Невеста Черного Ворона

Глава 22

Мокрые снежинки летели белыми хлопьями.
Я стояла на стене, до рези в глазах вглядываясь в приближающуюся фигурку.
Он скакал галопом во весь опор. Гонец? Какие он несет вести?
Мне отчаянно не хватало Эрнана.
Он бы знал, что делать.
Но он далеко. Сколько уже я не получала от него вестей?
У нас тут своих войн хватает.
К югу, за Бранком, должно было состояться сражение.
За долгую осень армия мятежников набрала силы. Разбойники, безземельные рыцари и мелкие лорды поначалу, но теперь почти весь юг поддерживал их. Где они были, когда Эрнан шел на Нит со своей армией? Не было их тогда. Одни обещания. Зато теперь они недовольны.
Лорд Коррин пока настаивал на своей лояльности короне, но, говорят, среди наступающих видели щиты с его гербом. И даже его штандарты. Он отрицает, конечно.
Мокрый снег в глаза…
У нас редко бывает снег. Даже сейчас он превращался в грязную кашу, ложась на землю. Сразу таял. И все равно холодно. Я куталась в плащ на лисьем меху, надвинув капюшон на самый нос. Ветер с моря пробирал до костей.
Всадник все ближе.
Я смотрела, как он подъехал к воротам… Лохан? Нет, это не может быть он.
– Открывай! – донеслось снизу.
Еще немного, и он бегом поднимается по лестнице, тяжело дышит. Лохан. Если с донесением прискакал он сам, значит, дела плохи.
– Южане скоро будут здесь, ваше величество. – Снежинки таят в волосах, водой стекают по лицу вперемешку с потом. – Это был обманный маневр. Мы разбили их при Бранке, но их было слишком мало. Основные силы идут сюда, я боялся не успеть.
– Когда?
– Думаю, завтра к утру. Но можно ждать и ночью.
– Хорошо. Нужно готовиться. Когда успеют подойти твои люди?
– Конница должна быть здесь завтра к обеду. Им надо отдохнуть после боя, иначе толка не будет. Мы ударим южанам в тыл… – его самого покачивало от усталости, но он, видимо, решил, что должен быть рядом со мной. Защищать. – Пехота не успеет… только если осада затянется.
– Хорошо. Собирай гарнизон и иди спать, Лохан. Когда все начнется, ты нужен мне отдохнувший и бодрый.
– Да, ваше величество, – он вытягивается передо мной.

 

А я больше не могу спать.
Второй раз за этот год я ожидаю боя. Так хочется сказать: «невозможно взять штурмом Небесную Нит». Раньше я верила в это. Но возможно. Эрнан взял. Кто знает, как повернется на этот раз.
В тот первый раз я боялась и ждала его одновременно. Все было совсем иначе, словно не со мной, а с кем-то другим. Я наблюдала украдкой, пряталась. Боялась. От меня ничего не зависело тогда.
В этот раз я готова драться за свой дом. До конца. Даже собственными руками.
На мне хорошая боевая кольчуга, и меч пристегнут у пояса. Пусть это мало поможет мне, и с рыцарями ни за что не сравниться, но зато придает уверенности. Да и мои люди теперь смотрят на меня иначе.
Мои люди. Я раньше не смела думать…

 

Протяжный вой труб.
И я бегу к стене.
– Город горит, ваше величество! Они подожгли город!
Ночь. Значит, они уже здесь и не стали ждать рассвета.
На стену, по ступенькам вверх.
Я вижу зарево внизу у моря. Оранжевые всполохи в темноте.
Почти невозможно разобрать, что там происходит. Я вглядываюсь.
Лохан подбегает, уже в доспехах, готовый к бою.
– Говори, – велю я. Мне нужен его совет. Я не знаю, что делать.
– Мы должны ждать, – говорит он. – Сейчас, ночью, даже невозможно понять, сколько их и где они. Наш гарнизон справится в крепости, но в поле их перебьют. И тогда Нит останется беззащитной.
Город горит.
Мне даже страшно представить, что там творится сейчас.
Но мы ждем.
* * *
Их десять человек. Под белым флагом.
Гербов не видно, но я знаю и так.
Они подъезжают к воротам. Останавливаются на той стороне у подъемного моста.
– Я хочу поговорить с королевой! – требует лорд Коррин.
– Опустите мост! – говорю я.
Иду.
Лохан неотступно следует за мной, на шаг позади. Надежная охрана.
Скрипит, поднимаясь, решетка.
– Подойди! – говорит Коррину Лохан. – Пусть твои люди остаются на месте.
Лорд Коррин спрыгивает с лошади на землю, идет к нам.
– Я буду говорить с королевой наедине!
– Нет! – пытается Лохан, но я качаю головой.
– Наедине, – говорю я. – Стой здесь. Если что, пусть арбалетчики будут готовы.
Он скрипит зубами, но подчиняется.
И я вдруг невольно вспоминаю, как он отбил меня у тааракарских послов, как тащил на плече, а я даже боялась вздохнуть. Когда я перестала бояться?
Где-то вдали догорает город.
Лорд Коррин ступает на мост и останавливается, ожидая меня. Он хочет, чтобы я вышла и сама проделала этот путь. Чтобы я подошла, а он будет ждать.
Я помню, как Хаддин прятался за решеткой, не решаясь выйти.
Да, я не боюсь. И не собираюсь играть в эти игры.
Коррин ждет.
Я выхожу к нему. Меч неудобно бьет по ноге, я так и не привыкла к оружию. Кольчуга давит на плечи.
Коррин кривится, я вижу его пренебрежительный взгляд.
– Зачем на вас эти железки, ваше величество? Вам не идет.
– Вы тоже неуместно смотритесь на этом мосту, лорд Коррин. Ваше место в Митре.
Он ухмыляется.
– Я приехал спасти вас, ваше величество. Помочь вам.
– И поэтому подожгли мой город?
– Я приехал предложить вам большее.
– Вам нечего мне предложить. Разве что голову. Я повешу ее на стене.
– Вы не хотите даже выслушать, ваше величество?
– Разве не за этим я здесь? Но пока не слышу ничего, кроме пустой болтовни.
– Хорошо, – Коррин делает шаг ко мне навстречу, и я едва сдерживаюсь, чтобы не попятиться. Он на голову выше меня, смотреть на него снизу вверх неудобно. – Сразу к делу, ваше величество. Вы знаете, что народ не одобряет узурпатора на троне Таррена? Народ хочет справедливости и законного правителя.
– Народ? – удивляюсь я. – Или справедливости хотите вы сами?
– Я всегда на стороне справедливости. Вы единственная наследница Майлога, и ваше право никто не оспаривает. Но королем не может быть чужак.
– Кого же вы предлагаете на эту роль? Может быть, лорд Орвин бы подошел? Из Оша? Его предки всегда славились своей верностью короне.
Мне кажется, это слегка забавляет его.
– Вы понимаете, о ком я говорю, ваше величество, – говорит он с издевкой. – Орвин нищий мальчишка, пусть и преданный. Король должен обладать властью. Армией.
– Ваша армия не способна взять Небесную Нит, – говорю я. – Иначе вы бы тут не стояли. Выбив ворота, перерезав охрану и схватив меня за горло, куда легче диктовать условия.
Лицо лорда темнеет.
В голосе звенит холодная сталь.
– Это жест доброй воли с моей стороны, Луцилия. Ты должна понимать. Щедрое предложение. Я возьму крепость рано или поздно, у вас нет шансов. И тебя возьму не только за горло, но и иначе.
«Я возьму замок завтра к вечеру, – сказал Эрнан. – Возьму замок, выпущу тебе кишки и повешу на них, а потом оттрахаю твою сестру. Я получу все, что хотел. Завтра вечером я буду пировать в Небесном Чертоге».
Как все это знакомо. Только теперь у ворот стою я.
– Запрыгнув в мою постель, вы еще не станете королем, лорд Коррин, – говорю я. – У меня есть муж. И он вернется.
– Он не вернется, – говорит Коррин, и у меня все сжимается внутри. – Его убили под Шайнаром люди Кайлар-шаха, ножом в спину. Не в бою, ночью, в борделе, зарезали как свинью. Вести до тебя еще не дошли?
Мне кажется, мир схлопывается вокруг меня, и я лечу в бездну.
Это ложь!
– Нет. Я не верю вам, лорд Коррин.
– Зачем мне врать тебе, Луцилия? Скоро все узнают правду. Забудь о нем. Ваш брак с самого начала можно было считать недействительным, тебя принудили, а всем известно, что принуждение не угодно богам. Боги не дали вам детей. Это знак. Эрнан, как король, неугоден ни народу, ни богам. Мы должны восстановить справедливость.
– Нет, – говорю я.
Поворачиваюсь к нему спиной.
Нет.
– Убирайтесь прочь, лорд Коррин. Иначе я прикажу стрелять.
Я иду назад, к воротам.
Кружится голова, меня шатает, еще немного, и я просто упаду. Ноги не слушаются.
– Я даю тебе неделю, Луцилия! Подумай.

 

Я почти упала на руки Лохана. Не было сил.
– Что с вами, ваше величество?
Мне казалось, я не могу дышать, сердце останавливалось.
Нет, я не буду верить. Он жив, конечно. Все хорошо. Его не так-то просто убить… даже если в этом есть доля правды.
– Все хорошо. Просто устала. Голова закружилась.
Лохан хмурится.
– Что он сказал вам?
Я не могу повторить этого. Тем более сейчас, при всех. Эрнан жив. Пока я верю в это, он жив. Это правда. Никто не должен слышать.
– Он хочет, чтобы я сдала замок.
– И что думаете вы?
– Что я думаю?
Даже не поверила, что он действительно спрашивает это.
– Скажи, Лохан, если бы я приняла решение сдаться, ты бы подчинился?
Он хмурится, ноздри подрагивают. Не была бы я королевой, и вообще девочкой, он бы мне сказал честно, что думает. Он бы свернул мне шею за такие слова.
– Я подчиняюсь вам, ваше величество, – говорит он.
Вдох-выдох. Надо собраться.
– Значит, мы будем драться, – говорю я.
И Лохан улыбается.
– Будем драться! Коррин еще обломает о нас зубы.
* * *
Море вдали.
Серое, холодное.
Мне теперь уже не подойти к морю, оно осталось там, за стеной.
Кажется, словно вся моя жизнь прошла вот так. Взаперти. И ничего больше не было.
Почти две недели осады. У меня нет сил. Я не знаю, на что надеяться.
Я видела бой вдали. Наверняка это наши войска подошли. Те, которые Лохан оставил у Бранка.
Я видела бой.
Но никто не пришел нас спасти. Лагерь лорда Коррина вокруг Небесной Нит все еще на своем месте.
Наши войска потерпели поражение?
Коррин обещал ждать неделю, прошло вдвое больше, но он так и не решился на штурм. Возможно, они ждали еще кого-то. Возможно, просто ждали. Рано или поздно мы просто передохнем с голоду.
Я не понимала, чего ждать.
С каждым днем мое терпение натягивалось, как струна. Нет, я не могла открыть ворота. Лучше умереть. Но и помощи нам ждать неоткуда.
Разве что Эрнан вернется.
Он снился мне каждую ночь.
Стоило закрыть глаза, и я видела… видела его мертвым. В поле или на берегу – каждый раз иначе. Но всегда вокруг тучи воронья. Они клюют… каждый из них. Они клюют его плоть. И я просыпаюсь в холодном поту.
Не могу…
Нет… куда хуже, если я досматриваю сон до конца. Я вижу, как мертвый Эрнан встает. Как тянет ко мне свои руки, ошметки плоти свисают на костях. Пустые глазницы глядят на меня. «Я… вернусь… Тиль…» – хрипло шепчет он. И я кричу.
Я вскакиваю на кровати. Рыдаю. У меня трясутся руки.
Долго сижу, сжавшись, обхватив колени руками.
Даже не знаю, чего я боюсь больше. Того, что он умер. Или того, что он вернется… вот так.
Я боюсь.
Я не могу больше спать.
* * *
Маленькая комнатка рядом с моей. Я почти никогда не бывала здесь… даже не знаю почему… не считала нужным, наверно, как-то не доводилось. Флир всегда приходила ко мне сама. А если я хотела ее видеть, то стоило только позвать. Но сейчас она спит. А я просто схожу с ума.
Мне нужен хоть кто-то.
Пусть она врет мне, пусть говорит что угодно, сейчас это не важно. Мне нужен хоть какой-то живой человек. Иначе мой рассудок не выдержит.
Я открыла дверь.
– Флир! – и тихо позвала.
Тихо. Она не слышит.
Я зашла внутрь.
Здесь тесно и просто. Небольшой столик у окна, два деревянных кресла. Чуть в стороне у стены – узкая кровать. Только необходимое, ничего лишнего.
Флир спала. Так тихо и ровно дыша во сне. Просто удивительно. Словно никакие беды не тревожили ее.
Я подошла ближе.
Пустой бокал вина на столике, лишь несколько капель на дне. Какие-то баночки рядом. Небольшие, темного стекла. Некоторые пустые, другие закупорены пробкой. Одна открыта и наполовину пуста.
Я не удержалась, взяла, осторожно понюхала, пытаясь понять – что это может быть. Слабый, чуть сладковатый запах. Прозрачное, словно вода. Что это? Лунная роса? Снотворное? И ей тоже не спится ночами?
Покрутила в руках, поставила. И как-то неуклюже задела пустую баночку. Она покачнулась, покатилась, упала на пол. Зазвенело стекло, осколки брызнули в стороны.
– Что? – Флир открыла глаза.
– Это я, Флир… Прости… Я разбудила тебя.
Она села, принялась сонно тереть глаза.
– Что ты здесь делаешь, Луцилия?
Да уж, не часто я заходила.
– Я… – даже не знаю, как объяснить. – Я просто хотела поговорить. Мне страшно.
– Со мной? – удивилась Флир.
Да, последнее время не слишком стремилась с ней разговаривать.
– С тобой, – сказала я. – С кем-нибудь. Иначе я просто сойду с ума.
– О чем? – Флир смотрела на меня сонно и настороженно, говорить ей сейчас точно не хотелось.
Зря я пришла, да? Про Эрнана я все равно не могу рассказать.
– Я не могу уснуть, Флир. Мне постоянно снятся кошмары. Я не знаю, что мне делать.
Флир усмехнулась, кивнула в сторону столика с баночками, как бы говоря: «Возьми. Это простое решение».
– Нет, – я покачала головой. – Это не поможет. Даже если я забудусь ночью, утром все вернется. Я не смогу так жить вечно. Мне нужно что-то решать. Мы должны драться!
– Хочешь драться – дерись, – Флир пожала плечами. – Но не со мной же. Мне драться ни с кем не нужно.
– Но если лорд Коррин захватит замок? Если он войдет сюда?
– Прямо сюда? – она усмехнулась. – Тогда, думаю, я и без росы обойдусь. Знаешь, Луцилия, – Флир поправила волосы, чуть склонила голову набок, – для меня нет разницы: этот король или другой. Это ничего не меняет. Мое положение остается прежним. Мне все равно.
* * *
– Ваше величество, могу я поговорить с вами?
Лохан встретил меня в саду. Ранним утром.
– Да.
Мне стало не по себе. То ли от его взгляда, то ли от того, как он сказал это. Я разу поняла – что-то случилось.
Недавно он посылал разведчиков за стену. Они вернулись? Все настолько плохо?
– Луцилия… возможно, я не должен этого говорить вам… но, наверно, вы должны знать… Дурные вести…
Все сжимается внутри.
Вот и конец, да?
Я вижу, как он собирается с силами.
– Это всего лишь слухи, но все равно… Я должен вам сказать…
Да говори уже! Хватит! Говори или иди прочь! Иначе я сама убью тебя! У меня и так сдают нервы!
– Ты можешь сказать, – почти ровно говорю я.
И он решается.
– Там за стеной говорят, что Эрнан мертв. Что его армия разбита.
Удивительно, но я почти рада. Не новости этой, конечно. Но тому, что он теперь тоже знает. Что можно не бояться. Можно сказать. Можно даже поделиться своим страхом.
Эрнан мертв. И никто больше не придет и не спасет нас. Все кончено.
– Я знаю, – говорю я, голос предательски дрожит.
– Знаешь?
– Да, Коррин сказал мне. Еще тогда. Я не верю, Лохан.
Он смотрит на меня…
Он так смотрит, что у меня дрожат ноги и слезы катятся из глаз. В его взгляде и радость, и горе, и что-то еще. Он тоже не верит.
– Правильно, – говорит очень тихо. – Не верь.
Я всхлипываю.
И слезы, наконец, вырываются наружу. Все мои ночные кошмары разом.
Я рыдаю.
– Ну, что ты, – шепчет Лохан. Мне кажется, он слегка напуган, не понимает, что со мной, такой, делать. – Ну, что ты, не плачь. Все будет хорошо, это неправда. Коррин просто хочет, чтобы мы сдались. Хочет сломать… Ну… Луцилия…
И я уже рыдаю у него на плече. Он осторожно обнимает меня. Я не могу остановиться.
– Он вернется! – и снова всхлипываю.
– Обязательно, – говорит Лохан, гладит меня по волосам, словно маленькую девочку. – Не надо, не плачь…
Назад: Глава 21
Дальше: Глава 23
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий