Невеста Черного Ворона

Глава 25

Капелька крови на ладони. Крови много, можно даже не резать пальцы. Теперь набрать немного воды. Шепнуть. Попросить Ингрун прийти ко мне. Потом отправить эту просьбу в море. Кровь и слова.
Потом только ждать.
Ждать невыносимо долго.
Я боялась, будет поздно.
То, что Эрнан наговорил мне сегодня утром… От его слов начинало трясти. Я понимала, чем он руководствовался. Понимала, почему вдруг решил все так быстро. Я напугала его своими бабочками и своими скитальцами. Он не привык, чтобы решали за него. Не привык рисковать ничьей жизнью, кроме своей.
Но это значило лишь, что я должна действовать быстро.
Пока он не наделал глупостей.
Я должна знать, что делать. Надеюсь, Ингрун поможет мне.

 

Сегодня утром…
Сегодня утром он поймал меня в саду.
После того разговора я ушла в комнату Хаддина. Просидела там до рассвета. Надо было что-то делать, я решила идти к морю. Но по дороге он успел перехватить меня. Догнал, схватил за руку.
– Куда это ты? – Его глаза лихорадочно блестели. И я почти видела Хаддина в этих глазах. Почти безумие.
– Отпусти, – спокойно сказала я. – Мне нужно поговорить с Ингрун.
Главное – спокойно. Не пугаться… О, боги! Главное, не начать бояться его.
– Нет! Ты никуда не пойдешь!
И такие знакомые интонации. «Это все из-за тебя! Ты должна умереть!» Главное – не начать бояться, как я боялась Хаддина.
Нет.
– Ты не сможешь остановить меня, – твердо говорю я. – Не тебе решать.
За эту долгую зиму я научилась отдавать приказы, научилась настаивать на своем. Спокойно и холодно, и чтобы голос не дрожал от волнения.
– Ты моя жена! Я запрещаю тебе!
– Ты не можешь мне запретить.
Хочется крикнуть: «И что ты сделаешь? Убьешь меня?»
Нет, так нельзя. Не сейчас. Спокойнее…
Его глаза вспыхивают. Его пальцы сжимаются. Словно накатывает волна.
Я понимаю, чего опасался Лохан – вот этого. Почти неконтролируемая агрессия. Он действительно может убить, еще немного – и может. Пока он еще пытается держать себя в руках, но надолго ли хватит? Возможно, потом он даже не будет помнить, как это было… Наверняка сожалеть. Но сейчас он не осознает, что делает. Вспышка…
Я пристально смотрю в его глаза.
Нужно успокоиться самой.
Вдох-выдох.
– Ты искал меня, Нарин? – мягко, вкрадчиво говорю я. – Ты хотел о чем-то поговорить?
Отвлечь. Сбить эту волну. Пока еще не поздно.
Никогда бы не подумала, что стану играть в такие игры.
Он моргает. Раз, другой…
– Искал.
Я вижу, он пытается справиться.
Вдох-выдох. И снова.
– Ты что-то хотел, Нарин?
– Хотел… – он закрывает глаза, зажмуривается, а когда открывает, того лихорадочного блеска больше нет. Меняется даже голос. – Тиль, ты же сама видишь, это зашло слишком далеко и не может продолжаться долго.
– Вижу, – говорю я. Сейчас не надо спорить. Это было ошибкой.
Боги! Я говорю с ним, словно с душевнобольным… Мне самой плохо от этого.
Эрнан хмурится.
– Иди сюда, сядь, – он тянет меня к скамейке у куста роз.
Удивительно, я понимаю, что ему самому надо собраться с духом. Даже сейчас. Волна схлынула.
Он что-то задумал?
Раннее-раннее утро, кое-где еще лежит роса. Ветер с моря пробирает до костей.
– Думаю, мне стоит уехать, – говорит Эрнан, его лицо уже почти спокойно, он справился. – Уехать и больше не тревожить тебя. Все рыцари останутся здесь, будут подчиняться тебе, как королеве. Коррин мертв, больше никто не сунется в ближайшее время. А потом просто нужно быть готовой. У тебя все получится.
Его глаза такие же серые, как утреннее небо. Чистые, ясные.
«Уехать подальше и там тихо сдохнуть», – слышу я в его словах.
От страха сводит живот.
Нет!
Я пытаюсь осознать, собираюсь с силами, чтобы ответить, но он не дает мне сказать.
– Подожди, – говорит он. – Это еще не все. Когда ты останешься одна, тебе придется снова выйти замуж. Рано или поздно. Теперь ты сможешь решать сама, никто из лордов не откажет тебе. Только будь осторожна и не торопись. Выбирай человека, которому ты сможешь доверять. И еще, Тиль…
Мне кажется, я проваливаюсь в бездну. Лечу.
Он говорит что-то еще, я почти не слышу.
Когда я останусь одна…
Нет!
– Нет, – изо всех сил стараюсь не закричать. – Я не собираюсь снова замуж. Даже если останусь одна. С меня хватит!
И снова вдох-выдох.
– Хорошо, – ровно говорит он. – Тогда тебе нужен наследник.
Облизывает губы. Ему это тоже дается нелегко. Еще бы!
«Лучше быть матерью наследника, чем просто бездетной вдовой. А то сразу найдется много желающих оспорить право на землю», – помню я. Леди Раэна, вдова Андроса, дочь корабельщика из Тиссы, хозяйка замка.
Наследник? Если бы я могла…
– Нет, – говорит он, не давая мне возразить. – Подожди. Послушай. У нас с тобой не может быть детей. У меня – не может. Мертвое не может породить жизнь. Но всем остальным необязательно об этом знать. Если ты родишь мальчика, его признают моим сыном. Главное, не слишком затягивать. Выбери кого-нибудь. Хоть Лохана… я же вижу, как он смотрит на тебя. Он северянин, как и я, темные волосы, серые глаза… Хочешь, я скажу ему?
Я даже не могу поверить.
Это сон?
Такого просто не может быть. Страшно хочется ляпнуть какую-нибудь глупость. Реальность словно ускользает. Кружится голова.
«Скажешь ему сам? А потом убьешь его?»
Нет.
– А если дочь? – говорю я со злостью.
– Что?
– Если у меня родится дочь? Как быть тогда?
Хочется убить его. Придушить за такие предложения прямо на месте.
Хочется разрыдаться. У меня тоже сдают нервы.
Не могу говорить об этом. Совсем. Не могу верить.
Вижу, как бледнеет и каменеет его лицо. Губы слегка подрагивают, словно он хочет что-то сказать, но не может. Правильно. Лучше помолчать.
Я понимаю, что он уже перестал надеяться на что-то для себя. Он добрался сюда из Гилтаса на одной лишь силе воли – должен был вернуться, спасти меня. И он вернулся. Теперь он хочет найти выход и помочь хотя бы мне, но сил уже нет. Никаких сил больше не осталось. Только лихорадочные метания. Все действительно зашло слишком далеко.
Но у меня другие планы.
Я не позволю ему сдаться.
– Я хочу поговорить с Ингрун, – решительно поднимаюсь на ноги. – Мне нужен ее совет. Как женщины. Как будущей королевы. Она куда мудрее любого из нас, она должна мне помочь.
Эрнан встает вместе со мной.
– Не пытайся остановить меня, – говорю я. – Иначе я буду кричать и звать на помощь.

 

Волны лениво набегают на берег, лениво переворачивают гальку с боку на бок, шуршат песком.
– Что с тобой, королева? – удивляется Ингрун. – Кто это сделал?
У меня разбита губа, кровь капает. Синяки на руках еще не сошли. Волосы растрепаны и порвано платье. Но это не имеет никакого значения сейчас.
– Мой муж, – говорю я.
Я помню новую волну безумия в его глазах. Он уже почти решился меня отпустить, но потом передумал, снова догнал… А потом – ужас. Больше даже для него ужас, чем для меня. Он ударил меня и только потом очнулся.
Ингрун хмурится.
– Ты пришла искать защиты у меня? – говорит она, ее голос как шорох прибоя.
– Я пришла искать помощи.
Морская царевна подходит ближе, рассматривает меня со всех сторон, словно диковинку, словно видит впервые. У нее молочно-белая кожа и неправдоподобно большие синие глаза, высокие скулы. Вблизи так отчетливо видно, что она не человек.
– Ты изменилась за эту зиму. Так повзрослела. Удивительно, как быстро взрослеют люди и как мало живут.
От ее слов пробирает дрожь. Ей больше трехсот лет, что для нее наша жизнь?
– Это была сложная зима, – говорю я.
– Дай мне руку, – говорит она.
– Нет, сначала вопрос, – я делаю шаг назад, не потому что боюсь, а просто… не сейчас. Сначала я хочу услышать. – Кто такие скитальцы?
По лицу Ингрун пробегает тень.
– Почему ты спрашиваешь?
– В детстве я умела оживлять бабочек, – говорю я. Сейчас не время скрывать. – Однажды, мне кажется, я смогла оживить даже мертвую птицу в саду. Но насчет птицы не уверена, может быть, она и не была мертва. Но с бабочками всегда получалось. Меня пугали, что если я еще хоть раз сделаю что-то такое, то скитальцы заберут меня.
Огромные глаза Ингрун смотрят на меня в упор, я не могу оторваться.
– Дай руку, – говорит она. Голос завораживает.
Я протягиваю. Ослушаться невозможно, мое тело действует само.
Ингрун берет мою руку в свою и накрывает другой ладонью. У нее тонкие, но очень сильные пальцы, словно сделанные из камня. Чуть шероховатая теплая кожа.
Легкое покалывание…
Ее глаза… Я смотрю в них, и словно меня подхватывает волна. Плыву…
– У тебя есть дар, но он спит, – говорит Ингрун, отпускает, отступает назад. – Давно я не видела такого у людей.
– Что это значит?
– Люди всегда считали скитальцев демонами, злыми духами, уводящими души людей в царство мертвых. Но это не совсем так. Скитальцы сами когда-то были людьми, но их души оторвались, застряли между мирами. Они ни там, ни здесь. Наш мир, нижний и верхний мир богов – могут попасть в любой, но нигде они не могут остаться. Они обречены вечно скитаться и не знать покоя. Когда скитальцы были людьми, у них был особый дар проводника между мирами, но что-то пошло не так. Опасный дар. Боги не прощают ошибок и слабости. Большинство срывается в первый же раз.
– И мой дар… он тоже такой?
– Да. Это опасный дар. Ты хочешь помочь ему? Хочешь вытащить из колодца его душу?
– Хочу. Это возможно?
Русалка смотрит на меня, в ее глазах плещется море. И пробирает дрожь.
– Возможно, – говорит она медленно, словно оценивая. – Но для этого нужно нырнуть на самое дно. Сгореть полностью в огне, очиститься. Для большинства это значит смерть. Знаешь закон? Жизнь за жизнь, но для этого нужно добровольное согласие. Добровольно отдать свою жизнь за жизнь другого человека. Иначе ничего не выйдет. Между вами должна быть крепкая связь. И лишь оттолкнувшись от дна, можно вернуться назад.
Умереть.
– То есть, если я попытаюсь, то могу умереть?
– Можешь, – говорит она. – Если боишься, лучше не лезь в это. Если боишься – ничего не выйдет.
– Я не боюсь.
Эрнан знает. И он никогда не позволит мне. Это опасно, и он никогда не позволит мне рисковать. Он скорее умрет сам, чем согласится на это.
Нужно что-то придумать.
– А почему с бабочками выходило так легко? – спрашиваю я. Хочется разобраться во всем.
Ингрун улыбается.
– Души бабочек не падают в колодец, они остаются здесь, в нашем мире. Ты просто брала их и возвращала. Но люди не бабочки. К тому же с Эрнаном все намного сложнее – он еще жив, его душа здесь. И его душа привязана к телу.
* * *
Я долго стояла в поле, в траве. Мне нужно было собраться с силами и с мыслями.
Я уже решилась, но все равно…
Нельзя бояться.
Нужно продумать все хорошенько и действовать наверняка. У меня только одна попытка. Я справлюсь.
Понять, как быть с Эрнаном. Уговорить его? Заставить?
Я стояла в поле, по колено в траве, и меня трясло. Не от страха даже, от напряжения.
Не стоит тянуть.
Чем дольше тянешь, тем хуже. Ингрун рассказала мне. Я знала что делать, но нужно было просто собраться.

 

Что-то происходило в замке.
Я не могла сказать наверняка, но… Тихо. Необычно тихо. Пусто на тренировочном дворе. Где все? Я встретила Арека на лестнице. Он окинул меня взглядом и как-то странно усмехнулся. Почти с сочувствием. Конечно, я понимала, что выглядела дико в порванном платье и с разбитой губой, но что-то мне казалось, дело не в этом.
В чем?
Что-то уже началось?
Сейчас не время.
Главное, чтобы ничего не помешало мне. А с этим я разберусь чуть позже.

 

Зашла к себе, умылась, переоделась.
Мне нужно снотворное, веревка и кого-нибудь в помощь. Нужно найти Лохана.
Боги, как все непросто!
Возможно, это самый глупый план из всех, какие было возможно придумать, но другого у меня нет. Не так уж он и плох, на самом деле.
Нужно подготовиться.
Снотворное, нож, веревка…

 

– Луцилия!
Ее голос заставил меня почти подпрыгнуть на месте.
Сухой, властный, и в нем уже звучат нотки триумфа.
Маргед.
На пороге моей комнаты.
В первое мгновение: «О, боги! Она жива! Какое счастье!» И только потом осознание.
Игрушки на моей кровати.
– Что ты здесь делаешь? – сказала я.
Главное – не паниковать.
– Не ожидала меня увидеть? – спросила Маргед. Усмехнулась. – Вы с этим Вороном надеялись, что я утонула, да? Но не вышло. У меня влиятельные друзья. А у твоего Ворона, маленькая шлюшка, друзей совсем не осталось. Все отвернулись от него. Он сам виноват. И ты. Ты сама во всем виновата. Лучше бы умерла еще при штурме Небесной Нит! Лучше бы умерла вместе с Хаддином, так было бы проще.
Она смотрела на меня с пренебрежением, едва ли не отвращением, словно на раздавленную лягушку, и мне показалось, я снова перенеслась в прошлое. Год назад. Когда отец умер, Хаддин совсем не стремился заниматься делами, и я впервые тогда попыталась влезть и разобраться… Но Маргед резко осадила меня. «Куда ты лезешь?» – сказала она, вот так же снисходительно, как и сейчас. «Государственные дела не касаются тебя. Скоро ты уедешь. Ты будешь ублажать своего мужа и рожать ему детей. Ни на что другое ты не способна».
Я не знала, что с ней стало после штурма. Эрнан не говорил мне. Утонуть? Друзья?
Отвернулись?
Мне показалось, земля уходит из-под ног. Только не сейчас!
Боги! Только не сейчас!
Нужно успокоиться.
– Где Эрнан? – И я изо всех сил старалась, чтобы голос звучал твердо.
– Зачем он тебе? – удивилась Маргед. – Это ведь он сделал? Он избил тебя? Не бойся, мы подыщем тебе нового, более ласкового мужа. Ты все же принцесса, тебя можно хорошо продать.
Превосходство. Легкая улыбка. Лед в глазах.
Маргед меня ненавидит. Теперь это не просто пренебрежение, а настоящая ненависть.
Попытаться сыграть, или…
– Я хочу его видеть! – сказала я. – Прямо сейчас.
– Ты осмелела, – Маргед чуть подняла бровь. – Но это тебе не поможет. Твоего Ворона казнят завтра на площади, как захватчика. На этот раз уж наверняка, я не стану повторять ошибок Майлога. Ему отрубят голову. И даже русалки не смогут оживить. Никакая магия не поможет. Хочешь, чтобы тебя казнили рядом с ним?
– Я хочу его видеть, – повторила я.
– Это не сложно устроить, – Маргед скривилась. – Он уже избил тебя. Возможно, даже убьет тебя этой ночью, и нам не придется марать руки. Повесим и это на него. От тебя мне нужно только одно – кольцо. Отдай мне.
Вот тут я попыталась состроить самое невинное лицо, на которое способна.
Показала руки.
Главное, чтобы не начали обыскивать. Кольцо я давно уже носила не на пальце, а на цепочке под платьем. Его сила пугала меня.
– У меня его нет, – сказала я. – Ты же видишь. Я отдала его Эрнану, когда он вернулся. Если бы кольцо было у меня, он бы не смог меня ударить, не смог бы ничего сделать мне.
Я дотронулась до разбитой губы.
Маргед нахмурилась, но с такими доводами не поспорить.
– Стража! Взять ее! – громко крикнула она. И на пороге комнаты появляется Арек и еще несколько солдат.
Арек!
Даже друзья предали его. Вот, значит, как…
Лохана нет. Войска в миле за городом – надо узнать, кому подчиняются они.
Солдаты подошли ко мне с обеих сторон, взяли за руки. Мне не сбежать.
Сердце колотилось где-то у горла. Только не так…
Королева…
Она рассчитывает занять трон. Королева-мать? Регент? Мать наследника?
– А где Гаран? – спросила я. – Его уже привезли? Я могу увидеть своего брата?
– Что? – Маргед вздрогнула.
У нее было такое лицо, что стало понятно – я не ошиблась. Всего на мгновение, потом она справилась с собой, но этого было достаточно.
– Гаран бастард Майлога, – сказала я громко. – Он не имеет права на трон. Незаконнорожденный. У Хаддина не могло быть детей.
– Что ты несешь? – прошипела Маргед. – За такие слова ты умрешь тоже!
Мне показалось, сейчас она вцепится и расцарапает мне лицо.
Назад: Глава 24
Дальше: Глава 26
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий