно следовало за волшебницей. Мария шла в нескольких метрах впереди Веры, Эвон замыкал колонну.
Когда перешли перевал, Вера остановилась. Эвон осторожно подтолкнул девушку вперёд, давая понять, что нужно идти. Вера в замешательстве продолжила движение, удивлённо взирая на открывшуюся картину.
В нескольких километрах от подножия раскинулся огромный город. Высотные здания терялись в небе, от искусственного освещения мегаполис казался белым. Перемещаясь поступательными движениями, в воздухе постоянно что-то двигалось. Размах цивилизации завораживал.
– Впечатляет? – поинтересовался Эвон.
Вера обернулась.
– Это Сагента?
– Нет. Этот город носит название Стал-Рейн. Это столица соседнего с Сагентой государства.
– Какого?
– Аразан. Здесь преобладает горная местность, основное население – гномы. Поэтому в народе Аразан чаще называют страной коротышек.
Девушка усмехнулась. Подумать только! Развитый параллельный мир! Конечно, представлять, что другие миры обязательно должны отставать в развитии, было глупо. Но Вера даже не допускала мысли нарисовать в своём воображении подобную картинку! Огромные небоскрёбы и развитая промышленность…Это производило сильное впечатление.
Когда Вера спустилась с горы, сознание прояснилось.
Руфина неуклюже отодвинула толстую гнилую корягу. Копошась и бормоча что-то под нос, она с огромным трудом вытащила из земляной ямы маленькую, но увесистую сумку.
Эвон раскрыл её и оценивающе изучил содержимое тайника. Его губ коснулась едва заметная улыбка:
– С каких пор ты стала разбираться в оружии?
Руфина выпрямилась и гордо произнесла:
– Когда вы телепортировались, я сочла полезным поработать с военными сайтами.
Сара с любопытством заглянула внутрь сумки. Девушка выудила крошечный серебристый жезл с круглой кнопкой на корпусе и, оценивающе повертев его в руках, удовлетворённо хмыкнула:
– Папа всегда говорил, что это исключительно женская модель. Интересно, он знает, сколько весит эта малютка?
В отличие от Сары, Эвон не ограничился одной моделью. В карманах его джинсов поместилось сразу несколько видов оружия. Вера не переставала удивляться странной форме пистолетов, самый маленький из которых был размером с флешку. Когда в ладони Эвона оказался знакомый Вере пистолет, он протянул его девушке:
– Возьми. У него нет отдачи, но принцип работы такой же, что и у ваших огнестрелок. И застегни куртку.
Вера приняла пистолет и поспешно застегнула молнию. Эвон сложил в сумку оставшиеся жезлы.
– Какая обстановка в городе?
Ведьма расстроенно призналась:
– Не многим лучше, чем в Биртоне. Но здесь у нас есть преимущество, никто не ждёт Наследницу в Стал-Рейне.
– Ты права, – согласилась Мария. – Но рано или поздно нас вычислят. В рядах приспешников есть колдуны, и они, без сомненья, уже знают, что Наследница телепортировалась.
– Но они смогут сделать это, если только Вера надолго где-то задержится, – рассудил Эвон, одевая сумку на плечо. – Нам нельзя сидеть на одном месте.
– Руфина, у тебя есть проблемы с властями? – спросила Мария.
Девушка захлопала глазами.
– Кроме того, что я ведьма, нет.
– Хорошо. Мы отправимся к тебе и обсудим, что делать дальше.
– Вряд ли это хорошая идея, – возразила Сара.
Но Руфина настаивала:
– Вечереет. В это время приспешники митингуют, на улицах опасно. А в пригородах устраивают уличные бои. К тому же вам нужно отдохнуть.
Девушка помолчала и многозначительно добавила:
– Пойми, Сара, я не враг.
Волшебница недовольно поджала губы, но промолчала. Руфина торопливо отодвинула ещё одно бревно и достала чёрный полиэтиленовый пакет. Из него ведьма вытащила шесть увесистых кожаных плащей с капюшонами.
Повисла неловкая тишина.
– Молодец, девочка, – Мария подбодрила Руфу ласковым словом и приняла один из плащей. – Ну, что стоите? – строго спросила она. – Мне-то, надеюсь, вы ещё верите? Аура этой девочки чиста.
Плащи, которые достала Руфина, были фирменной одеждой приспешников. Эвон изначально понял уловку ведьмы, но, как и Сара, не мог до конца довериться Руфине. Ведьмам нельзя верить.
Сара наотрез отказалась облачать Вадима в плащ, и Вере пришлось попыхтеть. Когда тяжелая кожа в очередной раз сползла с угловатых плеч, Эвон наотмашь сам завернул Вадика в плащ. Вадим, в отличие от Олли, на которого был рассчитан плащ, был высоким, но худым. Тяжёлое одеяние повисло на нём, как на вешалке.
– Нам нужен транспорт, – рассудила Сара.
– Я знала, что мой тарантас обязательно сгодится! – воспряла Руфина. – Правда, он не в лучшем состоянии, но всё равно лучше, чем ничего!
Тарантасом оказался легковой авто. Аккуратные габариты машины сложно сопоставлялись с внешностью её владелицы.
Руфина села за руль. Машина ласково заурчала и плавно двинулась с места. Вера ойкнула, когда поняла, что машина поднялась в воздух. Какие ещё сюрпризы её поджидают? Между тем чудо-тарантас набрал скорость, и городские огни стали стремительно приближаться.
Движущимися объектами, которые Вера заметила ещё с горы, оказались автомобили. Вертикально воздушная трасса Стал-Рейна была разделена на несколько уровней, верхний из которых был восьмым по счёту. На каждом уровне вдоль проезжей части располагались тротуарные дорожки. Между уровнями они соединялись лестницами из белого мрамора, повторяющихся через каждые двести метров. Перейти с одной стороны улицы на другую можно было по аккуратным мостикам, плавной дугой размещённых прямо над трассами.
Огромные небоскрёбы представляли собой стеклянные коробки, рассечённые металлической конструкцией на прямоугольники и квадраты. Уровни разделяли их на секции и, чем выше находился квартал, тем чище был фасад зданий. После восьмого уровня небоскрёбы терялись в небе, и Вере было сложно судить, насколько они огромны, так как она не видела последнего этажа.
Машина медленно передвигалась по шестому уровню: в городе был час-пик. На тротуарах то и дело появлялись люди в чёрных плащах. Большинство спокойно шли по своим делам, но некоторые дебатировали, интенсивно жестикулируя.
Перед перекрестком впереди идущий авто замедлил ход.
– Патрульные! – запаниковала Сара.
– Не дёргайся, – процедила ведьма и кивнула подошедшему к машине смуглому гному.
– Добрый день, офицер, – Руфина кокетливо улыбнулась. – Мы нарушили скоростной режим?
Патрульный не оценил шутку.
– Ваши документы, – официальным тоном потребовал он. Губы гнома терялись в зарослях густой чёрной бороды.
Руфина открыла бардачок и, по-прежнему мило улыбаясь, подала несколько маленьких чипов. Офицер вставил чипы в миниатюрное устройство, похожее на кардридер, и перед ним возник плоский мерцающий экран диаметром в пятьдесят дюймов.
Пока патрульный изучал предоставленную информацию, Руфина без умолку болтала:
– Какое счастье снова оказаться в Стал-Рейне! Сагента переполнена беженцами! А ожидание Наследника просто поставило всех на уши! Президиум принял правильное решение, когда запретил миграцию в Аразан. Вы бы знали, каких трудов моим родственникам стоили визы! Тётушка постарела на несколько лет за какой-то месяц.
Патрульный хмуро посмотрел на Марию.
– Документы, – сухо повторил он, возвращая Руфине чипы.
Мария крякнула.
– Сынок, моя племянница как раз пыталась вам сказать, что на границе на нас напала группа беспризорников с даром. И куда только смотрят власти, развели полный бардак! – Мария осуждающе покачала головой. – С документами мы лишились всех своих вещей и сбережений. Если бы Руфина не встречала нас, то нам сутки пришлось бы идти пешком до Стал-Рейна.
Коротышка пристально всех осмотрел. Под его колючим взглядом Вера почувствовала себя неловко.
– Цель приезда?
– Ох, – чуть ли не плача запричитала предсказательница, – мой младший сын сильно болен. Колдуны Аразана наша последняя надежа.
На сиденье пошевелился и слабо застонал Вадим. Сара, скрывая довольную улыбку, вежливо попросила:
– Офицер, прошу вас, каждая минута для брата может стать последней.
Патрульный смягчился:
– Назовите ваши данные и пункт назначения.
Мария назвала выдуманные имена и какой-то адрес. Руфина нетерпеливо спросила:
– Мы можем ехать?
Офицер кивнул и предупредил:
– Информация будет проверена.
Под ворчание ведьмы проехали ещё один перекресток и спустились на второй уровень. Плотность движения здесь была ниже, и ведьма прибавила скорость. Машина сворачивала несколько раз, и после очередного поворота выехала на первый уровень. Здесь было грязно и мрачно. Под натиском гигантских зданий Вера чувствовала себя букашкой.
Руфина заглушила мотор. На улице воздух был спёртым и влажным.
– Дальше пешком, – виновато сказала Руфа.
Эвон перекинул Вадима через плечо, словно парень ничего не весил, и все последовали за Руфиной. Шаги эхом разносились по кварталу. Редкие прохожие бросали на путников косые взгляды, но их интерес к небольшой компании приспешников быстро улетучивался.
Вадим снова застонал.
– Могли бы хотя бы этому блок поставить, – пробубнила Руфина.
– Не парься, – недовольно сказала Сара. – Это моё дело.
Руфину задел упрёк волшебницы, но она не подала вида.
Дорога вывела к небольшому магазину. За мутными окнами виднелись пучки сушёной травы и маленькие куклы Вуду. Вера прочитала вывеску: «Колдовская Лавка».
– В бизнес решила податься? – не скрывая иронии, поинтересовалась Сара.
Руфа равнодушно пожала плечами:
– Должна же я на что-то жить.
Ведьма открыла тяжёлую дверь. Звякнул колокольчик. Оказавшись внутри маленького помещения, Вера увидела бесчисленное количество полок, на которых располагались баночки с различного цвета порошками. Ещё здесь были тряпичные куклы, лоскуты тканей, кинжалы и засушенные насекомые. Для каждой вещи – своя полка.
По крутой лестнице спустились вниз. За скрипучей дверью скрывалась комната. Она была тёплой и уютной.
Ведьма пригласила гостей за круглый стол:
– Вы, должно быть, проголодались. Я сделаю чай.
Пока хозяйка звенела посудой, Эвон в задумчивости скрестил на груди руки.
– Что скажешь, Мария? Все части головоломки сошлись?
В уголках глаз предсказательницы легли морщинки:
– У него могли быть иные мотивы ускорить венчание.
– Возможно. Я не хочу видеть в Золане предателя, – в голосе Эвона сквозила боль. – Только факты говорят об обратном. Золан входит в круг верховных магов. Он мог дать Кристиану яд. И подстраховаться в случае неудачи, женившись на Аилин. Мы бы вернулись в Биртон и оказались в лапах приспешников. Вера была бы мертва, а к Золану не указывала бы ни одна ниточка. Он мог перехитрить верховных магов.
Руфина поставила на стол чашки и разогретые круасаны.
– Я считаю, что вы неправы, – заявила Сара. – Золан получил титул верховного мага после венчания. И именно поэтому ускорил помолвку: он всегда был жадным до власти. Кроме того, Золан привык жить одним днём, и лишь по этой причине не просчитал последствий своего поступка.
– Возможно, ты права, – Эвон грел руки о чашку с чаем. – Но, если предположить, что Золан всё же предал нас, он с лёгкостью мог использовать запрещённое заклинание ещё до получения титула. Предателю закон чужд.
Вера жевала тёплый круасан, и её терпение испарялось всё быстрей. В конце концов она проглотила непрожёванное толком угощенье и раздраженно заявила:
– Всё, с меня хватит.
Увлечённые разговором окружающие удивлённо посмотрели на девушку.
– Что? – не унималась Вера. – Чего уставились? Или вы думаете, я буду плясать под ваши песни? Из-за вас я нахожусь чёрт знает где. И, представляете, хочу знать, что происходит. О чём вы толкуете?
Вера удивилась своей решимости. Странное состояние, в котором она пребывала на горе, прошло, оставив после себя размытый след тревожного смирения. Девушка хотела держать свою жизнь под контролем, но из-за отсутствия информации это было невозможно. То, что она в параллельном мире, Вера понимала, и даже краткую историю этого мира она знала.
Но это – о мире. А о себе? Что её ждёт? Вера должна выполнить сногсшибательную миссию, но каким образом, не понимала. Поэтому, чтобы задать самый тревожный для себя вопрос, девушка решила зайти с тыла.
– Что ты хочешь узнать? – ровно спросил Эвон.
– Всё, – решительно заявила Вера. – Кто такой Золан? Кто она? – Вера показала на Руфу. – Аилин? Что это за место?
Вера засыпала вопросами. Их было множество, и чем больше она спрашивала, не давая при этом отвечать, тем сильнее нервничала.
– Что я должна сделать? – на взводе выпалила Вера.
Губы девушки задрожали, глаза наполнились едва сдерживаемыми слезами.
– Тише-тише, – поспешила успокоить Веру Мария. Она обняла девушку за плечи и подала Руфе знак. Та снова загремела посудой и насыпала в Верину чашку порошок.
– Что это? – всхлипнула Вера.
– Мята.
Вера принялась нервными глотками пить чай.
– Она знает? – украдкой поинтересовалась ведьма.
– Не всё, – уклончиво ответил Эвон.
Ведьма осуждающе покачала головой. Дождавшись, пока у Веры перестанут вздрагивать плечи, Эвон тихо заговорил:
– Золан – мой брат, правитель Сагенты. Он женился на Аилин, принцессе маленького, но значимого для Сагенты соседнего государства. Оно настолько мало, что представлено одним мегаполисом – Тиркитом. Собственно, отсюда и название самой страны.
Объединение наших стран – важный стратегический шаг для обоих государств. В Тирките есть ископаемые, у Сагенты – сила. Но дело в том, что на территории Тиркита, в отличие от Сагенты, действует безвизовая система, в том числе её границы открыты для приспешников. Поэтому сейчас Биртон для тебя опасен.
– А Биртон…
– Это столица Сагенты, – пояснил Эвон.
Вера задумалась. Она понемногу прояснила обстоятельства и теперь чувствовала себя увереннее.
– Из-за этого вы считаете, что Кристиан – человек твоего брата?
– Они считают, – уточнила Сара. – Я же убеждена, что Золан попросту дорвался до власти.
Сара хотела продолжить свою мысль, но Вера перебила волшебницу.
– А портал, про который вы говорите?
– Портал, – раздражённо продолжила Сара, – это своеобразный коридор. Переход из точки в точку. В Стал-Рейне, то есть здесь, он располагается на самой окраине города в одной из пещер. Через него мы попадем к границе Биртона.
Руфа – наша давняя знакомая. Ведьма.
Тебе делать ничего не надо. Когда энергия освободится от шара, она сама найдёт тебя. Пройдя через твоё тело, магия снова возвратится в шар. Вот и всё. Сейчас наша задача – не дать приспешникам заграбастать тебя. Ясно?
Сара говорила много и сбивчиво, стараясь предугадать возможные вопросы. Она находилась в возбуждённом состоянии и ходила из угла в угол. Чтобы поставить точку в тягостном объяснении, она добавила:
– Попадёшь в лапы к приспешникам, тебя убьют. Тогда магия разольётся по свету и грянет хаос. Поэтому, будь добра, перевари услышанное и помолчи. Мы теряем время.
Вера вздрогнула. Но довольная уже тем, что ей рассказали, Вера решила, что вернётся к вопросам чуть позже.
– Эвон, мы должны быть в Биртоне! – продолжала настаивать волшебница.
– Нельзя рисковать.
– И что ты предлагаешь? Скитаться по переулкам во время затишья? Вампиры не тронут Наследницу, а вот мы с вами в список неприкасаемых не входим.
Мария многозначительно посмотрела на Сару, и та стиснула зубы.
– Хорошо, – Сара сложила на груди руки. – С помощью портала мы отправимся прямо в резиденцию. Минуем улицы Биртона. Довольны?
– На резиденции волшебный блок, – возразил Эвон. – Туда нет входа через портал.
– Я пробью его, – уверенно заявила Сара.
Мария недовольно прищурилась:
– Это преступленье. Ты можешь поплатиться даром.
– И всё же это лучше, чем оказаться на улице во время затишья. Или вы наивно полагаете, что мы сможем просидеть сорок часов в одном месте незамеченными? В резиденции у Золана связаны руки, он ничего не сможет сделать. А маги пусть решают, предатель он или нет. Если наши подозрения относительно него верны, мне ничего не грозит.
– А если нет?
Сара пожала плечами:
– Мы сделаем всё возможное, чтобы обезопасить Веру. Предатель – верховный маг. Если это не Золан, круг подозреваемых уменьшится на одного. Его всё равно найдут.
– А вампиры? – спросила Руфина, повторно разливая по чашкам чай. – В резиденции предатель, а это значит, что и кто-то из слуг, без сомненья, уже разделил его точку зрения. Вы не сможете вычислить всех, и однажды кто-то пригласит демона в дом.
Все уставились на ведьму в немом вопросе. Руфина замерла, а потом раскрыла рот и хлопнула себя по лбу.
– У меня совсем вылетело это из головы. – Она села за стол. – Тёмная раса на стороне протестующих.
Наступила гробовая тишина. Руфина сжалась под тяжёлым взглядом Эвона.
– Вампиры заодно с приспешниками, а у тебя вылетело это из головы? – прорычал он и грохнул кулаком по столу. Брякнули чашки. – Ты хоть понимаешь, что это значит? О чём мы вообще толкуем?!
– Она понимает, – Мария коснулась руки Эвона. – Мы тоже.
Вера испугалась порыва Эвона.
– И что это значит? – осторожно спросила она.
– То, что теперь нам некуда идти. Мы в тупике.
Назад: Глава 3
Дальше: Глава 5
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий