Невеста Черного Ворона

Глава 5

На Ингрун было ожерелье моей матери. Слезы моря. Я видела его всего несколько раз, отец показывал мне, обещал подарить, когда я буду выходить замуж. Оно одно стоило целого состояния. Невероятной красоты сверкающие камни цвета морской волны, белое золото, как белая пена.
А теперь я видела ожерелье на Ингрун.
Сердце сжималось. Это Эрнан отдал ей? В тот день, на берегу? Я хотела спросить, но все никак не могла решиться.
Ингрун сидела рядом с отцом на высоком помосте, выстроенном прямо в воде. На ней была лишь тонкая, почти прозрачная туника, ничуть не скрывающая изгибы тела, длинные волосы волнами струились по плечам. Все мужчины, все рыцари Эрнана смотрели только на нее.
Я сидела на другой стороне, у скалы, в резном кресле под навесом.
Исар – морской принц, сын Тоура и брат Ингрун, обсуждал сейчас с Эрнаном детали предстоящего действа. Они уже осмотрели сундуки с золотом, кувшины с вином, и девушек, которые предназначались морскому народу. Я не слышала, о чем они говорят, видела лишь, что Исар злится, что-то не нравится ему. А вот Эрнан выглядел совершенно спокойным.
Мне даже показалось – он передумал. Сейчас отдаст положенную дань, перед нами выступят певцы и танцоры, потом начнется пир, и этим закончится все, как обычно. Никакой битвы. Разве что игры, не до смерти, а до первой крови.
За моей спиной рыцари нетерпеливо переминались с ноги на ногу, уже готовые кинуться в бой. Все они были совсем молоды, горячи, всем хотелось подраться. Все они пришли с Эрнаном и никогда не видели демонов в настоящем бою. Они спорили, кто будет первым и кто убьет больше, смеялись.
А вот я видела демонов в бою, однажды, когда отец пытался отказаться платить. Нет, они смертны, их можно убить. По ним стреляли огненными шарами из катапульт, весь берег был усыпан телами… Но каждый из демонов на голову выше человека, сильнее и быстрее. Один на один не справиться. Они убивали людей сотнями. Я не могла представить, на что Эрнан рассчитывал, кто из его рыцарей достаточно силен?
Демоны стояли за спиной Тоура черной стеной.
Тоур откровенно скучал.
А вот Ингрун сидела прямо и напряженно, сцепив пальцы. Она тоже волновалась.
Наконец, Исар махнул рукой и направился к отцу. Потом долго говорил ему что-то, Тоур равнодушно слушал, лишь изредка хмуря брови.
Потом подозвал Эрнана.
– Подойди сюда! – Его голос, словно раскат грома. – Мой сын утверждает, ты хочешь обмануть нас.
Так подзывают мальчика-слугу, но не короля.
Эрнан подошел, ему пришлось влезть в воду почти по колено, чтобы забраться на помост.
Тоур долго смотрел на него, разглядывая, изучая, словно стараясь что-то обнаружить.
– Я не вижу на тебе магии, – сказал он. – Но ты же не настолько глуп, чтобы рассчитывать в одиночку победить десять моих воинов?
– Нас тоже десять! – крикнул кто-то из-за моей спины.
Я видела, что Эрнан усмехнулся.
– Твои боевые петушки чего-то не понимают? – удивился Тоур. – Ты не объяснил им правила?
Эрнан повернулся к нам, поднял руку.
– На поединок выходят двое, – громко сказал он. – Битва до смерти, тяжелораненых добивают. Победившим считается выживший. Против него выходит следующий противник. И так, пока на какой-то из сторон не закончатся бойцы. Все просто.
– Тот, кто выходит первым, должен победить десятерых или умереть, – сказал Тоур. – Первый почти всегда смертник.
Эрнан улыбался.
– Я ведь имею право выставить любого? – сказал он, и Тоур кивнул. – Тогда не вижу причин, по которым не могу выйти сам.
– Я не верю ему, – сказал Исар.
Роптание за моей спиной. Кажется, молодые рыцари начали что-то понимать.
И я тоже. Его убьют сейчас, на моих глазах.
Закружилась голова.
Я ведь должна этого хотеть? Я сама пыталась его убить.
На что он рассчитывает? Я могу поверить, что Эрнан сможет выстоять против одного демона. Он ловок и силен, он хороший воин. Если действительно Ингрун спасла его, то и с демонами он мог быть знаком достаточно хорошо, знать их сильные и слабые стороны.
Но десять подряд!
Я видела, как пальцы Ингрун впились в подлокотники кресла. Она тоже боится? Она знает больше меня?
– Начнем? – сказал Эрнан.
– Снимай все, – сказал Исар. – Я хочу посмотреть.
– Хорошо, – Эрнан пожал плечами, он был готов к такому повороту. Снял куртку, рубашку, снял сапоги. – Штаны тоже снимать? Думаешь, я засунул кольцо в задницу? Думаешь, от него там будет польза? Хочешь проверить?
Я даже отсюда видела, как Исар побагровел, как гнев и раздражение захлестывают его. Эрнан издевался над ним, но Исар не мог понять, в чем подвох и что следует с ним делать.
– У тебя медальон на шее, снимай.
Эрнан снял, подержал на ладони, подошел к Ингрун.
– Пусть побудет у тебя, – сказал он. – Сохрани его, он мне дорог.
Ингрун поджала губы. Я неожиданно поняла, что она тоже злится. Рука дрогнула, она взяла медальон осторожно, словно это была ядовитая змея. Что не так?
– Дай руку, – велел Исар, вытащил нож.
– Хочешь убить меня сразу?
– Давай!
Эрнан протянул ему левую руку, Исар крепко взял его за запястье, провел по предплечью острием ножа. Тонкая красная полоса осталась под лезвием, выступила кровь.
– Ну? Хватит? – холодно спросил Эрнан.
Исар молчал.
– Начинаем! – грянул грозовой голос Тоура. – На поле!

 

Эрнан спрыгнул с помоста, вышел на узкую прибрежную полосу. Ему принесли меч и длинный кинжал. Я видела, Исар дернулся было, наверно, оружие тоже хотел осмотреть вблизи, но Тоур остановил его.
Затрубили трубы.
Пути назад нет.
Победить десять демонов или умереть.
Мне хотелось закрыть глаза и ничего не видеть. Хотелось убежать, спрятаться. Но я уже не могла. Весь мир сжался до двух фигур на песке.
Эрнан ждал.
Он смотрел, как демон выходит вперед, разминая плечи, как берет огромный, чуть искривленный на конце меч и круглый щит в другую руку. Идет на него. Движения демона – словно движения воды, плавные, тягучие, он катится, словно гигантская волна. Неумолимо. Эрнан чуть отступает, назад и вбок. Волна надвигается. И они кружат. Терпение демона безгранично, это стихия – неумолимая, бесстрастная, так может продолжаться вечно.
Эрнан спокоен. Он идет круг за кругом, так же плавно… вода… нет, словно рыба в воде.
Один рывок. Словно прыжок из воды! Эрнан бросается вперед, подныривая под волной. Вперед и в сторону. И прежде чем ответный удар успевает обрушиться на него, острием меча рубит демона по ногам. Демон ревет, пытается сделать шаг, замахнуться снова и падает. И Эрнан уже успевает подскочить к нему со спины. И с разбегу всаживает в него меч, а потом кинжал в горло.
Все кончено.
– Один есть! – Эрнан салютует поднятым мечом. – Давай следующего.
Я слышу радостные крики за спиной. Это кажется так просто.
Еще девять.
Но следующий демон куда осмотрительнее. Его так просто уже не возьмешь, и он готов к внезапным рывкам. Он отбивает, парирует удар, и сам бросается в атаку. Эрнан уклоняется. Он уходит, словно танцуя, стараясь не сталкиваться с демоном напрямую. Демон чудовищно силен, его удар выдержать нелегко. И только раз Эрнан принимает удар левой рукой, кинжал с визгом ломается под таким напором, меч демона задевает ему ладонь. Резкий выпад, и правой Эрнан вгоняет меч демону под ребра. Отскакивает назад.
Демон качается и падает навзничь.
– Второй! – Эрнан салютует мечом.
На песок капает кровь.
– Где ты научился так драться? – спрашивает Исар.
– Меня учил Айнар, как и тебя.
Я не знаю, кто это, но Исар знает, скрипит зубами. Это многое объясняет для него.
Эрнан утирает пот, встряхивает головой.
– Можно перевязать руку? – спрашивает он. – Крови много, рукоять выскальзывает, неудобно.
– Перевязать? – Исар медлит. – Неудобно тебе?
– Да. Или ты считаешь, что я ранен достаточно тяжело, чтобы меня сразу добить? – Эрнан смеется.
– Хорошо, – нехотя соглашается Исар.
И тогда к Эрнану подбегает мальчик с кувшином воды и с бинтами, быстро промывает, заматывает. Этот мальчик… я где-то уже видела его. Он не оруженосец и не слуга. Нет, что-то другое.
Исар следит так пристально, словно чувствуя подвох, он едва ли не сам сует нос, проверяя бинты.
Эрнан рассматривает повязку, шевелит пальцами, сжимает и разжимает их.
– Отлично, – говорит он. – Теперь давай третьего!
– Он сейчас всех перебьет, нам не достанется, – слышу смех за спиной.
У него нет выбора. Если достанется им, значит, Эрнан умрет.
Мне страшно.
Но он убивает третьего, потом четвертого. И я начинаю думать, что все еще может закончиться хорошо, когда понимаю, что Эрнан устал, пока еще не слишком сильно, но до конца далеко. Он двигается медленнее и не всегда уже успевает ускользнуть из-под удара, парировать все тяжелее. Спина блестит от пота.
Пятый демон с двумя мечами гоняет Эрнана по полю из конца в конец. Сталь в его руках сверкает, словно молния, словно лопасти бешеной ветряной мельницы. К демону не подойти. Эрнан едва успевает защищаться, отбивается, и вдруг очередной взмах выбивает меч из его рук, тот отлетает, втыкаясь в песок.
Я не успеваю толком разглядеть, что происходит, но Эрнан бросается на демона с одним кинжалом, зажатым в левой руке, пригибаясь и изворачиваясь так, что кажется невероятным, и темнеет в глазах. Мне даже кажется, он пропускает удар в бок и хватает за лезвие голыми руками, дергая и выворачивая, и тут же вгоняет кинжал демону в глаз. Тот дико ревет, заваливается на бок, едва не подминая Эрнана под себя, но Эрнан успевает отскочить в сторону.
– Стоять! – орет Исар. – Что это было?! Ты что делаешь?
– Что? – Эрнан тяжело дышит, стоит над поверженным демоном, согнувшись, упершись ладонями в колени. – Я его убил. Еще пять.
– Покажи руки!
Эрнан смеется, поднимает руки ладонями вперед, и на ладонях кровь.
– Да, я поймал за лезвие. Ты так не умеешь? – В его голосе ясно слышна издевка.
– Он ударил тебя в бок! Но ничего нет.
– Он промахнулся. Ты можешь что-то доказать? Или просто придираешься ко всему подряд?
Исар долго молчит, супит брови.
– Если я поймаю тебя на лжи, то убью собственной рукой.
– Договорились! – соглашается Эрнан.
Пять. Еще столько же.
С шестым все кажется довольно легко. Долго, но легко. По крайней мере, так выглядит со стороны. Они ходят кругами, скорее присматриваясь, чем нападая, несколько единичных выпадов, пробуя силы, и вдруг короткая атака, и Эрнан широким замахом сносит демону голову.
А вот седьмой демон просто страшен. Он выскакивает на поле стрелой и тут же бросается в бой, Эрнан едва успевает приготовиться. Едва успевает отбивать яростные атаки, отступает. Он и так уже сильно устал, выдерживать напор не хватает сил.
У меня замирает сердце.
Я слышу лишь звон мечей, и он сливается в один непрерывно-долгий звук, мне кажется, это никогда не закончится. Мне страшно. Демон загоняет Эрнана в воду и заставляет отступать все дальше, все глубже. Человеку в воде двигаться намного сложнее, прибой сбивает с ног, ничего не стоит поскользнуться на мокрых камнях.
И вдруг… Эрнан падает? Или делает это сознательно? И вместе с волной он проскальзывает за спину демона и, еще не успев вскочить, бьет по ногам. И демон падает на него всем своим весом. Я почти не вижу, что происходит. Брызги, мелькают руки и тела, я ничего не понимаю. Потом я вижу спину демона, мне кажется, он пытается Эрнана утопить. Так долго держит. Я сама уже почти не дышу. Понимаю, что вскочила на ноги, еще немного, и побегу к ним…
Держит…
Демон прижимает Эрнана к земле, мне кажется, тот уже перестал дергаться.
Долго.
Холодеют руки.
Я вижу, как Ингрун напряженно вытягивается, как широко улыбается Исар.
Нет.
Нет-нет-нет!
Не может быть.
Демон все еще держит его.
И вдруг всплеск, что-то сверкает, и демон падает. И по воде расплывается кровь. И еще удар. Я почти не понимаю, что происходит.
А потом Эрнан встает. Шатаясь и кашляя. Он едва стоит на ногах, почти выползает, садится на песок.
У меня подгибаются ноги. Все хорошо. Он жив, все хорошо.
Но только впереди еще трое.
– Живой? – спрашивает Исар.
Эрнан поднимает меч на вытянутой руке, ответить не хватает дыхания.
– Тебя что, и утопить нельзя? – удивляется Исар, усмешка и издевка разом. – Умеешь дышать под водой?
Эрнан качает головой.
– Утопить как раз можно, – хрипло говорит он. – Он плохо старался!
– Так ты признаешь?
– Я дерусь честно! – Эрнан тяжело поднимается на ноги. – Следующего! Я готов.
Я падаю в кресло. Щиплет глаза, слезы катятся, я ничего не могу сделать. Я не могу смотреть. Закрываю лицо руками.
Еще три.
Слышу звон мечей. Рев демона и звон. И еще шорох прибоя. Эрнан дерется молча.
Почти не понимаю уже, что происходит.
У меня кружится голова.
Визг, словно лопнувшая струна, и в руках Эрнана только обломок меча. И демон не останавливается.
Я крепко зажмуриваюсь, мне кажется – это конец.
А потом грохот упавшего тела в тишине.
И Эрнан стоит. В его руках огромный тяжелый меч демона. Кругом кровь.
Я не понимаю, как он это делает.
Мне кажется, минула целая вечность. Всю мою жизнь длится этот бой и никогда не закончится. Невозможно…
Но и девятого он убивает тоже.
Стоит, покачиваясь, лицо в крови… из носа течет кровь.
– Я видел, как он достал тебя несколько раз, – говорит Исар. – Он чуть не сломал тебе ребра и спину, должен был сломать. Ты должен быть ранен. Разрублен пополам. Ты должен быть мертв! Это обман!
– Просто твои демоны слабаки! – Эрнан откровенно ржет. Кровь стекает по подбородку и капает на грудь, он переступает с ноги на ногу, пытаясь удержать равновесие, его шатает. – Давай последнего, и хватит уже!
– Последнего?! А если я тоже решу, что могу выставить любого? Если я сам выйду и убью тебя?
– Ты не можешь, – говорит Эрнан, широко улыбается, и эта улыбка почти ужасает. – Ты не можешь никого никуда выставить. Это решаешь не ты.
Исар шипит что-то сквозь зубы, оглядывается на отца.
– Сядь, – говорит Тоур.
Я плачу.
Это безумие.
Он едва стоит на ногах, и то, опираясь на меч, словно на палку.
Как можно драться? На что можно рассчитывать?
Но демон выходит, и Эрнан дерется снова. Словно в первый раз. Он держит меч двумя руками, одной не выходит, не хватает сил. Но рубит так отчаянно.
Словно в последний раз.
Словно он и правда бессмертен.
Словно…
Напролом.
Даже я вижу, что увернуться он не успевает, удары сбивают его с ног, отбрасывают… Но ему все равно. И двумя руками вгоняет клинок в грудь демону.
Все кончено.
Толпа у меня за спиной взрывается криком: «Он победил! Наш король! Победа! Ура!»
Король поворачивается к Тоуру. Ждет. Если морской царь не признает победу, если усомнится – все зря.
Это должно быть произнесено.
Тоур встает.
– Ты победил, – громко объявляет он.
Исар еще пытается возразить и что-то доказать, но это больше ничего не значит.
Эрнан падает сначала на колени, потом заваливается на бок. Силы закончились. Перекатывается на спину, глядя в небо.
Но его уже подхватывают.
Победил.
Невозможно.
Я почти забыла, как сильно ненавижу его.
* * *
– Ты волновалась за меня? – Он лежал с закрытыми глазами, раскинув руки, и улыбался. – Волновалась? Я видел, ты плакала.
– Плакала с горя, что тебя никак не убьют, – фыркнула я.
И он заулыбался еще шире.
– Если бы меня убили, то забрали бы тебя. Как им такое позволить?
От него пахло вчерашним вином и потом. Он напился, лишь только немного пришел в себя после боя. Еще там, у моря. Они праздновали победу. Я видела, как двое рыцарей тащили его наверх. Он проспал весь вечер, всю ночь и большую часть дня. А потом я не выдержала и пришла к нему сама. Я должна была…
Я хотела поговорить.
Он валялся в кровати, я села рядом… было как-то неловко.
– Ты просто пьян.
– Нет, я уже слегка протрезвел, – он приоткрыл один глаз. – Голова трещит. Я пообещал им тебя. Ты же видела, девушек было девять?
– Что?!
– Иначе Исар не соглашался. Но против тебя он не смог устоять.
Я не верила своим ушам. Хотелось взять и убить его. Он издевается? Это правда? Сколько было девушек – я не считала.
– Как ты мог?
– А что? Чем ты хуже или лучше других? Юная девушка, невинная и прекрасная, – он довольно хрюкнул, засмеялся было, но тут же вздрогнул, замер, словно прихватило где-то. – Ох… Я подумал, что каждый рыцарь должен сражаться за прекрасную даму. Если на поле выходит король, то сражаться ему нужно за свою королеву. Справедливо?
– Ты ненормальный.
– Да, – согласился Эрнан. – Но если серьезно… – он открыл глаза и приподнялся на локтях. – Если серьезно, Луцилия, тебя забрали бы только в случае моей смерти. Я говорил с Ингрун, она проследила бы, чтобы с тобой обращались хорошо, как подобает. Чтобы никто не посмел тебя обидеть. Всего год, и вернулась бы, словно ничего не было. А вот как ты себе представляешь, что будет с тобой тут, если я умру? Ты станешь королевой? Кто поддержит тебя? Причем сразу, в первые дни? У тебя есть верные надежные люди, готовые тебя защищать? Стервятники устроят драку, и ты для них лакомый трофей. Побороться за трон можно чуть позже, отсидевшись в безопасности, собравшись с силами. Хотя даже так – ты не первая в очереди.
– Хочешь сказать, ты думал обо мне? – я не верила ни одному слову.
– В первую очередь я думал о своих интересах. Мне это на руку. А уж только потом – как не поставить под удар тебя. В море не так уж плохо, я полтора года жил там.
Я выдохнула.
– Тебя спасли русалки? Тогда…
– Да, – он снова упал на спину, лег поудобнее. – Между прочим, я первый король за последние триста лет, который отказался платить Тоуру и остался жив.
– Мой отец тоже пытался, – тихо сказала я.
– Пытался. Это два года назад? Когда демоны чуть не взяли город? Ну, и что он выиграл? Сотни убитых. И золота отдал в итоге вдвое больше, да еще, я смотрю, ожерелье своей жены подкинул. Что толку? Тоура силой не взять. Надо умом. Тоур стар и любит зрелища, ему нужно всего лишь подыграть.
Отец сам отдал Слезы Моря? Это невозможно…
– Ты взял хитростью? Обманул его?
– Обманул? – Эрнан засмеялся. – Никто ничего не может доказать. Все видели, но никто не может сказать наверняка. Тоур признал мою победу. Что еще надо?
– Ты лжец! Это все представление! Тебя не могли убить, ведь так? Это все… Я так…
– Ты волновалась за меня? – он был доволен. – Ради такого я готов выйти снова.
– Снова! – я вскочила, схватила первое, что подвернулось под руку, вазу со стола, и запустила в него. – Сукин сын!
Он успел закрыться, подставить локоть. Ваза разлетелась об него вдребезги.
– Принцесса, – Эрнан почти осуждающе покосился на меня, – веди себя прилично. Между прочим, я сохранил кучу денег для казны. Не знаю, считаешь ли ты достойной спасения невинность десяти простых девушек… но деньги нам нужны и вино тоже. Пригодится для коронации. Ну и заодно заслужил немного народной любви.
– Я чуть с ума не сошла! Я думала, тебя убьют! – это вырвалось само. Я до сих пор еще не могла прийти в себя.
– Не волнуйся, принцесса, – сказал он. – Все в порядке.
Эрнан лежал на спине, закрыв глаза. Неподвижно.
Что из всего этого было правдой? Я видела кровь вчера. Видела, как ему тяжело, как он устал. Или это тоже игра? Так невозможно сыграть!
Но ему ничего не угрожало?
Левая ладонь все еще замотана, на повязке засохшее бурое пятно. Правая… а вот на правой ничего нет.
Назад: Глава 4
Дальше: Глава 6
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий