Заметки непутёвого туриста. Часть 3

КАК МЕНЯ НАЗВАЛИ НЕГРОМ В МЕРСИИ

 

Июль месяц в Испании обжигает туристов жгучим солнцем, воздухом превращается в пылающий порох, а передвигаться по песочным пляжам Коста-Бланки босиком становится невозможно, скачешь, как попкорн в духовке. В июле и августе, пребывание в королевстве Пиренейского полуострова, больше похоже на небольшое физическое испытание и подготовку спенцназа для выполнения заданий на территории стран Африки. Однако эти невыносимо жаркие месяца считаются наиболее привлекательными для туристов из Европы, пляжи набиваются, с парковками становится туго, а в магазинах появляются очереди.

 

Наша семья насытившись нещадным июльским ультрафиолетом, посещая многокилометровые пляжи между Торревьехой и Гвардамаром, как напряженную работу, устремляем взгляды к культурным ценностям. Выбор пал на провинцию Мурсия, где расположен одноименный город, славившийся архитектурными памятниками.

 

Эту провинцию называют «теплицей» Испании, она окружена горными массивами и ее часто терзает жаркий климат и засухи. Хотя это не мешает в Мурсии иметь фруктовые сады, овощные и цветочные плантации, известные далеко за ее пределами.

 

Город Мурсия расположен в отдалении от берега Средиземного моря, в плодородной равнине, пересекаемой несколькими реками и оросительными каналами. Езды три копейки – 60 км от берега, спим меньше, встаем пораньше, еще в приятной утренней свежести запрыгиваем в экономичный дизель и в ожидании насыщенной культурной программы устремляемся вперед.

 

Пару раз крутанулись как борзая за зайцем – навигатор капризничал и видать тоже устал от жары. По дороге видим большие апельсиновые и лимонные сады, ярко– зеленые, отдохнувшие за ночь от зноя и готовые к новой схватке с солнцем. Большие непонятные сооружения, оказываются станциями для опреснения морской воды, которой поливаются многочисленные сады и плантации.

 

Мурсия встретила нас небольшим блошиным рынком, который был похож на большой старый бабушкин сундук, пахнущий нафталином с забавными вещами из прошлого.

 

О блошиных рынках я узнал будучи в Париже, который является их родиной. Именно в Париже во времена Наполеона возле крепости Клиньянкур собирались шайки старьевщиков. Место их торговли назвали блошиным рынком. Почему именно блошиный, а не пчелиный – может в продаваемых вещах водились эти кровососы? Позже из Франции по всей Европе покатилось это название, характеризуя продаваемый, б/у товар.

 

В Европе не считается моветоном посещать блошиные рынки, поэтому на площади где он расположился, было людно как на игре футбольного клуба «Барселона». С удивлением разглядывал кассетные магнитофоны, ручные мясорубки, старые велосипеды и не понимал кому нужен этот хлам. Иногда попадались и достаточно элегантные и симпатичные вещи, за приемлемые вменяемые деньги. Я во всю практиковал свой испанский, докучая продавцам вопросом – Куанто ес?

 

Большинство людей ходят на блошиный рынок как на выставку, шуршание купюр мы не отфиксировали, а зевак было более чем достаточно. Дабы не пополнять ряды праздногуляющих, я порывался купить то лыжи, то солдатские сапоги, мой пыл как из бронзбойда охлаждала жена – ограничились приобретением ржавой монетки.

 

После блошиного рынка выходим на набережную реки Сегура, которая считалась самой грязной рекой в Европе. Вода мутная, как стоки канализации, цвет неприятно серый, большое течении. В период самых жестоких засух мурсийцам приходится поднимать уровень Сегуры, что, по всей видимости, происходило и сейчас. По середине реки плавала гигантская рыба размером с небольшую подводную лодку – скульптура под названием – погребение сардины.

 

Через Сегуру переброшено множество красивых мостов, т.н. «старый» мост с двумя арками и «новый» пешеходный мост, построенный в начале XX века, похожий на железнодорожные переезд. На набережной гигантские деревья с кронами погожими на облака, под которыми мы делаем остановки, так как солнце выбралось из-за гор и начало разбрасывать свои вездесущие лучи.

 

История Мурсии схожа с большинством городов Испании – Римская Империя, которая модернизировала сельское хозяйство, создала систему орошения полей, построила дамбы и плотины. Варвары, все разрушили и сожгли. Дальше «цивилизованные» мавританские завоеватели, оставившие след мусульманской культуры.

 

Идем вглубь города к главной достопримечательности – Кафедральному собору Святой Марии, одному из самых высоких зданий религиозной направленности в Испании.

 

Кафедральный собор Святой Марии начал строится в конце XIV века и официально «сдан в эксплуатацию» в 1467 году. В действительности собор «достраивали» вплоть до XVIII века, что отразилось в сплетении нескольких архитектурных стилей во внешнем облике и внутреннем убранстве храма. Время возведения собора Святой Марии напомнило мне собор Святого Вита в Праге, который является чемпионом по «долгострою», т.к. строился около девяти веков.

 

Во второй половине XVIII в., после большого наводнения, собор в Мурсии приобрел свой современный вид, сочетающий готику, барроко и каменную резьбу времен ренессанса.

 

Этот «микс» разбросан по фасаду в виде изображениями святых, мучеников и различных вензелей. Над входной аркой стоят скульптуры апостолов Петра, Павла, Андрея и Иакова, которые строго наблюдая за порядком на площади. Вокруг собора много попрошаек, инвалидов, музыкантов. Как монахиня в церкви смотрелся китаец, игравший на национальном инструменте непонятную азиатскую мелодию.

 

Заходим внутрь собора – обширная коллекция экспонатов на религиозную тематику – живопись, алтарные ювелирные украшения, скульптура, со времён Римской империи до наших дней. В главном алтаре собора находится саркофаг, где хранится сердце и внутренности Альфонса X Мудрого, так пожелал сам монарх, в знак своей любви к Мурсии.

 

Походив около часа по таинственному и немного мрачному собору, узнаем что к нему пристроена 92-метровая колокольня со смотровой площадкой. В колокольне расположено двадцать пять колоколов, служивших Мурсии не только для торжественных случаях, но и для оповещения при нападении врагов, пожарах и разливах Сегуры. Накрученные километры и наступившая жара отбивают желание пешком подниматься на высоту птичьего полета.

 

От собора идем по пешеходной улице Траперия к казино и первому мужскому клубу, открытому в середине XlX и функционирующему в наши дни. Игорное заведение, находящееся в исторической части города, прекрасно и неповторимо, как сама Мурсия. Впервые это казино Мурсии приняло своих гостей в 1847 году, открывшись как клуб для джентльменов, завоевало славу центра культурной и общественной жизни. Более 100 лет назад это место было излюбленным заведением местных аристократов, делавших их жизнь удобной и приятной.

 

Жара и солнце полностью вступили в свои права, прижав нас как мокрых сусликов к тротуарной брусчатке Мурсии. Наличных денег не оказывается, супруга с сыном заходят в банк и надолго пропадают…

 

Развалившись в тенёчке на скамейке, перевариваю увиденное, равнодушно наблюдая за прохожими. Мой вид европейского бюргера привлекает румынскую попрошайку. Ее облик поражает даже меня видевшего виды – одноглазая, хромая и горбатая, он ринулась на меня, как коршун на кролика в надежде получить пару евро. Протянув ко мне дрожащую грязную руку с грязью под ногтями, румынка на разных языках мира начала выпрашивать мелочь.

 

В карманах у меня ни цента, ни обертки от конфет, даже телефон остался в сумочке супруги, которая во всю боролась с банкоматом. Пытаюсь на русском объяснить, что нет денег, мол пустой как барабан. По всей видимости, старуха пошла на принцип и усилила напор, тыкая протянутую руку чуть ли мне не в рот, увеличивая децибелы и скорость выплевывания слов. Через минуту на меня полетела слюня и перхоть со штурмующей старухи. Ее навязчивость была на грани с безумием, она летала вокруг меня как шмель возле наполненного нектаром цветка. Киса Воробьянинов из 12 стульев бродящий со своей шляпой возле фонтана в Кисловодске, против нее школьник, нервно курящий в сторонке.

 

Впервые за долгое время я почувствовал себя неловко, прохожие оглядывались, я вжался в скамейку, оставив на ней след от своей задницы. Что мог сделать мужик 140 кг, прошедший огонь и воду, жмущий от груди 150 кг, регулярно посещающий бойцовский клуб, против наглой старушки размером чуть больше дворняжки. Не пинать же ее ногами. Начинаю жутко жалеть о своем небрежном отношении к предмету – «английский язык».

 

По всей видимости, моя стойкость и нежелание делиться мелочью заинтересовало старую попрошайку из Румынии. Она резко успокоилась и решила определить откуда же этот упитанный малец, не пожелавший ей подкинуть несколько медяков. Грязная румынка начала спрашивать – «итальяно», «франсе», «бритиш», я отрицательно качал головой. Задумавшись, она смотрела мне прямо в глаза, а потом неожиданно спросила почти на чисто русском – «ты, что негр?», чем окончательно поразила и унизила меня. Не знаю чем бы это все закончилась, но на горизонте показались два полицейских и попрошайка быстро испарилась.

 

У вышедшей из банка супруги, я тут же взял 10 евро разменял на мелочь и рассыпал ее по всем карманам.

 

Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий