Невеста Черного Ворона

Глава 3

Погребальные костры уже сложили.
Три костра на берегу.
Хаддин. Маргед. И Гаран. Кто-то говорил, надо положить ребенка к матери, но Эрнан сказал: «нет». Пусть идет в Табер сам, своим путем, он принц. У Эрнана были свои счеты с мертвыми и свои взгляды.
Я стояла рядом, смотрела и понимала, что уже почти ничего не чувствую. Пустота. Все слезы закончились. Все выгорело. Одна пустота. Ни слез, ни горя, ни ненависти.
– Подойди, – тихо сказал Эрнан. – Подойди к ним, простись. Только тихо.
Я удивленно посмотрела на него. С какой стати ему указывать?
Нет. Я уже простилась с ними в своей душе, я уже достаточно видела в Чертоге и больше не вынесу этого. Я закрываю глаза и вижу снова. Хватит. Они мертвы.
Если я подойду, то разрыдаюсь при всех. Но плакать нельзя.
Совсем недавно я проводила в Табер отца. Теперь брата. У меня больше никого не осталось.
– Возьмешь факел? – спросил Эрнан.
Я покачала головой.
– Это должен делать мужчина.
– Это должен делать близкий родственник, – сказал он сухо. – У них тут, кроме тебя, никого нет.
– Ты не имеешь права говорить об этом.
– Не имею, – согласился он. – Как хочешь.
Жрец Темного уже закончил напутственные песни, священный огонь трепетал перед ним, выбрасывая в воздух искры. Пора.
Эрнан подошел сам. Я слышала, как в толпе зашептались – он убийца, он не имеет права. Но он король. И никто не посмеет сказать ему это в лицо.
Эрнан опустился перед жрецом на колени. Тот что-то шепнул ему, Эрнан покачал головой. Мне кажется, жрец тоже был не доволен. Он медлил. А Эрнан терпеливо ждал на коленях, склонив голову, как подобает.
Но спорить не время.
Жрец взял в руки нож, трижды пронес его над пламенем. Потом срезал немного волос с головы Эрнана, бросил в огонь. Взял его руку, провел по ладони острием, и несколько капель крови скатилось, и священный огонь вспыхнул снопом искр, затрепетал.
Эрнан поднялся на ноги.
– Эдн, Великий Орел, я зову тебя! – Его голос звучал громко и чисто, кажется, даже в самых последних рядах собравшихся было слышно. – Спустись и возьми эти души, подними их на свое крыло, отнеси их во мрак! Пусть дорога ваша будет легка!
В небесах, над головой, раздался орлиный клекот.
По толпе прокатился вздох. Орел! Такое бывает не часто. Говорят, это добрый знак.
На меня напало странное оцепенение.
Я смотрела, как Эрнан берет факел, зажигает его от священного огня, подходит, подносит сначала к стопке хвороста у ног Хаддина, шепчет слова молитвы, и сухие ветки вспыхивают огненной стеной. Потом к Маргед. Потом к Гарану. Убийца. И все же: «к мертвым стоит относиться с уважением», я почему-то уверена, что он все делает правильно. Они найдут последнее пристанище там. Дорога будет легка и сон безмятежен.
Убийца.
Если смогу, я отправлю Эрнана вслед за ними. Теперь мне тоже есть кому мстить. Нужно только понять как. Боги, клянусь вам! Я отправлю убийцу вслед за ними, я сделаю это.
Кружится голова.
Дым пахнет сандалом и миртом. Искры трещат. Сейчас займутся крупные бревна, а потом… Я отворачиваюсь. Вдруг щиплет глаза.
Наверно, мне стоило все сделать самой. Я единственный близкий родственник. Но теперь поздно.
Они уже ушли. Орел забрал их.
Эрнан возвращается на свое место, стоит, хмуро глядя в небеса.
– Так странно, – тихо говорит он, – по моей вине погибли тысячи людей. Я затеял эту войну, я повел их. И погибли не только солдаты, но и простые люди. Случайные. В своих домах, на улицах. Ты видела, что творилось на улицах, когда вошли войска? Я видел. Резня. Погибли женщины, дети, такие же, как и те, что лежат сейчас на костре. Ничем не лучше и не хуже. Не я их убил, не своей рукой, но все же. Но винить меня будут только за этих.
– Боги рассудят за всех.
– Пожалуй, – соглашается он.
В ноздри бьет запах горелого мяса.
Я пытаюсь отвернуться, становится нехорошо.
– Ты умирал, Эрнан? Ты был там?
Он как-то очень буднично пожимает плечами.
– Не знаю. Может, это был только сон. Я помню, как спускался в глубокий колодец. Помню свет… Не знаю, Тиль. Я умирал, но не знаю, умер ли до конца. Я помню удар об воду, меня оглушило, из носа хлынула кровь. Помню, как камень тянул меня вниз, как я задыхался, как горели и разрывались легкие, но… Не знаю.
– Страшно было?
– Страшно было сидеть и ждать утра. Знать, что будет. Страшно было подниматься на скалу. А там, в воде – уже нет.
– Оуэн умер быстро. Не успел испугаться.
Эрнан трет ладонью лицо, потом поворачивается, долго пристально смотрит на меня, словно желая что-то понять. Я отвожу глаза. Я уже и сама не знаю, зачем начала этот разговор.
– Ты любила своего брата? – вдруг спрашивает он. – Хаддина? Ты любила Хаддина, Тиль? Тебе дорога память о нем?
У меня все сжимается внутри. Кажется, я знаю, что он сейчас скажет. Всегда знала. Но я не хочу.
– Память – это все, что у меня осталось, – говорю я. – Ты отнял у меня все. Не отнимай хотя бы это.
Он кивает.
Пустота.
* * *
– Луцилия! Как я рада!
Флир ждала меня. И я, наконец-то, вздохнула с облегчением – хоть с кем-то можно поговорить, поплакать у кого-то на плече. Хоть кто-то, кого я действительно рада видеть! Пустота угнетала, я уже думала – она полностью захватила меня. Но улыбка Флир придавала немного сил.
Флир – дочь лорда Корсена, распорядителя королевской охоты, всегда веселая и беззаботная, мы давно дружны с ней.
Последние дни я не видела ее, не представляла, что случилось. Только бы все было хорошо.
– Как ты, Флир! Как твой отец?
Я боялась, она скажет, что Эрнан убил и его тоже. Боялась того, что могло случиться с ней самой, ведь замок полон солдат, и захватчики не церемонятся…
– Все хорошо, не волнуйся, отец уже присягнул на верность Эрнану. Ты разве не видела его на пиру?
Я даже вздрогнула. Как все просто.
Как все просто для нее. Отец присягнул, и волноваться не о чем. Тот король или другой – не важно.
– Нет. Мне было не до того.
– Ах, прости… – Флир на мгновение смутилась, но лишь на мгновение. – А расскажи, как он?
– Кто?
– Эрнан! Он такой красавец! А в постели он так же горяч, как в бою?
Меня передернуло.
Не удивило, пожалуй, но возмутило. Как можно?
– Он просто чудовище.
– Так плохо? – удивилась Флир. – Он был груб с тобой? Тебе не понравилось?
– Он убил моего брата! Он убил Маргед!
– Ну, Маргед… ты же ее терпеть не могла? А твоего брата давно стоило придушить, поделом ему.
Я не могла в это поверить. Вся эта война, все ужасы ничего не значили для нее? Все то, что случилось… И словно ничего не было. Словно так и должно быть.
– Что ты такое говоришь, Флир?
– Твой брат был той еще скотиной, уж прости. Как вспомню…
– Он был моим братом!
– Прости, – Флир нахмурилась. – Но, насколько я помню, твой отец когда-то убил всю семью Эрнана, а теперь он пришел и убил твою. Он имел полное право. Вы в расчете. Ты же всегда мечтала о нем?
– Нет.
Я отвернулась.
Мечтала. Но не так. Я была глупой девочкой и не понимала…
Как можно такое говорить? После похорон!
Мне хотелось прогнать ее. И в то же время я боялась вновь остаться одна. Боялась пустоты.
– Ну, так как он?
Флир обошла меня и присела на край диванчика, того самого, на котором спал Эрнан. Ей хотелось подробностей. Она была свежа и весела с утра, ей хотелось новых историй и подвигов. О! О подвигах Флир я знала многое. Ее отец, несмотря на звание лорда, скорее формальное, был совсем не богат. Не знаю, какими землями он владел, и владел ли вообще. У Флир не было шансов удачно выйти замуж, зато была цветущая красота.
Зачем ей еще и это? Зачем ей знать об Эрнане?
– Никак. Ничего не было.
– Не было? – удивилась Флир. – Ты пыталась зарезать его на пиру? Он поймал тебя и страстно поцеловал, потом поднял на руки и понес сюда. Говорят, он нес тебя всю дорогу, до самой спальни, по всем лестницам и переходам. И ты хочешь сказать, что после этого ничего не было? Он принес, и? И ничего?
– Ничего, – сказала я. – Я упала в обморок и очнулась только к утру.
Флир недоверчиво смотрела на меня.
Ну вот, я уже сама начинаю врать. Зачем? Неужели я в чем-то виновата?
– А пока ты спала? Он… ну, он нет? – Флир пыталась понять. – Он ничего не сделал с тобой?
– Нет, – резко сказала я.
Мне начинало казаться – лучше пустота, чем это.
– Ты уверена?
Еще немного, и я… сама убью ее.
– Оставь меня, Флир. Я хочу побыть одна.
Она заулыбалась вдруг, словно поняла это как-то по-своему.
Я не могу.
Почему я должна оправдываться?
Что я должна объяснять? Что он не тронул меня? Почему? Потому, что не хотел причинить мне боль? Потому, что он…
Он любит меня? Или я не знаю чего-то важного?
На глаза навернулись слезы.
Он убил моего брата. Иногда душу можно ранить сильнее, чем тело.
– Оставь меня, Флир, прошу тебя, – попросила я. – Не сейчас.
Я вышла на балкон.
Там, внизу, вдалеке, шумело море. Белые барашки пены на сияющей лазури, еще не шторм, лишь легкое волнение. Небо синее-синее, и лишь у горизонта, почти у самой кромки воды, шла черная туча. Надвигалась гроза?
Ветер нес запах мирта с каменистых склонов. И аромат кипарисов – такой густой и терпкий. Камни нагрелись на солнце…
На берегу пусто.
Дым погребальных костров уже иссяк, пепел собрали.
Все кончено.

 

И еще отсюда видна Соленая башня над воротами, ведущими к набережной, кусок стены, и головы на стене. Даже отсюда я вижу их. Из своего окна. Каждый раз, глядя на море, я вижу мертвые головы.
Сначала две, потом добавилась еще одна.
Мародеры, как сказал Эрнан. Я не знаю этих людей, кто-то из тех, что пришел с ним. Да, он жесток даже к своим. Я ужаснулась, попросила снять, но он только покачал головой. Пусть остаются, чтобы все видели.
«Если хоть раз позволить им и закрыть глаза, город будет разграблен за пару дней».
Теперь это его город. И он никому не позволит портить свое.
Так будет с каждым.
Наверно, он прав. Но каждый раз, глядя на них, я понимаю, что он убийца. И пусть даже эти головы он срубил не своей рукой. Он не тот мальчик, которого я знала. Того Нарина больше нет. Все изменилось.
Нужно помнить об этом и никогда не забывать.
Пока он сдержан и даже добр со мной, но не стоит забывать о том, зачем он пришел.
Захватчик.
Нужно понять, чего мне ждать.
* * *
– Тиль?
Он поднялся мне навстречу.
– Не помешала? – спросила я.
Эрнан занял отцовские комнаты. Просторный светлый зал, рабочий стол у окна весь завален бумагами, с краю примостился одинокий кувшинчик вина.
– Нет. Заходи, Тиль.
Не знаю, правильно ли я поступаю?
– Я пришла поговорить. Хочу понять, чего от тебя ждать. Обсудить. Ведь даже с врагами нужно уметь договариваться, правда?
– Правда, – сказал он. – Я бы тоже хотел кое-что узнать у тебя. Ты обедала?
– Немного. Я не голодна.
– Хорошо, – сказал он. – Тогда просто посиди со мной, я как раз собирался. Хочешь виноград? Или соленые оливки? Вина?
– Вина, пожалуй, – согласилась я.
Эрнан усадил меня за небольшой столик, в кресло. Удивительно, но я никогда не сидела здесь, никогда не обедала с отцом, он не звал меня. Я даже не уверена, что вся мебель стояла именно так, как раньше. На столе уже ждала миска с изрядно остывшим рагу, немного нарезанного мяса, сыра, оливки и свежая зелень. Мальчик, слуга Эрнана, принес мне еще один бокал и кувшинчик вина, Эрнан отослал его.
Сам налил мне немного, себе взял бокал, стоящий у него на столе, среди бумаг. И, наконец, сел напротив.
– У тебя много дел? – спросила я. – Некогда даже перекусить?
Он улыбнулся.
– Раз уж мы об этом, скажи, насколько ты вообще в курсе состояния дел? Казна? Долги? Важные договора? Я так понимаю, отец не посвящал тебя? А Хаддин? Что ты знаешь?
Я пожала плечами.
Хаддин тоже меня не посвящал.
– Не много, – сказала я.
Эрнан улыбнулся. Отпил несколько глотков, поставил бокал на стол.
– Дипломатично, – сказал он. – И все же? Ты боишься выдать мне какие-то тайны? Или просто не знаешь?
– Скорее не знаю. Думаю, ничего нового для тебя. Основная торговля с Фаннаром и Лотой – масло, вино, дерево, серебро. Гилтас и Тир платят нам дань зерном, Диджас – золотом. Мы платим дань Тоуру, морскому царю, но это скорее дань традиции.
– Традиции… – Эрнан покачал головой. – Хорошо, я понял.
Он взял пару оливок.
– Нашего повара ты убил тоже? – спросила я. – Обычно он мог приготовить что-то получше вчерашнего мяса и тушеной морковки… что там у тебя? Бобы с луком?
– У нас пустые склады, Тиль. Городские амбары сожгли еще на прошлой неделе. Все, подчистую. Поля сожжены. Окрестные деревни выгребли до основания. Будут ли поставки из Тира – сказать сложно, мне они, боюсь, могут отказать. Казна пуста. Дороги сейчас опасны, так что купцы придержат товар, и с торговлей будет плохо до лета как минимум. Нас ждет голод. Не нас с тобой, конечно, но город в целом. Бобы с луком – неплохой вариант, дешевый. Жизнь научила меня ценить даже сухие лепешки.
– Казна пуста? – я не поверила.
– Возможно, Хаддин припрятал что-то от меня. Но, судя по бумагам, проблемы с долгами уже давно, – Эрнан отпил вина. – Прости, Тиль, ты тоже хотела о чем-то поговорить?
Мне стало как-то неловко. Мои проблемы какие-то мелкие по сравнению с этим.
И все же.
– Что будет со мной? – сказала я.
– Ты будешь королевой, – сказал он.
Это прозвучало так… Словно награда. Словно Эрнан решил назначить меня на важный государственный пост. Деловое решение. Сказал – королевой, а не его женой.
– А если я не хочу?
Он откинулся на спинку кресла, разглядывая меня.
– Есть другие варианты, Луцилия. Твой отец тоже собирался выдать тебя замуж, думаю, ты понимаешь. Причем обещал тебя не единожды. Я нашел три договора, скрепленных печатями, от него и еще парочку обещаний от Хаддина. Должен признать, отец был более добр к тебе, по крайней мере, он собирался выдать тебя за короля и двух принцев. В Гилтас, Фаннар и Кидарис. Хаддин – лорду Дэйкину и Орсу в Тааракар. Орс даже не лорд, скорее богатый торговец, очень влиятельный – этого не отнять, и он обещал в обмен на тебя подкинуть денег в казну. Это еще раз подтверждает, что дела шли совсем плохо.
Мне казалось, будто землю выбили из-под ног.
Растерянность… даже не ужас, просто растерянность. Этого не может быть.
– Я не верю.
– Хочешь, я покажу тебе? – предложил Эрнан.
– Нет.
Это уже слишком. Нет, я не хочу сейчас на это смотреть.
– Не представляю, как бы твой отец, и особенно Хаддин, выкручивался бы, когда все эти короли и торговцы пришли бы за тобой.
Эрнан улыбался, ирония звучала в его голосе, но вот глаза смотрели очень серьезно.
Я глубоко вдохнула.
Нет. Я не могу поверить.
Потянулась, взяла бокал с вином, почти не глядя сделала большой глоток. Я видела, Эрнан попытался было остановить меня, но не стал. Большой глоток, и еще, хоть немного прийти в себя… Я только потом поняла, сморщилась.
– Что это?
Эрнан широко улыбался, теперь уже совершенно честно, и глаза смеялись тоже.
– Это мое, прости, Тиль. Ты схватила мой бокал. Твой вот. Ничего особенного, просто очень сильно разбавленное вино.
– Разбавленное?
– Вода. Не бойся, ты не отравишься, – он вздохнул. – Если честно, то очень хочется хорошенько напиться и не думать ни о чем. Вот прямо надраться до беспамятства и проваляться дня три. Но пока не выходит. Я так мало спал в последнее время, что, боюсь, меня свалит с пары глотков. А еще нужно кое-что решить.
Я смотрела на него.
Все это как-то не укладывалось в голове.
Разбавленное вино, бобы с луком, уставшее, осунувшееся лицо, круги под глазами. Победитель. Король. Только вчера взявший город, получивший все…
– И вчера тоже? – тихо спросила я.
Он кивнул.
– Вчера вообще только воду. Если бы пил вино на пиру, то не смог бы ограничиться одним поцелуем. Порадуйся. И так, знаешь…
Он отвернулся. Поджал губы.
Разбитая бровь, синяк у него на лице из бордового стал густо-синим, желтоватым по краям, скоро начнет сходить. Царапина на скуле. Как же это вышло? Я ведь пыталась убить его, я видела, что это невозможно, даже поцарапать. В чем секрет?
Небо за окном совсем потемнело, еще немного, и начнется гроза. Я уже слышала далекие раскаты, молния сверкнула на горизонте.
Веселье закончилось.
Стало как-то не по себе. Совсем неуютно. Неловко.
– А как собираешься выкручиваться ты? – тихо спросила я. – Когда все эти короли и торговцы придут за мной?
– Я узурпатор, а не преемник, – хмуро сказал Эрнан. – От меня не ждут соблюдения старых договоренностей. Я просто оставлю тебя себе, и пусть проваливают.
– Почему?
Глупый вопрос.
– Потому, что я люблю тебя. И никому не отдам.
Тихо и просто, словно это не признание. Словно…
Он даже не смотрел на меня. Куда-то в сторону, все так же хмуро, стиснув зубы.
Потом встал, вышел на балкон. Подставил лицо первым каплям дождя.
С улицы пахнуло прохладой.
Мне, наверно, стоит уйти.
Назад: Глава 2
Дальше: Глава 4
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий