Черный страж


Эпилог

 У Бромви из Канарна не было титула. Он не был ни лордом, ни герцогом, ни вождем, а имя Черного Стража не из тех, какими можно хвастаться.
Стоя на высокой крепостной стене замка своего отца, глядя на воды пролива Канарн, он думал о Семи Сестрах и своем обещании, данном доккальфарам. Тела обитателей лесов, которые пали во время боя, уже были сложены на костер, и брат Ланри готовился поджечь его.
Магнус лежал на отдельном погребальном костре, и белый саван покрывал его тело, как это принято у раненов. Жрец ордена Молота был одним из храбрейших людей, известных Брому, и видеть его мертвым было слишком тяжело. Теперь ему и Рам Джасу вдвоем придется выступить против Семи Сестер и их Мертвого Бога, и Бром глубоко сожалел о том, что Магнуса не будет с ними.
Певайн с кучкой воинов сбежал на борту одного из кораблей Красных рыцарей, но несколько дюжин наемников по-прежнему скрывались в городе. В остальном Канарн был очищен от захватчиков.
Тир Нанон появился за спиной Черного Стража и вежливо откашлялся.
— Как твоя рана? — спросил он.
Бром посмотрел на повязку на плече и груди.
— Ланри говорит, что у меня останется гадский шрам… это он так сказал.
— Никогда не мог понять стремление людей ругаться для того, чтобы усилить свои слова, — сказал доккальфар, поморщившись. — Рафн просто поддавал своему собеседнику как следует. Эффект был тот же самый.
Бром улыбнулся и вдруг сообразил, что холод не тревожит его. Обычно ветер, дувший с залива, заставлял жителей Канарна прятаться по домам и разводить жаркий огонь в очаге.
— Мы бранимся, когда злимся… я, по крайней мере. Ланри бранится потому, что никто от него этого не ждет.
Он отошел от парапета и обернулся лицом к Нанону:
— Тебе что-то нужно?
Старый Тир кивнул:
— Я хотел тебя предупредить.
— О чем? — недоуменно спросил Бром.
— Ты ввязался в схватку, человек ро… эта война более опасна, чем ты можешь себе представить, — не очень понятно ответил Нанон.
— Возможно, я что-то пропустил, мой друг, но мне показалось, что мы победили.
Доккальфар улыбнулся:
— Я не это имел в виду… теперь ты воин в Долгой Войне, нравится тебе это или нет. — Он положил руку на плечо Брома. — Наслаждайся мирными мгновениями… в войне Гигантов они случаются очень редко.
Брому хотелось бы, чтобы сейчас рядом были отец и сестра, хотелось бы никогда не слышать о Семи Сестрах и их Мертвом Боге. Быть солдатом в Долгой Войне — он не мог даже представить себе, что это означает. Чем больше времени он проводил в компании Нанона, тем более беспомощным и ничтожным он себя чувствовал.

 

Несколько часов спустя, когда догорели погребальные костры, Бром сидел в кабинете отца, который в последний месяц занимал сэр Риллион. Бром убрал из него все вещи командующего и бросил два флага Красного ордена в погребальный костер. Он еще не успел побывать в своей прежней комнате, и ему не хотелось знать, кто спал там или в каком состоянии захватчики оставили ее. Сейчас он удовольствовался тем, что снял доспехи, пояс с мечом и выпил. Ланри и Рам Джас присоединились к нему, и их настроение было далеко не радостным.
— А что, если Певайн доберется до Тириса и они отправят сюда новый флот рыцарей? — спросил брат Ланри, затягиваясь трубкой.
— Это вряд ли, — ответил Бром. — Судя по тому, что говорят пленники, казармы в Тирисе сейчас пусты, все воины отправлены с армией короля. Мне кажется, на самом деле им глубоко наплевать на Ро Канарн.
Ланри покачал головой:
— Столько смертей — и все ради чего?
— В любом случае мы не совсем уж беспомощны, — ухмыльнулся Рам Джас. — Нанон и еще несколько его собратьев хотят остаться. Никогда не знаешь, Канарн может стать первым городом, где люди и доккальфары будут жить рядом. — Он подумал над своими словами. — Хотя в таком случае вам придется посадить больше деревьев.
Бром сделал большой глоток эля и вытер пену с подбородка.
— Нужно сделать еще многое, и посадка деревьев — это не самое главное. Люди больны, многие лишились крыши над головой, потеряли семьи, друзей. Канарн еще не скоро станет прежним.
— Ну, когда пищу и медикаменты перестанут ограничивать, худшее останется позади, — сказал Ланри. — У Певайна было полно еды и воды для всех, но он отказывался раздавать ее. Я отправил Фултона и других открыть склады и распределить среди людей награбленное. Скоро люди будут сыты, и завтрашний день перестанет казаться им таким мрачным.
Бром предоставил Коричневому священнику заботиться о населении. Он собирался только обратиться к народу завтра утром; но в основном мысли его были заняты армией рыцарей Красного ордена, которые отправились на север, и безопасностью его сестры. Если Канарн снова станет сильным, он окажется важной южной крепостью Свободных Земель и, как надеялся Бром, даже сможет предотвратить высадку подкреплений с другой стороны пролива. На побережье больше не было для этого удобных мест, и пристани его города следовало прежде всего защищать и охранять. Если король захочет, чтобы на север отправились еще люди, им придется двигаться по суше, через Дарквальд и Охотничий Перевал.
— Я еще долго буду тебе здесь нужен? — спросил Рам Джас. Кирин немного успокоился после смерти Амейры, но постоянно думал о гибели своего сына. — У меня есть другие… дела.
— Я надеюсь, что ты не отправишься в крестовый поход против волшебниц без меня, — сказал Бром с дружеской улыбкой.
— Собираюсь, — без улыбки ответил Рам Джас. — Я единственный человек, который может противостоять их… — он пошевелил пальцами в воздухе, — колдовству, или как его еще там называют.
Показать оглавление

Комментариев: 1

Оставить комментарий

  1. Антон
    Перезвоните мне пожалуйста по номеру 8(812)454-88-83 Нажмите 1 спросить Вячеслава.